Grigorijus Šilo

Перейти вниз

Grigorijus Šilo

Сообщение  Valdas в Чт Сен 05, 2013 7:18 pm



Grigorijus Šilo


принял участие в пятьнадцати первенствах/чемпионатах Литвы.
шестикратный чемпион Литвы по составлению шашечных композиций : 1984 год (З-64); 1985, 1987, 1992, 1996 года (З-100); 2000 год (М-100).
многократный призер чемпионатов Литвы.
участник первого чемпионата Прибалтики (1983/1984 г.). Первое место в разделе З-64.
участник пятого, шестого и седьмого чемпионатов СССР.
участвовал в конкурсах «Одесса-1989,1990,1991,1992», в первом открытом чемпионате Узбекистана 1992 г., десятом Белорусском конкурсе памяти П.Шулева.
участник Международных соревнований :
«Lietuva-1997,1999,2001,2006».
«FFJD-1998,1999,2002».
«FMJD-1998».
ж. «Шашечный мир-1998».
занятые призовы место :
2 место в МК «FFJD-1998», «А»
3 место в МК «FMJD-1998», «А»
5 место в МК «FFJD-1998», «В»
участник первого Кубка Мира (1998-2000 г.)
национальный гроссмейстер по шашечной композиции.
С подборкой произведений Г.Шило можно познакомиться в конце этой темы.

    В основном блистал своими задачами-100, которые выделялись нестандартным использованием правила «большинство». Нельзя не отметить и отдельных запоминающихся миниатюр и проблем мастера на большой доске.
В продолжении темы предлагаю великолепную статью Гроссмейстера Семёна Беренштейна о творчестве Григория Николaевича Шило в жанре "Задачи".


ВЛАСТЕЛИН ГАРМОНИИ


О задачном творчестве
Григория Николаевича ШИЛО


... И бездну перекоса
И запредельного смятенья
Взрывает чудо парадокса,
Чью тайну знает только гений.
С. Беренштейн «Маэстро»


1. ВСТУПЛЕНИЕ


Григорий Николаевич ШИЛО... Созерцая лучшие образцы творчества этого вдохновенного Маэстро задачно-композиторского искусства, я всегда поражаюсь необыкновенному сочетанию в них абсолютно несочетаемого. С одной стороны – этот несравненный свет одухотворенности, поэтичности, проникновенности, в котором «дышат нам блески
нездешних миров» («Тончайшие краски». К.Бальмонт)
, а с другой – то, что источник этой лучезарности таится в задачах, чьи и форма, и финалы, а также базовые схемы и механизмы, эти финалы реализующие, как правило, самые что ни на есть обычные, а подчас и просто банально-обычные. Как это может сочетаться? В чем здесь секрет? И наконец – в чем тайна той необычайной притягательности этого самобытно-индивидуального творчества, которую, ощутив однажды, забыть уже невозможно? Разумеется, все эти вопросы риторические, на которые у меня нет исчерпывающих ответов, ибо мир Гармонии, созданный композиторским даром этого Художника-Творца, как и всё истинно великое, – непостижим. И эта моя статья – лишь робкая попытка, пусть если не умом, так сердцем, проникнуть в бездонные глубины бездонно-прекрасного творчества.
* * *

2. ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА

Вот самая первая задача Григория Николаевича Шило, которая произвела на меня сильное впечатление.

Задача №1
V Чемпионат СССР
(1984/1985)


Запереть простую

49 (30 A), 16, 17-12, 37, 18, 21, 18-31 [26];

A (48), 7-40!!!, 40, 35, 40, 50 [45].

С первого взгляда на позицию я подумал: финалы – обычные, бортовые, игра – ничего особо интересного. Начинаю решение. Первый ход очевиден – 49. Смотрю вариант с ходом черных (30). Дальнейшее просчитывается легко – вплоть до финала: 16, 17-12, 37, 18, 21, 18-31 [26]. Приятное впечатление – от элегантности перевода черной простой с правого борта на левый, прихода/привода всех шашек, участвующих в запирании, и идеальной чистоты игры. Мнение о задаче изменилось: от «ничего особо интересного» до – «приятная миниатюрка». Второй вариант, подумал я, – вероятно, что-то в том же ключе. Правда, в отличие от первого, финал здесь очевиден – [45]. Итак – (48). Теперь – ход белых... И тут я увидел то, чего даже представить себе не мог, принимаясь за решение. Я не поверил собственным глазам! Так вот, что таилось за сверх-обычностью и сверх-простотой формы. Эта сверх-неожиданная ОСЛЕПИТЕЛЬНАЯ КОМБИНАЦИОННАЯ ВСПЫШКА – 7-40!!! Ничего себе «приятная миниатюрка»! – пронеслось у меня в голове. Я еще раз  посмотрел на имя автора, которое до того мне ни о чем не говорило, вновь на позицию после этого ошеломительного хода, и не мог понять – что же это такое я увидел? Да и как это вообще могло здесь – посреди такой наиобычнейшей простоты – произойти? Тогда ответа у меня не было.
Позже, когда я познакомился с другими композициями Григория Николаевича Шило, я понял, что та, первая так поразившая меня задача, не была простой случайностью, что СВЕРХНЕОЖИДАННОСТЬ – это и есть стержневое свойство этого незаурядного творчества, его базовый инвариант, его глубинный ЭСТЕТИЧЕСКИЙ ИМПЕРАТИВ, суть которого – как раз и заключается в ПАРАДОКСАЛЬНОМ КОНТРАСТЕ поистине гениальной ПРОСТОТЫ и – противоречащей всем законам логики – КРАСОТЫ.
Этот – интегральный – контраст реализуется в целостной системе внутри- и меж-уровневых частных контрастов.
Во-первых, внутри игрового содержания. Это контраст обычности/стандартности/простоты базовых финальных механизмов и – буквально взрывающихся на этом фоне ярчайших комбинационных вспышек. Во всей структуре взаимосвязвнных контрастов этот, безусловно, является ключевым, т.к., с одной стороны, им определяются и два остальных, а с другой – именно здесь находится эстетическое ядро задачи, в котором сфокусированы все силовые линиии ее эстетического поля. Причем слово «здесь» имеет двойной смысл: первый – в рамках данного конкретного контраста, и второй – в конкретной фазе игрового процесса. Что же это за фаза? Уже из самого определения этого контраста следует, что такой фазой является переходный механизм главного варианта. И теперь возникает следующий вопрос: каким таким особым свойством этот переходный механизм в вышеприведенной задаче обладает, что именно в нем комбинационная вспышка становится комбинационным взрывом? А особенность эта заключается в том, что это не просто переходный механизм, а переходный механизм предельной(!) экономичности и, следовательно, предельной(!) – в один-единственный ход(!) – концентрации. И вот именно эти сверх-экономичность и сверх-концентрация этого переходного механизма и дают эффект взрыва – поистине BIG BANG! – колоссальной эстетической мощи.

(В заключение этого пункта теоретического раздела замечу в скобках, что термины, относящиеся к различным видам задачных механизмов, взяты из моей классификации механизмов (впервые представленной в моей статье «Размышления о задаче», опубликованной в трех номерах журнала «Доведь» (Харьков, 1991-1992гг., редактор – международный гроссмейстер по шашечной композиции  Сергей Юрьевич Юшкевич), благодаря которой стало фозможным более глубокое проникновение в игровую структуру задачи, и, как следствие, – более тонкое определение степени ее оригинальности и эстетического своеобразия.)
Во-вторых, контраст между обычностью/простотой формы задачи и необычностью ее решения. Если первый и третий – внутри-уровневые, то этот контраст – меж-уровневый. Возникает он в тот момент, когда – вслед за решением задачи – происходит невольная и притом абсолютно естественная взаимо-проекция простоты и обычности ее формы, с одной стороны, и парадоксальности решения, с другой. Именно в этот момент между двумя этими уровнями, словно между двумя пластинами некоего незримого конденсатора и возникает то таинственное сияние, которым как раз  и выделяется это удивительное творчество. И именно в этот момент происходит включение и  последнего контраста этой системы.
Итак, в-третьих – контраст внутри формы. Это контраст между тем, какой она представляется до и после решения. Так, в вышерассмотренной задаче, если вначале я видел перед собой лишь обычную миниатюру, то после ее решения – это было уже совершенно иное ви́дение ее. Размышляя о причине такой всегда поражающей меня метаморфозы, я думал, что ведь и не может такого быть, чтобы необычность игрового содержания задачи никак не проявилась в ее внешней структуре – в ее начальной позиции. И действительно – теперь за простотой формы я видел в ней то, чего не видел до решения – ее органичную естественность, легкость, свободу. И знакомясь с новыми произведениями этого композитора, я встречал их уже совсем по-другому, чем это было в случае с данной композицией.

* * *

3. ВДОХНОВЕНИЕ

Задача №2
Чемпионат Литвы
(1985 г.)



Запереть  простую.

14-20! (2А), 20!, 44-39, 24, 39 [34];

A(8 ), 39, 40-34 (38/32...16), 43, 20, 50-44, 49, 44 (35B), 45-40 [35];

B (34), 45-40, 50 [45].

При всей «узнаваемости» и финалов, и базовой схемы главного финального механизма, позиция ни в коей мере не производит впечатления банальности. Как раз наоборот – в ней с первого же взгляда чувствуется необычное сочетание гармоничной стройности, романтической устремленности и проникновенного лиризма. Что ж, такой позиции и игра должна быть под стать.
И вот – решение!
Первый ход – 14-20!!! Изумительная жертва! Причем она восхищает не только своей яркостью самой по себе, но и в не меньшей степени тем, что благодаря этой красоте открыватся новая – изящный, изысканно-тонкий и вместе с тем далеко не очевидный вариантный механизм. Второй ход – в ответ на бой дамки (2) – еще одна эффектная жертва – 20! Причем именно из этого одного-единственного яркого хода и состоит весь переходный механизм главного варианта, за которым уже следует известный финальный механизм, динамика которого органично вплетается в общую комбинационную динамику задачи.
Прекрасный комбинационный комплекс! Прекрасное произведение Мастера!


* * *

4. ГАРМОНИЯ ПАРАДОКСА

Следующая задача – одно из поэтичнейших творений задачного искусства.

Задача №3
Чемпионат Литвы
(1990 г.)



Запереть дамку и простую

9! (46А), 30!!!, 40, 39, 47-38, 37, 47 [(46),41];

A (49), 19, 28, 38, 48 [(49),43].

Вот смотришь на эту позицию и вроде ничего необычного. Но ведь какая в ней музыкальность! Кажется, будто и не задача это вовсе, а плывущие из каких-то неведомых миров величественные аккорды органных хоралов Баха, которые ты не только слышишь, но и видишь во всем богатстве их мерцающего великолепия.
И уже сам первый ход – 9(!) – это мелодия! Волшебная, завораживающая, трепетно-лучезарная! И уже здесь хочется воскликнуть –


Остановись, мгновенье, ты прекрасно!
(«Фауст». Гёте)


Но что-то тебе подсказывает, что за таким вступлением, за такой прелюдией тебя ждет нечто еще более захватывающее, и ты мысленно произносишь совсем другие слова – слова устремленности и надежды –


Лети, мгновенье, вдаль и ввысь.
Не говорю: «Остановись»,
А заклинаю ежечасно:
«Лети, мгновенье. Ты прекрасно»
(«Мгновение. Еще мгновенье...». Л. Миллер)


И вот, на первый выбор черных – (46) ты, согласно такой стройной, такой простой, такой надежной в своем дедуктивном предвидении логике, ожидаешь новую гармонию – гармонию рождения финала. И ты действительно уже слышишь приближающиеся издалека ее узнаваемо-светлые аккорды, которые манят словно мираж... Да, конечно же, вот он и финал уже выплывает на горизонте – [(46),41]. Вот, вслед за ним, и финальный механизм – такой легкий, такой простой – стоит лишь перевести черную простую с поля 25 на поле 41, и цель достигнута – финал готов. А вот как раз и темп под рукой, благодаря которому этот такой очевидный механизм так или иначе будет воплощен в жизнь. Но! именно в этом «так или иначе» как раз то и загвоздка. Да, у белых темп. Но как же им воспользоваться? Ведь вдруг оказывается, что ни одна из направленных на это попыток к результату не ведет и что все эти и простотота, и легкость, и очевидность, увы, всего лишь мираж. Но все ведь так естественно, так логично... Да, логично, да только вот творчество в логику не вмещается! И вот тут-то, увидев, что логика не работает, или, как говорят немцы, не функционирует, что мир явно перевернулся, что алогичен он, что простота вдруг обернулась диссонансом непреодолимой проблемы, и... когда впору опустить руки и отчаяться, вот именно в этот самый миг... мне и вспомнились строки:


Но, как известно, именно в минуту
отчаянья и начинает дуть
попутный ветер.
(«Дидона и Эней». И. Бродский)


И вот он выход из логического тупика! Вот оно решение! Невероятная! Парадоксальная! Сверхяркая комбинационная вспышка-молния – 30(!!!)! Там, где оказалась бессильной логика обычная, естественная, там сработала логика сверх-естественная! Логика Парадокса! Логика Гения! И вот он ее алгоритм – «Есть упоение в бою» (А.Пушкин)! И вот она магическая формула всего творчества этого подлинного Властелина Гармонии: «ГАРМОНИЯ – ДИССОНАНС – ПАРАДОКС – ГАРМОНИЯ»! И вот он  тот самый миг, когда, изумленный, ты восклицаешь –


Остановись, мгновенье, ты прекрасно!

* * *

5. МИСТИКА

Вот еще одна поразившая меня задача Григория Николаевича Шило.

Задача №4
Чемпионат Литвы
(1992 г.)



Запереть дамку и простую

17 (25 A), 29, 16-11, 39!!!, 50, 11-39, 33, 47, 27, 37-42, 31, 41, 37 [(46),45];

A (24), 17-21, 27-21, 29! (42 A1), 36, 39, 10-28, 38, 28, 41 [(47),42];

A1 (22), 28, 36, 39, 38, 28, 41 [(47),42].

Даже уже зная, что в задачах этого мастера парадоксов за внешне обычной формой всегда скрывается нечто необычное, я все равно буквально остолбенел, когда после начальной, ничем не примечательной, чисто позиционной серии ходов увидел вот эту, сверхнеожиданную, жертву – 39(!!!). Да что там «сверхнеожиданную»! В ней было поистине  нечто мистическое! Мне вдруг показалось, будто я попал в какое-то совершенно новое измерение, где всё, абсолютно всё, совсем иное. Где иная оптика, иная акустика, иная гравитация, иные ощущения и чувства – иной мир! И я вспомнил то ирреальное чувство, когда я в какой-то, запомнившийся мне навсегда, миг выхода из 28-дневного (четыре последних дня которого я вдобавок еще ничего и не пил) голодания (которое я предпринял 15 лет назад, потому что, вот уже три месяца истекая кровью, я прощался с жизнью), оказался именно в таком абсолютно ином мире, когда меня вдруг окутало какое-то таинственно-искрящееся мерцание и все земное растворилось и... А затем, когда в таком же мерцании я вернулся в этот мир, то первое, что я увидел, были трепетные, волнующие, живые(!) лучи заката, а первое, что я подумал – это: насколько здесь все другое, насколько здесь все прекрасно и… как я все это не ценил раньше...
Так вот, именно увидев эту задачу, а вернее – этот ошеломивший меня ход, я понял, что глубина творчества этого мага композиции – бездонна!

* * *

6. ГАРМОНИЯ

И в заключение обзора  – еще один шедевр Маэстро.

Задача №5
Чемпионат Литвы
(1996 г.)



Запереть дамку и простую

34 (50А), 3, 11, 37-23!, 36-18!, 13 [(9),4];

A (6), 3, 33, 25, 14, 15-24, 10-23, 12, 11, 24, 48, 27, 37, 47 [(46),41].

Когда во вступлении я писал, что финалы в задачах Григория Николаевича Шило, как правило, самые что ни на есть обычные, то, конечно же, я помнил об этой задаче, и даже хотел в скобках оговорить этот случай как исключение, но потом решил, что все-таки отступления от истины я не допустил, т.к. финал здесь, при всей его оригинальности, все же действительно не относится к категории сверхнеобычных. И все же финал этот меня покорил и, пожалуй, даже больше, чем иные супер-необычные. И причина тому не только в том, что это абсолютно новый финал, но, главным образом, в его поистине парадоксальной (уже не первый раз я употребляю это, может, кому-то и кажущееся чрезмерным слово, но именно таково мое восприятие этого творчества-откровения) непредсказуемости. Потому что, сколько ни смотри на начальную позицию, но предположить, каким будет ее главный финал, совершенно невозможно.
А теперь, после такого, несколько, быть может, и затянувшегося, но иключительно, на мой взгляд, важного для понимания художественной сущности этой задачи вступления, перейду и к самому решению этой чудесной задачи.
Итак, первый ход – 34 – как первое прикосновение к клавише, рождающее пока только первый звук. Но вот за первым следуют другие, такие же плавные прикосновения, которые, объединяясь, образуют уже мелодию – (50), 3, 11, – сопровождающую перелет черной дамки на, вероятно, промежуточное, поле – «9». Странное какое-то поле для этой дамки. Что ей здесь делать? К какому еще трансформативному перелету приготовилась она? И только тут тебя осеняет: нет, не промежуточное это поле к новому перелету. Ибо вот они, уже почти готовые, контуры финала. И тут! – как всегда неожиданная и в то же время неизменно в творениях этого чародея задачного искусства ожидаемая – комбинационная вспышка – три последних хода – три заключительных аккорда, из которых и составлена озаряющая весь вариант мелодия финального механизма – 37-23!, 36-18!, 13!!! И снова – магия тишины... Пронзительной тишины восхищения перед всегда поражающим чудом абсолютно нового, еще никогда и никем не осуществленного, абсолютно непредсказуемого финала – [(9),4]!
Но ведь в задаче есть еще один вариант, – начинающийся ходом (6). Какая мелодия скрыта в нем? А мелодия здесь совсем иная, но не менее прекрасная. Ее искрящиеся звуки – по причудливо-грациозной траектории, – будто солнечные блики, перепрыгивают по восхитительным нотам переходов черной простой «4» к полю «16» – 3, 33, 25, 14, 15-24, 10-23, 12, 11. Что же это за мелодия? Ах, да, я ее узнал – это божественная вторая часть восьмой сонаты Моцарта. Впервые я услышал ее много лет назад в исполнении Дину Липатти, и именно в нотах этого искрящегося светлой радостью перехода я и услышал эти чудные звуки. И вот – после такого музыкально-солнечного переходного механизма – изящное завершение – 24, 48, 27, 37, 47 с обычным финалом – [(46),41]. Да, обычным, но каким ярким контрапунктом перекликается с ним главный финал! «Контрапунктом»... «финал»... Что-то мне это напомнило. Ба! да это же из моей поэмы:


В том многозвучии аккордов
Тех сфер незримый музыкант
Вел партитуру переходов
Из варианта в вариант.

И на неведомом органе
По нотам шашечных ходов
Он контрапунктами финалов
Хоралы тех творил миров,

Чьи тайны я постичь стремился,
Желая страстно в них найти
Исполненные новым смыслом
Те сокровенные пути,

Что вечно манят, как виденье,
Сквозь несмолкающий прибой
Сомнений всех и всех прозрений
Игрою бездны роковой.

(«По нотам шашечных ходов»)


Вот и отзвучали последние аккорды этой прекрасной симфонии. Что же это было? А было совершенно новое в творчестве этого повелителя шашечных гармоний. В этом шедевре его чудодейственный художественный императив заиграл новыми красками, раскрылись новые возможности его потенциала, открылись новые аспекты его рализации. С простотой формы здесь контрастирует уже не только сверхяркая жертва-вспышка, но также и поразительный финал, и чарующей красоты механизмы. И эта одновременность всех этих впечатляющих форм проявления этого базового инварианта производит неизгладимое впечатление!


* * *

7. ИТОГИ

Мое повествование о задачно-композиторском творчестве Григория Николаевича Шило подходит к завершению. Осталось лишь подвести итог моим размышлениям, изложенным в нем. И итог этот такой:
За всю свою долгую жизнь в задачной композиции я не испытывал такого волнения, такого трепета и такого восхищения, как от знакомства с произведениями этого, может быть, самого загадочного шашечного проблемиста. Что-то в них есть такое, что отличает их от всего, что мне пришлось увидеть в этом жанре композиторского искусства. И это «что-то» – это то лучезарное сияние, которое всегда возникает передо мной, когда бы я к ним ни возвращался. Именно в этом волшебстве лучезарности и заключены и сокровенная суть, и высший смысл этого несравненного творчества, и его эстетический интеграл. Задумываясь о том, как это так происходит, что я вижу эту всегда изумляющую меня сияющую магию, я пришел к выводу, что это мое внутреннее ви́дение есть результат некоей эстетически-эмоциональной интерференции двух энерго-волновых потоков – энергии самого комбинационного взрыва и энергии возникающего – как реакция на парадокс комбинационной вспышки – взрыва эмоционального. То есть природа этого, вероятно, уникального явления объективно-субъективная, или, другими словами, – реально-ирреальная. Не знаю, насколько верно это объяснение, но оно мне нравится. Вероятно, потому, что именно так я и воспринимаю само это магическое реально-ирреальное творчество.
И – заключительный аккорд:
Творчество Григория Николаевича Шило – это сама Гармония – трепетная, возвышенная, завораживающая, в которой мне всегда звучат дивные мелодии запредельных миров. Я люблю смотреть на эти лучезарные создания... просто смотреть... и зачарованно постигать бездонные тайны творчества Гения и… своего сердца.


Семен Беренштейн. Германия. Галле. 03.09.2013.


Последний раз редактировалось: Valdas (Вт Май 27, 2014 10:13 pm), всего редактировалось 22 раз(а)

Valdas

Сообщения : 7
Дата регистрации : 2012-06-22

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Grigorijus Šilo

Сообщение  Admin в Пт Сен 06, 2013 2:03 pm

http://www.obzor.lt/news/n8613.html.

И дольше века длится жизнь


Семья Григория Шило в день юбилея (слева направо: дочки Вилия, Лилия и Наталия)




Люди, которым «стукнуло за сто», внушают особое уважение. Украинцу и литовскому гражданину Григорию Шило в январе этого года исполнилось 102, он пережил самые драматические моменты всего ХХ века! Помнит Голодомор на Украине, начало войны и потом – сталинские лагеря, смутные времена в самой послевоенной Литве! Его память как живая история, человеческое воплощение целой эпохи. И вот теперь мы сидим с ним у него дома, в литовском городке Кедайняй, и беседуем о том о сём…

Свою жену-литовку, умершую много лет назад, дедушка Григорий вспомнил, как только лишь начался разговор. Он сразу обратил моё внимание на убранство комнаты, на картины, писанные акварелью и маслом, развешанные по стенам:



– Это моя Реничка рисовала. Ещё тогда, в Сибири. И потом, уже когда мы в Литву вернулись… Умница была: и рукодельница, и бесспорный талант художника имела (её картины охотно покупали), и хозяйка. И ещё большая была в семье труженица…Трёх дочек мне подарила!

Григорий Шило сегодня уже не всё из прошедших дней помнит отчётливо и ясно, в силу своего почтенного возраста. Из этих своих долгих лет более половины жизни связаны у него с Литвой. Не случайно так светло воспоминает Григорий Николаевич жену Регину: ради неё он решил свою новую жизнь строить именно здесь, в далёкой стране, за тысячу километров от родной и любимой, сердцу милой Украины…

– Обстоятельства для такого решения были, конечно, и другие. После освобождения моей семьи из ссылки в Сибири встал вопрос о новом жилье. На Украине, на Полтавщине (родом я из Зенькова), на тот момент утратил я все связи, почти не осталось ни друзей, ни близких. Тем более, речь не шла уже там о доме или квартире, где хотя бы на первых порах нас приютили. В Литве же, в одном небольшом городке под Каунасом, такой вариант предвиделся. Был там дом у родственников Регины, также были шансы найти работу.

– Я уже знаю, что в молодости вы были мастером на все руки. И что даже в Бутырке вас ценили как классного специалиста…

– В Бутырке-то ценили. Но вот даже когда приехали мы в Литву и начали устраивать свою жизнь в 1960 году, то нам не давали прописки. А без прописки – ни на работу не возьмут, ни за человека тебя не посчитают. Реничка моя пошла в райисполком, чтобы в её паспорт поставили прописку. Это сразу, как из Сибири вернулись… А тамошний начальник накричал на неё. Мол, вам, бандитам, ещё и прописку подавай! И она в слезах вернулась домой.

Потом и её, и его всё-таки прописали в доме тёщи. Устроился на работу простым электриком, но получил вскоре должность мастера. Потом – инженера по технике безопасности. Вместе с Григорием Николаевичем на том же предприятии работала и его жена. С любимой своей Реничкой до самой смерти её прожили они дружно.

Сразу после войны в Игарке, городе, от которого до самого северного Норильска рукой подать, оказалась и Регина, будущая жена Григория Шило. Сам Григорий оказался в Игарке по следующим обстоятельствам.

«Карьера электромонтёра»

Родился в Зенькове, но детство-юность прошли в Кременчуге, выучился в техникуме, работал на заводе по производству огнетушителей.

– Это было по-своему интересно. Ведь перед войной продукция наша имела как бы и стратегическое значение. Я даже внёс однажды рацпредложение в производство. Завод перед этим «гнал» большой брак. После моей «рацухи» брак свели к минимуму. И за это я был премирован даже путёвкой в Крым.

Вообще тут стоит заметить, что светлая голова и умелые руки не раз выручали Григория по жизни. После «огнетушительного» завода работал он на известном на всю страну Харьковском тракторном. Там его тоже повысили – вскоре оказался в Москве. И Григория Шило, именно как ценного специалиста, с производства не спешили забрать на фронт, когда разразилась война. Но тут мастеровитого Шило подвёл его же язык. В жернова репрессий он попал в 1942 году, когда ожидал своей отправки на фронт: однажды его угораздило «не в той» компании «проговориться», что самолёты у Гитлера-де технически более совершенны, нежели у Красной Армии.

А между прочим, так оно и было на самом деле! Немцы поначалу имели полное преимущество в воздухе – именно благодаря самолётам и вышколенным асам. Не секрет ведь сейчас уже: «сталинские соколы» летали на деревянных истребителях и даже на бомбардировщиках из фанеры. Делали так в целях экономии металла. У немцев же самолёты были цельнометаллические… И вот, фактически за правду о слабости нашей авиации, Григорий Шило получил десять лет – сначала тюрьмы, а потом лагерей около Норильска и Игарки. То есть за незначительную провинность в Бутырке Григория Шило этапом отправили в Сибирь – на остальные пять лет. Там он оказался на самом страшном «острове» ГУЛАГа.

– Меня послали на строительство так называемой 503-й дороги. Этот участок «железки» ни к какому месторождению руд или других ископаемых не вёл. Людей согнали сюда, в концлагеря, с одной целью: уморить голодом и холодом.

– Чем сталинская тюрьма отличалась от сталинских же лагерей?

– Хоть и тяжело было в Бутырке, но условия содержания «зеков» в московской тюрьме оказались несравненно лучше, чем в лагерях за Полярным кругом. В Бутырке заключённые трудились на тюремных фабриках, а поскольку я был хорошим электриком, то моя специальность была востребованной. Кормили сносно. Начальство меня как мастера своего дела даже уважало… Иногда в голову приходят страшные мысли: а если б не тюрьма, если бы на фронте оказался? Выжил ли бы я там?

Полностью, не формально, а открыто и на глазах всего общества реабилитировали таких, как Григорий Шило, лишь в конце 80-х. А до этого относились к ссыльным далеко не везде дружелюбно и сочувственно. Были у него проблемы и с языком. Литовский язык Григорий Николаевич выучил, конечно, не одним махом, но через несколько лет после переезда умел и свободно говорить, и читать, и грамотно писать. Но наука далась не легко – возраст! За пятьдесят уже ведь было! И прежде всего, чем язык учить, ему надо было маленьких детей подымать… Но вернёмся ещё раз в роковые сороковые, в Заполярье, где дедушка Шило, будучи тогда здоровым сорокалетним мужиком, реально стал «доходягой» и оказался на грани жизни и смерти.




Вместе с женой Региной и дочкой Лилей в Игарке, в сибирской ссылке (из семейного архива).

…И ещё её называли «Пятьсот весёлой» дорогой, после развенчания культа - «Сталинкой», а с конца 1980-х добавились ещё два названия: «Дорога смерти» и «Мёртвая дорога». Именно последнее название сегодня самое распространённое в публицистике и в интернете, а ведь оно появилось практически сразу после закрытия стройки — в конце 50-х годов.

– А мы её называли «Дорогой в никуда». Буквально за полгода от недоедания я превратился в дистрофика, мог пальцами одной руки перехватить «бицепсы» на другой… Но вдруг настало резкое послабление режима содержания. Нас наконец стали не только тягать на адскую работу, но и кормить. Я уже гораздо позже узнал, что о страшном положении «зеков» за Полярным кругом стало известно в 1947 году международной общественности, и Сталину пришлось превратить «лагеря смерти» в более «нормальные зоны». Так я выжил.

– Что ещё можете припомнить из тех страшных лет?

– Однажды во всей Игарке исчезло электричество – серьёзная авария произошла на тепловой электростанции. В тюремных и лагерных казематах хорошие специалисты – на вес золота, и о них знали многие в округе… Я тогда, не буду скромничать, пользовался расположением и даже уважением своего начальства. И вот получаю задание исправить неполадки на электростанции. Нашёл неисправность. Хоть до меня, зека обыкновенного, с ней, с этой технической проблемой, не могли справиться вольнонаёмные. Вечером был в городе свет.

За этот его маленький трудовой подвиг начальство лагерей 503-й дороги отрапортовало «наверх» – и Григорию Шилу скостили его срок на полтора года. Вышел на волю досрочно. Но когда выпустили его на свободу, чуть было снова не пропал Григорий. Ведь навигация кончилась, уехать-уплыть из сибирского заключения он не смог. Последний пароход на Большую землю ушёл за неделю до его освобождения. Но и в самой Игарке ему негде было жить!

– Хоть замерзай на улице! Я в отчаянии был. Но первую же ночь на свободе переночевал в одной сторожке. Меня там приютили литовцы ссыльные. И так вот, через одного из новых друзей, я и познакомился со своей будущей женой.

Молодой литовочке статный казак Григорий понравился сразу. Ведь кроме чисто мужского обаяния, украинец Шило был, как все на его родине, очень музыкальным, голосиситым, прекрасно играл на баяне, аккордеоне, гитаре… Его будущая жена тоже во многом выделялась из окружения – хорошими манерами, талантом художницы и добрым нравом. Её способности тем не исчерпывались: однажды ансамбль танца, которым она руководила, занял первое место в фестивале самодеятельности, организованном гулаговским начальством в регионе Северных лагерей.

– Моя Реничка умерла в 1988 году. От рака. Работала на производстве до последних своих дней. По слухам, жена заболела потому, что побывала на каком-то секретном объекте, где попала под радио­активное излучение… Увы, этот вопиющий факт не удалось доказать тогда, да и что уж можно изменить теперь?

«Казацкому роду нет переводу…»

Григорий Николаевич тяжело пережил смерть жены, он до сих пор вспоминает её тёплыми и нежными словами.

– Жизнь прожили родители душа в душу, – говорит дочка Григория Николаевича Вилия. – У них было всегда много общих дел и интересов. Оба были инженерами, но увлекались не столько техникой, сколько искусством. Мама рисовала, отец играл на баяне и аккордеоне. И причём папа не только здорово играл, но и был в округе первым мастером по починке и настройке музыкальных инструментов. Мог собрать аккордеон буквально из ничего, из «кучи мусора», из негодных частей!

Были и другие увлечения у Григория Николаевича. Самое, пожалуй, азартное из них – игра в шашки. Он до сих пор (!) состоит в Реестре национальных гроссмейстеров Литвы по составлению шашечных композиций. «Композитор» и гроссмейстер (таких, как он, в Литве всего шестеро ещё) Григорий Шило уже в первые годы проживания в стране многократно участвовал в различных соревнованиях. Последний раз он послал свои композиции на суд международного (!) жюри, когда ему уже стукнуло 99.

– Сейчас уже я плохо играю, из дома не выхожу, но ещё несколько лет назад принимал участие в международных состязаниях шашистов. Участвовал и в международном конкурсе шашечных комбинаций во Франции. Правда, заочно участвовал: конкурсанты присылали туда работы в письменном виде. Но и там занял второе место. А до этого был чемпионом Литвы по стоклеточным шашкам (задачи и композиции) пять раз.

– Когда дома у вас собирается компания близких и родственников, в шашки играете?

– Раньше с удовольствием, теперь почти не играю. Но зато с родичами, бывает, как затянем «рідну пісню»...

Если дальше продолжить семейную тему, то нельзя не упомянуть, что у самого Григория Шило было ещё четверо братьев. А всего пятеро сыновей родились в украинской казацкой семье! Отец Григория, Николай Шило, и его жена Мария похоронены на кременчугском городском кладбище. Уже после войны они умерли… А четверо их сыновей-фронтовиков, пройдя войну, вернулись домой живыми. Даже никто не был серьёзно ранен. Все четверо имели боевые ордена и медали. Украинские «богатыри-дядья» литовских девочек Наталки, Вилии и Лили также дожили до преклонных лет. Последний, младший брат дедушки Григория, Николай умер в прошлом году в Калининграде, было ему 94 года.

Здоровье Григория Николаевича у самого резко пошатнулось после столетнего юбилея. Будто прошёл некий рубеж, за которым уже и начинается старость и дряхлость… Но партию-другую-третью в шашки дедушка не отказывается сыграть с достойным партнёром и сегодня (об этом ещё скажем ниже). Любит петь, когда дочка Наталия подыграет ему на пианино или на гитаре. Его всегда усаживают на почётное место во время семейных застолий: будучи «в ударе», дедушка пропустит ещё рюмочку-другую кагора. А то может в хорошем настроении и в пляс пуститься! Он также любит вспоминать ещё об одном своём бурном и необычном увлечении молодости.

– Я любил заниматься… художественным свистом. Меня даже в «Москонцерт» приглашали, ведь тогда это был довольно популярный эстрадный жанр. Эх, как я тогда свистел! Любую оперную арию мог исполнить. Жаль, что не пошёл в «Москонцерт». Мне моя тогдашняя работа электрика нравилась очень. Жаль, что не пошёл на большую эстраду… Ведь свистел я божественно!

По моей просьбе Григорий Николаевич продемострировал этот, один из многих своих талантов. Действительно здорово! Потрясающе даже! Столетний мужчина (не поворачивается язык сказать «дедушка») выводил на одном дыхании целые рулады, ну, как соловей!

Дети его, все три девочки, успешно закончили школу. Наташа и Виля поступили в университет, стали архитекторами... А старшая, Лилия, закончила музыкальное училище и преподаёт по классу аккордеона в детской музыкальной школе. У всех теперь мужья, дети и внуки. То бишь, пошло уже поколение правнуков у дедушки Григория Шило. Их у него теперь шестеро! Когда большая семья собирается за одним столом в Кедайняй, иногда речь заходит о детстве сестёр в далёкой сибирской Игарке. Тяжёлые были годы этой таёжной ссылки…

Дети и теперь уже внуки Григория Шило выучились и обрели хорошие профессии. Сам он имеет обеспеченную и спокойную старость. Любит смотреть телевизор и тяжело переживает плохие полититческие новости со своей Украины-неньки. На улицу, правда, почти не выходит... Можно пожелать долгожителю многих лет бодрости и поставить точку… Но я не упомянул ещё один, совсем необычный поворот нашей встречи и знакомства.

Чтобы убедиться, – без лишних там вопросов, – что и в сто два года есть ещё порох в пороховницах у старого казака, я сел с ним за доску. Из четырёх партий… проиграл все четыре! Ну что мне было с чемпионом Литвы, с гроссмейстером меряться? Григорий Николаевич сохранил и в своём почтенном возрасте не только виртуозное мастерство «великого комбинатора» шашек, но и юношеский азарт. Надо было видеть, как он радовался, поставив удачную ловушку сопернику! Или как же он бурно переживал любой свой «зевок»…



Каунас



Виталий ПОЛТАВЧЕНКО, специально для «Обзора»

avatar
Admin
Admin

Сообщения : 14180
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения