Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Страница 1 из 3 1, 2, 3  Следующий

Перейти вниз

Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Пн Июн 27, 2011 6:45 pm

Слишком много желающих ПЕРЕВРАТЬ историю. Украсть её у нас...
Нельзя оставлять без внимания этого шовинистического мракобесия.
Историю надо защищать, и потому эту тему я начинаю исследованием Н.Ермоловича.


Николай Ермолович.
Белорусское государство Великое княжество Литовское


Вступительное слово


Заголовок этой книги не может не вызвать очевидного изумления у читателей. И действительно, государство белорусское, а название имеет литовское. Тем более, что в исторической науке закрепилось утверждение, что Великое княжество Литовское (ВКЛ) было литовской державой в современном значении этого слова, что его образование началось с завоевания литовским князем Миндовгом в середине 13 столетия ряда белорусских земель, и в первую очередь так называемой Черной Руси с городами Навогрудком, Волковыском, Слонимом, Городней и прочими [1] . Казалось бы, что такое редкое в науке единодушие основывается на бесспорных исторических сведениях. Но еще в свое время было сказано, что "в достоверных источниках не дошло до нас никаких сведений о завоевании Литвой этой территории" [2]. С того времени прошло более 100 лет, но впоследствии не появилось ни одного источника, который бы подтверждал литовское завоевание какой-нибудь белорусской земли [3].

Даже В.Пашуто в своей работе об утверждении Литовского государства, где можно было бы искать детального рассмотрения этого исторического факта, говорит о нем как бы мимоходом "В Черной Руси, которой Миндовг завладел в 40-х годах 13 века, княжил его сын Войшалк" [4]. И все ж… этот исследователь, книга которого способствовала еще большему укреплению в нашей историографии утверждения о литовском завоевании Белорусии, вероятно, не был убежден в правильности этого и других своих тезисов, связанных с образованием и дальнейшей историей ВКЛ, поскольку счет необходимым заявить: "Дальнейшие успехи нашей науки, может быть, приведут к пересмотру приведенных здесь аргументов и выводов. Чем раньше это случится, тем лучше" [5]. Да, пересмотр необходим. Современная историческая наука не может мириться с бездоказательными утверждениями, рассказ об образовании ВКЛ и его дальнейшей истории должен быть приведен в соответствие с историческими сведениями.

Николай Ермолович.



Древняя Литва - историческая область Беларуси

Вопрос о местонахождении летописной Литвы - один из важнейших в нашем исследовании. И правда, где была та земля, имя которой потом дало название одному из крупнейших государств в Европе? Эта проблема требует детального рассмотрения, поскольку с ее описания и начинается описание истории создания ВКЛ.

В разные исторические периоды под Литвой понимали не одну и ту же территорию, не один и тот же народ. Еще в конце 19 века А.Кочубинский критиковал тех ученых, которые "современное этнографическое положение Литвы выводили из положения доисторического, во времени не изменного" [76]. Жаль, эта верная мысль осталась в науке без внимания, и в дальнейших исследованиях и учебниках по истории Древняя Литва отождествляется с иной исторической областью - Аукштайтией, которая занимала восточную часть современной Литвы [77].

Одной из причин отождествления летописной Литвы и Аукштайтии является то, что последняя в древних летописях не упоминается. Поэтому и был сделан вывод, что она выступает здесь под названием Литвы [78]. Это стало общепринятым, что и сдерживало дальнейшее выяснение вопроса, где была летописная Литва 11-13 вв. Исследователи, вместо того, чтобы внимательно прочитать и проанализировать указанные места летописей и дать ответ на этот вопрос, бездоказательно повторяли: Литва - это Аукштайтия. Однако Литва 11- 13 вв. - это не Аукштайтия, и находилась она не там, где ее располагают исследователи.

Ответ на вопрос, где была летописная Литва, дают, главным образом, некоторые записи наших летописцев. Сообщения эти, как увидим, подтверждаются топонимикой и другими материалами.

Ипатьевские летописи под 1159 г. сообщают о том, что минский князь Володар Глебович «ходяше под Литвою в лесех» [79], а под 1162 г., что он же выступил на своего противника «с Литьвою» [80]. Отсюда видно, что Литва находилась по соседству с Минским княжеством. К тем же выводам, основываясь на тех же летописных сведениях, пришел и А. Насонов [81].

Территорию, которая находилась на запад от Минска, как Литву показывает, но уже со стороны Новогородка ( и это особенно ценно), запись ипатьевских летописей под 1262 годом. Сообщается, что князь Войшалк «учини собе манастырь на реце на Немне, межи Литвою и Новым-городком» [82]. Как известно, Войшалк основал монастырь при впадении реки Валовки в Неман, там, где сейчас находится д. Лавришево [83] (на северо-востоке от Новогрудка). Таким образом, согласно с летописью, на северо-востоке от Лавришева, за Неманом, в направлении Минска находится Литва, что целиком соответствует летописным сведениям 1159 и 1162 годов. Если бы под Литвой здесь подразумевалась Аукштайтия, то летописец не сказал бы, что основанный Войшалком монастырь был между Литвой и Новогородком, ибо Аукштайтия находилась от Новогородка не на северо-восточном, а на северо-западном направлении.

Летописная Литва была не только на правом, но и на левом берегу Немана. В 1190 году князь Рюрик Ростиславович решил помочь своим родственникам – пинским князьям в борьбе с Литвой и собрался в поход на нее, но не смог дойти туда, так как потеплело, и снег растаял, а в этом болотистом краю только и можно было воевать в сильные холода [84]. Из этого можно сделать вывод, что Литва была недалеко от Пинской земли, за ее болотами. Об этом также свидетельствуют Ипатьевские летописи под 1246 г. В них сообщается про литву, которая совершила набег на Пересопницу (на Волыни), и возвращалась через пинскую землю обратно, где и была разбита галицко-волынскими князьями [85]. В следующем году «литва» напала на Мельницу и Лековню (также на Волыни) и опять возвращалась через Пинскую землю, где так же была разбита [86]. В 1262 году отряды «литвы», посланные Миндовгом на волынские города, отступали: первый – в направлении Ясельды [87], а второй – к Неблю [88], что означает в сторону Пинской земли, как и в предыдущих случаях. Поскольку каждый раз обратный путь «литвы» проходил через Пинскую землю, то можно сделать вывод, что Литва находилась где-то по соседству с ней. Так оно и было, о чем непосредственно и подтвердили Ипатьевские летописи. Под 1253 годом в них рассказывается, как галицко-волынские князья, идя через Пинск на Новогородок, встретили на своем пути литву: «И послаша сторожу литва на озеро Зьяте (в середине Х VI ст. при переписи пинских пущ оно уже называлось болотом [89] и гнаше через болото до реки Щарье» [90]. «Сторожа» обычно высылалась для охраны границ государства. Из этого следует, что Литва находилась где-то в верховье левого притока Немана – Щары. Кстати, название это балтского происхождения, означает «узкая» [91].

Эта Литва прикрывала собой Новогородскую землю с юго-востока, ибо галицко-волынские войска, победив ее, «наутрея же плениша всю землю Новогородьскую» [92]. О том же местонахождении Литвы говорит и запись Ипатьевских летописей под 1255 годом: «Данилови же (Данила Галицкий) пошедшу на войну на Литву, на Новогородок» [93]. Это означает, что галицкие войска шли на Новогородок той же дорогой, что и в 1253 году, а именно через Литву. Эти факты, видимо, и имела в виду Ф. Гуревич, означая, что в летописных сведениях про Новогрудок в 50-70 годах XIII ст. «рассказывается о проникновении галицко-волынских князей из Литвы в этот город» [94]. У Н. Нарбута мы читаем о том, что в 1405 году туровский бискуп Антоний с согласия Витовта крестил в Литве народ в православную веру [95]. Было непонятно, почему именно туровский бискуп крестил Литву, которая, если ее отождествлять с Аукштайтией, находится далеко от Турова. Но в свете вышесказанного все становится ясным. Литва была по соседству с Турово - Пинской землей, и поэтому совсем естественно, что ее крестил туровский бискуп.

В свое время А. Кочубинский предполагал, что название «Литва», связывая с корнем «ли» в нашем «лить», в литовском «лиетус» (дождь), означает жителей влажной местности. Он утверждал также, что название «дреговичи» также литовского происхождения («дрегнос» на литовском «влажный») [96]. То, что летописная Литва в древности находилась по соседству с болотистой Турово - Пинской землей, населенной дреговичами, подтверждает эти суждения исследователя. Про такое соседство свидетельствуют и археологические исследования. В. Седов на их основании считает, что дреговичи далее на север от Выгоновского болота не жили даже в относительно позднее время [97]. Именно Выгоновское болото было природной границей между Пинской землей и летописной Литвой. Оно же было причиной и того, что дреговичская колонизация летописной Литвы значительно замедлилась, поэтому последняя могла так долго просуществовать. В согласии с приведенными фактами находится и сообщение М. Стрыйковского про Литву над Неманом, «которая жила в пущах и издавна прислуживала Новогрудскому княжеству» [98].

Характерно, что на территории, которая в летописи выступает под названием Литвы, до сегодняшних дней сохранился топоним «Литва». Населенные пункты с таким названием мы встречаем в Слонимском (Гродненская обл.), Ляховичском (Брестская обл.), Узденском, Столбцовском, Молодеченском (Минская обл.) районах. Это коренные названия, которые совпадают с летописным названием «Литва» и которые имеются только в указанном регионе. Их нужно отличать от топонимов типа « Литвиново», «Литвиновичи», «Литвяки» и им подобных, которые имеются в других местностях Белоруссии, России, Украины. Появление их там связано с переселенцами из Литвы в те местности. Один из таких топонимов – «Литвилишки» выявлены нами на территории Аукштайтии (бывшая Муксниковская волость Виленского повета). И рядом с ним – топоним «Минчуки» [99]. Понятно, что они было основаны выходцами из летописной Литвы и соседней с ней Минщины.

Летописные данные и топонимика дают возможность ориентировочно определить территорию Древней Литвы. На севере она граничила с Полоцким княжеством по неманской Березине. Позже она была перепутана с днепровской Березиной, которую и считали границей Литвы и Руси. Так, московские послы, предъявляя претензию на белорусские города, говорили послам Великого Княжества Литовского: «… а рубеже был тем городом с Литовской землею по Березыню» [100]. Про литовско-полоцкое пограничье тут свидетельствуют и расположенные рядом топонимы «Литва» и «Полочаны» (Молодеченский район). По этой же р. Березине шла северо-западная граница Литвы с Нальщанами. На востоке Литва граничила с Минским княжеством, западная граница которого не шла дальше реки Усы (приток Немана) [101]. На восточном левобережье верхнего Немана Литва в глубокой древности соседствовала с другим балтским племенем – лотвой, о чем свидетельствует одноименный гидроним (Копыльский р-н) и топонимы «Большая Лотва» и «Малая Лотва» (Ляховичский р-н) [102]. Не исключено, что именно отсюда и началось расселение литвы и лотвы: первой на северо-запад, второй – на север и северо-восток [103]. Дальше граница Литвы переходила на р. Щару, большой южный изгиб которой и являлся природной границей Литвы на юго-востоке, юге и юго-западе. Примерно по верховью реки Мышанки и по нижнему течению реки Валовки шла западная граница Литвы, которая в более древние времена отделяла ее от ятвягов.

Для науки имеет принципиальное значение выяснение вопроса, где была «Литва Миндовга», ибо именно с нее начался процесс объединения балтско - литовских племен. В. Пашута показывал ее в Аукштайтии, на территории, которая включала города Вильно, Троки, Кернав, Делтуву, Укмерге [104]. Но на этой же карте он поместил (правда, с вопросом) г. Воруту, где, как отмечено в летописи под 1252 годом, оборонялся Миндовг от своих противников [105], не месте современного поселка Городище (Барановичский р-н), что очень далеко от Аукштайтии. В связи с этим возникает вопрос, почему Миндовг защищался от врагов не в «Литве Миндовга», а в Новогородской земле, почему он бросил «свою» Литву и пришел искать защиту в чужой земле. В. Пашута не ставил этих вопросов, и, естественно, не дал на них ответа, как и не разъяснил, почему он предполагал, что Ворута находилась на месте современного Городища.

Но все дело в том, что «Литва Миндовга», как и вся Литва, находилась не в Аукштайтии, а в Верхнем Понемонье, где и Ворута. Уже летописное сообщение, что «Даниил возведе на Кондрата Литву Миндовга Изяслава Новогородского» [106], дает понять, что «Литва Миндовга» и Новогородок находились недалеко одна от второго. Видимо, это последнее было причиной того, что Э. Гудавичус, который посвятил «Литве Миндовга» специальное расследование и который считает, что она находилась на юге современной Литвы, даже не указал, в каком контексте она упоминается [107]. Близость «Литвы Миндовга» от Новогородка дает возможность определить (хотя бы приблизительно) местонахождение Воруты. Хотя ее отождествление с современным Городищем не может быть бесспорным, однако оно может быть близким к истине. Мы со своей стороны о местонахождении и названии Воруты высказываем такое предположение. Между реками Сервечью и Валовкой есть небольшая речка Рута и несколько населенных пунктов с таким названием. Может быть, на месте одного из них и находилась Ворута. В первоначальной редакции летописи, созданной, как предполагал В.Пашута [108], в Новогородке, могло быть написано, что Миндовг «вниде во град во Руту». Повторение предлогов характерно для Новогородской летописи: «на реце на Немне», «за Домонтом за Нальщанским», «на Романа на Брянского» [109]. Позже редактор, вставляя Новогородскую летопись в Галицко-Волынскую, мог, не разобравшись, «во Руту» принять за одно слово и, сделав другие редакционные изменения, написать «вниде во град именем Ворута». Возможно, что Ворута находилась на месте современных Кареличей, которые размещены на р. Рута и где есть городище.

Именно «Литву Миндовга» вместе с правобережной Литвой и Нальщанами завоевывал в 1258 г. татарский воевода Бурундай [110]. Но Р. Батура полагает, что под «землей Литовской» в летописи нужно понимать Новогородское княжество, которое якобы уже принадлежало Литве (112). Однако он упустил из вида, что в это время Новогородок не отождествлялся с Литвой, о чем свидетельствует приведенное выше летописное сообщение о основании Войшалком монастыря между Литвой и Новогородком. В 1262 году Миндовг мстил волынскому князю Васильку за его участие в походе Бурундая нападением на волынские города. Показательно, что отряды «литвы» и в этот раз отступали через Пинскую землю(113), что еще раз свидетельствует о нахождении «Литвы Миндовга» между Пинской и Новогородской землями. Из этого следует, что Бурундай мог завоевывать единственную в то время Литву, которая находилась в Верхнем Понемонье и с которой он перешел на Нальщанскую землю. Хотя последняя пока что исследователями не локализована, однако бесспорно, что она, гранича с Литвой, находилась на северо-западе современной Белоруссии. И когда Бурундай, двигаясь с юго-востока, прошел через Литву в Нальщаны, то ливонцы и рижане, которые двигались с северо-запада, через Нальщаны ( durch Nalsen )(114) проникли в Литву. Это яркое совпадение в показаниях Ипатьевских летописей и Ливонской рифмованной хроники - еще одно очевидное свидетельство, где была древняя Литва. Соседством Новогородка и «Литвы Миндовга» разъясняется факт появления последнего в этом городе, о чем пойдет разговор ниже.

Было сделано возражение, что территорию, показанную нами как Литву, c IX в. занимали славяне, и что здесь с Х столетия существовал древнерусский город Изяславль(115). Однако славяне на этом месте, как и на всей территории Белоруссии, не были автохтонами, ибо еще до них, как означает Ф. Гуревич, «здесь жили балтские племена культуры штрихованной керамики» (116). На это указывают и археологические памятники, например: Городище (Барановичский р-н); Кореличский тракт, Черешля (Новогрудский р-н); Бездонное, Кабаки, Низ (Слонимский р-н); Воложин (Воложинский р-н), Держинск, Новосады, Старая Рудица (Держинский р-н), Городилово, Городок (Молодеченский р-н) и др.(117).

Нужно отметить, что первоначально в конце Х ст. подпадало христианизации только славянское население, а иноплеменные оставались в язычничестве(118). Вот почему острова балтского населения еще долгое время существовали на территории Белоруссии, как, например, в районе Обольцев (Толочинский р-н), Гайны (Логойский р-н), и др. (119). Население их было крещено в католическую веру на условиях Кревской унии 1385 г. Между прочим, этим и объясняется, почему в Обольцах и Гайне были построены первые костелы на территории Белоруссии. Не исключено, что население это, в том числе и древней Литвы, окруженное славянами, в значительной степени ассимилировалось и было не столько балтским, сколько языческим. Как увидим дальше, Миндовг и Войшалк сначала были язычниками. Не зря же позднейшие Хлебниковские летописи в отличие от «Повести минувших лет»(120) Литву поместили среди славянских племен.

В свете приведенных нами фактов тяжело согласиться с мыслью, что наиболее ранние упоминания Литвы относятся к восточной, центральной и занеманской частей современной Литвы.(122). Это опровергается первым же упоминанием Литвы под 1009 г. в Кведлинбургских анналах. Уже только то, что в этом латиноязычном источнике название «Литва» выступает в славянской форме и что здесь говорится о ее границах с Русью ( in confinio Rusciae et Lituae )(123), свидетельствует о том, что разговор может идти о Литве в Верхнем Понемонье. Только в таком случае она могла граничить с Русью, от которой территория современной Литвы была ограждена ятвягами.

Это же подтверждают и другие сообщения о Литве, связанные с упомянутыми выше походами на Ярослава Мудрого в 1040 и 1044 годах. В исследованиях Е. Длугоша находим дополнительные сведения об этом, а именно, что киевский князь «разбил Литву на полях Слонимских (припоминаем, что здесь есть топоним «Литва») и овладел ею до Немана.»(125), т.е. захватил ее левобережную часть. Приведенные факты опровергают и предположения, что топонимы «Литва» в указанном нами регионе появились в итоге продвижения сюда позднее (когда именно, не указывается) литовских поселений (128). Однако события 1009, 1040 и 1044 лет показывают, что уже в XI ст. эта местность называлась Литвой.

Некоторые исследователи, чтобы доказать нахождение древней Литвы на юге современной, из названия речки «Летовка» (правый приток Вилии в районе Кернау), выводят названия «Летува – Летова – Литва» (127). Однако это очень проблематично, ибо в самых ранних письменных свидетельствах, как и в топонимике, отражено название «Литва», а не «Летува» и «Летова». В любом случае нельзя видеть только спорный гидроним и не замечать целое гнездо означенных выше красноречивых топонимов «Литва» в Верхнем Понемонье. Нельзя признать удачной и попытку локализовать на территории современной Литвы владения литовских князей XIII столетия, упомянутых в письменных источниках. Дело в том, что топонимы, похожие на имена названых князей, есть не только на территории Литвы, но и в других местах Белоруссии, как, например, Товтвилы (Пружанский р-н), Ютки (Мядельский р-н) , Довьяты (Браславский р-н), Рукли (Оршанский р-н). и др. Ссылка Р. Батуры на грамоту Миндовга от 1253 года (129) ничего не дает для определения местонахождения древней Литвы в Аукштайтии, поскольку в этом документе перечислены земли, которые якобы принадлежали Литве, но что подразумевалось под ней, здесь не видно. То же и в отношении договора Гедимина от 2 октября 1323 года (130) Уже то, что этот князь, называя себя королем Литвы, считал нужным в числе других земель, от имени которых он заключил договор, назвать Аукштайтию и Жемайтию, говорит о их таком общеизвестном наименовании в то время и что титул короля Литвы, таким образом, происходил не отсюда. Это же подтверждает и П. Дузбург, у которого Аукштайтия показана в связи с событиями 1294-1300 г.г. как «владения короля Литвы» ( terra regis Litowia ) (131), из чего видно, что Литва и Аукштайтия - разные в то время географические понятия. Как долго еще держалась название Аукштайтия уже во время существования Великого княжества Литовского, свидетельствует упоминание ее Витовтом в его письме от 11 марта 1420 года (132). То что в 1268 году Нальщаны названы «провинцией Литвы»(1323), не говорит о расширении названия последней на эту землю, а только о принадлежности ее к Литве, что и соответствует действительности, поскольку Войшалк завоевал ее вместе с Дяволтвой в 1264 году. Если Вартберг показал Кернау в Литве(134), то это понятно, ибо он писал свою хронику после 1378 года(135), когда название «Литва» уже укрепилось в том месте. Высказана еще мысль, что с территории, которая будто бы являлась центром создания феодального Литовского государства (это значит с востока и центра современной Литвы), в начале XIV столетия исчезло название «Литва» и заменено там названием «Аукштайтия»(136). Тогда непонятно, почему это название оттуда исчезло и когда и почему оно там опять появилось и укрепилось.

Но все происходило иначе: сначала восточная часть современной Литвы называлась Аукштайтией, о чем могут свидетельствовать и такие здесь топонимы , как Аукштайтцы, Аукштыня, Гаукштаны, Аукштадворы, Аукштели и др. в бывших Быстрицкой, Миляцкой, Мицкунской, Немечинской, Рошанской, Ширвинской и Янишской волостях Виленского повета, в Жосельской, Алькенишской и Сумилишской волостях Трокского повета, В Александровской волости Лидского повета и в Лынгмянской волости Свентянского повета (137). И только позже, в начале XIV столетия в связи с перенесением столицы государства в Вильно, название «Литва» с Верхнего Понемонья постепенно начало переходить на восток современной Литвы и укрепляться там. Но одновременно оно продолжало сохраняться и на прежнем месте еще целыя столетия. В Могилевской хронике под 1695 г. говорится, что литовское пограничье проходило недалеко от Минска и Слуцка.(138). Насколько это название в Верхнем Понемонье имело всеобщее признание и даже официальное, может служить тот факт, что декабрист А. Бестужев, живший в 1821 г. на территории современного Воложинского р-на, дал в Петербург такой свой адрес: «Литва, д. Выгоничи, в 40 верстах от Минска»(139). Где конкретно находилась Литва в древности, хорошо знал и русский историк М. Надеждин: «Собственно в Литве им (литовским языком) говорят уже совсем немногие, а именно: одно селение в повете Вилейском, несколько в поветах Новогрудском и Слонимском»(140). Означалось , что во времена А. Мицкевича Литвой называли не только современную Литву, но и определенную часть славянской территории. Однако последняя носила такое название не потому, что она входила в состав Великого Княжества Литовского(141), а потому, что именно здесь в давние времена и была Литва.

С нахождением летописной Литвы в Белорусском Понемонье связано и то, что население ее, ассимилировавшись в белорусов, называло себя по-прежнему литвинами. Письменные источники означают это уже в конце XIII – начале XIV ст. Так, П. Дузбург , например, в своей хронике два раза (под 1296 и 1305 годами) пишет о борьбе немецких рыцарей с литовскими и оба раза отмечает, что последние были русскими (142), это значит по названию были литвинами, а по сущности являлись славянами. В «Хронике Литовской и Жемойтской» под 1405 г. говорится про Андрея Литвина, который советовал Витовту не идти на соглашения с неприятелем, крикнув при этом: «Не мири, Витавте, не мири»(143). По этой причине Витовт назвал его Немиром, от которого и род такой пошел. Как видим, ни этот литвин, ни великий литовский князь не разговаривали на литовском языке. В интермедии драмы Георгия Канинского «Воскресение мертвых» (1746 г.) под именем литвина выведен белорусский крестьянин(144). А. Мицкевич (1798-1855 г.г.), который родился под Новогрудком, свое отечество называл Литвой(145). Даже белорусский писатель XIX ст. В. Дунин- Мартинкевич (1807-1884 г.г.), которого также нельзя подозревать в отсутствии белорусского национального самосознания, считал, что он вырос среди литвинов. Также уроженец Гродненщины К. Калиновский, революционная деятельность которого приходится на 60 годы XIX столетия, и который всегда обращался к своему народу на белорусском языке, как правило, называл родной край Литвой. Называет себя литвином и один из героев трилогии Я. Коласа «На росстанях» ( в ней рассказывается о событиях начала ХХ столетия) Баранкевич, хотя он и белорус (147). Мы не будем больше приводить аналогичных примеров. Я. Юхо убедительно доказал, что название «Литва» на протяжении многих столетий относилась к Белоруссии и было, по сущности, ее историческим наименованием (148). Только в начале ХХ столетия, когда завершился процесс формирования белорусской нации, название «Белоруссия» укрепилось и за Белорусским Понемоньем, вытеснив оттуда название «Литва», которое с того времени стало относиться к современной Литве.

Теперь коротко остановимся на некоторых других исторических областях и княжеских родах, которые в источниках упоминаются рядом с Литвой. В договоре 1219 г. названы князья Булевичи и Рушковичи. Относительно их местонахождения были высказаны предположения. Так, И. Беляев показывал без разграничения первых и других на территории от Вилии до Немана и Свислочи на восток до Березины днепровской (149). К сожалению, он не указал ни источников, ни предположений, которые дали ему основание для этого утверждения. В последнее время Э.С. Гудавичуc на основании топонимики, которая совпадает с именами булевичских и рушковичских князей, считает, что Булевичи владели Шауляйской землей, а Рушковичи – землей Упите(150). Однако такие же топонимы есть и в Белоруссии (Булевское болото и др.) (151). Нами было высказано предположение, что Булевичи находились на территории Столбцовского р-на, потому что там имелись топонимы Балевичи (152). Это, как видим, совпадает с утверждениями И. Беляева. Булевичи только однажды упоминаются в летописи, и потому возможно, что летописец не совсем точно передал их фамилию. На эту мысль наводит и то, что в Негневичах (Новогрудский р-н) есть речка с немного необычным названием «Булович»(153). Это не так далеко от Столбцовского р-на и потому может быть определенным ориентиром для локализации Булевичей. Поэтому станет понятно, почему Миндовг так жестоко расправился с булевичскими князьями, уничтожив всех их. (154). Подчинение Булевичей, которые находились на его пути от Новогрудка в Литву, открыло ему путь к завоеванию последней. Отметим еще, что в Померании есть населенные пункты с названиями Bulitz , Bullen (155). А это может указывать на западнославянское происхождение Булевичей, тем более, что имена князей, как, например, Вишимут, относятся к славянским(156). Может быть, что Булевичи со всем своим родом и князьями убежали с западнославянских земель, спасаясь от онемечивания и христианизации, на территории, где было еще немало языческого населения.

Что о Рушкавичей, то эта фамилия прозрачно славянская. На карте Померании мы находим Ruskewitz (157), что также может указать на место, откуда они пришли. Имена их князей – Кинтибут, Ванибут, Бутавит, Виженик, Вишлий, Китений, Пликасова, Хвал, Сирвит – носят славянский характер(158). По-прежнему у нас отсутствуют данные, которые бы дали возможность более- менее точно определить место их княжения. Только по топонимическим данным, как это делает Э. Гудавичус, определить это нельзя. Поскольку в XIII столетии Рушковичи делали набеги на Волынь, то мы можем считать, что их владения были по соседству с Пинской землей. Видимо, язычество Булевичей и Рушковичей в первую очередь связывало их с балтско – литовскими князьями.

В свое время Э. Вольтер сделал попытку определить местонахождение Нальщанской земли. Он показал ее на северо-западе современной Литвы (159). Одним из критериев для такого основания было наличие там топонимов типа «Налишки». Однако, нашедши такой в Жемойтии, исследователь отметил, что он ничего общего с Нальщанами не имеет. И это означало, что и другие похожие топонимы нельзя было уверенно относить к Нальщанам. Неудачи Э. Вольтера объясняются тем , что он, отождествляя древнюю Литву с современной, не обратил внимания на свидетельства, противоречащие этому отождествлению. Так, отметив, что в немецких источниках «Нальсен» и «Налиске» находятся в связи с пограничной областью, как бы спорной, не жмудской и не литовской, не заметил, что здесь очень выразительно показано расположение Нальщан как территории, что разделяла Литву и Жемайтию. Приведенное Вольтером сообщение Рифмованной хроники, что путь ливонцев в Литву на Миндовга пролегал через Нальщаны и что они находились на дороге от Двинска к Литве, также подтверждало местонахождение и древней Литвы и Нальщан. Но эти свидетельства остались без внимательного анализа Э. Вольтера. А. Киркор отождествлял Нальщаны и Гольшанами(160). По мнению В. Пашуты, Нальщанская земля занимала весь крайний северо-запад современной Белоруссии и крайний юго-восток современной Литвы (от Немана ниже Гродно и до Западной Двины в районе Довгопилса и от Крева до Вильно)(161). Это мнение в некотором отношении приемлемо, однако ему не дано разъяснение. Нальщаны непосредственно граничили с древней Литвой, как мы видели выше, и это дает основание локализовать их на северо-востоке Белоруссии. В некоторых местах Рифмованной хроники Нальщаны имеют название «альсен». Оно, может быть, немецкого (готского?), происхождения, ибо могло произойти от c лов Aal (угорь) и Seen (озера), что означает «озера, населенные угрями». Если это так, то область, видимо, занимала территорию северо-западной части Белорусского Поозерья, богатого угрями. Бесспорно, что коренным населением Нальщан были балты. Но, как известно, этот район наиболее раннего проникновения славян- кривичей, на что указывает название «Крево» и похожие на него. И поэтому Нальщаны нужно относить к наиболее славянским к тому времени областям. Скорее всего, неправомерно причислять Нальщанскую землю к балтско – литовским землям, особенно если учесть что ее князья отсутствовали в волынско - литовском договоре 1219 г. Не зря и нальщанский князь Довмонт со всем своим родом бежал в Псков и там был избран князем. После XIII столетия название «Нальщаны» исчезло в письменных документах. На их территории позже создалось Кревское княжество.

Летописное название «Деволтва» - видимо, сжатая форма названия «Деволотва», что может говорить о население этой области как ответвлении балтского племени лотвы, которое в древние времена населяло центральную и севера–западную часть Белоруссии (162), тем более, что в Хлебниковской летописи Деволтва и названа Лотвой(163). «Хроника Быховца», созданная в XVI веке, указывает на существование Деволтского княжества(164), которое находилось в районе Вилькомира. Неуверенность источников породила неразбериху в научной литературе даже одного и того же автора. Так, на карте, приложенной к книге В. Пашуты «Героическая борьба русского народа за независимость» (1956), Деволтва показана в междуречье Невежи и Швентойи. А на карте «Земли и населенные пункты Древней Литвы» в книге В. Пашуты «Образование Литовского государства» на месте Деволтвы показана область Упите, а основная часть территории Деволтвы отнесена на восток от реки Швентойи, туда, где обычно показывается Аукштайтия.

Проблема местонахождения Аукштайтии также запутана. Даже нельзя уверенно сказать, было ли на ее территории Вильно, ибо некоторые исследователи считают, что эта историческая область находится на западе от Вильно. Топонимика свидетельствует, что на территории современной Литвы аукштайты занимали пространство в междуречье Меркис и Стравы и междуречье Жеймяны и Швентойи. Но вряд ли жили аукштайты по правому берегу Швентойи, до реки Невежис, как это показывает В. Пашута. В одной из немецких хроник говорится, что в 1332 году ливонцы совершили набег на Жмудь (Жемойтию) и дошли до Швентойи.

Говоря о местонахождении Жемайтии, территория которой тянулась до Балтийского моря, мы хотим обратить внимание на наличие значительного количества топонимов типа «Жемойтишки», «Жемайтели» и т.п. в бывших Бутриманской и Янзенской волостях Трокского, в Подберезской, Рукойненской, Янишской волостях Виленского, в Александровской, Беняконской, Гончарской и Эйшишской волостях Лидского, в Дуботовской волости Свентянского, в Забреской и Субботниковской волостях Ошмянского поветов и др. (166) Эти топонимы достаточно сконцентрированы и локализованы и плотно охватывают восточные и юго-восточные границы современной Литвы. Е. Ахманьский заметил несоответствие названия «Жемайтия» (низкая земля) тому географическому положению, которое занимает это область, размещенная на высоком месте. И он высказывает предположение, то это название возникло тогда, когда жемайты сидели в низинной местности над р. Невежей. Но отсюда их будто бы вытеснили аукштайты, которые пришли с Ошмянских высот (отсюда и Аукштайтия – высокая земля). В результате этого жемайты и заселили свою современную местность, вытеснив оттуда куронов (167). Наличие в одних и тех же местностях жемайтских и аукштайтских топонимов может в некоторой мере подтверждать эту мысль. Одновременно отсюда можно сделать предположение о возможности того, что в нашей летописи Аукштайтия выступает под старым названием своей территории. И это наиболее вероятно, ибо еще в конце XIX и в начале ХХ ст. жители восточной Литвы часто назывались жемайтами, а литовский язык – жемайтским (168).

Из рассмотренного видно, что балтско-литовские земли некомпактно протянулись с северо-запада на юго-восток от Балтийского моря до верховья Щары. В исследованиях утверждается о наличии в литовских землях еще в начале XIII столетия относительно единого государства(169), свидетельством этого якобы является договор 1219 года. Однако с этим тяжело согласиться. В нем упоминается более 20 старейших князей, что выразительно свидетельствует о исключительном разъединении этих земель. Выражение «старейшие князья» относится в этом договоре не только к князям Литвы, как это обычно утверждается исследователями, но и к князьям всех перечисленных здесь земель. То, что князья Литвы названы первыми, еще раз показывает ее местонахождение в Верхнем Понемонье. Она была ближе всех к Волыни и потому названа первой. Кроме того, не обращалось внимания на отсутствие в этом договоре Нальщанских князей. А это также не дает права говорить о наличии даже относительно единого государства у балтско- литовских землях. Но самое главное, это так называемое единство было результатом не внутреннего развития, а внешнего фактора: балтско–литовские князья были созваны волынскими князьями для борьбы с поляками и тем самым показали себя в качестве наёмников.

В завершение разговора о балтско-литовских землях опять вернемся к древней Литве. Наиболее важно здесь подчеркнуть, что она врезалась клином между Полоцкой, Турово- Пинской и Новогородской землями и рядом с ними являлась одной из исторических областей Белоруссии. Понятно, что при объединении этих земель она не могла не войти в состав территории Белоруссии как одна из составных ее частей. Не видя такого геополитического состояния древней Литвы, нельзя понять, почему она в середине XIII столетия очутилась в фокусе политического соперничества соседних с ней земель, которые стремились завоевать ее, что было первым звеном в расширении их власти на другие земли. В этом соперничестве и одержал победу Новогородок, который и стал центром создания нового государства - Великого княжества Литовского



Продолжение следует.



Литература

1. Антонович В.Б. Очерки истории Великого княжества Литовского. Киев, 1878. С.25; Любавский М.К. Очерк истории Литовско-Русского государства. М., 1915. С.14; Советская историческая энциклопедия. Т.3. С.246; Гiстория Беларускай ССР. Мн., 1972. Т.1. С.125-126; История Литовской ССР Вильнюс, 1978. С.34.

2. Дашкевич Н.П. Литовско-Русское государство// Университет.изв.Киев, 1882. №8. С.325.

3. Алексеев Л.В. Полоцкая земля. М., 1966. С.288.

4. Пашуто В.Т. Образование Литовского государства. М., 1959. С.341.

5. Там же. С.8.



76. Кочубинский А.А. Территория доисторической Литвы//Журн. М-ва народного просвещения. СПб, 1897. №1.С.65.

77. Гринблат М.Я. Белорусы. Мн., 1969. С.71, 161; Пашуто В.Т. Образование Литовского государства. М., 1959. С.353, 381.

78. Советская историческая энци
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Пн Июн 27, 2011 6:48 pm

http://kp.by/daily/24324.3/516005/

Сусанин водил в болота белорусов?

Тысячу лет назад на границе Литвы и Руси был убит католический монах Бруно. Убийство монаха зафиксировали в летописи немецкого города Кведлинбурга: тогда первый раз в истории упоминается название “Литва”
Дмитрий НОВИЦКИЙ — 09.07.2009

Поэтому весь 2009 год в Литве празднуют тысячелетие Литвы. Есть оргкомитет празднования миллениума и в Беларуси. Но зачем, если о Беларуси в летописи ни слова?

Вот тут и начинается самое интересное.

Литва - это Беларусь?

- Современная и Древняя Литва - разные вещи, - рассказывает историк Анатолий Грицкевич. - Большая часть древней Литвы находилась на территории современной Беларуси. Если проводить границу между Литвой и Русью в начале XI века, она проходила по территории современной Беларуси.


Литовские историки утверждают, что монаха Бруно убили в районе современного литовского города Мариямполе (1) (См. карту). Белорусские ученые указывают на другое место - где-то в Гродненской области (2), если выражаться современными понятиями. Но все уверены, что это произошло на границе Литвы. Просто Литва для всех разная.

Никогда не задумывались, почему в Беларуси так много населенных пунктов с названием «Литва»? А в нынешней Литве их нет…

До конца XIX века центральную часть Беларуси называли Литвой официально. Да и в ХХ веке еще вспоминали старое название. 40 лет назад я звонил из Польши в Минск. И на чеке, выданном телефонисткой, было написано: «Минск-Литовский». А сметана «Брест-Литовская» и сейчас продается в магазинах.

О Литве на территории Беларуси говорит и литература, в том числе Адам Мицкевич.

- Мицкевич везде подчеркивал любовь к Литве, имея в виду не Великое княжество Литовское, а Новогрудчину, локальную Литву. «Літва - мая айчына» писал он. Притом что литовского языка он, естественно, не знал, - подчеркивает Николай Гайба, директор музея Адама Мицкевича в Новогрудке.

Тысячелетие Литвы обнажает гораздо более серьезную проблему, чем поиски ее территории. В этом мнении сходятся все историки.


Темно-зеленым цветом на карте ВКЛ XVI века обозначены границы древней Литвы. Из нее выросло Великое княжество Литовское. Заметно, что в XI веке значительную часть современных белорусских земель называли Литвой.
Обратите внимание, что населенные пункты с корнем «лит» на карте находятся на территории современной Беларуси.


Беларусь - придуманная страна

Беларусь - выдуманная страна. Белорусы - выдуманная нация. Нас «придумала» Российская империя, выделив из литвинов, граждан ВКЛ. Литовцы такая же выдуманная нация: в Великом княжестве Литовском не было ни литовцев, ни белорусов в современном понимании.

Были литвины - граждане одного большого государства, к которым относились и современные украинцы, которых называли русинами - все мы жили, как в Евросоюзе, в ВКЛ. Можно проводить аналогии и с Советским Союзом. Литвин - это как паспорт гражданина СССР, в котором могла быть написана национальность: жемойт, русин, полочанин, аукштайт.

- ВКЛ было общим славяно-балтским государством. Жемойты, предки современных литовцев, вошли в него только в 1413 году. Поэтому полное название «Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское» в переводе на современный язык звучит как «Великое княжество Белорусское, Украинское и Литовское», - рассказывает Анатолий Грицкевич. - Причем белорусская культура была образующей, общей для ВКЛ. Традиции Полоцкого и других белорусских княжеств стали базой при создании ВКЛ.

Белорусский язык тогда был языком аристократов. Сейчас его стыдятся, считая «колхозным» - а тогда в Европе было два языка международной переписки. Латинский и старобелорусский. На нем из Рима писали письма в современную Молдову, - улыбаясь, рассказывает Анатолий, шокируя фактом.

- Великие князи, Витовт и Ягайло, в быту разговаривали на белорусском. Плохо знали старолитовский и польский. Ягайло управлял Польшей, разговаривая «па-беларуску». А в Москве сохранилась запись XVII века, которая гласит: «Ондрюшка Иванов, литвин из города Орши».

Белорусов перестали ассоциировать с литвинами в советской истории: нужно было доказать, что уже в средневековье наши предки знали, что случится в 1917 году. Поэтому факты конфликтов между Москвой и белорусами-литвинами замалчивались, списывались на современных литовцев и поляков.

Например, известное событие: смута 1612 года, оккупация поляками Москвы.

- Поляки? Сусанин водил в болото белорусов: если поднять списки, поляки были только на 4-м месте по количеству воинов. Больше всего в войске было литвинов-белорусов, они же были и командирами, - рассказывает Анатолий, листая книги.

- Взять, к примеру, перепись войска литовского 1528 года. То же самое: сплошная центральная и южная Беларусь, балтов можно по пальцам пересчитать. А известная битва под Оршей, когда белорус-литвин Острожский разгромил московские войска? Мы тогда боролись с Москвой за лидерство в объединении славянских земель. Увы, проиграли, поэтому литвины должны были исчезнуть…

«Бел» означает «балт»

В дальнейшей беседе выясняется масса интересного. В том числе и происхождение названия «Беларусь». В 1795 году современные белорусские земли отошли Российской империи. Поэтому для нас, литвинов, нужно было придумать какое-то название.

Название «Белая Русь» было плавающим, им периодически называли какие-то земли. Когда-то так называли даже Владимирское княжество. Но к XVIII веку название прочно закрепилось за витебскими, полоцкими и могилевскими землями. Поэтому, чтобы как то назвать людей, которые заселяли эти территории, остановились на варианте «белорусы», как самом удобном для ассимиляции. Согласитесь, литвина сложнее убедить в том, что он русский… Кстати, на литовском «бел» означает «балт», поэтому белорус означает «балторус»…


На этой картине художника Фаюстова Иван Сусанин изображен в тот момент, когда литовцы и поляки чинят над ним расправу.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКТ

В средневековой Европе было два языка дипломатичной переписки: латинский и старобелорусский. Они же были родными для Ягайло и Витовта.

КСТАТИ

В белорусском и литовском языках много общих слов: вавёрка, патэльня, сябар, гарбата и т.д. Еще больше общего и с польским языком. Если бы в родной стране разговаривали на белорусском, границу пришлось бы открывать не только на восток.

ЕСТЬ ВОПРОС

Почему белорусы не празднуют тысячелетие древней Литвы?


- Очень трудно организовать широкомасштабное празднование тысячелетия Литвы в Беларуси. В Литве подготовкой занималось целое госучреждение. Литовцы готовились целых пять лет! - рассказывает Александр Стрельцов-Карвацкий. - У нас же речь идет о группе энтузиастов. Если честно, очень не хватает господдержки. Мы обратились с инициативой создания серии почтовых марок в честь тысячелетия Литвы - пока ответа нет было.

Со второй инициативой совсем все плохо. Хотим установить две памятные мемориальные доски в честь тысячелетия Литвы. В Новогрудском и Минском костелах. Как выяснилось, их нужно утверждать в Совете министров. Отправили запрос, но пока ответа не было. Может быть, потому что разрешение на установку должен подписать сам премьер-министр, - с грустью вздыхает Александр.

БУДЬ В КУРСЕ

В голове каждого белоруса должна быть четкая цепочка.

1. Полоцкое княжество - исток государственности современных белорусов. Было одним из самых демократических государств в мире.

2. ВКЛ - следующее государственное образование, в котором предки нынешних белорусов именовали себя общим названием "литвины".

3. Речь Посполитая - мирный союз двух народов, поляков и литвинов.

4. Северо-Западный край - годы без государства, под запретом в составе Российской империи. Тогда и появляется название "белорусы".


Продолжение следует.
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Пн Июн 27, 2011 6:50 pm

Cусанин водил в болота белорусов?

В прошлом номере мы начали историческую дискуссию: откуда взялись белорусы, почему литовцы в этом году празднуют тысячелетие Литвы, а мы нет.
Дмитрий НОВИЦКИЙ — 16.07.2009


Хотя, если оглянуться на несколько веков назад, современные белорусы были гражданами большого государства Литва, а потом - Великого княжества Литовского. Нынешняя Беларусь - это всего лишь осколок (хоть и большой) некогда могущественной Литвы. И что абсолютно доказано и признается даже самими литовцами: старобелорусские культура и язык легли в основу Великого княжества Литовского… Только в середине XIX века Российская империя переименовала часть литовцев в белорусов. С этого места и продолжаем...


В Литве Витовта почитают как героя. Впрочем, и в Беларуси выпускают водку под таким именем.
Фото: из архива


Когда литвины восточной части Литвы стали белорусами

- В 1887 году в Кракове выдают диплом Игнату Домейко, где написано «литвин». А через четыре года Францишек Богушевич издает свою «Дудку Беларускую». Заметьте: уже не литвинскую, а белорусскую… У нашей интеллигенции просто не было выхода. Литвины исчезли. Мы могли стать полешуками - такие версии тоже были. Но благодаря Российской империи стали белорусами, - рассказывает историк Станислав Судник.

«Мне жалко перестать быть литвином», - так писал Мицкевич, не зная, что после восстания 1863 - 1864 гг. империя запретит даже «Беларусь» и «белорусов». После двух глобальных зачисток 1830 - 1831 и 1863 - 1864 годов и множества мелких в стране остаются смирившиеся люди, предки современных белорусов. Зачистки эти сегодня расценили бы как геноцид…

У белорусов европейское сознание

Исходя из исторических фактов, у белорусов сейчас очень сложная психологическая ситуация. Мы перестали быть литвинами-белорусами, но так и не стали русскими.

Наше европейское подсознание, то бишь «литвинское» происхождение, постоянно борется с сознанием. Сознание - это набор информации, полученной в советской или современной белорусской школе, впитанной из нашего ТВ.

В большинстве своем коллективному труду белорус предпочитает индивидуальный, демонстрируя типичный западный индивидуализм. К тому же сказываются столетия жизни на хуторах среди болот.

- У литовцев и белорусов похожая ментальность, - делится наблюдениями краевед Александр Стрельцов-Карвацкий. - Нас отличает основательность и консервативность, мы не склонны к быстрым решениям.

Традиционное белорусское трудолюбие - философия протестантов Западной Европы. К ней мы гораздо ближе по духу, чем восточные соседи.

ВКЛ - прообраз Евросоюза

Европа, кстати, взяла у белорусов не только Статут Великого княжества, но и основные принципы объединения земель. Евросоюз сейчас, расширяя территории, действует по принципу ВКЛ: мирные договоры с сохранением культуры и языка живущего народа. Мирный союз разных народов - эту идею «обкатали» для Европы белорусы, литовцы и украинцы несколько столетий назад.

- Нет смысла делить древнюю Литву и всю историю ВКЛ между Беларусью, Литвой и Украиной. Это наше общее историческое наследство - как современная история Евросоюза или как история Советского Союза в недалеком прошлом, - уверен Александр Стрельцов-Карвацкий. - Поэтому тысячелетие Литвы в 2009 году нам нужно праздновать вместе - белорусам и литовцам.

Грюнвальдская битва - День Независимости Беларуси?

Белорусы остались в тени не только празднования тысячелетия Литвы, но и 600-летия знаменитой Грюнвальдской битвы, состоявшейся 15 июля 1410 года. Этот праздник - незаслуженно забытый День Независимости Беларуси, считает историк Александр Стрельцов-Карвацкий.

«Принято считать, что Грюнвальдская битва - польский, литовский, но «не очень» белорусский праздник. Это не так. Если поднять документы, выясняется, что предки современных белорусов составляли половину полков ВКЛ и Польши. Гродненская, Витебская, Минская, Брестская, Лидская, Оршанская, Пинская - это далеко не полный перечень хоругвей, которые сражались на Грюнвальде. Многие не вернулись с поля боя: гродненские, троцкие и смоленские хоругви были полностью уничтожены. Они приняли на себя первый удар и спасли основные войска, которые смогли за это время перегруппироваться.

Но советской историографии «белорусский след» в Грюнвальдской битве не нужен. Поэтому предков современных белорусов зачисляли в «литовско-русские» полка, замалчивая роль белорусов в этом событии. Сейчас настало время уточнить: 15 июля, день Грюнвальдской битвы, является таким же Днем Независимости для Беларуси, как и современный праздник 3 июля. 600 лет назад наши предки отстояли независимость, и этим нужно гордиться.


В знаменитой Грюнвальдской битве белорусы сражались в первых рядах.
Фото: из архива


СПРАВКА «КП»

Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское - государство на территории современных Беларуси, Украины, Литвы и части России (Смоленщина, Брянщина).

Год создания - 1253-й, место - Новогрудок. Возникло на основе объединения балтов и славян против внешних общих угроз.

Около 200 лет территории Великого княжества простирались от Балтийского до Черного морей.

В 1569 году Польша и ВКЛ объединились в федеративный союз Речь Посполитую двух народов (поляков и литвинов). Государство исчезло в 1795 году, после третьего раздела территорий между Австрией и Российской империей.

ВКЛ было европейским и очень демократичным государством. У большинства городов было самоуправление, власть великого князя сильно ограничивалась. Статут ВКЛ, напечатанный на белорусском языке, стал прообразом многих европейских конституций.

Читальный зал

Чтобы узнать больше, рекомендуем прочитать:

Алесь Краўцэвіч. “Стварэнне Вялікага Княства Літоўскага”.

Мікола Ермаловіч. “Беларуская Дзяржава Вялікае Княства Літоўскае”.

История имперских отношений: белорусы и русские, 1772 - 1991 гг. Составитель: Анатолий Тарас.

ПЕРВЫЙ ОТКЛИК

Читатели сайта живо откликнулись на публикацию первой части материала «Сусанин водил в болота белорусов». Общий лейтмотив всех откликов - историю надо знать такой, какая она есть. Нам есть чем гордиться и нечего скрывать! А в том, что в советской школе нам рассказали далеко не самую правдивую версию, все уже убедились…

Вера:

«Очень важно помнить, кто мы, откуда мы. Мы не бедные родственники на задворках Европы и России, а нация с древней и богатой историей. Пока мы сами это не осознаем, будем постоянно жить с сознанием маргиналов, рискуя потеряться и уйти в небытие как нация».

Necodeon:

«Почитайте современные школьные учебники истории Беларуси, и вы все поймете. С такими учебниками у нас нет ни прошлого, ни будущего…»

bob:

«Согласен с автором полностью. Пару лет назад я бы не согласился с этой информацией. У меня был шок, когда я впервые узнал об этом. Сейчас начинаешь по-другому смотреть на многие «привычные» вещи. Я думаю у нас, белорусов, а сейчас мы белорусы, есть шанс узнать свою историю, дела своих предков и по праву гордиться своей страной и историей. Мы - нация героев».

Александр:

«Кучу столетий прошло, а мы еще не самоидентифицировались как нация! Да и официальная история наша начинается в 1944 году! Эта беда еще будет длиться не одно столетие. Нам говорят, что мы с русскими - один народ…

В русской истории время смуты отождествляется с Польшей. Но ведь на самом деле в то время ВКЛ воевало с Московией. И действительно, тогда брат шел на брата. Но почему-то ни россияне, ни мы не хотим признать этот факт...»
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Пн Июн 27, 2011 6:51 pm

http://gumilevica.kulichki.ru/maps/index.html
Восточная Европа на рубеже XII—XIII в.

На прведенной карте отображен момент формирования Великого Княжества Литовского.
Еще существуют (присоединятся позже) Полоцко-инское Княжество, еще существует незавоеванная Ливонским орденомПруссия (Поруссия), отмечены ничего общего с Литвой не имеющие Жмудь и Аукштайты - но уже пришли из олабья Лютичи - Литва.
Скоро начнется процесс кристаллизации ВКЛ!



Вторая карта: Удельная Русь в XII—XIII вв.

С учетом того, что Русь - это тотем рыси финских (перевод - охотники) народностей, данная карта практически полностью правильно указывает на ареал влияния (колоний) Шведского (готтского) королевтва.
Пзже с запада на эту территорию вклинилась Литва (лютичи), а на востоке начало выкристаллизовываться Ростово-Суздальское (позже Московское) княжество, которое, если говорить современным языком, имело лицензию Золотой Орды на сбор дани с местных территий (вот так и становятся центром кристаллизации государства).



Правда, я должен сказать, что большой веры этим картам нет.
Как нет большой веры историографии России времен Екатерины, когда под нужды империи подтасовывалась история соседних (захваченных, или планируемых к захвату) государств.
Империя должна была оправдать свои претензии к соседям.
Цели достигались тем, что перевиралась история соседних государств.

Например, до XII века никакой Литвы на территории Новогрудок-Вильнюс не существовало. Лютичи пришли на эти территории позже, теснимые Германией (самоназвание - дойч) из Полабия и Поморья. Однако российские картографа, то ли по незнанию (что тоже вполне возможно), то ли по необходимости империи, пишут на картах вторжения Аттилы (3-4 -й век н.э.) "литовские племена"... Это всё равно, что Полоцкое княжество на тех же картах назвать Беларусью, или на картах Российской империи называть Аляску - США, когда США еще не выкупили долю России.
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Пн Июн 27, 2011 6:52 pm

Сдвинулось с мертвой точки!
К белорусской нации постепенно возвращается осознание себя, в качестве ПОТОМКОВ Великого Княжества Литовского!
ПОГОНЯ!



Витебская область обрела свой герб и флаг

3 июня, Минск /Марта Астрейко - БЕЛТА/. Витебская область обрела свой герб и флаг. Президент Беларуси Александр Лукашенко 2 июня подписал указ №277 "Об учреждении официальных геральдических символов административно-территориальных и территориальных единиц Витебской области", сообщили БЕЛТА в пресс-службе главы государства.

В целях возрождения историко-геральдических традиций Витебщины Президент учредил официальные геральдические символы административно-территориальных и территориальных единиц Витебской области: гербы и флаги Витебской области, города Лепеля, городского поселка Богушевск Сенненского района, деревни Перебродье Миорского района, флаги города Сенно и Сенненского района, а также городов Дисна, Миоры, Новолукомль, Поставы, Чашники, городского поселка Россоны. Утверждены положения о перечисленных официальных геральдических символах, их описания и изображения.

Указом также изложены в новой редакции Положение о гербе города Витебска, его описание и изображение, а также описание и изображение флага города Витебска, утвержденные указом Президента от 9 февраля 2004 года №60.-0-


http://www.vitebsk-region.gov.by/ru/news/society?mode=one_new&id=1278
http://www.novopolotsk.by/content/view/1352/176/
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Пн Июн 27, 2011 6:53 pm

Тэкст даю на беларускай мове, как Альгiмантас ведаў, як гучыць сапраўдная лiцьвiнская мова!


Колькі год Беларусі?
10 июля 2009

Сяргей Нятрэба, udf.by
Гэтае пытанне ўзняў прафесар Адам Мальдзіс на выступе перад удзельнікамі беларуска-польскай канферэнцыі беларусістаў.

"Нас лічаць бязбацькавічамі, нібы на пустым месцы ўзніклі. Ці тое бальшавікі прыдумалі Беларусь, ці то Пазняк. Мы вядзем адлік ад 3-га ліпеня 1944 году ў лепшым выпадку ці ад нараджэння таго ці іншага чыноўніка ў горшым. Ужо забыліся нават пра БССР, а пра БНР і не ўзгадваем. Мы самая сарамлівая нацыя ў свеце і нават пытання такога не ставім - колькі нам год", - сказаў навуковец і заклікаў гісторыкаў дакладна ўстанавіць, калі нас пачалі называць беларусамі.

Сам прафесар Мальдзіс прапанаваў рыхтавацца да 800-годдзя Беларусі ў 2117 годзе. Ён выказаў думку, што адлік варта весці ад 1217 году. "Ёсць запісы ірландскага законніка, які трапіў на тэрыторыю Літвы і пісаў, што яго калега пайшоў на беларускую зямлю, Альбарусію. Гэты ж манах прысутнічаў на каранацыі Міндоўга. Значыць у сярэдзіне XIII стагоддзя мы ўжо зваліся беларусамі, - кажа даследчык. - Нечаканыя звесткі прыйшлі нядаўна ад калег з Венгрыі: у 1217 годзе, калі каранавалі на Галіцыйскі трон вугорскага прэтэндэнта, яго называлі і каралём Белай Русі. А цяперашнія землі Берасцейшчыны і Навагрудчыны якраз уваходзілі ў зону ўплыву Галіцыі. Калі не знойдзем ранейшай даты, мусім рыхтавацца да гэтай, каб не было сорамна перад тымі ж літоўцамі. Няхай і 800 год, але гэта цвёрда прапісана ў каралеўскіх актах", - зазначыў Адам Мальдзіс.

Меркаванні адносна ўзросту Беларусі ў даследчыцкіх колах вельмі розныя. Шэраг гісторыкаў лічыць, што 1000-годдзе Літвы, якое адзначаецца сёлета, таксама і беларускае свята, бо наша краіна з’яўляецца галоўнай пераемніцай Вялікага княства Літоўскага, а беларусы да пачатку XX стагоддзя называлі сябе ліцвінамі. Але якраз на гэту акалічнасць і звярнуў увагу Адам Мальдзіс, які лічыць, што беларусам трэба звярнуць увагу на іншую дату, каб гістарычная Літва не была "каменем раздору" між сучаснымі беларусамі і літоўцамі.

Адзін з самых паважаных беларускіх гісторыкаў Анатоль Грыцкевіч з цікавасцю паставіўся да ідэі Адама Мальдзіса адзначыць у будучыні 800-годдзе Беларусі. Прафесар сказаў www.udf.by: "Ідэя нядрэнная, але тут можна адзначаць сам факт каранавання, але не нараджэнне беларускай дзяржаўнасці. Я лічу, што беларуская дзяржаўнасць не звязана з назвай "Белая Русь". У другой палове XIV ст. так зваўся толькі Полацк, а потым назва Альбарусія распаўсюдзілася далей на ўсход. Уся ж наша тэрыторыя стала называцца Беларуссю толькі ў XIX ст.". На меркаванне прафесара Грыцкевіча, адлік беларускай дзяржаўнасці варта весці ад першай згадкі пра Полацкае княства ў 980 годзе.

Даследчыкі гатовыя да дыскусіі на гэты конт. Магчыма 6-я па ліку канферэнцыя беларусістаў будзе прысвечана якраз гэтаму пытанню. Але ўсе гісторыкі як адзін прызнаюць, што ідэя святкавання нараджэння беларускай дзяржаўнасці так і застанецца на ўзроўні ініцыятывы, бо дзяржава не зацікаўленая ў пошуку сваіх гістарычных каранёў.
--------
http://news.tut.by/politics/142243.html

========
коменты
========

33uau33

Литва решила украсть нашу историю.Вспомните,что до сих пор не найдено ни одного государственного документа ВКЛ на литовском языке.Просто наши предки так достали Московскую Русь,что после победы та решила лишить нас даже имени.Но хочу напомнить вам ,что таже Русь была 300 лет под татарами,болгары столько же терпели от турок.Я верю ,что прийдет и наше время.А господин Президент навсегда вошел бы в историю ,если бы занялся этим вопросом.Верните нам наше ИМЯ и нашу годность.Мы-величайшая нация в Европе,мы имеем право называться своим именем ,а не именем ,выдуманным Карамзиным.

uma_tur_man

М-дя, Мальдзис, конечно, переигрывает. Удревняць название 19 века - смешно.
Русь со всеми её княжествами, в т.ч. Полоцким и Турово-Пинским - государство ВАРЯГОВ, а не русских, украинцев, беларусов.
И Русь и Полоцкая Кривия образованы пришельцами варягами-русами (шведы-князья с дружиной - сбродом со всей Северной Европы).
Коренные народы: финно-угры (русские), скифо-сарматы (украинцы), балты-ятвяги (беларусы) - были объектом обложения данью.
Церковники-писари обозвали местных славянскими канцелярскими именами (дреговичами, уличами, вятичами, словенами и т.п.).
Первое этническое беларуское государство: ЛИТВА. Создано в коренных ятвяжских землях этнической ятвяжско-прусской элитой.
Название ЛИТВА - от воинской касты "лютва".

YAM

"...звярнуў увагу Адам Мальдзіс, які лічыць, што беларусам трэба звярнуць увагу на іншую дату..."
То есть если я его правильно понял, он предлагает отказаться от нашей истории в пользу современной Литвы, и попробывать откопать другую историю с упоменанием слова Беларусь?

DpaHuKu



chv

...одна комисия по истории при Екатарине чего стоит Если учесть что наших местных летеописей и документов почти не осталось (Иван Ужасный спалил туже Полоцкую библиотеку), при Екатерине вывезли все что нашли так и не вернули... приходиться историкам копаться в чужих архивах и востонавливать нашу историю. А то что некоторые факты подаются под разными соусами так на то и голова чтоб думать, сравнивать. Уверен что наши предки пусть и не знали интернета, но были далеко не глупее нас

Некацап

Лiтва - гэта наша гiстарычная спадчына, а Летува - дзяржава нашых суседзяў, з якiмi мы некалi, i не адзiн раз iснавалi у складзе адной дзяржавы. Дарэчы, Летува - iх саманазва.
Як народ лiцьвiнаў пачалi зваць беларусамi у канцы ХIХ, пач.ХХ ст. а сама нацыя icнавала некалькi вякоў, i нi воднаму беларусу не павiнна быць сорамна перад жамойтамi-летувiсамi.

Svisloch1110

Как государству, Республике Беларусь - 18. Как начала славянской общности на территории совр. РБ - 16 веков с лишним.
Полоцк - одна из версий кривичской государственности, в силу политических обстоятельств Придвинье сегодня в составе РБ.
Белорусы ведут своё этническое происхождение от дреговичей, поэтому их первое государство - Княжество Туровское. Где-то с IX века, может и раньше. Никакой Литвы тогда в проекте не было.

repeinik

Да странное какое то у нас прошлое получается.Сначала черная дыра а потом жизнь в разных государствах и теперешний плач по поводу территорий и украденных символов.Получается по жизни мы потерпевшие??? Не нравится мне такая трактовка.Ну жили мы в разных государствах с разными народами,что в этом позорного,зачем приписывать себе роль главной скрипки?А с развалом союза появился шанс и его надо не потерять,а не вытаскивать застарелые обиды и трясти пыльным шляхетским прошлым.

chv

Ну и ну например город Волковыск еще когда празновал 1000 лет упоминания, или в то время там не жили предки современных беларусав? Если празновать "День названия страны" то с 178.. когда там нас Катька назвала наш край беларусью а народ ипереименовала в беларусы!Если праздновать "День Гражданина" то это тот момент когда был утвержен 1 Статут ВКЛ... А если просто по выеживаться то и 3 июля сойдет или например 10 июля от 1994г...Все зависит от того кем МЫ хотим себя видеть (народом в государстве с 1000 летней славной историей, развитым гражданским обществом европейского государства) или НАС хотят видеть (молодыми, слепыми и подчиняющимися любой воле правления, забитыми, нищими без истории и языка, и облагодетельствоваными якобы большим братом) тут уж звините выбирать КАЖДОМУ!
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Пн Июн 27, 2011 6:54 pm

История Беларуси:
http://www.belarus.by/ru/about-belarus/history

1- Беларусь в каменном веке (100 000 – рубеж 3 000 до н.э.)
2- Беларусь в бронзовом веке
(рубеж 3 и 2 тысячелетия – 8–6 вв. до н.э.)
3- Беларусь в железном веке и в раннем средневековье
(8–7 вв. до н.э – 8 в. н.э.)
4- Первые политические объединения на территории Беларуси (VI – XIII вв.)
5- Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское (XIII–XVI вв.)
6- Речь Посполитая (1569–1795)
7- Российская империя (1772–1917)
8- Первая мировая война (1914–1918)
9- Революция в России (1917–1919)
10- Русско-польская война (1919–1921)
11- 1921–1941
12- Вторая мировая война и Великая Отечественная война (1939–1945 гг.)
13- Новейшая история
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Пн Июн 27, 2011 6:55 pm

http://litvania.name/index.html

Великолепный сайт по рекламе истории Беларуси!!!

Однако, к радости Альгимантаса, на страницах газет появляются и такие статьи ( http://7days.belta.by/7days_plus.nsf/All/FD3F43708B12D3AC422575FB00498479?OpenDocument ), котрые являются не просто невежественными злобными пасквилями, но и оскорблением белорусского народа.
Автор этой статьи наверняка не сдал бы тестирование по истории Беларуси... Полное "отсутствие присутствия" ума... Впрочем, как истинный журналист - что только не напишет ЗА ДЕНЬГИ!
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Пн Июн 27, 2011 6:56 pm

“Обозреватель» 10.07.2009г.

У Беларуси пытаются отобрать часть прошлого.
ВКЛ и современная Литва - это разные вещи.


В понедельник, 6 июля, исполнилось 10ОО лет первому упоминанию термина «Литва» в исторических хрониках. В Вильнюсе по этому поводу прошли грандиозные торжества, на которых присутствовало несколько европейских монархов и президентов (главы белорусского государства не было). К круглой дате в столице Литовской Республики был символически открыт возведенный на месте старого новый Дворец правителей Великого княжества Литовского (это самый крупный проект в области культуры современного литовского государства: даже без внутреннего убранства на него потрачено свыше 70 млн. долларов). «Это памятник тысячелетию Литвы», - утверждает надпись на стене дворца. Над ним взвился флаг с белым всадником на красном поле. (Недавно в Беларуси аналогичное изображение было утверждено президентом в качестве официального герба Витебской области; подробнее об этом читайте в следующем номере «Обозревателя». - Прим. ред.) А немного раньше, 3 июля, проходившая в Вильнюсе сессия Парламентской ассамблеи Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе приняла резолюцию, в которой фактически ставится знак равенства между фашистским и советским режимами.
Что скрывается за активным увлечением литовских политиков историей?

0 Литве

Этнический и политический термин «Литва» столетиями использовался в исторических источниках в разных смыслах. Впервые он был зафиксирован в 1009 году в «Кведлинбургских анналах» в связи с гибелью католического проповедника Бруно.
Однако происхождение термина «Литва» до сих пор точно не установлено. Ни одна из многочисленных версий не получила всеобщего признания. Нет единого мнения и о том, где именно находилась Литва1000 лет назад. Например, некоторые белорусские историки обосновывают гипотезу, по которой летописная Литва находилась на территории, очерченной линией на карте: от Минска к Молодечно, оттуда – к Новогрудку, далее - к Ляховичам и снова к Минску (возможно, Бруно погиб где-то здесь).
В 1430-е годы римский легат Энеа Сильвио Пикколомини-будущий Папа Римский Пий II – описывал Литву как страну, в которой «язык народа славянский». Знаменитый средневековый дипломат Сигизмундфон Герберштейн, оставивший воспоминания о начале XVI века, утверждал, что по-литовски бизон называется зубром. Он же причислял литвинов к славянским народам. В XVI-XVIII веках название «литвины» применялось для определения всего населения ВКЛ, при этом оно отличалось от самоназвания предков современных литовцев - аукштайты и жемайты. Все основные юридические документы Великого княжества Литовского (ВКЛ) написаны на старобелорусском, имеющем славянские корни, языке. Т.е. в период становления и расцвета Великого княжества в культурном и административном плане в нём доминировали
не предки нынешних литовцев, а белорусы. У современных литовских историков и политиков, конечно, иной
взгляд на эти исторические факты, однако это не дает им права национализировать историческое наследие
ВКЛ.

0 Дворце правителей в Вильнюсе

Город Вильна в исторических документах впервые упомянут в 1323 году, а точные сведения о виленской резиденции относятся к 1520-м годам, когда на месте старого замка был построен новый дворец по приказу короля Сигизмунда I Августа в стиле ренессанса (этот дворец был окончательно уничтожен в начале XIX века, так что нынешний - полный новодел). Кстати, именно при Сигизмунде I Августе был введен единый для всего ВКЛ кодекс законов - Статут Великого княжества Литовского на белорусском языке.
Называть замок символом современной «литовской» государственности - явная натяжка, как и сам город Вильна (сейчас - Вильнюс). Дело в том, что в 1253 году считающийся основателем литовского государства князь Миндовг (тогда еще без окончания -ас) короновался в Новогрудке как король литовский, а потому вполне естественно многие историки считают Новогрудок первой столицей ВКЛ. Именно вокруг Новогрудка, известного еще с 1044 года, поначалу объединялись земли, входившие в состав Великого княжества.

0 том, чем грозит национализация общей истории современной Беларуси и Литвы

У каждого народа есть собственная историческая память. Политики часто пытаются манипулировать ею. Начиная с 1991 года это наблюдается и в Литве. В первые годы после распада СССР и обретения независимости еще можно было понять литовских политиков, которые опирались в строительстве своего
государства на отрицании исторического отрезка с 1939 года до начала 1990-х. Однако теперь происходящее
в Литве вызывает как минимум недоумение.
Белорусы долгое время хладнокровно наблюдают за тем, как современные литовские политики национализируют историю ВКЛ, подгоняя исторические факты под собственные амбиции. Сначала это делалось, так сказать, для внутреннего потребления: патриотического подъема, роста самосознания и т.п.
Сейчас мы наблюдаем второй этап - попытку заработать на этом, создав на основе этой прихваченной идеологии привлекательный туристический продукт. Что дальше?

История рисует мрачные примеры, когда педалирование национального превосходства над соседями порождало сначала неприязнь между народами, а затем – территориальные претензии между государствами. Возможно, литовские политики не понимают этого, но логика событий именно такова. Причем они сами могут не заметить, как превратятся в марионеток других политических сил, жаждущих дальнейшего пересмотра итогов Второй мировой войны и изменения расстановки сил в нынешней Европе. Принятие антисоветской вильнюсской резолюции ПА ОБСЕ – шаг именно в этом направлении. Преступления сталинского режима, бесспорно, требуют осуждения, однако Вильнюс настаивает на приравнивании их к бесчинствам режима гитлеровской Германии. Историческая предпосылка: 70 лет назад, 23 августа 1939 года, был подписан секретный пакт Молотова- Риббентропа, результатом чего стали в том числе оккупация Литвы советскими войсками и дальнейшие страдания части литовского народа, не принявшего коммунистической идеологии. Но возможно истинные мотивы приравнивания Сталина к Гитлеру таковы: вслед за Латвией и Украиной (на которую Москва «наслала» Голодомор в начале 1930-х) встать в очередь на получение компенсаций от России. И если от сегодняшней России страны балтийско-черноморского пояса вряд ли чего-нибудь смогут добиться, то как знать, что будет дальше, в исторической перспективе. И как бы не опоздать к «раздаче слонов» в случае, если история выкинет очередной неожиданный фортель. А пока же можно использовать образ врага для внутреннего потребления... Но это опасно и для Европы, живущей сейчас без общей системы безопасности, и для Беларуси, которая в эти игры играть не собирается, но, как показывает история, обязательно бывает втянута практически в любой крупный конфликт на континенте. Кстати, литовцы, рассказывая о горе, которое им доставило пребывание в СССР, почему-то забывают упомянуть о своих территориальных приобретениях. В 1939 году, когда Сталин передавал уникальный город Вильна Литовской Республике, в нем проживало всего около 2 процентов этнических литовцев - значительно меньше, чем поляков, евреев, белорусов, русских. Памятуя это, другие народы могут рассматривать преступления сталинизма совсем под другим, нежели литовцы, углом – ведь в разные времена это был и белорусский, и польский, и русский город. Но безопасности Европе такой подход, конечно, не прибавит... Глава российского государства Дмитрий Медведев совсем недавно создал комиссию высокого уровня, призванную противодействовать попытке сфальсифицировать историю в ущерб интересам России. Это был ответ на работу аналогичных институтов в Прибалтике, на Украине и в Европе, жаждущих раздела Российской Федерации и готовящих под это идеологическое обоснование, которое соответствующим образом обрабатывает местное и международное общественное мнение. В отношении Беларуси так ставить вопрос, кажется, преждевременно, но с учетом нашей непростой истории мы должны быть готовы дать отпор как минимум на интеллектуальном уровне. Иначе построить настоящее независимое современное государство будет трудно, а соседи станут смотреть на территорию, где мы сейчас живем, как на северо-западный край, «Усходн1я Крэсы» или Срединную Литву.

Олег СЕРГЕЕВ
P.S. В любом случае и при любых политиках литовский народ останется для белорусов братским.
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Пн Июн 27, 2011 6:57 pm

http://www.bibliotekar.ru/bel2/316.htm
Из Энциклопедии Брокгауза и Ефрона

--------------------------------------------------------------------------------
Лютичи

— общее название для союза племен, живших между Одером, Балтийским морем и Эльбой. Сами они себя называли велетами, у франков и саксов назывались вильцами; Лютичи — более позднее название. Баварский географ IX в. насчитывает у Л. 95 общин и 4 области. Река Пена разделяла их так, что хижане и череспеняне находились на С., а ратаре и долинчане — на Ю. К этим племенам некоторые ученые прибавляют еще укран, речан, гаволян, серевян. Край Л. представлял обширную равнину, местами болотистую, но в общем отличавшуюся плодородием. В лесах водилась дичь, олени, дикие лошади, медведи, кабаны. Славянское население пришло сюда, вероятно, из Надвислянского края, вскоре после того, как началось движение германских племен к юго-западу. Немецкие анналисты изображают Лютичей народом многочисленным, весьма воинственным, храбрым, выносливым, упорным, нередко свирепым. На историческую сцену Лютичи выступают уже пережившими родовой и отчасти общинный быт. Князья управляют племенами. В силу какого-то переворота в 10 веке лютичи отменяют княжескую власть. Вся сила переходит к народному вечу: оно ведает суд, распоряжается даже военными предприятиями. Решение требуется единогласное; кто противоречит постановленному решению, того бьют палками. Упоминаются у Л. знатные люди, которые, может быть, и свергли князей и руководили решением веча. Есть у Л. города-крепости и веси. Общее собрание племен, составлявших союз Л., происходило в городе Радигоще (Ретре), где-то в нынешнем Мекленбург-Стрелицком вел. герцогстве. Этот город имел большое религиозное значение для Л. Религия Л. основывалась на обожании сил природы, но они имели храмы, идолов и жреческое сословие. Религиозная связь, может быть, одна только и удерживала племена Л. от окончательного распадения до введения у них христианства; они постоянно между собой враждовали и готовы были даже помогать врагам против своих же. Главными врагами Л. были норманны и немцы. Столкновения с норманнами носят характер морских разбоев: то норманны нападают на славянское поморье, то балтийские славяне опустошают берега датские и скандинавские. Более опасными врагами Л. сделались немцы, соседи славян по всей линии Эльбы. Тут была вражда и племенная, и религиозная, а также борьба из-за земли. Покоренная Карлом Вел. земля саксов открывала свободный и безопасный путь к славянам, и по этому пути пошли немцы. Первый поход состоялся в 789 г. Карл Великий взял у Л. заложников и присягу в подчиненности. При первой же возможности, в 792 г., Л. вместе с саксами уничтожают начатки христианства, разрушают церкви и истребляют христианское духовенство. Карл наказывает саксов и опустошает землю Л. Дальнейшая история лютичей представляет смену освобождения и нового подчинения немцам; мы знаем о восстаниях Л. в 839, 929, 956, 995, 997 гг., во время Генриха II видим Л. в союзе с немцами, напр. против Болеслава Польского, но затем новые столкновения в 1033, 1035, 1045 и следующих годах. Ни к чему, однако, упорная борьба Л. не привела, потому что совершалась вразброд, без единства. Немцы их побеждали, облагали данью, крестили, строили церкви и монастыри, завладевали землями, вызывали колонистов. К 12 веку может быть отнесена полная германизация Лютичей-славян: политическая независимость навсегда потеряна, славянские обычаи забыты, следы языка славянского еще сохраняются в географических названиях, и то исковерканных на чужой лад. Об источниках и пособиях см. Полабские славяне.

--------------------

http://wapedia.mobi/ru/%D0%9B%D1%8E%D1%82%D0%B8%D1%87%D0%B8

Лю́тичи (вильцы, велеты) — союз западнославянских племён. Один из племенных союзов так называемых полабских славян — исконного славянского населения современной северной, северо-западной и восточной Германии . Свое название, происходящее от слова "лютый", они получили за активное противостояние немецкому drang nach Osten . Помимо лютичей, в состав полабских славян входили племенные союзы бодричей (ободритов, рарогов или ререков) и лужичане (лужицкие сербы, мильчане или просто сербы). Сами лютичи состояли из доленчан , ратарей , хижан и черезпенян . Лютичи проживали на территориях нынешних немецких федеральных земель Мекленбург — Передняя Померания и Бранденбург (север Бранденбурга). Обе земли находятся в восточной Германии . Центром союза лютичей было святилище «Радогост» в городе Ретра, в котором почитался бог Сварожич . Это святилище находилось на территории ратарей (редариев, ретрян), которые были самым могущественным племенем в племенном союзе лютичей. Все решения принимались на большом племенном собрании, а центральная власть отсутствовала. Также одной из столиц лютичей являлся город Аркона , располагавшийся на острове Рюген ( славянское название Руян) со святилищем бога Святовита . Этот город был разрушен датчанами при короле Вальдемаре I , во время войн, проводимых уже принявшими на тот момент христианство немецкими государствами против земель полабских славян , с целью присоединения этих богатых земель к немецким государствам и обращения местного населения в христианство. Датчане, в частности, принимали участие в этих войнах преследуя своей целью, помимо распространения христианства, ещё и защиту от лютичей, а также месть за нападения и разорения, которые до этого совершали лютичи в отношении Дании ; наконец, целью являлось освобождение от дани, которую выплачивали лютичам некоторые датские провинции. См. также руяне .

Лютичи возглавили славянское восстание 983 против германской колонизации земель восточнее Эльбы , в результате которого колонизация приостановилась почти на двести лет. Уже до этого они были ярыми противниками германского короля Оттона I . О его потомке, Генрихе II , известно, что он не пытался их поработить, а наоборот переманил их деньгами и подарками на свою сторону в борьбе против Польши Болеслава Храброго .

Военные и политические успехи усилили в лютичах приверженность язычеству и языческим обычаям, что относилось и к родственным бодричам . Однако в 1050-х среди составных племён лютичей разразилась междоусобная война и изменила их положение. Союз быстро терял мощь и влияние, а после того, как центральное святилище в городе Ретра было разрушено саксонским герцогом Лотарем в 1125 , союз окончательно распался. В течение последующих десятилетий саксонские герцоги постепенно расширили свои владения на восток и покорили земли лютичей.

-----------------------

http://litvania.org/lut.html

ЛЮТИЧИ
союз славянских поморских племён


Лютичи - одни из предков литвинов. От лютичей литвины унаследовали своё национальное имя (Лютва-Литва) и пассионарный заряд, который в XIII веке дал толчок образованию Великого Княжества Литовского.
Лютичи в XI - XII веках под напором немцев небольшими отрядами проникали на земли современной западной Литвании (Белосток-Гродно-Вильня-Лида-Новогрудок) и основывали поселения, которые местным населением назывались обычно "лютва" или "литва".
Путь проникновения лютичей проходил сквозь языческие земли - вдоль побережья балтийского моря, заселённого поморскими славянами и далее через Пруссию.
--------------------------------------------------------------------------------


Краткая история лютичей до исхода.

Лютичи - жили между Одером, Балтийским морем и Эльбой. Сами они себя называли велетами, у франков и саксов назывались вильцами; лютичи - более позднее название. Баварский географ IX в. насчитывает у лютичей 95 общин и 4 области. Река Пена разделяла их так, что хижане и череспеняне находились на севере, а ратаре и долинчане - на юге. К этим племенам некоторые ученые прибавляют еще укран, речан, гаволян, серевян. Край лютичей представлял обширную равнину, местами болотистую, но в общем отличавшуюся плодородием. В лесах водилась дичь, олени, дикие лошади, медведи, кабаны. Немецкие анналисты изображают лютичей народом многочисленным, весьма воинственным, храбрым, выносливым, упорным, нередко свирепым - ЛЮТЫМ. На историческую сцену лютичи выступают уже пережившими родовой и отчасти общинный быт. Князья управляют племенами. В силу какого-то переворота в Х веке лютичи отменяют княжескую власть. Вся сила переходит к народному вечу: оно ведает суд, распоряжается даже военными предприятиями. Упоминаются у лютичей знатные люди, которые, может быть, и свергли князей и руководили решением веча. Общее собрание племен, составлявших союз лютичей, происходило в городе Радигоще (Ретре), где-то в Мекленбург-Стрелицком вел. герцогстве. Этот город имел большое религиозное значение для лютичей. Религия лютичей основывалась на обожании сил природы, но они имели храмы, идолов и жреческое сословие. Религиозная связь, может быть, одна только и удерживала племена лютичей от окончательного распадения до введения у них христианства. Главными врагами лютичей были норманны и немцы. Столкновения с норманнами носят характер морских разбоев: то норманны нападают на славянское поморье, то балтийские славяне опустошают берега датские и скандинавские. Более опасными врагами лютичей сделались немцы, соседи славян по всей линии Эльбы. Тут была вражда и племенная, и религиозная, а также борьба из-за земли. Покоренная Карлом Вел. земля саксов открывала свободный и безопасный путь к славянам, и по этому пути пошли немцы. Первый поход состоялся в 789 г. Карл Великий взял у лютичей заложников и присягу в подчиненности. При первой же возможности, в 792 г., лютичи вместе с саксами уничтожают начатки христианства, разрушают церкви и истребляют христианское духовенство. Карл наказывает саксов и опустошает землю лютичей. Дальнейшая история лютичей представляет смену освобождения и нового подчинения немцам; мы знаем о восстаниях лютичей в 839, 929, 956, 995, 997 гг., во время Генриха II видим лютичей в союзе с немцами, напр. против Болеслава Польского, но затем новые столкновения в 1033, 1035, 1045 и следующих годах. Ни к чему, однако, упорная борьба лютичей не привела, потому что совершалась вразброд, без единства. Немцы их побеждали, облагали данью, крестили, строили церкви и монастыри, завладевали землями, вызывали колонистов.
Мыс Аркона - один из последних оплотов лютичей на балтике. (карта, фото).
В XI веке начался постепенный исход лютичей со своих земель в двух направлениях - на юг в Чехию и на восток в бассейн Немана и его притоков. К XIII в. может быть отнесена полная германизация непереселившихся лютичей: политическая независимость навсегда потеряна, славянские обычаи забыты, следы языка славянского еще сохраняются в географических названиях, и то исковерканных на чужой лад.



http://www.litvania.org/lit-lut.html

ЛИТВА - ЛИТВАНИЯ
происхождение названия

У учёных нет определённой точки зрения на происхождение названия "Литва". Литовскими филологами предлагаются разные варианты, например от слова "лить" или от похожего названия ручья.
Наиболее правдоподобной, логичной и доказанной, на наш взгляд, нужно считать версию происхождения названия "Литва" от "Лютва", то есть от названия союза поморских славян лютичей. Во всяком случае это объяснение, в отличие от остальных, имеет косвенные документальные подтверждения.
История лютичей подробно описана в немецких и частично в чешских хрониках. Чешские источники подтверждают, что часть лютичей, спасаясь от немецкой экспансии, переселились в Чехию, основав свои поселения-анклавы. Большинство из этих поселений получили имена от самоназвания их поселенцев (лютичей), например - Лютвинов, Лютомежице, Лютобож... . Следя за чешскими хрониками, можно увидеть, что позднее все эти города и местечки начинают именоваться - Литвинов, Литомежице, Литобож... .
Учитывая тот факт, что часть лютичей двинулась на восток - к бассейнам рек Немана и Вилии, можно считать доказанным, что трансформация названия "лютва" в "литва" произошла, также, и регионе западной и центральной Беларуси, что является закономерным и логически обоснованным.

Более доказанной версии происхождения названия нашей средневековой родины Литвы-Литвании нет.
Более того, абсолютно прозрачно и понятно почему произошло изменение буквы "у или ю" (лат. "u") на букву "и", по латински звук "у или ю" означался как "U", а по гречески как "Y". То есть читаем у немецких хронистов - лютичи как "lutici", а в регионах славянской Европы (Чехия, Польша, Моравия...) где был наряду с латинским распространён и греческий алфавит уже наблюдается смешение букв алфавитов - "lytici", что произносится как "литичи". Многие удивляются почему в чешском языке например говорят не АНГЕЛ, а АНДЕЛ, причина похожа - путаница в средневековье славянами похожих на написанию букв "лат. - g" и "крл. - д - рукописная", в этом же причина изменения таких слов как Бабилон - Вавилон, Базилий - Василий, в этом случае латинская кириллическая Б похожа на латинскую Б (lat. "b").
Все эти изменения естественны и их никто не подвергает сомнению, так же естестенен переход лютичи в литвины. На территории Беларуси лютичей называли Лютвой (пришла Лютва) и в первую очередь подверглось трансформации слово "лютва" в "литва", а затем как производное появилось самоназвание "литвины".
Таким образом слова Лютва, лютичи и Литва, литвины имеют прямую связь между собой, как и сотни других видоизмененных слов из-за ошибок в написании и произношении похожих по визуальной форме букв латинского и греческого (позднее кириллического) алфавита.

На этом нужно поставить утвердительную точку. Литва, Литвания, Великое Княжество Литовское - это наша история от начала и до конца, это названия нашей земли, которые имеют славянское происхождение. Мы не вправе требовать запрета называться Литвой нашим соседей, так исторически сложилось, что им удалось закрепить это название за собой, но никто не вправе и нам запрещать возрождать свою нацию и иметь свой взгляд на историю и названия.

ФОТОКОПИИ СТРАНИЦ ЧЕШСКОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ
ПРОИСХОЖДЕНИЯ НАЗВАНИЙ ГОРОДОВ И МЕСТЕЧЕК

avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Пн Июн 27, 2011 6:58 pm

Очень важный вопрос 1000-летие какой Литвы недавно праздновали в Литве...
С учетом того, что в 1009 году Литва (Лютва) еще не пришла в Понемонье, хорошо было бы вспомнить где именно находился ареал расселения Полабских славян.
(Здесь надо сказать, что СЛАВЯНЕ не национальность. Славяне происходит о «знающие слово» то есть знающие язык! Это как «советский народ» знал (кто в какой степени) русский язык!)
Так вот ареал проживания Полабских славян очень четко показывает МЕСТО, где Литва непочтительно встретила архиепископа Бонифация… Это отнюдь не Понемонье. Это не более чем Мазовия. 1009 год – это начальный период исхода Лютвы из Полабья.
--------------------------------------------------------------------------

http://www.cultinfo.ru/fulltext/1/001/008/090/655.htm
Полабские славяне, полабы, полабяне, большая группа западнославянских племён, населявшая в конце 1 — начале 2-го тыс. н. э. территории от р. Лаба (Эльба) и её притока р. Сала (Заале) на З. до р. Одра (Одер) на В., от Рудных гор на Ю. и до Балтийского моря. на С. Объединялись П. с. в три племенных союза лужицкие сербы, лютичи (велеты), бодричи (ободриты). Основой их хозяйственной деятельности были земледелие и скотоводство, значительного развития достигли садоводство и огородничество. У П. с. интенсивно развивалось ремесло; они вели оживлённую торговлю. С 10 в. германские феодалы начали систематическое наступление на П. с. сначала ради получения дани, а затем — с целью распространения на их землях своей власти путём основания военных областей (марок); католические миссионеры насильственно обращали П. с. в христианство и взимали с них церковную десятину. В 10 в. герм. феодалам удалось подчинить П. с., однако в результате мощных восстаний (983, 1002) большая часть их (за исключением лужицких сербов) вновь стала свободной. Длительные войны с германскими феодалами пагубно сказывались на экономическом развитии П. с., тормозили процесс образования у них относительно крупных раннефеодальных государств. Однако в 10—11 вв. в результате развития классовых отношений процесс этот ускорился. Наиболее значительное государство П. с. — Вендская держава, во главе которого стал князь самой развитой группы П. с. — бодричей — Готшалк. В 12 в. наступил заключительный этап борьбы П. с. во главе с князем бодричей Никлотом против германской агрессии, организаторами которой были Генрих Лев и Альбрехт Медведь. Крестовый поход против славян 1147 окончился безрезультатно для захватчиков. Однако в 50—60-х гг., используя раздробленность П. с. на различные княжения, враждовавшие между собой, германские феодалы захватили последние свободные земли П. с. Земля лютичей стала основой маркграфства Бранденбург, в земле бодричей возникло княжество Мекленбург, вассально зависимое от саксонских герцогов, но управлявшееся славянскими князьями. В 1169 дат. феодалы разрушили святилище П. с. Аркону (на о. Руяна). В последующем большая часть П. с. подверглась германизации, часть была истреблена. Однако некоторая часть П. с. сохранила свою этническую и культурную самобытность (см. Лужичане).




Бодричи, ободриты, племя полабских славян, населявшее берега Мекленбургской бухты, между рр. Травой и Варной. В 8—9 вв. возглавляли союз родственных им племён в нижнем течении Лабы (Эльбы). Основные занятия Б. — плужное земледелие, промыслы (рыболовство, бортничество, охота), торговля. Опираясь на сеть городов-замков (Рарог, Ратибор, Зверин, Старград и др.), Б. успешно сопротивлялись набегам датчан и саксов. В хрониках 10—11 вв. упоминаются «первейшие» люди и даже князья (duces); власть князя, сначала выборного (его утверждало вече), со 2-й половины 11 в. делается наследственной. Процесс феодализации общественных отношений у Б. происходил в обстановке тяжёлой борьбы с германской агрессией. При Оттоне I часть Б. обязалась принять христианство и уплачивать дань, в Старграде возникло католическое епископство. Восстановив независимость в результате восстания 1002, племена бодрицкой группы и лютичи отстаивали её вплоть до немецкого крестового похода против славян 1147. Раннефеодальное государство во главе с Б. (см. Вендская держава) оказалось непрочным и распалось в 20—30-х гг. 12 в. Это облегчило завоевание земель Б. немецкими феодалами; образованное в 1170 Мекленбургское славянское княжество подверглось германизации.
Вендская держава, раннефеодальное государство полабских славян — бодричей, лютичей и поморян, существовавшее с 40-х гг. 11 в. до 1-й трети 12 в. на побережье Балтийского моря, между устьями рр. Лаба и Одра. Сплочение «вендских» (славянских) племён под единой княжеской властью, обусловленное процессом феодализации, ускорялось необходимостью отражения германо-католической агрессии. Создатель В. д. бодричский князь Готшалк (правил в 1044—66) и его преемник князь Крутой (1066—93) временно подавили сепаратизм племенной знати. Однако непрочность В. д. сказалась уже на рубеже 11—12 вв. Князь Генрих (сын Готшалка), именуемый в документах также королём, подпал под влияние знати, искавшей содействия саксов или датчан, призвал немецких епископов. Ослабленная внутренними неурядицами, В. д. распалась окончательно около 1129.
Крестовый поход против славян 1147, захватнический поход европейских (главным образом германских) феодалов против полабско-прибалтийских славян. Происходил под предлогом обращения в христианство язычников-славян одновременно со 2-м крестовым походом в Палестину. Инициаторами похода были саксонские феодалы и духовенство, стремившиеся вновь захватить славянские земли за р. Эльба (Лаба), утраченные ими после восстаний славян 983 и 1002. Войско саксонского герцога Генриха Льва попыталось захватить земли бодричей, но под руководством князя Никлота бодричи предприняли активные действия против крестоносцев, вынудив их к миру. Другое феодальное войско, руководимое Альбрехтом Медведем, действовавшее против лютичей и поморян, также не добилось успеха. Однако в 50—60-х гг. 12 в. германские феодалы возобновили свой натиск и захватили земли лютичей и бодричей.
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Пн Июн 27, 2011 6:58 pm

Еще дна ссылка по этой теме:
http://slawianie.narod.ru/str/strana/polab.html

ПОЛАБСКИЕ И ПОМОРСКИЕ СЛАВЯНЕ, не имеющие своей государственности
(Федеративная республика Германия; Республика Польша)

Полабские и поморские славяне к настоящему времени почти полностью ассимилированы немецким и польским народами. Из многочисленных племен, населявших в VI – XI веках нашей эры обширные территории Полабья, сейчас ассоциируют себя со славянами только лужичане (Федеративная Республика Германии) и кашубы (Польская Республика).

Кашубы (самоназвание – кашеби), потомки древних поморян, живут на побережье Балтийского моря, в северо-восточных районах Польши. На западе их земли граничат с Германией. В средние века кашубы занимали значительно большую территорию; они расселялись в западных районах Поморянии, в бассейне реки Парсенты у города Колобжег. В XIII веке Кашубией называли также западную Поморянию.

Сейчас численность кашубов составляет около пятисот тысяч человек.

Принято считать, что кашубы говорят на кашубском диалекте польского языка, но надо иметь в виду, что генетически это языки разные, хотя и оба входят в лехитскую подгруппу. Лехитская подргруппа в свое время распалась на западную (поморские языки) и восточную (польский язык) группы. Кашубы вместе с исчезнувшими уже в ХХ веке словинцами являются потомками восточнопоморских племен (1).
Лехитская группа
Западная группа
Восточная группа
Западнопоморская группа
Восточнопоморская группа
кашубы
поляки
словинцы

Наиболее значимые города кашубов – Гданьск, Щецин.

Лужичане занимают небольшую территорию между Франкфуртом на Одере, Берлином и Дрезденом на территории Германии. Территория распространения лужичан граничит с Польшей и Чехией, однако по большей части она окружена немецкоязычными землями. Если в начале ХХ века лужичане занимали сравнительно небольшую территорию, то к настоящему времени она сократилась до территории их главных городов и предградий. Название «лужичане» восходит к наименованию местности, которую они населяют, – Лузации, или Лужицы. Самоназвание этого народа – Scrbja, Serby; немецкое название – сорбы (Sorben), венды (Wenden).

Численность лужичан – по одним оценкам – 50-60 тысяч человек, по другим – около ста тысяч человек.

Все лужичане двуязычны. Основным языком является немецкий, а лужицкие сохраняются ограниченно.

Главные города – Котбус (верхние лужичане), Баутцен (нижние лужичане).
Краткий очерк истории
С конца V – начала VI веков нашей эры в междуречье Салы (Зале), Лабы (Эльбы), Водры (Одера), Спревы (Шпре) и Нысы (Нейса) стали расселяться славянские племена, пришедшие с востока. Здесь они сменили восточногерманские племена, которые около IV века нашей эры двинулись на запад. Примерно с X – XI веков немецкие племена стали возвращаться обратно, сталкиваясь при этом с полабскими сербами. Постепенно в процессе острой борьбы подавляющая часть полабских славян была ассимилирована немецким этносом. Процесс ассимиляции наметился уже в XII–XIII веках и к сегодняшнему дню почти завершился. Численность жителей Германии, считающих себя лужичанами, постоянно сокращается. Что касается кашубов, то они считают себя самостоятельным этносом, отличным от польского, но и количество кашубов на протяжении ХХ столетия не увеличивалось, а сокращалось.




В средние века главными племенами полабских и поморских славян были лужицкие сербы (делеминцы, мильчане, гломачи, дечане, лужичане); ободриты (бодричи, вагры, полабы, древане); лютичи (вильцы, ротари, долечане, чрезпеняне, хижане); поморяне (кашубы, словинцы, кабатки). Каждая из этих групп состояла из более мелких племен, которые не были связаны в самостоятельное государственное объединение. Группы были независимы друг от друга. Полабские и поморские славяне были язычниками. Они поклонялись Святовиту, Триглаву, Чернобогу, Радигосту, Живе, Яровиту. Богам посвящались храмы и рощи. До сих пор в землях, населявшихся полабскими и поморскими славянами, находят свидетельства языческой культуры. Одним из них является Збручский идол, а также микрожинские рунические камни. В 1168 году на острове Рюгене (Руяне), располагающемся в Балтийском море, датчане разрушили святилище Святовита, Аркону, что явилось концом славянского язычества в Полабье
.
Только опасность заставляла иногда полабских славян на некоторое время объединиться друг с другом или с другими западнославянскими племенами. В 623 году полабские сербы вместе с чехами, словаками, моравами, черными хорватами, дулебами и хорутанами объединились под предводительством купца Само, чтобы противостоять аварам. В 789 и 791 годах вместе с чехами полабские сербы снова выступают против Аварского каганата, участвуя в походах Карла Великого.

В IX веке часть полабских славян подчинилась немцам, другая часть вошла в состав возникшей в 818 году Великоморавской державы. При преемниках Карла Великого полабские племена несколько раз выходили из-под саксонской власти и снова попадали в зависимость. В 928 году полабские славяне объединились для оказания успешного сопротивления саксонскому королю Генриху Птицелову, захватившему территорию полабско-сербского племени гломачей и обложившему данью лютичей. Однако при Оттоне I лужицкие сербы вновь были всецело порабощены немцами, а их земли были отданы в ленное владение рыцарям и монастырям. Немецкие феодалы, назначая в полабских землях своих мелкопоместных князей, проводили политику «разделяй и властвуй». Разрозненные славянские племена не могли оказывать должного сопротивления завоевателям, которые постепенно захватывали все новые и новые земли.

Поморские славяне в VI-X веках вели оседлый образ жизни, занимаясь рыболовством, земледелием, солеварением. На рубеже VIII-IX веков у них активно начинает развиваться торговля со Скандинавией и славянскими племенами, живущими вдали от Балтийского моря. В X веке происходит объединение восточной группы лехитских племен (мазовшан, вислян, полян и др.), а в 960 году они образуют польское государство. Мешко I начал борьбу за овладение устьем Одры и выход к Балтийскому (Венедскому) морю. Во второй половине Х века Поморяния была присоединена к Польше.

Около Х века как среди поморских, так и среди полабских славян распространяется христианство. У поморян оно распространяется вместе с принятием христианства Великой Моравией, а затем и Польшей, у полабских славян – вместе с распространением немецкой (саксонской) власти. Язычники поначалу оказывают какое-то сопротивление, но насаждение нового культа проходит весьма агрессивно, с применением жестоких мер по отношению к приверженцам старины.

В начале XI века (1018 год) Болеслав Храбрый присоединил Лузицию к Польше, но уже в 1034 году она вновь попала под власть немцев. В этот же период на какое-то время вновь приобретают независимость и земли поморян.

Положение славян усугубляется тем, что в их землях обнаружены богатые месторождения серебра. С конца XIII века немецкие феодалы возобновляют последовательный захват земель полабских и поморских славян, сопровождающийся их германизацией. В городах запрещается говорить на славянском языке, на немецкий язык переводится всё делопроизводство, на немецком языке ведется обучение в школах, заниматься каким-либо привилегированным ремеслом можно только при условии владения немецкой речью. Такие условия вынуждали сербское население усваивать язык и культуру немцев. Славянские диалекты сохраняются практически только в сельской местности. Наиболее активно процесс германизации проходил в западных землях полабских славян. Во время Тридцатилетней войны (1618-1648) здесь погибло более 50% сербов, в результате чего ареал распространения славян на территории Германии значительно сократился. Дольше всего славянское население со своим языком и обычаями удерживалось в герцогстве Мекленбург (до конца XVII века) и в Ганноверском Вендланде (до первой половины XVIII века).

Население Нижней и Верхней Лузиции находилось в иных условиях. Их земли в IX – начале Х вв. входили в состав Великоморавской державы, а с 1373 по 1635 годы - в состав Чешского королевства. Традиционно немецкое население здесь было в меньшинстве, поэтому сербский язык не изгонялся из официального употребления. Самоидентификации серболужичан со славянским населением и росту национального самосознания способствовало и Гуситское движение. Однако с утверждением в Чехии власти Габсбургов (с 1526 года) и с переходом Лужиц в ленное владение (2) Саксонских правителей (с 1635 года) процесс германизации лужичан усилился. В ходе геополитических изменений Верхняя Лужица с главным городом Будышином (нем. Bautzen) вошла в состав Саксонии, Нижняя Лужица с главным городом Котебузом (нем. Kottbus) – в состав Пруссии. Вспыхивающие время от времени на лужицких землях восстания ни к чему не приводят. Однако во второй половине XVIII – XIX веках большой интерес к Лужицам, их культуре и языкам, проявляют просветители.

21 апреля 1897 года в Будышине был заложен «Сербский Дом», в котором позже разместились культурные организации лужицких сербов, музей, редакции, типография и библиотека. В начале ХХ века создается первая лужицкая политическая организация «Деревенское избирательное общество» (1910), а в 1912 году – одно из наиболее известных обществ – «Домовина» («Родина»), деятельность которого прерывалась во время первой мировой войны, но с 1920 года возобновилась. После революции в Германии (1918) сербы выступили с требованием иметь возможность пользоваться сербским языком, иметь свои культурные учреждения и школы. Образования независимого государства Лузиции не состоялось, но по Версальскому мирному договору Германия обязалась предоставить права лужичанам как нацменьшинствам по аналогии с правами, которые получили немцы в Чехословакии и Польше.

30 января 1933 года в Германии установилась гитлеровская диктатура. Многие лужицкие общественные деятели были вынуждены эмигрировать в Чехословакию. В 1937 году лужичане были объявлены «сербоязычными немцами». Употребление серболужицкого языка было запрещено даже в деревнях. После начала Второй мировой войны почти все лужицкие молодые мужчины были взяты на фронт. Лужичане стали скрывать свою принадлежность к славянам, многие меняли славянские фамилии на немецкие.

В 1949 году власти ГДР оценивали численность лужицких сербов в 250 тысяч человек. По переписи 1990 года, проведенной в Германии, лужичанами себя признали только 50 тысяч человек.

Последовательному онемечиванию подверглись и поморские славяне. В начале XIV века из земли были захвачены Тевтонским орденом и на протяжении XIV – XVIII веков в них проводилась политика, в соответствии с которой славянам выгоднее было признать себя немцами и забыть свою исконную культуру.

В 1466 году с Польшей воссоединилось Восточное Поморье, где проживали кашубы и словинцы. Дальнейшая история этих народов была связана с историей Польши и Речи Посполитой. По первому и второму разделам Польши (1772, 1793) земли кашубов и словинцев отошли к Пруссии. Они были возвращены Польше только по Версальскому договору 1919 года. Несмотря на длительную насильственную германизацию, кашубы сохранили свою культуру. Словинцы утратили свою национальную самобытность, полностью слившись с немецким населением.

Примечания
1. Подробнее об этом см. Ананьева Н.Е. История и диалектология польского языка. М., 1994. С.19-20.
2. Ленное владение – земельное владение, которое вассал получал от сеньора на условиях несения военной службы. Ленное владение было распространено главным образом в феодальной Германии с XII века.


Литература

Blaschke К., Bruk Т., Budar L., Kobjela D., Ladusch M., Mirtschin M., Petrik J., Scholze D. Serbja - Die Sorben in Deutschland – Serby. Bautzen, 1996.
Bukowski A. Regionalizm kaszubski. Poznań, 1950.
Łużyczanie słowiański naród w Niemczech. Budysin – Bautzen, 1994.
Mały Informator o Serbołużyczanach w Niemczech. Budysin, 1995.
Ананьева Н.Е. История и диалектология польского языка. М., 1994.
История Европы. М., 1988.
Лавровский П. Этнографический очерк кашубов // Филологические записки. Воро-неж, 1973, вып. 4-5.
Лаптева Л.П. Борьба лужицких сербов за сохранение национального языка в XIX в. / Малые языки Евразии: социолингвистический аспект. М., 1997. С. 190-199.
Мыльников А. С. Картина славянского мира: взгляд из Восточной Европы. СПб., 1996–1999. Т. 1–2.
Наумов Е.П. Формирование этнического самосознания древнесербской народности. // Развитие этнического самосознания славянских народов в эпоху раннего средневековья. М., 1982.
Неуступный Ю. Первобытная история Лужицы. Прага, 1947.
Ронин В.К., Флоря Б.Н. Государство и общество у Полабских и Поморских славян // Раннефеодальные государства и народности: Южные и западные славяне VI-XII вв. М., 1991.
Саливон А.Н. К вопросу об образовании народности ободритов. // Советское славяноведение. 1979. №3.
Семиряга М.И. Лужичане. М-Л., 1955.
Толстой Н.И. Древняя славянская письменность и становление этнического самосознания у славян. / Развитие этнического самосознания славянских народов в эпоху раннего средневековья. М., 1982.
Элле Л. Права национальных меньшинств в Германии и лужицкие сербы // Малые языки Евразии: социолингвистический аспект. М., 1997. С.200-207.
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Пн Июн 27, 2011 6:59 pm

Хочу обратить ваше внимание на следующую публикацию:

Какие факты из истории Беларуси вызывают шок у российских туристов?
28 января 2010 Общество
Сергей Плыткевич, Туризм и отдых


http://news.tut.by/society/159329.html

Удивительная вещь: почти двадцать лет назад наша страна получила независимость и новое официальное название, стала полноправным субъектом международного права, а россияне – не просто граждане, но и руководители страны – по-прежнему называют нас Белоруссией. Почему? Почему добавление еще одного "н" в слово Таллинн хоть и с ехидными замечаниями, но было принято практически сразу, а вот название Беларусь пока не приживается?

Ответ на этот вопрос я решил поискать у белорусских экскурсоводов, которые работают с российскими туристическими группами. Всем им я задал один очень простой и конкретный вопрос: "Какие факты из истории Беларуси вызывают шок у российских туристов?"

Анатолий Варавва, один из старейших экскурсоводов Беларуси, лауреат конкурса "Познай Беларусь" в номинации "Экскурсовод года", автор многочисленных путеводителей:

- Практически любой факт, который ты называешь, рассказывая о событиях, произошедших на нашей земле, вызывает у российских туристов шок. Они даже мысли не допускают, что наша история может отличаться от общероссийской!

Татьяна Хвагина, научный сотрудник Полесского государственного университета, председатель Пинского отделения Белорусской ассоциации экскурсоводов и гидов-переводчиков, лауреат конкурса "Познай Беларусь" в номинации "За разработку туристско-экскурсионных маршрутов по Беларуси", автор многих книг и путеводителей:

- Пока на Полесье российских туристов мало, но мне с ними работать очень трудно. Вначале я не могла понять, как образованные люди могут не знать важнейших фактов из истории ВКЛ? Потом мне попал в руки "Большой энциклопедический словарь", изданный в Москве научным издательством "Большая российская энциклопедия". Там собрано множество полезной информации, есть текст про Великое княжество Финляндское, но нет ни слова о Великом княжестве Литовском! Меня это просто потрясло. Получается, что в сознании наших соседей провал целых шести веков истории белорусской земли! После этого открытия я совсем спокойно стала относиться к тирадам некоторых российских коллег, которые позиционировали себя как историки и заявляли: "Нет никаких белорусов, это искусственно созданная нация, а белорусский язык вообще не существует в природе, от силы – это наречие русского языка!" И теперь, если мне не удается увернуться от российской группы, я всегда начинаю экскурсию с краткого рассказа об истории ВКЛ. Без этой предварительной информации объяснить логику и смысл происходивших событий на территории Беларуси россиянам в принципе невозможно.

Ирина Лавровская, доктор урбанистики и архитектуры, член общественной комиссии при Министерстве культуры РБ по охране памятников, автор путеводителя "Брест. Первое тысячелетие":

- Россияне понятия не имеют об истории нашего города – у них полный шок от информации, что Брестcкая крепость построена на фундаментах древнего Бреста, что при этом было уничтожено такое огромное количество храмов, а город в начале XIX-го века был перенесен российскими властями на новое место, что до этого он долгие столетия входил в состав ВКЛ и Речи Посполитой, что в 1915 году город вновь был взорван, а население насильственно эвакуировано вглубь Российской империи.

Алексей Дубровский, экскурсовод, лауреат конкурса "Познай Беларусь" в номинации "За личный вклад в развитие туризма", автор книги "Край под белыми крыльями":

- Россияне действительно практически ничего не слышали о ВКЛ и уж тем более не знают, что было время, когда Москва была вассалом Великого княжества Литовского, что на Куликовом поле сражались хоругви из Полоцка, Брянска, Киева. Сражались – потому что они защищали свои восточные земли! А сегодня российские туристы думают, что все огромные территории, которыми владела Российская империя, были исконно русскими.

Анатолий Варавва:

- Справедливости ради надо заметить, что и наши белорусы не очень-то хорошо знают историю российских окраин, многие тоже думают, что у России всегда был Дальний Восток, Кавказ и т.д. Но наши люди гораздо терпимее, они никогда воинственно не отстаивают свою точку зрения. А вот россиянам по дороге из Минска в Брест очень сложно рассказывать о трех разделах Речи Посполитой, восстании под предводительством Тадеуша Костюшко и тут же продолжать говорить о подавлении этого восстания Суворовым. Как сказать правду и не обидеть гостей? Очень сложная задача, решить которую не всегда удается. А война 1812 года? Для россиян – она отечественная. А для нас, для наших предков, которые менее двадцати лет назад пережили третий раздел своей страны? Одни шли в войска Наполеона, надеясь на восстановление ВКЛ, другие присягнули новой власти и воевали с войсками Наполеона, а у рекрутов вообще никто ничего не спрашивал. Из них делали пушечное мясо. В итоге белорусы в битве под Бородино были как с одной стороны, так и со второй. И в знаменитой переправе Наполеона через Березину эта же ситуация повторилась: часть наших предков, утопая и замерзая в ледяной воде, строила переправу, чтобы спасти остатки армии Наполеона, а другая часть ожесточенно наступала.

Но еще больше непонимания в оценке предыдущих столетий. Так россияне совершенно не идентифицируют Ливонскую войну с Беларусью. В их понимании Иван Грозный пытался "прорубить окно" в Европу, а для нас это была кровопролитнейшая война с безжалостным агрессором, совершенно бессмысленная, так как она не принесла никаких результатов. И знаменитые письма Курбского Ивану Грозному писались на территории ВКЛ, и Лжедмитрий воспитывался у нас, и униатских монахов позже зарубил царь Петр I в христианском (!) Полоцком Софийском соборе, и королевский трон Станислава Понятовского после третьего раздела Речи Посполитой был приспособлен Екатериной II в качестве отхожего места и т.д., и т.д. Все эти факты зафиксированы в истории, мы не можем их не знать, а для россиян они - открытие! Это результат нашей советской историографии, может быть, поэтому россияне и не понимают наши сегодняшние разногласия?

Татьяна Хвагина:

- Действительно, многие русские туристы искренне думают, что именно Россия освободила нас – несчастных славян - из-под многовекового польского гнета, причем так же они думают и об украинцах. А на самом деле – мы другие! У нас своя история, которая имеет глубокие корни. Это не хорошо и не плохо, это факт, с которым необходимо считаться, если мы хотим строить добрые отношения. Безусловно, у нас есть некоторые разногласия и с другими соседями, есть факты, которые по-разному трактуются в Беларуси, Польше, Литве. Но на дворе – XXI век, мы люди цивилизованные и мы должны двигаться вперед – помня свое прошлое и уважая точку зрения соседей. Туризм без этого развиваться не может.

Вот такой срез мнений специалистов, которые работают с российскими туристическими группами. Но только ли дело в наших соседях? Может быть, проблема скрыта гораздо глубже? Если мы сами добровольно не только на протяжении всего прошлого столетия, но и даже после объявления независимости нашего государства практически отказались от истории Великого княжества Литовского и фактически подарили ее северному соседу, то чего можно требовать от соседа восточного? Конечно, теперь ситуация меняется, постепенно мы начинаем уходить гораздо глубже великого дня освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. Но время-то потеряно. Если многие граждане Беларуси не знают свою историю, то, может быть, не стоит ни к кому предъявлять претензии, а начать с самих себя? Наша страна получила название БЕЛАРУСЬ. Это необходимо нам всем осознать и всячески подчеркивать. Тогда по-другому к нам будут относиться и соседи.
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Пн Июн 27, 2011 7:03 pm

В Беларуси впервые опубликован трактат "Суммариум Ягайла и Витовта"

http://ru.delfi.lt/misc/culture/v-belarusi-vpervye-opublikovan-traktat-summarium-yagajla-i-vitovta.d?id=26259919

Возвращаясь к истории Беларуси, полезно прочитать эту статью:
http://www.secret-r.net/publish.php?p=239

И еще подборка статей по истории Беларуси:

http://www.secret-r.net/publish.php?p=191
http://www.secret-r.net/publish.php?p=193
http://www.secret-r.net/publish.php?p=196
http://www.secret-r.net/publish.php?p=198
http://www.secret-r.net/publish.php?p=233
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Пн Июн 27, 2011 7:03 pm

НА БЕРЕГАХ ГЕРОДОТОВА «МОРЯ»
http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=240

Алексей Дубровский, краевед, г. Пинск
Специально для «Аналитической газеты «Секретные исследования»


Говоря о знаменитой «Истории» Геродота, никак нельзя обойти его описание водного пространства на севере от скифов (то есть на территории нынешней Беларуси). И было это 2500 лет назад. Историк сделал описание природы, чем заинтриговал многих исследователей старины. Вот как он описывает одно из таких мест: "…вся земля их покрыта густыми лесами разной породы. Среди лесной чащи находится огромное озеро, окруженное болотами и зарослями тростника. В этом озере ловят выдру, бобров и других зверей с четырёхугольной мордой…". С тех пор многие пытались расшифровать записи историка и локализовать его невров и будинов, а также озеро, которое условно назвали «морем» Геродота. Однако вопрос так и остался открытым. Вот и я как житель Полесья и краевед решил сделать попытку, не более, разобраться с этой проблемой, только немного в расширенном виде…



ПОИСКИ ЛЕГЕНДАРНОГО БЕЛАРУСКОГО МОРЯ

На основании археологических, топографических, почвенно-геологических и архивных материалов, а также натурных обследований территории предполагаемого «моря» автор попробовал определить месторасположение этого таинственного водного пространства.

Зная топографию Полесья, а многие учёные именно с Полесьем связывают место расположение «моря», я предположил его существование в районе Споровских озёр и Выгоновского озера в Брестской области, где находятся на сегодня наибольшие болотные массивы Полесья.

Трудно предположить, что это было море в прямом смысле слова, однако можно говорить о больших водных пространствах в регионе на тот момент. Вряд ли это были Пинские болота, в чём сходятся ряд учёных. Размещаются они в поймах рек Стохода, Припяти, Пины Ясельды, Стыри, паводковые воды которых быстро сбрасываются Припятью в Днепр без образования длительных затоплений.

Другое дело – полузамкнутые пространства на водоразделе по краю Предполесья, где шла и идёт мощная разгрузка грунтовых вод, которые вместе с атмосферными осадками задерживаются в депрессиях рельефа на длительный срок, а то и круглогодично.

На карте Пробста 1753 года, во многом скопированной с карты Радзивилла, видна полоса этого предполесского выклинивания грунтовых вод. Особенно этим условиям соответствует полоса в упомянутых окрестностях озёр.

Анализ материалов показал, что образование озёрно-болотных территорий в этих местах началось в раннем голоцене на месте суходолов, расположенных в понижениях. А это главным образом северный край Полесья. Процессы озерообразования шли с переменным успехом, так как климатические условия менялись весьма резко. Особенно это проявилось в период с 5500 по 500 годы до нашей эры. Из них засушливый период приходится на второе тысячелетие до нашей эры, когда усохли болота, а леса пошли на север.

Сильно начал меняться климат около 600-500 лет до нашей эры в сторону похолодания и увеличения влажности. Повысился уровень озёр во всей Европе.

К этому времени (VII-ой век до н.э.) причерноморские степи заселяются иранскими племенами скифов и гелонов, которые в V-ом веке до н.э. начали поставлять грекам зерно. А это уже время Геродота. Отсюда и знание им причерноморских земель и расположенных севернее скифов территорий.

Что же представляло собой на тот момент это «море»? Сейчас оно занято заторфованной низиной. Но учтём, что торф нарастает 1 мм в год. Значит, там, где его глубина 1 метр, 1000 лет назад была вода.

Анализ почвенной и геологической характеристики дна «моря» на площади 28.000 га показал, что мелкозалежный торфяник глубиной до 1 метра занимает 36% указанной площади, глубиной более 1 метра - 37%, минеральные земли – 27%, при том последние расположены, в основном, по возвышениям и мелким буграм.

Преобладающий вид торфа - тростниковый. Известно, что первыми поселенцами на глубинах до 1,5 метра из крупных водных растений в озёрах является тростник, что ещё раз подтверждает сильную обводнённость рассматриваемой территории 2500 лет назад.

В геологическом строении и формировании рельефа большую роль сыграли днепровское и сожское оледенения, которые оставили после себя песчано-глинистые породы мощностью до 185 м, при этом береговые формы рельефа возвысились над долиной на 4-6 м, а острова среди болот в среднем на 1-2 м.

Можно легко представить, какой вид имело в те времена это мелководное пространство со стеной тростников, массой мелких островов, поросших лесом, тучами водоплавающих птиц, сплошными косяками рыб. Это было идеальное укрытие для древнего человека с обилием пищи. Их жизнь проходила в лодках, о чём говорят находки огромного количества тесел для долбления лодок возле деревни Ополь.

Если посмотреть на археологическую карту неолита и бронзового веков, мы увидим довольно многочисленные поселения по берегам этого моря. На них наложились стоянки, селища и городища раннего железного века - время Геродота.



ПРЕДКИ БЕЛАРУСОВ

Какие здесь жили племена, чем занимались? Рассмотрим кратко этот вопрос.

Новейшие археологические исследования показывают, что ещё в неолите берега моря были заселены племенами неманской культуры, позже появляются лужицкая, тшинецкая, шнуровой керамики. Наиболее важные памятники неолита найдены в Бобровичах, Ополе, Мотоле, Новом Дворе, Камене, Кокорице. Позже на этих местах появились носители культур железного века: с запада – восточнопоморская, с севера – штриховой керамики и с юго-востока – милоградская. Представителей последней академик Б.А. Рыбаков отождествляет с геродотовыми неврами.

Конечно, четких границ расселения племен в те времена не было. Например, в Камене Пинского района находятся стоянки как милоградской, так и поморской культур, а на территориях, занятых поморцами в бассейне реки Нарев, находятся памятники милоградской культуры.

Геродот пишет, что севернее невров земля безлюдная, и это объяснимо. Ещё не было пути «из варяг в греки». Люди перемещались на небольшие расстояния. К тому же племена, живущие севернее Полесья, располагались по берегам рек и озер, тяготеющих к бассейну Балтийского моря, и их связи с греческим Причерноморьем были очень слабыми, если вообще были.

Надо отметить в этом плане ещё один вывод ученых института истории НАН РБ о том, что в те далекие времена, называемые неолитом, уже было разделение рассматриваемой территории на западную и восточную. Границы проходили с северо-востока на юго-запад по заболоченным пространствам междуречья рек Бобрик, Цна, Лань, Стырь. Это разделение идет с мезолита, когда появились первые люди. Проявлялось это и позже.

Поморская культура на территории Беларуси изучена слабо, так как найдено немного памятников. К какому этносу относились эти племена, тоже остаётся не до конца уточнённым. Одни учёные говорят об их балтийском происхождении, другие о восточногерманском. Есть гипотеза об их славянском происхождении. (Славяне как этнос появились только в IV-VI веках н.э. в Полабье. – Прим. Ред.)

В раскопанных могильниках в инвентаре не находят орудий труда, поэтому весьма сложно объяснить и их занятия. Предполагается, что основой хозяйства было плужное земледелие, животноводство. Выращивали пшеницу, просо, горох, рожь. Имели коней, овец.

Культура штриховой керамики доходила с севера до верховьев притоков Припяти.

Люди этой культуры жили, в основном в городищах. Размещались они преимущественно в защищённых местах, по мысам, отдельным буграм. Им нужны были поймы рек для выпаса домашних животных и водоёмы, богатые рыбой.

На городищах найдены большие количества орудий труда из камня, кости: топоры, проколки, шильца, стамески, наконечники, дид, стрелы, гарпуны, крючки и т. д.

Занимались, в основном, земледелием, животноводством, о чём говорят находки зёрен злаков, зернотёрок, костей домашних животных, которых было больше, чем диких.

Большую часть рациона составляла рыба, о чём говорят многочисленные находки грузил, гарпунов, крючков.

Домашние ремёсла базировались на металлургии и кузнечной деятельности. Сырьем служила болотная и луговая руда.

Племена этой культуры имели очень слабые контакты с соседями. Отмечается только связь с западными племенами, позже налаживаются тесные отношения с зарубинецкой культурой юга.

Этническую принадлежность культуры штриховой керамики сегодня относят к балтам.

Отмечено, что на Щаре в бронзовый век везде была посуда со штриховой керамикой.

Последние представители культуры штриховой керамики к середине первого тыс. н.э. были ассимилированы племенами банцеровской культуры.

Милоградская культура (VII-VI века - конец III века до нашей эры) на территорию нынешней Беларуси заходила только северной частью в пределах Полесья. Открыта была в 50-ые годы XX-го столетия. Племена жили в селищах и городищах. Располагались они по останцам среди болот, хорошо защищенным мысами со специально возведенными укреплениями в виде валов и рвов. Дома «милоградцев» были деревянные, однокамерные на одну семью, по самым высоким местам среди болот и воды.

В последние столетия первого тысячелетия на их территорию массово пошли представители культуры штриховой керамики с севера и с юга зарубинецкой культуры, отчего милоградская культура быстро деградировала.

На стоянках «милоградцев» больше всего находится керамики с орнаментами только в верхней части горшков. Много имеется каменных орудий труда. Из железа сделаны серпы, топоры, ножи, оружие. Каменные зернотёрки, серпы говорят о занятии населения земледелием, кости домашних животных – о занятиях животноводством. На первом месте стоял крупный рогатый скот, на втором – кони, и дальше – мелкий скот и свиньи.

Большая роль в обеспечении пищей отводилась охоте. Её объектами были лось, зубр, кабан, медведь, барсук, бобр. Охота давала до 40% мяса. Странным является отсутствие на поселениях крючков, луски рыб, грузил к сетям, что говорит о близости «милоградцев» к южным культурам, где была малая обводнённость территорий.

В домашнем хозяйстве важным занятием была металлообработка, ткачество, производство посуды.



ГРАНИЦА ТРЕХ КУЛЬТУР

Интересно, что в гидронимах Полесья есть следы другого древнего индоевропейского языка, не балтийского и не славянского.

Итак, подводя итог размещению племён и культур вокруг Геродотова «моря» в районе Споровско-Выгоновской низменности, можно констатировать наличие по его берегам поселений со времён неолита и по железный век включительно. А также выделить скопления поселений в районе Споровских озёр, Ополя, Мотоля и территорий, немного удалённых от него, но связанных с ним водотоками. Это район Слонима на Щаре, которая выходит с выгоновских болот и Погостского озера, связанного с «морем» реками Вислицей и Бобриком.

Кроме того, район моря является как бы нейтральной, пограничной полосой трех культур. Отсюда, возможно, идёт и название Споровского озера и одноименного поселения на нем - спор-раздел, спорная, пограничная территория.

По происхождению названия озера Выгоновского можно дать следующее пояснение. Выгон - это общественная территория для мелкого скота и особенно домашних птиц. Так оно и было во все времена, море - огромный выгон с миллионами птиц.

Есть ещё одна тайна в истории Геродота. Он говорит, что за одно поколение до Дариевого похода на скифов (512 год до н.э.) невры покинули свою родину из-за нашествия змей. Есть много разных мнений по этому поводу. Я думаю, этот факт можно пояснить естественным фактором. В это время началось похолодание и увеличение влажности в целом в Европе, а подъём воды на водно-болотных угодьях вынудил пресмыкающихся спасаться от воды и быть поближе к солнцу, как раз там, где сидели люди. Не всем такое соседство понравилось, и вполне возможно, что часть племени переместилось в более безопасные места, что и отметили предания.

Есть ещё один интересный момент, связанный с рассматриваемой территорией. Ясно, что какие-то связи, обмены товарами были у народов, живущих по берегам «моря». Со временем они становились более тесными и дальними, пока через 1000 лет не стали называться путём «из варяг в греки». Если посмотреть на карту Восточной Европы, мы заметим, что путь через Выгоновское озеро был самым коротким между Чёрным и Балтийским морями, к тому же это был единственный путь, исключающий трудный и опасный волок, существовавший по другим водным путям.

От Припяти водная дорога шла по рекам Бобрик и Вислица до Выгоновского озера, а оттуда по Щаре в Неман. Об этом пути еще никто не говорил, но он был.

Эта дорога была обновлена в ХVIII – XIX веках для лесосплава полесских лесов и даров природы в Крулевец.

Еще до «варяжского» периода во времена зарубинецкой и вальборской культур на Полесье уже имелись тесные связи с греческими центрами Причерноморья, о чем говорят находки в раскопах эллинских и раннеримских амфор, стеклянных бус, скифских дротиков, монет III века до н.э. из Александрии, монет II века н.э. Римской империи, арабские византийские монеты, бронзовые кольца, браслеты, подвески, фибулы кельтского Запада, краснолаковая керамика римских времен.

Уже в VII – XI веках Пинщина становится богатой на бронзовые, серебряные перстни, однобокие гребни – аналогии с захоронений викингов VII – X столетий. Попасть сюда они могли только водным путем.

На юг полесские аборигены, вероятней всего через скифов, поставляли ценную пушнину, мед, воск.

Остается еще расшифровать феномен скопления стоянок, поселений, городищ в Слонимском районе по Щаре, ниже ее выхода из Выгоновских болот. Больше такой концентрации археологических памятников в Гродненской области нет.

Не исключено, что этот факт связан с дорогой по Щаре и «морем» Геродота.

Так что нельзя согласиться с ним, что севернее невров территория была безлюдной.



КАРТА МОРЯ

Разбираясь с какой-либо старой историей, я всегда стараюсь увязать ее с современностью. В данном случае мною составлена карта нынешних поселений по берегам «моря» Геродота, на ней я пытался проследить, в какой степени территория «моря» вошла в жизнь современного общества. Карта хорошо иллюстрирует взаимоотношения человека с природой этих мест. Мы видим интенсивное использование болот, образовавшихся на дне «моря».

На Споровских болотах построены три совхоза. Для них осушено 21.500 га с центрами в Спорово, Тышковичах и Оброво.

В районе озера Выгоновского так же проведено осушение для двух совхозов на площади не менее 10.000 га. Всего же осушено 85.000 га из общей площади «моря» в 220.000 га.

Кроме того, на значительной части этой территории в разное время были организованы резерваты природы. Восточнее озера Споровского в 1991 г. создан биологический заказник «Споровский» на площади 11.000 га. Он вклинивается между двумя осушенными массивами и играет важную природоохранную роль в биологическом равновесии региона. На его массиве нет ни одного населенного пункта, зато много растений и животных из Красной Книги РБ.

Большой интерес представляет и гидрологический резерват природы «Выгонощанский» на площади 43.000 га, организованный в 1968 г. Это, пожалуй, самый ценный заказник в Беларуси. По количеству видов животных он превосходит Беловежскую пущу и Березинский биосферный заповедник. На его территории живут 53 вида млекопитающих, 221 вид птиц, все виды пресмыкающихся и земноводных, известных в Беларуси.

Интересен регион и тем, что до сих пор население прилегающих к заказнику населенных пунктов занимается таким древним способом природопользования, как бортничество. В некоторых деревнях можно встретить аутентичный фольклор. (В ряде деревень этого региона до сих пор говорят на ятвяжском языке. – Прим. Ред.)

Только во второй половине ХХ-го столетия многие деревни этой зоны коснулась цивилизация - осушены болота, построены дороги, проведено электричество. До этого островные деревни Спорово, Кокорица, Оброво, Корочин, Святица, Бобровичи, Выгонощи, Новосёлки, Туховичи жили укладом жизни своих далёких предков.

Большой интерес представляет эта территория для этнографов и фольклористов. В этом направлении я сделал попытку снять видеофильм. Я думаю, там можно обнаружить отголоски культур племён, живших во времена Геродота.

Съёмки фильма я проводил в Пинском районе на бывшей границе распространения восточнопоморской и милоградской культур. И те, и другие стоянки обнаружены в деревнях Ласицк, Остров, Вешня, Паре, оттуда и песни, а также аутентичный фольклор и танцы из дер. Доброславка.

Что я еще хотел отметить. Могли ли быть большие водные пространства в другом месте Брестской области во времена Геродота? Думаю, нет. Если проанализировать распространение торфяника в целом по области, то мы увидим, что мелкоззалежный занимает 81%, а глубиной более 2 метров всего 5%, что исключало образование в то время обширных и удобных для плавания водных угодий. К тому же ни в Брестской, ни в Гомельской областях нет таких массивов, как выше описанные.



ЗАГАДКИ ОСТАЮТСЯ

Как видим, тема Геродотова «моря» интересна, многогранна и ждёт дальнейших исследований.

И закончу ещё одной загадкой Геродотовой «Истории». Когда была поставлена последняя точка в работе, взглянул еще раз на карту и в центре «моря» в который раз прочёл - «Оброво». На сей раз призадумался. Похоже, это слово встречал в старой литературе. Открыл «Повесть временных лет» Нестора и прочёл «Притчу об обрах». Обры (авары) – это кочевой народ тюркского происхождения, пришедший в Европу из Средней Азии в шестом веке, а в первой половине VII-го века они воевали с византийским царём Ираклием и дулебами - жившими в том числе и на территории нынешней Беларуси. Нестор о них пишет, что были они телом велики, умом горды, но все умерли, и ни одного обрина не осталось, но помнят на Руси притчу о них: "Погибоша аки обре, их же несть племени и наследка".

Но пропали ли? Я думаю, какая-то часть из них нашла укрытие в малодоступных местах нашего Полесья. Это, странное на первый взгляд, слово встречается только по Ясельде в Беларуси. В «Писцовой книге Пинского и Клецкого княжеств» 1555 г. есть упоминание, что недалеко от Пинска по Ясельде есть урочище Обричи, а в нынешнем Ивановском районе есть ещё одна деревня Оброво на ручье Оброво. С ней рядом две деревни с названиями явно тюркского происхождения - Якша и Суловы, что в переводе означает «хорошо» и «су» - река, вода.

Факт очень интересный. Прошло более 1000 лет, как с исторической арены сошли обры, а полесская земля хранит до сих пор за семью печатями свои тайны о них.
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Пн Июн 27, 2011 7:05 pm

Давайте посмотрим Интернет - он то не соврет - что отмечалось в 2009-м году.

http://catholic.do.am/publ/14-1-0-64
Святой Брунон и 1000-летие Литвы
Первый раз Литва упомянута в 1009 г. в Кведлинбургских хрониках, где описана гибель святого Брунона (Бонифация). В связи с этим 2009 год объявлен Годом тысячелетия упоминания имени Литвы. Память о Бруноне в XVII столетии увековечена в известном Пажайслисском (в Пажайслисе близ Каунаса) монастыре.

http://www.belarusin.net/index.php?option=com_content&view=article&id=172:-1000---&catid=31:2009-05-04-11-10-04&Itemid=95
Празднуем 1000-летие Литвы ?

2009 год проходит в соседней Литве под знаком 1000-летия государства. По всей стране проводятся многочисленные мероприятия, апогеем которых стали торжества 6 июля в Вильнюсе – на годовщину коронации Миндовга, основателя ВКЛ. Торжества, к которым наши соседи готовились пять лет, спровоцировали очередную волну споров о наследии ВКЛ. Белорусы считают его своим государством, литовцы- своим. На стороне литовцев, которые в XX веке оправдались политически, - мировая научная традиция. Белорусы, которые всё еще трепещутся между западом и востоком, только начинают выбираться из узких национальных рамок. И основной камень преткновения в том, чья же ВКЛ ?



Почему 1000 лет ? Потому что в 1009 году слово «Литва» впервые упоминается в Кведлинбурских записях в связи с убийством католического монаха-миссионера из Магдебурга Бруна Кверфуртского.



Доктор исторических наук, профессор Анатолий Грицкевич, который возглавил общественный комитет по празднованию 1000-летия Литвы в Беларуси, с подобной трактовкой не согласен: «Это не 1000-летие государственности, а всего лишь 1000-летие названия, которое долгое время встречалась в летописях исключительно как племенная принадлежность. Государство же Великое Княжество Литовское и Русское появилось в 30-е годы XIII века. И эта дата имеет большее отношение к Беларуси, чем к Литве. Наши предки назывались не белорусами, а русинами и литвинами. Термины «Беларусь» и «белорусы» были навязаны нам российской администрацией в середине XIX века.»



Конечно, можно проводить много дискуссий и споров, но однозначно можно сказать, что приписывать одному государству все наследие ВКЛ бессмысленно. Литва последнее время стала, по существу, белорусским лобби в Европе, и постоянно делает шаги по сближению отношений с Беларусью. И нам также нужно идти к ним навстречу.



И вот, в связи с этим знаменательным для наших стран событием, в посольстве Литвы в Минске проходит выставка. Выставка рассказывает об истории Литвы и ее богатом культурном наследии. На выставке представлены материалы о важнейших событиях в истории Литвы. Это период зарождения Литовского государства, оккупация царской Россией, период независимой Литовской республики (1918-1940) и период оккупаций, который продолжался полвека (1940-1990), а также история возрождения литовской независимости до вступления в ЕС и НАТО. Также на выставке есть стенды, посвященные упадку государства, нахождению Литвы под властью России и советской оккупацией.


Выставка будет доступна для посетителей до 14 августа 2009 г. в Посольстве Литвы по адресу: Захарова 68, г. Минск. Посетить выставку можно для отдельных лиц и организованных групп по предварительной заявке по электронной почте Посольства: amb.by@urm.lt или по факсу: +375 17 285 3337. Выставка работает по вторникам и четвергам с 14.00 до 17.00.

http://ru.delfi.lt/abroad/belorussia/1000-letie-litvy-otmechayut-v-belarusi.d?id=25036277
1000-летие Литвы отмечают и в Беларуси
Миллениум Литвы - наш общий праздник с соседними народами, с которыми у белорусов одна история. Художественная выставка «Миллениум» открылась в минском Дворце искусства 22 октября. В экспозиции демонстрируется около тысячи произведений изобразительного искусства более чем 300 авторов.


Руководитель творческого объединения «Погоня», которое выступило инициатором проведения в Минске выставки «Миллениум», Алексей Марочкин в интервью сайту www.charter97.org выразил уверенность, что белорусы не должны оставаться в стороне от своего прошлого.

«К этой выставке, которая посвящена 1000-летию названия Литва, мы готовились долго, -- говорит белорусский художник. -- Важно то, что ВКЛ – это наши общие земли, которые связывают народы Литвы, Беларуси, Украины, Польши. Мы имеем общую историю, и, чтобы не обвинять себя в беспамятстве, не должны оставаться в стороне от такой даты. ВКЛ являлся прообразом Евросоюза, где не было младших и старших народов-братьев. На примере Литвы, которая грандиозно отметила эту дату, видно, как важны такие события. Белорусы не должны забывать свою великую историю. Нужно учитывать хотя бы то, что Статут ВКЛ был написан на белорусском языке».

Можно искать и далее, но картинка уже прорисовывается: все заголовки несут в себе дезинформацию. Даже если в тексте разъясняется, что это 1000-летие ТЕРМИНА, то в заголовках - Литвы, а это для читателя, который иногда дальше заголовка и не читает, совершенно иная информация.

Теперь посмотрим куда шел миссионер!...

http://catholic.do.am/publ/14-1-0-64
Святой Брунон и 1000-летие Литвы
http://www.runet.lt/express_nedelia/ekspress-nasha-zhizn/ekspress-history/8897-svjatojj-brunon-i-1000-letie-litvy.html
Святой Брунон и 1000-летие Литвы
На рубеже 1008-1009 годов Брунон приглашен Болеславом Храбрым в Краков, откуда в сопровождении 18 духовных лиц отправился с новой миссией в Пруссию, где стал изучать жизнь и нравы балтийских племен. Встретив одной из областей вождя литовского племени Нетимира, стал уговаривать его и его воинов принять крещение.

Литва была в Пруссии?

http://www.imperiya.net/prussia.htm
Краткая хронология Истории Пруссии
1009 г. — смерть на границе Ятвягии и Руси миссионера Бруно Кверфуртского;

Литва была в Ятвягии? Или может быть Литва - это Русь?

Посмотрим карты:
http://www.istorya.ru/strany/prussia.php


К сожалению карта Пруссии более позднего времени...

http://ru.wikipedia.org/wiki/Ятвяги


И эта карта неудачна... Пишется о 8-м 9-м веках, а карта явно для 13-го века.

Надо продолжить поиски.

Почитать:
http://www.pagan.ru/forum/index.php?showtopic=6398
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Пн Июн 27, 2011 7:11 pm

Попытаемся искать какие-то зацепки в истории:

http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/14433#.D0.94.D1.80.D0.B5.D0.B2.D0.BD.D0.B8.D0.B5_.D0.B2.D1.80.D0.B5.D0.BC.D0.B5.D0.BD.D0.B0
История Латвии

Древние времена

Следы пребывания первых людей на территории Латвии относят к артефактам кундская культуры[1], на базе которой впоследствии сформировалась нарвская культура. Около III тыс. до н.э. сюда пришли финно-угорские племена ямочно-гребенчатой керамики[2] (потомками которых являлись исторические ливы). Приход индоевропейских народов связан с нашествием племен культуры боевых топоров. Не позже I тыс до н.э. здесь расселились балтские племена культуры штрихованной керамики. До V века практиковалось мотыжное земледелие.

В VII веке в западной Латвии (Курляндия) учреждается скандинавская колония[3].

В VIII веке население Латвии из землянок переселяется в избы, к X веку овладевает технологией гончарного круга, включается в международную торговлю, о чём свидетельствуют находки арабских дирхемов.

Средневековые летописи фиксируют проживание на территории Латвии финских племен ливов и венедов, балтских племен куршей, земгалов, сели, латгалов и славянских племен кривичей и вендов (напр. хроника Генриха из Леттии).

К XII веку был ряд протогосударственных образований на западе (Bandava, Duvzare, Piemare, Vanema, Ventava), в центре (Земгале) и на востоке (Adzele, Ерсика, Koknese, Талаве) нынешней Латвии. Города Jersika и Koknese были в вассальной зависимости от Полоцкого княжества, которое контролировало торговый путь по Западной Двине

Орденский период (1202—1561)
Основная статья: Ливония


В период с конца XII-го до середины XIII-го века территория нынешней Латвии была завоевана крестоносцами и стала частью сначала Ордена Меченосцев, а затем Ливонского ордена, получив название Ливония. В 1201 по указанию немецкого епископа основана Рига. Территория Ливонии была покрыта сетью каменных замков, которые использовались завоевателями в качестве опорных пунктов. Крестоносцы принесли собой католичество, немцы стали господствующим классом (дворянством и духовенством), а также горожанами. Местные балтские и финно-угорские племена фактически стали людьми «второго сорта» — они были порабощены и превращены в крепостных крестьян.

Здесь есть упоминание о Ливах.

http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/177745

Ли́вы (ливск. līvlizt, др.-русск. либь) — финно-угорское племя, в древности населявшее территорию современной Латвии до пришествия балтийских племён. Появление в регионе Балтийского моря финно-угорских племён традиционно относят к 3-ему тысячелетию до н. э. Предположительно прибыли в Прибалтику с восточного и северо-восточного направления. Ближайшие родственный ливам народ — современные эстонцы, с которыми ливы поддерживали хозяйственно-языковые связи до начала XX века, в особенности с рыбаками острова Сааремаа. Как полноценная и довольно многочисленная этническая община ливы сохранялись до XII века, после чего началась их постепенная этноязыковая ассимиляция различными балтийскими племенами, мигрировашими с юга, на основе которых при непосредственном участии ливов сформировались современные латыши. Современная оценочная численность людей с полным или частичным ливским происхождением — около 400 человек, из них около 50 проживают в границах созданного специально для них культурно-языкового заповедника Ливский берег (с 1992 г.). Исторически родной язык ливов — ливский, ныне почти не используется в живом общении, хотя продолжает изучаться энтузиастами в Прибалтике, а также на языковых факультетах ВУЗов. Большинство современных ливов подверглась леттизации или русификации. Родным языком 92 % современных ливов назвали латышский, 8 % — русский, и лишь одну женщину можно назвать полноценным носителем языка.

Древнейшее упоминание о Ливах принадлежит русскому летописцу, называющему их и "либь", и "ливь", и относящему их к литовскому племени. Более подробные данные сообщаются Генрихом Латвийским. По его словам, Ливы платили дань полочанам в XII веке, но с конца этого века они начинают подпадать влиянию немцев, а в 1205 г. значительная их часть вынуждена креститься. Борьба из-за религии тянется ещё несколько лет; Ливам удавалось привлечь на свою сторону и латышей, и полоцких князей; после поражения они обыкновенно давали обещание выплачивать дань, но по уходе немцев снова брались за оружие. В 20-х гг. XIII ст. Ливы составляют уже вспомогательное войско немцев и ходят с ними против эстов, латышей и русских. После 1226 г., когда прекращаются сведения у Генриха Латвийского, встречается несколько упоминаний о Ливах в Рифмованной Летописи.

Начиная с конца XIII века о Ливах имеются лишь весьма скудные и случайные указания. О степени распространения Ливов имеются следующие данные: немцы застали их на Двине; под 1264 г. Рифмованная Летопись упоминает о Ливах в Митаве; в грамотах говорится о Ливах, живших в 1289 г. в Долене, 1322 г. — в Зегевольде, 1349 г. — в Кирхгольме, 1359 г. — опять в Долене; по словам Гильбера де-Ланноа, они жили по дороге из Либавы в Ригу; между 1670-1676 г., по Гиерну, — на Салисском берегу до Лемзаля; по Шлецеру и Дитмару — в Ней-Салисе и Альт-Салисе. Затем в этих местностях ливский яз. исчезает с замечательной быстротой. О других, курляндских, Ливах сведений ещё меньше. По грамотам 1264 г. они жили при Дурбенском оз., в 1296 г. — по обе стороны Ирувы (Ирбе); около 1650 г. Эйнгорн упоминает их только "на Ангернском берегу"; по Шлецеру (XVIII век) они жили от р. Рое до виндавской границы. О быте древних Ливов мало известно; по мнению исследователей, основанному на аналогии с устройством эстов и куров, Ливы жили под властью нескольких старшин; каждый старшина ведал свой округ, был предводителем на войне и судьей. Должность эта переходила от отца к сыну. Большую роль играла аристократия, из семей которой брались обыкновенно заложники. Дань немцам состояла сначала из известного количества хлеба с каждой сохи, а потом из десятины, которая, впрочем, менялась вследствие восстаний; были ещё и чрезвычайные налоги. С половины XIII век немцы дали Ливам своих судей и заставили отрабатывать барщину; право личной свободы и собственности на земли предков Ливы сохраняли, однако, довольно долго. Характер древних Ливов, по общим сказаниям, был жестокий и вероломный. Их оружие состояло из меча, копья, дротика и щита; сражались пешком и верхом. В мирное время занимались земледелием, рыболовством, охотой, скотоводством и пчеловодством, а после прибытия немцев — и торговлей. Монетою очень долго были озеринги (по два на марку), а затем — марки.[1]

Мигрировавшие в Прибалтику финно-угорские племена, предки ливов, предположительно ассимилировали народы, проживавшие на этих землях задолго [2] до прихода балто-славянских племён, начавших свои миграции с территории Померании около Х века до н. э.. Традиционно [3] принято считать, что территория современной Прибалтики была заселена уже 9.000 лет до н. э. Но, к сожалению о этническом происхождении, как и принадлежности этих племен к какой-либо языковой группе нет сколько-нибудь достоверных и неопровержимых данных, поскольку большинство балтийских и финно-угорских идиомов оставались бесписьменными до XVI века. Прибывшие с южных направлений [4] в 2.000—1.500 гг. до н.э балты , предки современных латышей и литовцев, начали длительный процесс оттеснения финно-угорских племена к северу современой Латвии и востоку современной Литвы.

Вероятно это подоплека!

Читам далее:

http://ru.wikipedia.org/wiki/Latvia

Название Латвии

Впервые похожее название в форме «Летия» (Lettia, Letthia, Leththia) встречается в Хронике Генриха (1209). Первоначально немцы так называли земли, где жили латгалы. Название «Латвия» пришло в латышский язык из литовского, в котором оно образовалось от этнонима латышей — «латвяй» (лит. latviai).[3]

Смотрите: (Lettia, Letthia, Leththia)! Это так похоже на часто встречающееся на картах Lethuania, которым обозначается Литва!

Теперь посмотрим на историю Литвы:
http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/74924



История Литвы

Исто́рия Литвы́ — история Литвы, современная территория которой на протяжении веков входила в состав различных государств.

Древнейшая история

Территория современной Литвы, по данным археологических исследований, была обитаема людьми с конца десятого — девятого тысячелетия до н. э. Древнейшие стоянки обнаружены в юго-восточной части страны. С ростом числа поселений в восьмом — шестом тысячелетиях до н. э. они появились в долинах рек Немана, Вилии, Меркиса. Обитатели их занимались охотой и рыболовством, использовали лук и стрелы с кремниевыми наконечниками, скребки для обработки кожи, удочки и сети. В конце неолита (третье тысячелетие до н. э. — второе тысячелетие до н. э.) на территорию современной Литвы с юга и юго-востока Центральной Европы проникли носители культура шнуровой керамики и ладьевидных боевых каменных топоров, отождествляемые с индоевропейскими племенами. Они занимались земледелием, разводили домашних животных, выращивали зерновые культуры. Однако охота и рыболовство оставались основными занятиями местных жителей. С этого времени между Вислой и Западной Двиной начинает складываться культура предков балтийских племён.

В XVI веке до н. э. появились бронзовые орудия (топоры, наконечники копий, мечи, ножи, украшения), первоначально завозимые из Скандинавии, из Западной Европы и юга современной России, затем изготавливаемые на месте. В VI—V веках до н. э. к балтам приходят железные орудия. Местное производство изделий из железа начинается только в I веке н. э. Каменные и бронзовые орудия продолжали использоваться наряду с железными, затем инструменты и орудия изготовлялись преимущественно из железа, бронза применялась в изготовлении украшений. Распространение железных орудий (топоров для вырубки леса, деревянная соха с железным лезвием и т. п.) привело к развитию земледелия, ставшего основой хозяйства.

Балтийские племена были расселены на Балтийском поморье между устьями Вислы и Западной Двины; позже они заняли половину бассейна Западной Двины и почти весь бассейн Немана, на западе доходя до низовьев Вислы, на юге — до середины Западного Буга. Соседями Литвы были отчасти ливы, и славяне (кривичи, дреговичи, мазовшане, поморяне). К Х—XI векам относится формирование нескольких народов, известных под особыми названиями: летыгола (латгалы) — по правой стороне нижнего течения Западной Двины, жемгала (семигаллы) — по левому берегу её от середины до моря, корсь (курши, у западных писателей куроны) — на полуострове Рижского залива. По нижнему течению Немана и его притокам, Дубисе и Невяже, жила жмудь (жемайтийцы), по среднему течению Немана и по Вилии — литва. К западу от жмуди по берегу моря жили десять колен пруссов, по южным окраинам собственной Литвы — ятвяги, достигавшие до Западного Буга и северных пределов Волыни. Из всех этих народов более других развилась культура у пруссов, что объясняется их особым географическим положением, рано заставившим их вступить в борьбу с соседями. У пруссов развились народные мифы, сложились эпические сказания о Войдевуте и Прутене, образовался правильный культ богов и жреческое сословие, бывшее единственной связью между литовскими племенами.

Средневековые писатели изображают литовцев в домашнем быту добродушными, обходительными и гостеприимными, на войне — суровыми, хищными. В IX и X веках литовцы занимались преимущественно звероловством, рыболовством, изредка земледелием; есть указание на бортевое пчеловодство и на скотоводство, особенно на разведение лошадей, которых они употребляли в пищу. Торговые сношения у них были с городами славяно-балтийского поморья и с землей кривичей: они меняли шкуры, меха, воск на металлические изделия и оружие. Среди литовцев рано встречаются зачатки сословий: были роды, владевшие многочисленной не свободной челядью; из этих родов избирались местные князья (кунигасы). Рабами (несвободная челядь) были главным образом военнопленные. Жреческое сословие не составляло особой касты; доступ в него был свободен. Оно пользовалось громадным значением в народе и было многочисленно. Жрецы у литовцев назывались вайделотами (лит. Vaidila); были и жрицы вайделотки. Богам своим литовцы приносили в жертву животных, а в торжественных случаях — и людей. При погребении знатные сожигались вместе с любимыми предметами и рабами. Загробную жизнь литовцы представляли себе продолжением настоящей.

До XIII века у литовцев не было объединяющей политической власти, как не было и объединяющих центров-городов. Во второй половине XIII века в источниках упоминаются литовские вожди, но власть их простирается только на незначительную территорию, на сельские округи. Отсутствие политической организации сказалось особенно тяжело после того, как с конца XII века и с начала XIII века на границах литовской земли стали поселяться немцы, с каждым годом продвигавшиеся все дальше. Сначала литовские племена стараются, каждое в отдельности, отстоять свою самостоятельность; когда силы их ослабевают, они примыкают к государствам ближайших соседей, напр. князей славянского поморья, Святополка и Мествина. Это, впрочем, только на время задержало наступление немцев, к концу XIII в. окончательно подчинивших себе пруссов, латышей и жемгалу.

Здесь надо сказать, что в столь древние времена не было деления на латышей, литовцев, белорусов... Всё это более поздние исторические приобретения!
Так что история тех времен ОБЩАЯ!
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Пн Июн 27, 2011 7:13 pm

Прошу ознакомиться с новой статьей по истории моей Литвы!
http://www.secret-r.net/publish.php?p=243

УТРАЧЕННАЯ ЛИТВА
или рассказ о том, как глупость погубила ВКЛ

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ
«Аналитическая газета «Секретные исследования»




Почему исчезло Великое Княжество Литовское? Куда канула Великая Литва? Почему Литву стали именовать «Беларусью», а Жмудь – «Литвой»? Многие историки обвиняли в этом политику царизма, но на самом деле причиной развала Литвы было одно нелепейшее заблуждение, поселившееся в умах правителей ВКЛ в середине XVI века…

СССР ПРОТИВ ВКЛ

Откуда взялась Беларусь, и куда исчезла Литва литвинов? Этот вопрос, главнейший в понимании нашей истории, долгое время оставался без детального изучения. Это объяснимо, так как в советское время идеологи КПСС старались оградить беларусов от наследия ВКЛ. Доктор исторических наук Захар Шибека писал в «Очерке истории Беларуси. 1795-2002»:

«Когда в середине 60-х годов литературовед Николай Плашкевич и философ Николай Алексютович заявили в печати, что история Великого княжества Литовского – это наследие беларусов, их выступление было резко осуждено на партийных собраниях и в газетах».

В 1968 году пленум ЦК КПСС обсуждал интервенцию в Чехословакию, а прошедший после в этом же году пленум ЦК КПБ для «профилактики» объявил борьбу с «подобными ростками сепаратизма» уже в БССР – понимая под этим желание части беларуской интеллигенции возвращения исторической правды. На этом пленуме, следуя директивам из Москвы, директор Института истории Академии наук БССР Н.В. Каменская, якобы от имени «всего коллектива» этой академии, оповестила, что данный институт берется отныне за «непримиримую борьбу против фальсификаторов истории белорусского народа», «за борьбу против их домыслов о происхождении белорусского народа, истории его культуры, о формировании белорусской нации». (См. газету «Советская Белоруссия» от 19 июня 1968 г.)

Захар Шибека пишет:

«При брежневском режиме окончательно сложилась историческая концепция оправдания царского и большевистского режимов в Беларуси (школа Л. Абецедарского). Беларускому народу навязывался миф, созданный идеологами царизма, о существовании общего древнерусского государства (Киевской Руси) и какой-то древнерусской народности, общего предка трех братских славянских народов. В соответствие с этим мифом беларусы и украинцы получили статус «младших братьев русского брата» и лишились права на древний период своей истории (IX-XIII века)».

Причины негативного отношения КПСС к ВКЛ вполне понятны. Во-первых, ВКЛ было национальным государством беларусов, и сама такая память являлась «источником сепаратистских идей». Во-вторых, ВКЛ было сугубо европейским государством, кардинально непохожим на царскую Россию: это и Магдебургское право беларуских городов, это и европейский менталитет, это и отсутствие обожествления власти – и т.д. В-третьих, исторически ВКЛ являлось альтернативным центром собирания земель – причем, собирания не насилием, как это делала Москва, а дипломатическими методами. В-четвертых, память о ВКЛ мешала проведению московизации («русификации») беларусов и украинцев. Вот по этим же причинам и царизм пытался лишить беларусов памяти о ВКЛ.

Однако неверным было бы считать, что лишь после раздела Речи Посполитой (когда Литва-Беларусь оказалась в составе царской России) понятие «Литва» было отнесено только к Жемойтии. Это произошло гораздо раньше – и царизм к этому не имел никакого отношения.

Но и сами жемойты не считали древнюю Литву «СВОИМ ГОСУДАРСТВОМ». Например, жемойтский философ Арвидас Шлиогерис писал о том, что Республика Летува не имеет ничего общего со средневековым Литовским Государством и что даже Статуты Литовские ничего не значили в 1918 году для Летувы, являлись для нее, как он выразился, только «исторической мумией». Они никогда не были переведены на язык Летувы (то есть на жемойтский) – как не переведены до сих пор. Шлиогерис говорит, что между Литвой древней и «Литвой современной» разница в том, что произошла смена «самого политического субстрата». То есть, «Литвой» стали считаться жемойты, хотя в Литве древней ими являлись вовсе не жемойты, а литвины-беларусы.

Это не помешало формированию в Жемойтии за полтора века мифических представлений о том, что, дескать, Жемойтия и была «Литвой» в ВКЛ. Историки Беларуси были категорически против таких представлений и аргументировано доказывали, что Литвой в ВКЛ являлись земли Западной Беларуси.

Спор между историками не утихает по сей день, хотя на самом деле было ДВЕ РАЗНЫХ ЛИТВЫ. Литва литвинов-беларусов существовала с 1219 по минимум 1560-е годы, а с 1560-х появляется концепция о некоей «Литве жемойтов и латышей». Справедливости ради следует отметить, что в том или ином виде Литва литвинов-беларусов продолжала существовать всегда: например, при опросе этнографами селян Минской области в 1940-1950-х годах ни один опрашиваемый не назвал себя «беларусом», зато все себя именовали или «литвинами», или «тутейшими» (см.: Малецкий Я. Под знаком «Погони». Торонто, 1976, с. 66-72.). Напомню, что тогда селяне составляли почти 80% населения Минской области.

ПРО «БЕЛУЮ РУСЬ»

Кроме того, само это понятие «беларус» НИКОГДА не могло образоваться в рамках нашего народа – ни один народ не станет себя именовать названием другого этноса с добавкой к нему некоей «составной» в виде указания какого-либо качества. Это НОНСЕНС! Хотя на картах мира и «существовали» (не административно, а псевдоэтнически) «Красная Русь» или «Черная Русь», но никогда не было народов «краснорусов» или «чернорусов». Жители той же Красной Руси (Галиции Львова) именуют себя русинами – а вовсе не какими-то «краснорусами».

Что касается «Белой Руси», то при Иване III, Василии III и Иване IV ею называлась только Московия – и это название не имело ничего общего с нашей территорией. Об этом старом названии Москвы прекрасно знал Карамзин. Он привел в своей «Истории государства Российского» письма, которые слал в Рим Иван III перед своим браком с униаткой Софьей Палеолог в 1472 году. В своих письмах в Рим Иван III подписывался как «князь Белой Руси».

Подтверждение тому, что именно Московия, а вовсе не территория нынешней Беларуси, на протяжении всей средневековой истории называлась «Белой Русью», мы находим в книге Александра Гваньини (Alexander Gwagninus) «Описание Московии». Он родился в Италии в 1538 г., объездил всю Восточную Европу, автор многих книг, во время войн ВКЛ с Московией был комендантом Витебска. Он писал:

«Я намерен, благосклонный читатель, описать Московию и пределы ее, коими она замкнута; я полагаю, что прежде всего надлежит мне рассказать, откуда берет она свое наименование. Это – некая область в центре Белой (как называют там) Руссии, лежащая на северо-востоке, от которой получают наименование Московии и все прочие области Руссии, лежащие вокруг (хотя и названные совершенно различными именами); жители их на местном языке называются московитами, и сам монарх областей Руссии именуется великим князем Московии. Далее, московиты были вначале малым и незначительным народом русских, но теперь уже благодаря прибавлению многих государств к Руссии, частично присоединенных на правах законного наследования, частично подчиненных силой или хитростью, она начала сильно расти за счет завоеванных и захваченных областей соседних народов, так что может считаться обширнейшей державой».

Как видим, с первых строк книги автор указывает, что Москва – центр Белой Руси («как называют там»), а также Белой Русью являются далее им перечисляемые «области вокруг» в лице Пермии, Мордовии, Рязани-Эрзя, Суздаля – и прочие финские территории ныне Центральной России. То есть, это и есть – в понимании того времени – Белая Русь.

Московию называли «Белой Русью» все историки того времени – при этом ни в коей мере не относя это название к землям нынешней Беларуси. Вот еще несколько примеров.

Амброджо Контарини (1474-1477) в книге «Путешествие в Персию» говорит об Иване III как о великом князе «Великой Белой Руси», il duca Zuane, signer della gran Rossia Bianca:

«Итак, 26 сентября 1476 г. мы, с пением молитвы «Тебе бога хвалим» и вознося благодарения Богу, который избавил нас от множества бед и опасностей, вступили в город Москву, принадлежащий великому князю Иоанну, властителю Великой Белой Руси».

Франческо да Колло в книге «Доношение о Московии» (1518-1519) писал уже о сыне Иване III – Василии III (отце Ивана Грозного):

«Престол сего великого Господина Василия, императора и Государя всея Руси и великого Князя находится в городе Московии, окружность которого – три с половиной лиги…. Имеет сей князь под господством и полною властью своею одну и другую Русь целиком, то есть черную и белую, кои суть царства громаднейшие. Черная, которая именуется Русью Королевской, почти непрерывно ведет войну против Южной Ливонии и весьма часто ведет сражения на замерзшем море. Белая же Русь ведет войну против Ливонии Северной и весьма часто сражается в северном Ливонском море, иногда же на озере Пейбус (Чудское озеро), замерзающем со стороны сей Белой Руси. И одна и другая Русь вместе ведут войну против Короля Польского и Великого Герцога Литовского и против Самогитов, Прусов и Курляндцев».

Как видим, тут Белая Русь – сама Московия, а Черная Русь – Псковское государство. Что замечательно наглядно изображено на знаменитой карте Олафа Магнуса «Carta Marina» (более известной изображениями всяких диковинных морских чудовищ в левой ее части). В правой нижней части обозначены две половины Московии – Руссия Белая (на территории нынешней Ленинградской области) и Руссия Черная (точно в районе Пскова). Вся нынешняя Беларусь на карте названа Литвой, а нынешняя Республика Летвува – Самогитией (Жемойтией).

Климент Адамс в книге «Английское путешествие к московитам» (1553 г.) сразу указывает:

«Московия, называемая и Белою Русью, есть обширнейшая страна».

Десятки источников той эпохи указывали, что Московия называлась «Белой Русью», в том числе и сами правители Москвы себя именовали, как писал Карамзин, «князьями Белой Руси». Но вот вопрос – почему же в таком случае московиты не стали называться «белорусами»? Как видим, даже там, в настоящей Белой Руси, не прижилась «приставка» в виде «бело», ее не принял народ для своего самоназвания. Почему? А потому что такая «приставка» неестественна и непонятна народу.

Для нас же слово «белорус» было неестественно вдвойне: мы не были ни «белыми», ни «русами», а были Литвой и литвинами – именно под таким названием фигурируем во всех документах ВКЛ, в Статутах ВКЛ, в Переписях войска ВКЛ. Поэтому у современного человека возникает путаница, когда он знакомится, например, с мемуарами витебского коменданта Александра Гваньини: тот пишет, что Витебск обороняли его жители литвины от вторгнувшегося в Литву войска монарха Белой Руси Ивана Грозного. То есть, не мы были беларусами, а иноземцы белорусы Ивана Грозного против наших предков воевали!

По этой же причине абсолютно ненаучны наши нынешние энциклопедии, которые, следуя «традициям» науки БССР, говорят о каких-то «беларусах» на нашей территории в те века и о каком-то «древнебеларуском языке», хотя тот все лингвисты именовали до 1560-х годов только ЛИТВИНСКИМ языком.

С точки зрения научной методологии НЕЛЕПО выглядит запись в энциклопедии «Беларусь» о том, что, дескать, Литовский Статут был написан на «старобеларуской мове» (почему и зачем – пусть, мол, читатель сам гадает). Но если вы меняете название «литвинский» на «старобеларуский» - то тогда меняйте и само название Статута: он в таком случае тоже должен именоваться как «Статут Старобеларуский», а вместо ВКЛ должно быть «Великое княжество Старобеларуское». Как видим, такие подмены понятий надо делать или во всем, или вообще не делать – иначе создается совершенно искаженная и карикатурная картина нашего прошлого…

ЛИТВА ПЕРВАЯ

Первой Литвой, вообще-то, правильно называть исконную Литву лютичей, расположенную в Поморье. Польский историк Ежи Довят сообщает:

«Богуслав I, князь Западного Поморья, титуловался princeps Liuticorum» (Dowiat Jerzy. Pochodzenie dinastii zachodnio-pomorskiej i uksztaltowanie sie terytorium ksiestwa Zachodnio-Pomorskiego. // Przeglad historyczny. Tom XLV. Zeszyt 2-3. Warszawa, 1954). То есть «князь лютичей, лютицкий, литовский». А гербом Богуслава I была «Погоня». В 1220-е годы лютичи-литвины мигрируют из Поморья в район Новогрудка, где создают уже нашу Литву (Договор 1219 года между Литвой Новогрудка и Галицией подписан литовскими князьями Булевичами и Рускевичами, которые, как считают историки, были мигрантами из Поморья). Вслед за лютичами к нам уходят, спасаясь от немецко-польской экспансии, другие народы Полабья, Поморья, Порусья (Пруссии): русины-ободриты, лужицкие сорбы, помезане-русины Святополка, погезане Миндовга и пр.

Именно они (мигрировавшие, в основном, горожане и ратники) создают на ятвяжских землях Западной Беларуси мощнейшую державу – Литву, ставшую в скором времени крупнейшим государством Восточной Европы.

Первоначально слово «Литва» означало, видимо, военное сословие (как и изначальное понятие «Русь» означало военное сословие варягов, промышлявших разбоем, сбором дани с торговых путей и наемной службой). Со временем слово «Литва» у нас стало означать союз бежавших к нам мигрантов Полабья, Поморья и Порусья (бежавших к нам евреев называли «литваками»), а потом это название перешло и на кривичей, ятвягов, дайновичей – местные племена Беларуси.

В московском сказании «Задощина», написанном около 1480 года, литовцами (литвинами) именуются Полоцк и Брянск. Впечатляет написанная на латыни поэма «Radivilas» Радвана, где Литвой названа именно вся нынешняя Беларусь. Автор восхищается и гордится Литвой, перечисляя красоты ЛИТОВСКИХ Вильни, Витебска, Орши, Минска, Лиды, Могилева, Бреста, Гомеля, Мозыря, Кобрина, Мстиславля, Слонима и т.д.

В 1400-1500 годах формируется этнос литвинов, состоящий из смешения потомков мигрантов Полабья, Поморья и Порусья с нашим местным населением – ятвягами, дайновичами и кривичами. Франциск Скорина на соискании докторской степени в Падуе называет себя «литвином из Полоцка» - это ЭТНИЧЕСКОЕ название, а не «подданство», как выдумывают иные, так как «литвинами» себя не называли тогда ни жемойты, ни русины-украинцы, ни евреи – хотя все тоже были «подданными» ВКЛ.

Статуты ВКЛ и Переписи Войска ВКЛ четко определяют, кто такие литвины – это нынешние беларусы, их фамилии в 90% случаев – на «-вич». Отдельно с некоторым ущемлением в правах в Статутах указаны русины (украинцы Киева), жемойты и евреи. А само название ВКЛ означает: Великое княжество Литовское (ныне Беларусь и Виленщина с Белосточчиной), Русское (ныне Украина) и Жемойтское (ныне Республика Летува). Причем жемойты сами себе выпросили отдельное этническое упоминание во время событий, связанных с Грюнвальдской битвой 1410 года, - то есть сами не хотели, чтобы их именовали «Литвой».

Таким образом, к 1500 году слова «литвин» и «Литва» означали только и именно нынешние термины «беларус» и «Беларусь».

Что же вызвало смену понятий?

ВЕЛИЧАЙШЕЕ ЗАБЛУЖДЕНИЕ, УНИЧТОЖИВШЕЕ ЛИТВУ

Конец Литвы определили две реалии ВКЛ: мода на латинский язык и обретение жемойтами своей письменности.

До середины XVI века никто и помыслить не мог называть «литвинами» жемойтов. В Польше и Московии их именовали только «жмудинами», в Литве – «жемойтами». Их язык называли «жмудским» или «жемойтским», а литовский язык лингвисты относили к семье славянских языков, понимая под ним именно и только наш беларуский (а про жемойтский язык никто ничего не знал, так как жемойты не имели письменности). Александр Гваньини, комендант Витебска в период наших войн против Ивана Грозного, писал, что жители Витебска говорят на своем литовском языке, относимом к славянским языкам, и приводил слова этого языка – ныне беларуские.

В 1500 году Жемойтией практически полностью правила только шляхта беларусов-литвинов. Согласно Переписи Войска ВКЛ 1528 года, в Жемойтии впервые появляется своя этническая шляхта из-за браков нашей шляхты с местным безродным населением туземцев (составляет до 20%, а 80% - все еще наша шляхта «колонизаторов»). Обретя дворянство ВКЛ, жемойты начинают интересоваться своей этнической историей (хотя Статуты ВКЛ потому и не были никогда переведены на жемойтский язык, что местная жемойтская шляхта была обязана учить наш язык – вот поэтому Статуты в переводе и не нуждались).

И вот в 1547 году появляется первая книга на жемойтском (ныне именуемом «литовским») языке – «Катехизис» Мартинаса Мажвидаса (ок. 1520-1563 гг.). Рождение жемойтской письменности дало повод ученым ее впервые исследовать.

Появление этой книги почти совпало с заключением Унии между ВКЛ и Польшей в 1569 году (созданием Союзного Государства Речи Посполитой). В Польше государственным языком была латынь, а тут вдруг выяснилось, что жемойтский язык неким непонятным образом на латынь весьма и похож. Откуда, как, почему? Это стало сенсацией!

Схожесть этих языков давала правителям возможность спекулятивно обосновывать свою власть якобы от «Римской империи» (аналогично в Московии тогда считали, что раз Рюрик пришел из земель Священной Римской империи, то Рюриковичи – «потомки Римских императоров»). Король Речи Посполитой дал задание своим подданным «разработать тему» - и те ринулись плодить мифы.

Почти все сочинители той эпохи стремились таким способом сделать свою историю более весомой и авторитетной, а поскольку практически вся Центральная Европа считалась тогда Римской империей, то любой высокородный мигрант оттуда воспринимался как «наследник Цезаря». (Напомню, что в 962 году германский король Оттон I подчинил себе Северную и Среднюю Италию, включая Рим, после чего провозгласил Священную Римскую империю. По традиции она считалась продолжением империи Каролингов, а та в свою очередь рассматривалась как преемница древней Римской империи.)

По заказу монаршей власти «проследить происхождение Литвы через Жмудь из Италии» взялись три крупнейших автора ВКЛ той эпохи. Наши литвинские мыслители XVI века Lituani Michalonis (Михалон Литвин, он же Венцеслав Миколаевич, ок. 1490-1560), Venceslaus Agrippa (Вацлав Ян Агриппа, ок. 1525-1597) и виленский войт Augustyn Rotundus Mialeski (Ротундус Мялевский, 1520-1582) – стали на пустом месте разводить нелепейшие с научной точки зрения «теории» о том, что якобы жемойты – это и есть наследие римлян и римского языка.

Литвин писал:

«Мы изучаем московские письмена (literas Moscoviticas), не несущие в себе ничего древнего, не имеющие ничего, что бы побуждало к доблести, поскольку рутенский язык [или своеобразие] (idioma Ruthenuva) чужд нам, литвинам, то есть италианцам (Italianis), происшедшим от италийской крови. …Ведь и огонь, и вода, воздух, солнце <…> и многие другие [слова] звучат в литовском языке так же, как и в латинском».

А вот «исторический» концепт:

«Ведь пришли в эти края наши предки, воины и граждане римские, посланные некогда в колонии (in colonias), чтобы отогнать прочь от своих границ скифские народы (gentes Scythicas). Или в соответствии с более правильной точкой зрения, они были занесены бурями Океана при Г. Юлии Цезаре. Действительно, когда этот Цезарь, как пишет Луц[ий] Флор (Luc. Florus), победил и перебил германцев (Germanis) в Галлии, и, покорив ближайшую часть Германии, переправился через Рейн (Rhenum) и [поплыл] по Океану в Британию (in Britanniam), и его флот был разметан бурей, [и] плавание было не слишком удачно, и пристали корабли предков наших к побережью, то, как полагают, они вышли на сушу там, где ныне находится крепость Жемайтии Плотели (Ploteli). Ибо и в наше время приставали иные заморские корабли к этому самому побережью. Здесь наши предки, утомленные и морскими трудностями и опасностями, и владеющие огромным количеством пленных, как мужчин, так и женщин, начали жить в шатрах с очагами, по военному обычаю, до сих [пор] бытующему в Жемайтии. Пройдя оттуда дальше, они покорили соседний народ ятвягов (jaczvingos), потом роксоланов (roxolanos), или рутенов (ruthenos), над которыми тогда, как и над москвитянами (Moscis), господствовали заволжские татары; и во главе каждой рутенской крепости стояли так называемые баскаки (basskaki). Они были изгнаны оттуда родителями нашими италами (italis), которые после стали называться литалами (litali), потом - литвинами (Litvani).

Тогда с присущей им отвагой, избавив рутенский народ (populis Ruthenicis), земли и крепости от татарского и баскакского рабства, они подчинили своей власти все от моря Жемайтского (a mari Samagitico), называемого Балтийским (Ваlteum), до Понта Эвксинского, где [находится] устье Борисфена, и до границ Валахии (Valachiae), другой римской колонии и земель Волыни (Voliniae), Подолии (Podoliae), Киевщины (Kijoviae), Северы (Siewer), а также степных областей вплоть до пределов Таврики и Товани (Towani), [места] переправы через Борисфен, а отсюда распространились на север к самой крайней и самой близкой к стольному граду Московии крепости [называемой] Можайском (Mozaisco), однако, исключая ее, но включая Вязьму (Wiazmam), Дорогобуж (Dorohobusz), Белую (Biela), Торопец (Toropetz), Луки (Luki), Псков (Pskov),. Новгород (Novihorod) и все ближайшие крепости и провинции. Впоследствии воинской доблестью расширив так владения их, они добыли корону с королевским титулом князю (principi) своему Миндовгу (Mindawgo), принявшему святое крещение. Но по смерти этого короля погибли как титул королевский, так и христианство, пока соседний христианский с нами народ польский (gens Polona), не вернул нас к святому крещению и высокому королевскому титулу, в год [от Рождества] Христа 1386. Он пригласил счастливо правящего здесь прадеда Священного Величества Вашего, блаженной памяти Владислава (Wladislavum), по-литовски (Litvanice) называемого Ягелло (Jagelonem), чтобы объединенная доблесть двух граничащих друг с другом народов усилилась в отражении общего врага имени христианского [то есть татар и московитов Орды]».

Вторая часть этого отрывка описывает хорошо известные нам события: приход прусского короля Миндовга с созданием им ВКЛ, освобождение земель от татар, расширение границ ВКЛ до ордынского Можайска, правление Ягайло.

А вот относительно первой части – явные нестыковки в эпохах. Современник Иисуса Христа Гай Юлий Цезарь плыл в Британию, но невесть как оказался в Жемойтии, где почему-то не стал возвращаться назад, осознав свою ошибку, а тут же взялся воевать с татарами Батыя и его баскаками. Античные реалии вдруг оказываются в XIII веке.

Вполне возможно и даже вероятно, что в античные времена римляне высаживались в Восточной Балтике. Но, во-первых, самого народа жемойтов и аукштайтов тогда и «в задумке» не существовало. Как сегодня считает историческая наука, жемойты и аукштайты отпочковались от народа латышей только в VIII-IX веках и двинулись на юг – на территорию современной Республики Летува. До этого там не было восточных балтов, а самих жемойтов и аукштайтов ВООБЩЕ НЕ БЫЛО В ПРИРОДЕ. Так что, высаживаясь в античное время на территории Жемойтии, римляне никак не могли там встретить жемойтов. Как – аналогично – не могли встретить новгородцев на территории Ладоги – тогда финской и саамской до Рюрика. Во-вторых, никакого культурного «наследства» римлян жемойты и аукштайты не показали: даже гончарный круг они впервые узнали только от беларусов-литвинов – с их покорением нами в состав ВКЛ. Конечно, это выглядит странно: римляне научили жемойтов своему языку, но почему-то такой элементарной вещи, как гончарному кругу, не научили. И кем при этом были этнически жемойты до принятия «римского языка»? Финнами? Ведь нынешний латышский этнос – это наполовину финны литы. И, наконец, в воздухе повисает вопрос – откуда уже латыши (а не жемойты и аукштайты) узнали свой восточно-балтский язык: у них-то Гай Юлий Цезарь не высаживался и их римскому языку не учил.

Если оставить в стороне фантастические и баснословные интерпретации Михалона Литвина, то, как говорится, «в осадке» у нас остается главное: некое древнее предание о том, что еще до Миндовга у нас появились выходцы со Священной Римской империи (то есть – из Центральной Европы, очевидно – с Балтики). Напомню, что в то время летописи именовали, например, германского императора Генриха VI (1190-1197), сына императора Фридриха I, - КОРОЛЕМ РИМСКИМ.

Михалон Литвин указывает на важный исторический факт: само название «Литва» не является для нас родным и исконным, а принесено сюда мигрантами из Центральной Европы – очевидно, судя по его хронологии, это произошло именно в начале XIII века. Так как он описание изгнания татар по времени совмещает с описанием принятия нами названия «Литва». Правда, объясняет это своей фантастической гипотезой: «Они [татары] были изгнаны оттуда родителями нашими италами (italis), которые после стали называться литалами (litali), потом - литвинами (Litvani)». Дескать, само название «Литва» происходит от названия «Италия».

Увы, эта гипотеза не выдерживает никакой критики, так как в античное время не было нации «итальянцев» и самой «Италии» (это позднее понятие), а в XIII веке у нас не было никаких «колоний итальянцев», которые бы «изгоняли татар». Само предположение о том, что первая буква «Л» в слове «Литва» является только сокращенным романским артиклем «La» («L’Ituania») – это только ошибочная гипотеза Михалона Литвина.

Более всех разошелся в фантазиях Ротундус Мялевский, который писал Стефану Баторию: «Литовский народ – это Латинский, происхождением из Италии, в наши земли пришел, ведомый князем Палемоном».

Эта басня про какого-то «Палемона» - бред сивой кобылы. Однако под соусом этой басни Мялевский предлагал грандиозные планы: сделать латинский язык языком ВКЛ во всех сферах жизни, чтобы все народы ВКЛ (жемойты, беларусы, украинцы) отныне даже в семьях говорили только на латинском языке, «который есть язык наших предков».

Отсюда и началась в ВКЛ XVI века эта до сих пор не прекращающаяся «вакханалия» с «обожествлением» жемойтов как якобы НАСЛЕДНИКОВ ЯЗЫКА ИТАЛИИ, а потому – якобы «благородной сути» Литвы. Что достойно только сатирического журнала «Крокодил» - как туземный народ Жмуди стал в одночасье из туземного «благородным» - да еще и «в истоках Литвы».

Ученые давно разобрались в том, почему восточнобалтские языки жемойтов и латышей так похожи на латынь. Ответ прост: жемойты и другие латышские (восточнобалтские племена) сохранили свой язык в состоянии того языка, на котором все индоевропейцы говорили 2000-1500 лет назад. Сохранили из-за своей самоизоляции (жили в чащобах лесов, сторонясь контактов с другими народами, отчего последними в Европе обрели письменность и христианство). Но их язык – вовсе не латинский, а просто древнеиндоевропейский. То есть самый архаичный и самый туземный. Потому, кстати, он и похож более всего на санскрит – не потому, что жемойты завоевали Индию и создали там высшую касту, а только потому, что жемойты смогли из-за своей затворнической жизни на протяжении этого времени сохранить свой язык в чистоте – без взаимодействий с языками соседей.

Это сегодня знает наша лингвистика. Но в ВКЛ XVI века этого не знали. Вот и выдумали чушь, которая развалила изнутри нашу РЕАЛЬНУЮ Литву, заменяя ее «жемойтской Литвой» едва обретших письменность и христианство туземцев, но якобы «идущей от Италии».

Так глупейшее заблуждение Короны уничтожило Литву (вместе с ВКЛ, что не менее важно!) и породило вместо нее Беларусь.
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Пн Июн 27, 2011 7:14 pm

(продолжение)

ДАЛЬНЕЙШИЕ СОБЫТИЯ

А далее все было предсказуемо. Согласно советам Короне трех выше указанных авторов, короли Речи Посполитой отныне видели «литовцами» только жмудинов и латышей. Мол, «наследники Италии». У властей Речи Посполитой кардинально поменялась сама суть понятия «Литва»: теперь «Литвой» поляки стали считать только жителей княжества Жмудь и еще латышей, ибо их язык был тоже восточнобалтским и, как оказалось, тоже весьма близким латыни. Мол, вот еще одно «литовское племя», которое «из Италии пришло» - Латвия.

Соответственно, население РЕАЛЬНОЙ Литвы сии правители уже не видели «литовским», так как о том, что такое «Литва», у них НОВЫЕ представления создались.

В итоге этническое понятие «Белая Русь», которое в ту пору относилось только к Московии, правители Речи Посполитой стали распространять на исконное население бывшей Литвы – уже не восточнобалтское. Чем сами урезали всю Литву до микроскопических размеров княжества Самогития (Жемойтия).

Сей подход с радостью подхватил царизм после раздела Речи Посполитой.

Приходится признать, что ВКЛ и Литва были разрушены именно правителями Речи Посполитой и их «идеологами» нашими соплеменниками литвинами-беларусами Михалоном Литвиным, Вацлавом Агриппа и Ротундусом Мялевским. Вот три человека – которые уничтожили НАШУ Литву и выдумали вместо нее «страну Беларусь».

Факт есть факт: Беларусь появилась в результате нелепейшего научного заблуждения про «итальянские истоки жемойтов». Это, пожалуй, крайне редкий в истории случай, когда целая страна и нация появляются из-за какого-то заблуждения всего лишь трех людей.

Интересно, что уже в XIX веке историки царской России полностью разоблачили басню Литвина, Агриппа и Мялевского про «римское происхождение жемойтов». А историки СССР вообще об этой басне не вспоминали (кроме разве как примера невежественного заблуждения) – хотя при этом после развала СССР в Летуве появились многие авторы, которые эту басню как раз воспринимали как «откровение об истоках жемойтов», что вполне понятно в рамках националистических историко-романтических мифов, весьма далеких от науки. Многие нынешние историки в Летуве, питаясь этой басней, тешат себя – искренне веря! - иллюзией о том, что они «италийских благородных корней» и «потомки римлян». Что, конечно, смехотворно.

Однако историческая наука СССР хотя и отвергла сей миф, но не стала при этом возвращаться к исторической правде об истинной Литве как стране нации беларусов – по вполне понятным политическим и идеологическим мотивам.

КРАХ ЛИТВЫ-КРИВЫ

Кто-то может подумать, что в 1560-е годы чудовищное заблуждение привело только к переименованию литвинов на «беларусов». Мол, ну вот вместо Литвы мы стали называться «Беларусью» - ну и какая разница?

Нет, разница огромнейшая. В начале XVI века понятие «литвин» распространялось не только на нынешних беларусов, но также на Брянск, Курск, Смоленск, отчасти на Великое княжество Тверское и на Псковское государство, которые стремились войти в состав ВКЛ и в середине XVI века хотели войти в состав Речи Посполитой. Этнически понятие «литвин» ассоциировалось с западнобалтским народом кривичей, проживавшим на этой обширной территории. Формирующийся этнос кривичей-литвинов должен был стать одним из крупнейших в Восточной Европе – больше этносов поляков и украинцев, значительно больше этноса московитов (тогда малочисленного и ограниченного размерами «Золотого кольца России»).

Однако нелепое решение Короны именовать отныне «Литвой» только Жмудь – разрушило единое этническое ятвяжско-кривское пространство литвинов, так как лишило кривичей самоназвания «литвины» и тем самым лишало их национальной самоидентификации. Ведь Корона не только считала отныне «Литвой» одних лишь жемойтов, но одновременно настаивала, что кривичи – это не Литва. В итоге Москва смогла захватить и ассимилировать этнически кривские земли Пскова, Изборска, Смоленска, Брянска, Курска и кривские области Великого княжества Тверского – так был нанесен первый удар по созданию национального кривского государства.

Второй удар был нанесен Короной по нынешней Восточной Беларуси: именно Михалон Литвин, Вацлав Агриппа и Ротундус Мялевский в 1560-е годы первыми окрестили ее жителей некоей «Русью» («Литовская Русь») из-за киевской православной веры (русинской) и из-за использования в документообороте киевского (русинского) языка. Таким образом, население Полоцка, Витебска, Могилева, Гомеля было отнесено этими «советниками» Короны к КИЕВСКОМУ ЭТНОСУ РУСИНОВ, то есть к украинскому этносу. На самом деле население Полоцкого Государства не было никогда никакой «Русью», даже в период Киевской Руси ее таковой не считали (Киевские летописи считали Русью только земли именно нынешней Украины).

Третий удар заблуждение Короны нанесло по нынешней Западной Беларуси – из-за польской католической веры ее население стали считать «поляками». Причем это деление литвинов-беларусов на «поляков» и «русских» сохранилось аж до ХХ века.

Как видим, проблемы с нашей национальной самоидентификацией появились вовсе не при царизме, а были созданы искусственно (на пустом месте) Короной в 1560-е годы. Она, увлекаясь латинским языком и баснями про «римское» происхождение Жмуди, лишала нас права именоваться Литвой – чем лишила нас итогов всей трехвековой (с 1219 года) культурной работы по созданию этноса литвинов, ведь речь идет не только о названии (что мелочь!), а об огромном пласте культурно-исторической фактуры, которая является СОДЕРЖАНИЕМ названия. Мы, фактически, в одночасье были лишены своего национального лица – а за его неимением нас стали «определять» по вере. Вот почему православные литвины были зачислены в украинский этнос русинов (а после отмены Унии в 1839 году и насильственного перехода в РПЦ Москвы – в якобы этнос россиян), а литвины-католики были зачислены в польский этнос.

Наше Отечество пережило много катаклизмов (в войне 1654-1667 годов с Московией погибла половина населения, в Северной войне – еще треть), но большего вреда нам не причинял ни один оккупант – чем то, что сделали Литвин, Агриппа и Мялевский в 1560-е годы. Они лишили нас национального лица, разрушили нашу Литву, остановили процесс формирования единого этноса кривичей-литвинов и расчленили наш этнос на сегменты, которые потом все стали веками считать частями этносов соседних стран.

Самое парадоксальное заключается в том, что концепции этих «идеологов» Короны хоть и определяли «Литвой» одну Жмудь и Латвию, нас Литвой не считая, но в реальности мы все равно оставались именно и только Великим княжеством Литовским (вся территория Беларуси плюс Виленщина и Белосточчина), а вот ими постулируемая «италийских корней истинная Литва» в лице Жмуди – оставалась юридически вовсе не «Литвой», а Княжеством Жемойтским. Так было в Речи Посполитой – и так было в царской России до ее краха в феврале 1917 года.

При Николае II все общество (обыватели, писатели, политики, историки, духовенство) считали «Литвой» только Жмудь (Самогитию на латинском), а нас называли или «Северо-Западным краем» или «белороссами». Однако в титулах императора значилось, что он «Князь Самогитский» в отношении нынешней территории Республики Летува – и «Великий князь Литовский» в отношении нынешней территории Республики Беларусь. И никакого титула «Князь Белорусский» у него не было – так как никогда в истории и не существовало Княжества Белорусского. Вместо него было ВКЛ – вплоть до февраля 1917 года, когда был свергнут последний Великий князь Литовский Николай II.

Налицо удивительное противоречие: юридически мы до 1917 года продолжали считаться Литвой и Великим княжеством Литовским (в титуле императора и на гербе Российской империи – там мы обозначены «Погоней», а нынешняя Республика Летува – гербом «Медведь»). Но при этом царизм после нашего восстания 1830-31 гг. вводит название «Белоруссия», а после восстания 1863-64 гг. запрещает и его, вводя «Северо-Западный край». Поразительно, но сие как-то совмещалось в царской России

Но это противоречие царская Россия лишь унаследовала от Речи Посполитой, где точно так территориально король правил Литвой в границах нашей нынешней Беларуси и правил отдельно Княжеством Жмудь в границах нынешней Республики Летува. Всякие концепции о том, что считать «истинной Литвой» и кем считать наш этнос – уже тогда кардинально расходились с феодальными титулами и закрепленными в них названиями земель. Например, на французских картах начала XVIII века, созданных по рекомендациям Варшавы, Западная Беларусь названа «Истинной Литвой», а Восточная Беларусь – «Литовской Русью», хотя юридически вся территория Беларуси являлась ВКЛ и никакой «Литовской Руси» никогда в природе не существовало.

С 1860-х течение западнорусизма в царской России ставило целью ассимилировать наше православное население в русский этнос, отдавая католическое население в ассимиляцию полякам – что те и заявили своей целью уже в 1920-е годы. Со стороны это выглядит как некий «заговор» против нашего народа, имеющий целью расчленить его на сегменты по вере и разделить между соседними странами. Начало этому, как мы убедились, положили Литвин, Агриппа и Мялевский в 1560-е годы. Как считают историки, воссоздание Беларуси в ХХ веке на осколках Литвы – это чудо, вполне вероятнее был бы полный раздел этноса между соседями (что, кстати, пытался реализовать Ленин в «Брестском мире», где полностью расчленял нашу страну).

Все это показывает, что возрождение Беларуси и становление сегодня суверенной Беларуси – невозможно без возвращения к национально-государственному наследию нашей Литвы и ВКЛ. Следует повторить тысячу раз – не было в средние века «Великого княжества Белорусского» и не было «беларусов»: наши предки создали свое национальное Государство – Великое княжество Литовское и себя называли литвинами. Наши деды были единственной и истинной Литвой – и единственным ее народом литвинов.

ЛИТВА ИЛИ КРИВА?

Остается дискуссионным вопрос: было ли возможно создание единого национального ятвяжско-кривского государства не под «маркой» «Литва», а под «маркой», скажем, названия «Крива»? Не факт! Потому что наше второе название «Крива» прочно увязано с восточными балтами, а потому были ожидаемы и такие же спекуляции Короны на этот счет. Судите сами.

Сакральное имя верховных жрецов прусского религиозного центра, Ромувы, – Криве – совпадало с названием племени кривичей. Во главе этой сакральной организации Ромувы стоял верховный жрец, Криве (Кривайтис на жемойтском), фактически бывший главой государства до прихода в Пруссию Тевтонского Ордена.

Петр Дусбургский, тевтонский хронист, написавший в 1326 году «Хронику земли прусской», свидетельствовал о власти верховного жреца Ромувы: «Криве, которого пруссы почитали как папу, ибо как господин папа правит вселенской церковью христиан, так и по его воле или повелению управлялись не только вышеупомянутые язычники, но и литовцы, и прочие народы земли Ливонской. Такова была власть его, что не только он сам или кто из родичей его, но даже гонец с его посохом или с другим отличительным знаком, проходя по пределам вышеупомянутых язычников, был в великом почете у королей, нобилей и простого люда».

Под «литовцами» хронист тут подразумевает нас, а не жемойтов, которых везде именует отдельно от Литвы (к тому же жемойты и аукштайты в то время были язычниками). Но поскольку жемойты поклонялись Криве, то очевидно, что Корона и его сочла бы «выходцем из римлян» и «римским наследием жемойтов».

Т. Нарбут писал, что власть первосвященника Криве-Кривейте охватывала «всю землю Литовскую, Пруссию, Литву, Жемайтию, Куронию, Земгалию, Ливонию, Латгалию и даже земли кривичских руссов (Creviczensivim Russorum)». Тут загадкой является использование двух терминов «земля Литовская» и «Литва» - наряду с «Жемайтией» (видимо, подразумевается Западная Беларусь ятвягов). Но термин «Creviczensivim Russorum» выдает уже заблуждение Короны о кривичах как якобы «не литвинах», он же показывает, что культ Криве Корона обязательно стала бы спекулятивно смешивать с мифами про «италийское происхождение жемойтов». То есть, как и в случае с именем «Литва», Корона не признавала бы названия «Крива» в качестве нашего национального, украла бы его суть для своего заблуждения. Мол, раз кривичи – не восточные балты «италийского языка», то не могут быть ни Литвой, ни Кривой. Во всяком случае, подобные концепты кажутся ретроспективно ожидаемыми от Короны – она не дала бы нам реализоваться и как Криве, так как все равно нас считала бы «не италийцами».

Одним словом, Литва и Крива – это наши синонимы той эпохи, которые равно у нас забирала Корона под свои иные выдуманные понятия.

Но за 3500 лет нашей непрерывной истории (археологически и антропологически, как считают наши ученые) мы имели разные названия. Мы и Литва, и Крива, и Ятва, и Дайнова, и Беларусь, и Полоцкое Государство, и соучредитель ООН БССР, и «страна гутов и гепидов» у античных авторов 1700 лет назад. Название, может быть, и не столь важно – важна только суть, которая скрывается под этим названием, – а это наш народ. Смена эпох создает новые названия, но народ всегда остается тем же самым…
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Пн Июн 27, 2011 7:15 pm

Когда-то осенью в 1979-м году студенты технологического факультета Новополоцкого политехнического института поехали в очередной колхоз.
На этот раз за Бигосово - в Росицу.
Обычный колхоз. Картошка, лен...
Как всегда были среди нас и фотографы.
Уезжая фотографировались у кастела (место сбора - тогда просто склада удобрений - а за кастелом старое, может быть и еврейское, кладбище).
Сейчас кастел выглядит так:


И только много лет спустя я узнал о кровавой истории этой деревни...

http://www.hramy.com/rositca.htm
Росица. Трагедыя ў вёсцы Росіца (Росица).

Нядаўна скончыўся бэатыфікацыйны працэс Росіцкіх мучанікаў. Яго вынікі нясуць радасьць каталікам - Сьвяты Айцец Ян Павел ІІ абвясьціў росіцкіх кс. Юры Кашыру і Антонія Ляшчэвіча блаславёнымі...
Латыскія, эстонскія і украінскія карнікі палілі людзей па ўсёй акрузе і не абмінулі яны і Росіцы. Улетку 1942 г. у часе Росіцкай трагедыі ў агні загінула 1528 чалавек, сярод іх і гэтыя ксяндзы, якія вырашылі не пакідаць людзей (каталікоў і праваслаўных) і пайсьці разам зь імі на спаленьне...
"Загадана было і сёстрам эўхарысткам ісьці ў касьцёл. Прыйшлі туды і сьвятары. Кс. Ляшчэвіч заняў месца пры алтары і загаварыў да людзей, супакойваючы іх і нагадваючы, што чалавек у часе небяспекі заўсёды павінен кіраваць сваю душу да Бога. Тым больш, ён павінен адыходзіць у вечнасьць, паяднаны з Богам. А таму тут ёсьць яны, сьвятары, якія гатовыя разьдзяліць лёс людзей. Зараз яны будуць спавядаць, кожны можа ачысьціць сваю душу, каб, калі спатрэбіцца, стаць перад Богам з чыстым сумленьнем. Пакрысе людзі пачынаюць супакойвацца, да канфэсіяналяў выстройваюцца чэргі. Сьвятары пачынаюць споведзь. Людзі моляцца. Але калі чарговы раз расчыняюцца дзьверы і карнікі ўпіхваюць новую групу людзей, зноў , усчыняецца крык і енк. Тады кс. Ляшчэвіч перапыняе споведзь і зноў пачынае гаварыць, заахвочвае толькі што прыбылых да споведзі. — Ні да таго дня, ні пазьней, - успамінае с. Ядвіга Віршута, - я не мела такой споведзі, як тады, у замкнёным касьцёле, перад абліччам сьмерці. Настолькі дасканалы быў жаль за грахі, за абразу Бога сваімі нягоднымі ўчынкамі і думкамі."
Скарочана. Паводле Ірыны Жарнасек.

http://lupa.by/istoriya/rositsa.-ognennaya-tragediya.html
Росица. Огненная трагедия

Росица. Небольшая деревушка, пережившая в годы Великой Отечественной войны настоящий ад.

Росица. Это название в последние годы становится известным всё большему количеству людей. Потому что чудеса иногда происходят, и возрождение памяти – одно из таких чудес.

Местные жители не слишком хорошо знали, что же произошло. Ведь взрослых в живых не осталось. Только несколько детей из окрестностей Росицы, которых фашисты признали «годными» для медицинских опытов, уцелели в смертельном испытании. Возможно, карательная операция была связана с деятельностью партизан. Может быть, проводилась «зачистка» по каким-то другим соображениям.

16 февраля с самого раннего утра в Росицу стали пригонять жителей соседних деревень. Поскольку начали свои действия каратели фактически ночью, то и жителей выгоняли на улицу практически без одежды. Редко кто успевал захватить хоть что-то из одежды. Всех, и детей, и взрослых без разбору гнали на «сортировочный пункт», который был организован в Росице. Кого-то направляли на работы в Германию. Кого-то (в основном детей) – в «медицинский центр» в качестве доноров для немецких солдат (такие «доноры» практически не выживали, если их кровь требовалась в том или ином случае). Остальные уже понимали, что их ждёт: пуля или огонь.

В Росице тогда служили два католических священника – Антоний Лещевич и Юрий Кашира. Они же, единственные из всех тамошних жителей, имели право выбора: немцы всегда достаточно снисходительно относились к священнослужителям, чаще всего предлагая покинуть опасный район. Такое предложение было сделано и этим священникам. Они – отказались.

Три дня в Росице проводилась карательная операция. Три дня людей выводили группами, по несколько сот человек, и сжигали в амбарах и домах. Три дня обречённые на смерть находились в самом большом здании в деревне – здании костёла. Три дня, благодаря которым даже те, кто в пылу атеистического бума отказались от Бога, провели в молитве. Три дня, на протяжении которых священники выполняли то, ради чего были призваны – крестили, венчали, исповедали, уделяли Причастие.

Говорят, что на войне нет атеистов. Даже те, кто бросался в бой «за Родину, за Сталина», тайком крестились перед лицом смерти. Жители Росицы и окрестных деревень получили время. Время перед самой страшной смертью – перед смертью в огне. Это время они проводили в молитве, потому что больше ни на что надежды уже не было. Во второй день карательной операции расстреляли отца Антония Лещевича. Он позволил себе слишком много просьб за обречённых жителей.

В последний день карательной операции оставшихся жителей и священника Юрия Каширу вывели на мороз. Священнику предложили уходить, он отказался. Последнюю группу детей, предназначенных для «помощи раненым солдатам вермахта», отправляли в медицинский пункт. Всех остальных ждал амбар на окраине деревни и огонь.

В огне Росицы за три дня карательной операции погибло более полутора тысяч человек. На месте последнего жуткого кострища, в котором погибло более шестисот человек и священник Юрий Кашира, потом обнаружили остатки креста для процессий (скорее всего, его взял с собой в последнюю дорогу священник), а также обгоревшую руку, в которой были зажаты чётки.

Сегодня человеку трудно даже представить, что пережили за эти три дня люди, часть из которых была отправлена в ад концентрационных лагерей, а часть – на смерть. Человеку вообще трудно представить, что значит – знать о неизбежности смерти на протяжении трёх дней и не иметь надежды. И как трудно в этом положении остаться человеком, сохранить достоинство. Наверное, всё-таки самое главное – сохранить веру. Ведь для христианина смерть – даже самая страшная – не конец, но только начало.

А сейчас каждую весну в Росице зацветают полторы тысячи тюльпанов. По количеству погибших в этом аду. А ещё зимой и летом сюда обязательно приезжают паломники – тысячи человек, которые проходят последний путь росицких мучеников. Чтобы понять, в чём была сила этих людей. Чтобы познать что-то в себе – что-то, что выше суеты нашей повседневности. Потому что мы все встретимся со смертью, и мало кто знает заранее, когда она придёт. Главное – остаться человеком перед её лицом...

Катерина Сидорук
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Пн Июн 27, 2011 7:16 pm

БЕЛАРУСКАЯ АТЛАНТИДА

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ
«Аналитическая газета «Секретные исследования»


http://www.secret-r.net/publish.php?p=251

В середине XIX века территория расселения беларусов была вдвое больше нынешней территории Республики Беларусь. После 1917 года все соседние с нами страны «разжились» нашими областями и ассимилировали местных беларусов в свои этносы.



Первым массу исторических документов, касающихся утраченных границ Беларуси, собрал и издал профессор Е.Е. Ширяев в книге «Беларусь: Русь Белая, Русь Черная и Литва в картах» (Мн.: Навука i тэхнiка, 1991). На стр. 108 он приводит ксерокопию такого документа (даю в нынешнем написании):

«Статистическая таблица Западно-Русского края по исповеданиям. Составлена при Министерстве внутренних дел, под заведованием и ближайшим руководством Д.С.С. Батюшкова Генерального Штаба Подполковником Риттих. С.-Петербург 1864 г.».

Северо-Западный (или «Западно-Русский») край включал нынешние Беларусь и Украину (последняя без Галиции, которая была в Австро-Венгрии при разделе Речи Посполитой, но население Галиции несущественно в нынешней Украине, а также без нескольких восточных областей). Вот губернии этого края: Могилевская, Витебская, Минская, Киевская, Подольская, Волынская, Гродненская, Виленская, Ковенская.

Итак, вот цифры: по Украине – 3,997,508 православных и старообрядцев, плюс 85,950 католиков. По Беларуси соответственно – 2,456,158 и 444,175. Итого: 4,083,458 украинцев и 2,900,333 беларусов.

Если округлить, то получается 4 млн. украинцев и 3 млн. беларусов.

Сегодня, как известно, пропорция совсем иная: население Украины в 4 раза больше населения Беларуси. Вопрос: куда делись беларусы?

ВИЛЬНО

Типичен пример с виленскими беларусами. В графе «Виленская губерния» беларусов – 147,504 православных и 270,785 католиков, это 418,289 человек. Сегодня их потомки должны были составлять около 2 млн. беларусов.

Однако уже с 1910, а более – с польской переписи населения 1921 года – беларусов Виленщины массово записывают в «поляков» (ибо польские власти хотели доказать свои «этнические» обоснования на обладание этой областью). Это касалось не только католиков, но и православных беларуских крестьян, которые называли себя «тутэйшими», а такое самоназвание, как гласили условия переписи, их автоматически заносило в «польский этнос».

Показательно, что в Виленщине при браке беларуса с представителем польского или жемойтского этноса – дети такого брака заносились в последние два этноса, а не в беларуский. Плюс сказалась и жемойтская ассимиляция – после того, как эту область Сталин и Гитлер отдали Летуве взамен на размещение советских военных баз, согласно Пакту 1939 года.

Е.Е. Ширяев пишет:

«Понимая искусственность перехода этой территории (на ней к тому времени среди коренного населения было большинство беларусов и малое количество литовцев), литовские руководящие круги стали прилагать усилия к тому, чтобы изменить соотношение по национальностям в пользу литовцев и поляков. С этой целью после проведения репрессивных мер советскими властями против беларуской интеллигенции Вильно и другие города стали массово заселяться литовцами. В начале 50-х годов литовские власти (по согласованию с И. Сталиным и Б. Берутом) начали насаждать польские школы и закрывать беларуские. Было открыто несколько сотен польских школ и закрыты все беларуские (Степанов А., 1989). Среди беларусов Виленского района велась активная пропаганда, направленная на их ополячивание. В результате определенная часть беларусов, подвергавшаяся обработке в течение сорока лет, стала считать себя поляками, несмотря на то, что польский язык так и не привился, но оказал влияние на разговорный язык населения этого края. Сельское население общается главным образом на беларуском языке, городское – на русском. Однако старания литовских националистов были настолько усердными, что в результате переписи населения паспортных поляков оказалось больше, чем беларусов и литовцев, вместе взятых».

Аналогичное ополячивание проходило в Белосточчине, которую Сталин тоже по неким своим политическим причинам после войны отдал Польше, хотя это исторически и этнически наша земля.

Следует заметить, что и в данных 1864 года беларуский этнос уже был расчленен на какие-то непонятные сегменты. Во-первых, сами беларусы названы графой «Бълоруссы и Черноруссы». Во-вторых, странным образом число «поляков-католиков» в Минской губернии (116,043) превышало число таковых даже западнее Минска и почти равнялось числу «поляков» в Виленской губернии. Очевидно, что речь тут шла о тех же беларусах-католиках, которые только по вере себя относили к «полякам».

А в-третьих, вот полные данные по Виленщине. Там беларусов 418,289 человек, 701 малоросс, русских 21,486, из литовцев – 27,985 православных и 182,288 католиков (то есть всего 210,273 человека). Плюс поляков и мазуров – 154,386. Ни одного жемойта и латыша. То есть, как видим, беларусы составляли в 1864 году абсолютное большинство жителей.

Но загадка – это фантастический этнос «литовцы», который выделен отдельно от этноса «жмудины», хотя сей этнос «жмудины» ныне как раз считается «литовцами» - а самого этноса «жмудины» якобы уже нет.

В «Статистической таблице» графа «Литовское племя», которая состоит из трех частей: «Литовцы», «Жмудины», «Латыши». 1) Почему латыши отнесены к «Литовскому племени»? Очевидно, что классификаторы были под влиянием басни Речи Посполитой о «римском происхождении восточных балтов», об этой басне мы подробно рассказали в статье «Утраченная Литва» (№4, 2010).

2) Жемойты не считаются «литовцами» и учитываются, как латыши, отдельно от «литовцев».

3) Но кто в таком случае эти загадочные «литовцы»?

Теперь посмотрим на цифры. Литовцев всего: православных 48,804 и католиков 585,530, плюс 7,342 протестантов. Жемойтов меньше – 4,896 православных, 447,805 католиков, 4,897 протестантов. Латыши вообще мизерны – 4,947 православных, 158,561 католиков, 13,356 протестантов (оно и понятно, территория Латвии не входила в Северо-Западный край, а была отдельной административной единицей в Российской империи, тут речь идет только о «приезжих» латышах).

Где живут? «Литовцы» в Минской губернии - 9,026 православных и 55,123 католиков. И при этом НИ ОДНОГО жмудина. И на этом все – за мизерным исключением все остальные «литовцы» живут в Виленской и Ковенской губерниях. Но что это за 64,149 «минских литовцев»? Уж не литвины ли они? То есть те беларусы, которые продолжали себя литвинами считать и не признавали названия «белорус»?

В таком случае само название «литовец» в данной Статистической таблице 1864 года – это только ретрансляция нашего старого самоназвания беларусов «литвин». Это подтверждают данные о жмудинах. Их нет в Минской губернии, как и вообще НИ ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА на территории Беларуси (почему-то 4,812 православных жмудинов оказалось в Волынской губернии, а в Беларуси – ни одного). А весь этнос жмудинов сконцентрировался целиком в Ковенской губернии – 84 православных и 447,805 католиков, плюс 4,897 протестантов. Но это, в общем, не удивляет, так как Ковенская губерния в царской России и значилась как Княжество Самогитское (то есть Жемойтское).

Все это позволяет сделать вывод, что и указанные в таблице 641,676 «литовцев» должны были относиться к нашему этносу – по крайней мере, та их значительная часть, которая себя именовала «литвинами». А царские власти – по своему невежеству – путали беларусов-литвинов с теми жемойтами, которые на новый манер впервые в XIX веке стали себя именовать «литовцами».

Подведем итог: в своих западных областях Беларусь потеряла в результате ассимиляции поляками и «литовцами» этнически беларуское население, которое сегодня составляло бы около 4 млн. человек (это почти половина нынешнего населения РБ). Еще вдвое больше мы потеряли на Востоке, где Россия ассимилировала в русских уже около 8 миллионов беларусов. Типичный пример тому – судьба беларусов Смоленщины.

СМОЛЕНСК

Центральный статистический комитет МВД царской России проводил сбор сведений в 1859 году в Смоленской губернии, результаты были изданы 1868 году в Санкт-Петербурге (ксерокопии в книге Е.Е. Ширяева).

Согласно данным, большинство населения Смоленской губернии составляют беларусы: 537,149 человек – против 487,930 великороссиян. Причем, сам Смоленск и западные уезды губернии – вообще чисто беларуские. Например: в самом городе Смоленске и Смоленском уезде жило 82,636 беларусов и только 7,611 великороссиян и 1,077 представителей других национальностей.

Об этом ни слова не упоминается ни в советских изданиях, ни в нынешних российских, а на сайте «Википедия» сообщается, что ныне в Смоленской области живет 93,4% русских и только 1,55% беларусов.

Даже если без ссылок на демографический рост взять просто цифры – 16,231 беларус нынешней Смоленщины, то уже возникает вопрос: а куда делись те 537,149 беларусов, которые ее населяли в 1859 году?

Ответ на эту загадку дает третья графа в данных 1859 года. А именно: первая графа – «Великороссияне» (487,930 человек), вторая графа – «Белорусы» (537,149 человек), а третья графа – «Смесь Великороссиян и Белорусов» (121,407 человек).

Зачем понадобилось выделять 121,407 человек в какую-то «Смесь»? Это абсолютно ненаучно, так как нигде более не использовалось и не соответствует никакой научной методологии.

Но, как оказывается, это и не служит научной методологии, а отражает только указания властей царской России всюду записывать при любом удобном случае беларусов в «этнос великороссиян». В комментариях к данным чиновники объяснили:

«В этнографическом отношении Смоленская губерния может быть разделена на две неравные части: восточную, с населением великорусского племени и западную, заселенную белорусами. Границу их раздела можно представить полосою, идущей от границы Псковской губернии через западную часть Бельского уезда, восточные части Пореченского и Духовищенского уездов, западную Вяземского, северо-восточную и восточную Дорогобужского, юго-западную Ельницкого, так что великорусское племя занимает уезды: Гжатский, Сычевский, большую часть Бельского и почти весь Вяземский и Юхновский…

Население же граничной полосы носит на себе характер переходный от белорусского племени к великорусскому. Место смешанного населения обеих племен нельзя впрочем, говоря вообще, ограничивать только означенною граничною полосою; более или менее резкие оттенки того и другого племени проявляются на гораздо большем пространстве. Рассматривая в этнографическом отношении например Красинский уезд, как наиболее типический для Смоленской губернии по белорусскому характеру населения, нельзя не заметить, что и в нем обнаруживаются, хотя и в незначительной степени, некоторые черты этнографической характеристики великорусского племени».

Как видим, цель четко обозначена: «Население же граничной полосы носит на себе ХАРАКТЕР ПЕРЕХОДНЫЙ ОТ БЕЛОРУССКОГО ПЛЕМЕНИ К ВЕЛИКОРУССКОМУ». То есть, ассимилируется, и эта ассимиляция не только приветствуется, но является частью планомерной политики, так как даже в Красинском уезде «типическом по белорусскому характеру» уже заранее выискиваются даже незначительные «черты этнографической характеристики великорусского племени» - чтобы и этих жителей затем записать из «племени белорусов» в «племя великороссиян».

Результаты такой политики налицо – в Смоленщине сегодня осталось 1,55% беларусов, остальные насильно записаны в «великорусское племя». Этот геноцид носил империалистический характер ЗАХВАТА земель соседа путем ассимиляции его этноса – и абсолютно ненаучный характер, так как, согласно самим же ученым царской России, их «великорусское племя» славянизированных финно-угров – принципиально этнически отличалось от «белорусского племени» славянизированных балтов (кривичей) по всем признакам. Вот несколько цитат самих российских ученых того времени о сути «великорусского племени».

ВЕЛИКОРУССКОЕ ПЛЕМЯ

В.О. Ключевский, профессор Московского университета и Московской Духовной Академии, приемник С.М. Соловьева на кафедре русской истории Московского университета, писал ("Исторические портреты", Москва, 1990 год, стр. 41):

"...Великорусское племя... было делом новых разнообразных влияний... притом в краю, который лежал вне старой коренной Руси и в ХII в. был более инородческим, чем русским краем... Финские племена водворялись среди лесов и болот центральной и северной России еще в то время, когда здесь не заметно никаких следов присутствия славян".

На стр.41-42: "В области Оки и верхней Волги в XI- XII вв. жили три финские племени: мурома, меря и весь. Начальная киевская летопись довольно точно обозначает места жительства этих племен: она знает мурому на нижней Оке, мерю по озерам Переяславскому и Ростовскому, весь в области Белоозера. Ныне в центральной Великороссии нет уже живых остатков этих племен; но они оставили по себе память в ее географической номенклатуре. На обширном пространстве от Оки до Белого моря мы встречаем тысячи нерусских названий городов, сел, рек и урочищ. Прислушиваясь к этим названиям, легко заметить, что некогда на всем этом пространстве звучал один язык, которому принадлежали эти названия, и что он родня тем наречиям, на которых говорят туземное население нынешней Финляндии и финские инородцы среднего Поволжья, мордва, черемисы".

К. Валишевский в своей книге "Иван Грозный", изданной в России в 1912 году, писал на стр. 16: "Съ этнографической точки зрънiя девять десятыхъ страны [Московии] имъли только то русское населенiе, которое оставила здъсь прокатившаяся волна недавняго колонизацiоннаго движенiя. Не было необходимости въ то время "скресь" русскаго, чтобы найти татарина и особенно финна. Основой населенія вездъ являлось финское племя".

Еще ранее эту мысль высказал Н.М. Карамзин: "жили тогда...: Меря вокруг Ростова и на озере Клещине, или Переславском; Мурома на Оке, где сия река впадает в Волгу; ... Чудь в Эстонии и на Восток к Ладожскому озеру; Нарова там, где Нарва; ... Весь на Белеозере; Перьм в Губернии сего имени; ... Печора на реке Печоре. Некоторые из сих народов уже исчезли в новейшие времена или смешались с Россиянами..." (Н.М. Карамзин "История государства российского ", том I, стр. 45.)

В.О. Ключевский на стр. 44:

"...Наша великорусская физиономия не совсем точно воспроизводит общеславянские черты... именно, скулистость великоросса, преобладание смуглого цвета лица и волос и особенно типический великорусский нос, покоящийся на широком основании, с большой вероятностью ставят на счет финского влияния".

Цитаты можно продолжить и дальше. С точки зрения науки относить насильно ассимиляцией беларусов в «...Великорусское племя... [которое] было делом новых разнообразных влияний... притом в краю, который лежал вне старой коренной Руси и в ХII в. был более инородческим, чем русским краем...» - это издеваться над этнографической наукой. Фальсифицировать ее в угоду имперским чаяниям.

Если, как считал В.О. Ключевский, великорусское племя было более «инородческим, чем русским», то такая ассимиляция делала беларусов «более инородческими, чем русскими». Не говоря уже о том, что кривичи при этом утрачивали свои истоки, насильно становясь частью истории и культуры славянизированных финно-угров.

ИСЧЕЗНУВШИЕ ВОСТОЧНЫЕ БЕЛАРУСЫ

И в БНР, и при провозглашении БССР неотъемлемой частью Беларуси декларировалась Смоленская губерния. Однако такие декларации оказались смешны на фоне того факта, что власти РСФСР отобрали в свой состав вообще всю Беларусь восточнее Минска. (А Ленин вначале вообще включил всю Беларусь в состав РСФСР.)

С огромными трудами руководству БССР через много лет (уже после создания СССР) удалось выпросить у РСФСР вернуть нам Могилевскую, Гомельскую и часть Витебской области (половину ее российские большевики так и не вернули). Мы требовали много раз возвращения Смоленской области, половины Витебской и другие уезды – Москва то принимала решение вернуть, то тут же отказывалась от такого решения.

Вопрос беларуской Смоленщины нельзя рассматривать отдельно от факта узурпации РСФСР трех других наших областей – Могилевской, Гомельской и Витебской, где уже большевистские власти проводили активнейшую беларусофобскую политику, насильно превращая жителей этих областей в «этнических русских». Там были РСФСР закрыты все беларуские школы и издания, а населению вбивалось, что они якобы не беларусы, а русские. О такой преемственности беларусофобской политики царизма по ассимиляции беларусов уже в РСФСР – историки СССР и РФ предпочитают не говорить.

Не изменилась ситуация даже в эпоху «хрущевской оттепели». В январе 1959 года на встрече с представителями интеллигенции в Минске первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев заявил «белорусскому племени»: «Чем скорее мы все будем говорить по-русски, тем скорее построим коммунизм».

Где только он это прочитал у Маркса – что для построения коммунизма «белорусское племя» должно записаться в «племя великороссиян»?

Подводя итоги колониальных усилий за 10 лет (с 1831 по 1841) виленский генерал-губернатор Миркович докладывал Николаю I:

«…твердость и решимость принимаемых мер… заложили твердую основу слиянию этого края с Россией. Десять лет постоянной системы работы двинули уже русскую народность в этих губерниях на полстолетия. Перевод дворянства в однодворцев, уничтожение многих католических соборов, закон, чтобы при свадьбах православных с иноверцами все дети оформлялись как православные, введение русского языка в судопроизводство и образовательные учреждения… ликвидация… Литовского Статута останутся навсегда значимыми памятниками теперешнего царствования».

Ну и чем это отличается от концепции генсека Хрущева?

Эта цитата заодно открывает и «загадку» исчезновения восточных беларусов, которые планомерной государственной политикой переводятся в «уже русскую народность».

Однако сии спекуляции и эксперименты даже на рубеже XIX-XX веков не признавались учеными. Вот лишь несколько тому иллюстраций из книги Е.Е. Ширяева. На стр. 65 он приводит карты из книги К.В. Кудряшева «Русский исторический атлас» (Госиздат. М.; Л., 1928). Это карта 7 «Современное деление восточных славян на языки». Область «Белоруссы» обозначена и территориями Белосточчины и Виленщины, и огромной территорией РСФСР – которая включает Смоленск, Курск, Брянск, часть Тверской и Псковской областей и доходит до Московской области – ее не включая.

На концептуальной карте БНР в состав Беларуси входит территория до Ржева и Вязьмы (Смоленск и Брянск – города БНР). Эта карта совпадает с картами проживания беларуского этноса, составленными Риттихом (1875), Карским (1903), Московской Диалектологической Комиссией (1915), Станкевичем (1921).

В 1885 году в Варшаве вышла книга А.Ф. Риттиха «Славянский мир», в ней карта проживания литовцев и беларусов. «Литовцами» названы только латыши и жмудины (территория Латвии и западной части нынешней Летувы – то есть Жмуди). Территория Беларуси на западе включает Сувалки, Августов, Белосток (это часть Гродненской губернии), на севере – Вильно, Динабург, Люцин, на востоке доходит до Вязьмы, на юге почти доходит до Киева. Поскольку и «Статистическую таблицу» 1864 года составлял тоже Риттих, то становятся понятны ее цифры: 4 млн. украинцев и 3 млн. беларусов.

РАЗДЕЛ БЕЛАРУСИ

Соотношение численности украинцев и беларусов 4:3 кардинально поменялось в ХХ веке. Например, в 1970 году в СССР, согласно переписи, проживало 40,7 млн. украинцев и только 9 миллионов беларусов. То есть, соотношение стало более чем 4:1.

Причина в том, что, во-первых, Украина «прибавилась» Галицией (на примерно 1,5-2 млн.), а Беларусь при этом потеряла Белосточчину, Виленщину и часть других территорий, отошедших Летуве и Латвии (всего примерно 4 млн. жителей).

А во-вторых, и это главное: Украина существенно выросла за счет восточных областей, которые не входили в состав Северо-Западного края царской России и не считались этнически украинскими. Эти области (а также Крым) Кремль «подарил» Киеву, чтобы задобрить его сепаратизм. Но при этом границы БССР на востоке были – в отличие от Украины – оставлены только в пределах Северо-Западного края. В итоге Украина обрела области, где преимущественным населением украинцы не являлись, а Беларусь наоборот потеряла восточные области, где исконным и самым многочисленным населением всегда были беларусы. Поэтому в 1970 году (перед началом эпохи депопуляции, когда уровень смертности сначала сравнялся с уровнем рождаемости, а потом превысил ее в 1990-е) настоящее число украинцев должно было составлять около 30 млн., а беларусов – около 20 млн.

Последствия этих «этнических экспериментов» большевизма мы наглядно видим сегодня. Восточные области Украины и Крым не хотят ощущать себя этническими украинцами и жаждут жить в России. Аналогично парламент и руководство Брянской области несколько лет назад официально заявили о выходе из состава РФ и о вхождении в состав Беларуси. Предлогом послужило безалаберное отношение Кремля к этой области, но, как кажется, суть в том, что люди на Брянщине все-таки продолжают себя ощущать беларусами (а не русскими) – а потому и тянутся к своим.

Вопрос о возвращении БССР Курской и Брянской областей даже не ставился – ведь нарком РСФСР по делам национальностей И.В. Сталин, согласно записи его известного разговора с А.Ф. Мясниковым, при перечислении беларуских губерний «забыл» назвать даже Витебскую и Могилевскую (а Гомельской тогда не было).

30 декабря 1918 года в Смоленске открылась VI-я Северо-Западная конференция РКП(б). Она объявила себя первым съездом КП(б) Беларуси; съезд заявил, что Западная коммуна – область Российской Республики – объявляет себя Советской Социалистической Республикой Белоруссией (ССРБ). Границы нового государства были определены в тот же день на основе этнической территории расселения беларусов. Делегаты единогласно поддержали предложения территориальной комиссии и постановили, что в состав ССРБ входят Гродненская, Минская и Могилевская губернии целиком, почти вся Витебская губерния (без отдельных частей Двинского, Режицкого и Люцинского уездов), а также пять уездов Смоленской губернии, четыре северных уезда Черниговской губернии, по одному уезду Сувалковской и Виленской губерний.

Но даже и эти весьма скромные заявления съезда о границах ССРБ – были удовлетворены только в мизерном объеме. В границах, определенных I-м съездом КП(б)Б, «независимая» ССРБ существовала всего один месяц – до первых чисел февраля 1919 года. Уже 16 января в Минск приехал из Москвы А.А. Иоффе и сообщил о решении, принятом накануне на заседании ЦК: «исключить из нее Смоленскую, Витебскую и Могилевскую губернии, оставив только Минскую и Гродненскую».

Но вот интересный факт: Смоленская губерния с радостью восприняла вхождение в состав Беларуси. Мало того – по своей инициативе в состав ССРБ она ввела еще три уезда, о которых съезд не заявлял как о беларуских. 15 января 1919 года Центральное бюро КП(б)Б поддержало ходатайство Смоленского губернского комитета партии о включении в ССРБ вместе с беларуской частью губернии еще трех уездов — Вяземского, Сычевского и Юхновского, признанных ранее территориальной комиссией спорными. Хотя еще по данным 1859 года население этих уездов было в абсолютном большинстве «племенем великороссиян», но ментально они были связаны со Смоленском как своей местной столицей, а потому вслед за ним пошли в Беларусь. (Добавлю, что жители этих трех уездов – не «великоросское племя», как было заявлено в 1859 году, а беларусы – потому что и сегодня говорят в деревнях на беларуской мове.)

Но 23 января Смоленский губком, получив приказ из Кремля, заявил о выходе из ССРБ.

11 августа 1920 года большевики признали Латвию и передали ей три наших уезда: Двинский, Режицкий и Люцинский, где среди населения преобладали беларусы. Взамен Москва получила право пользоваться латвийскими портами Либава (ныне Лиепая) и Виндава (ныне Вентспилс).

Такая торговля беларускими землями взамен на империалистические выгоды Москвы – быстро стала обыденной практикой. С точки зрения Конституции БССР – это тягчайшее уголовное преступление, а фактически эта практика доказывает оккупационную суть режима. Представьте себе аналогичную ситуацию: некая армия террористов нападает из Беларуси на Российскую Демократическую Республику, свергает ее, отбирает исконно русские земли в состав Беларуси, да к тому же дарит Дальний Восток Японии, а Сибирь – США. Вряд ли это понравилось бы жителям России – но точно так с нами поступала банда Троцкого-Ленина-Сталина. Поэтому пребывание беларусов в составе СССР вполне справедливо можно называть временем советской оккупации…

Что касается указанных выше беларуских земель, которые Москва продала Латвии, то к ним прибавились и другие исконно беларуские. В мае-июне 1921 года Латвия передала Летуве города Можейки и Паланга с окрестностями, общей площадью 200 кв. км. Взамен Летува отдала Латвии часть территории (229 кв. км) в окрестностях Двинска (ныне Даугавпилс), населенной преимущественно беларусами. Так беларусы, веками жившие на своей земле, внезапно оказались в латвийском государстве. И сегодня в латвийской Латгалии преобладают их потомки.

Руководство БССР в 1920-1930-е годы показало себя патриотами Отечества (в отличие от руководства БССР при Машерове, который открыто поддерживал «русификацию» Беларуси). В 1920-е удалось вернуть забранные РСФСР некоторые восточные области нынешней РБ, где уже активно велась кампания по превращению беларусов в «племя великороссиян». Однако не были возвращены половина Витебской области, Смоленская область, другие территории. Но то руководство БССР было полностью репрессировано Сталиным в 1930-е как «сепаратисты» (все они потом были реабилитированы еще в СССР).

После этих репрессий новое руководство республики уже не только не возобновляло требований к РСФСР о возвращении наших исконных беларуских земель, но порой почти безразлично смотрело и на новые переделы наших границ. Например, сии «власти Советской Беларуси» были согласны с чудовищными инициативами Хрущева забрать в состав Украины всю Южную Беларусь – если бы это санкционировал Сталин.

Напомню, что 19 ноября 1939 года было произведено разграничение районов между БССР и УССР. Основой для линии административного разделения стали границы между бывшими Минской, Гродненской и Волынской губерниями. Хрущев (в то время первый секретарь ЦК КПУ) хотел присоединить к Украине города Брест, Кобрин, Лунинец, Пинск, Пружаны, Столин. 22 ноября он и Пономаренко (первый секретарь ЦК КПБ) обсуждали этот вопрос со Сталиным. Хрущев ссылался на атамана Северина Наливайко и гетмана Богдана Хмельницкого, пытавшихся в XVI-XVII веках присоединить указанные земли к территории, подконтрольной Войску Запорожскому. Слава Богу, что грузин взял сторону Пономаренко и сказал, что ссылки на казацких атаманов несерьезны. Однако после смерти Сталина Хрущев продолжал попытки снова переделить территорию Беларуси в 1954 году. Часть ее отдать-таки Украине (мол, «я, Хрущев, был все-таки тогда прав в этом споре, а не Сталин»), всю Гродненскую область отдать Летуве (с какой же стати?) – а чтобы беларусы не возмущались, дать им Калининградскую область.

Не вызывает сомнений, что если бы Хрущев настоял на своих инициативах, то первый секретарь ЦК КПБ Пономаренко не стал бы в знак протеста выходить из партии или стрелять себе в висок, а послушно пошел бы исполнять указания партийного начальства по новому разделу своей республики.

Единственное, что мы получили от РСФСР на требования с создания ССРБ вернуть Смоленщину – это сущие крохи. В 1964 году БССР получила из состава Смоленской области 8 деревень и территорию площадью 2256 гектаров (бывшей Ослянской волости Мстиславского уезда), которые вошли в Мстиславский район. Это были земли колхоза «Путь к коммунизму».

А вот еще два любопытных факта. У нас в Беларуси возведено в культ освобождение от немецкой оккупации, оно празднуется как «День Независимости», хотя это неверно: это День Освобождения, а День Независимости во всех странах мира – это празднование создания своей Государственности. То есть День Независимости – это конкретно День НАЧАЛА Национальной Государственности. Поэтому если мы отмечаем День Независимости Беларуси в связи с освобождением 1944 года, то получается, что у нас никакой своей государственности не было не только при немецкой оккупации, но и до нее – при довоенной жизни в СССР. Абсурд? Безусловно. Но речь не об этом.

Культ вокруг освобождения 1944 года «подмывает» факт очередного желания РСФСР урвать себе, пользуясь ситуацией, новый кусок нашей беларуской земли. Инициаторами стали все тот же Н.С. Хрущев (у него все-таки была маниакальная идея делить Беларусь) и Г.М. Маленков, которые задумали присоединить к России Полоцк. Дескать – пусть Беларусь платит России за свое освобождение от немецкой оккупации.

Руководство БССР в этот раз смогло отстоять свои позиции. 14 августа 1944 года состоялось совещание у Сталина, где Пономаренко доказывал членам Политбюро, что Полоцк вместе с областью является беларуским. Вот как об этом пишет Н. Зенькович в книге «Чья Белоруссия. Границы. Споры. Обиды» (М., 2000 г.):

«У товарища Пономаренко были три аргумента, которые и победили в споре со Сталиным. Первый был тот, что Полоцк уже давно, более 20 лет, входит в состав советской Белоруссии. Второй, он весьма интересен, — Полоцк является родиной великого белорусского первопечатника Франциска Скорины. Но самым существенным было то, что Белоруссия и так уже пострадала территориально: отдали Литве несколько районов, теперь собираются отдать Польше Белосточчину, а если отдадут и Полоцк, то белорусы этого никак не поймут и сильно обидятся. Сталин подумал и согласился».

Действительно – отдавать еще и Полоцк было бы уже полным кризисом. БССР вступила в Великую Отечественную войну в одних границах – а окончила ее урезанной со всех сторон, хотя вроде как «победительница». Не парадокс ли???

Но парадоксы продолжались. Беларусь действительно стала единственной страной из числа основателей ООН и победителей фашизма, которая утратила часть своей этнической территории. 10 августа 1945 года был принят закон о Советско-Польской границе. Согласно ему Польше досталась почти вся Белостокская область (17 районов), плюс к тому 3 района Брестской области. Так исконно наши города Августов, Белосток, Бельск, Гайновка, Дарагичин (легендарная столица Ятвы ятвягов), Ломжа и другие стали польскими. Это факт известный. Но вот малоизвестный: в 1950 году Польша дополнительно получила еще несколько беларуских деревень.

Все-таки неправильно было бы обвинять в этой теме руководство БССР. Да, оно отдало по приказу из Москвы наши исконные земли в огромном объеме – но при этом сопротивлялось планам Хрущева забрать в Украину всю Южную Беларусь, планам Хрущева и Маленкова при освобождении БССР в 1944 году – забрать в РСФСР Полоцк, планам Хрущева передать Гродно Летуве. Вопрос не в политике нашего руководства, а в том удручающем факте, что коммунистическое руководство СССР постоянно хотело расчленять нашу территорию, торговать ею для своих каких-то целей.

Почему в ХХ веке столь часто и постоянно, просто периодически выдвигались инициативы по разделу именно территории Беларуси? Ответ, думаю, очевиден. Только у нас население «исторически толерантное», природно дисциплинированное и объективно имело огромные проблемы в своей национальной самоидентификации, которые в полной мере видны и сегодня. Поэтому наши земли было легко забирать, но попробуй забрать в другую страну уезды, скажем, жемойтов, латышей, поляков или украинцев – сразу восстанут, поднимут смуту возмущения. А знаменитая «Беларусь-партизанка» как раз никакой «партизанкой» себя не показала: указали жить в Летуве, Латвии, Польше, Украине, РСФСР – и покорно все беларусы согласились…

НАША АТЛАНТИДА И РЕАЛИИ ДНЯ

Конечно, никому в голову не придет мысль исправлять сегодня границы Европы, пусть и неверно созданные всякими фигурами типа Ленина, Гитлера, Сталина, Хрущева. Хотя в России, например, требуют возврата Крыма у Украины, но и в этом вопросе очередной миф: Крым отдал Украине не Хрущев, это решение было принято в Москве задолго до того, как Хрущев стал генсеком.

В ныне Единой Европе не может стоять вопроса о границах, они считаются неизменными после Второй мировой войны. Но! Есть другой вопрос, который шире вопроса о границах: это вопрос территории проживания нации, и эта территория часто не совпадает с границами, особенно в нашем случае.

Да, есть страна Беларусь. Весьма небольшая, аналогичная по населению Чехии, Словакии, Сербии, Болгарии, везде около 10 миллионов. Но она не охватывает весь исконный этнос беларусов, который наполовину лежит ныне за пределами нашей страны. Сравните нашу территорию с той территорией проживания беларусов, которую определяли на основе реалий Науки Риттих (1875), Карский (1903), Московская Диалектологическая Комиссия (1915), Станкевич (1921).

Уже поэтому ясно, что нация беларусов минимум вдвое многочисленнее указанных выше славянских стран. И уже потому к ней должно быть особое соответствующее отношение. Беларусы должны стоять в одном ряду с крупнейшими нациями Славянского мира: русскими, украинцами, поляками – а не в ряду уже «малых славянских наций». Так как нас сегодня должно было быть около 20 миллионов – если бы нашу Беларусь не делили между собой соседи в ХХ веке.

Но главное не это. Парламент Франции тратит огромнейшие деньги на Франкофонию – пропаганду французского языка в своих бывших туземных колониях и вообще во всем мире. Точно так Госдума РФ выделяет огромные деньги на проекты пропаганды русского языка (Русскофонию) в бывших республиках СССР и во всем мире. Однако никакой «беларускофонии» даже как понятия у наших парламентариев Беларуси нет.

Почему Франция и Россия стремятся свой язык пропагандировать среди бывших колоний? Потому что это отвечает их государственным интересам: политическим, экономическим. Но вопрос: отчего же мы не можем тоже аналогичное проводить в отношении «беларуской Атлантиды», оказавшейся вне наших границ ныне суверенной Беларуси?

К сожалению, «беларуской Атлантидой» стала и сама Беларусь, где забыто все историко-национальное, в том числе и беларуская мова.

Подобно французам или россиянам, нам тоже нужен Концепт Беларускофонии – чтобы вернуть своим сородичам, ныне живущим вне Беларуси, память о том, что они беларусы и связаны ИМЕННО с нашей страной и нацией, а не с другими, где они из-за политических спекуляций оказались. Причем, этого хотят часто в большей степени именно они, а не мы.

Но с нашей стороны ничего нет – не только адресованного тем вне РБ беларусам, кто еще хочет себя «беларусом» считать, но и сами беларусы в Беларуси не видят никакого Концепта Беларускофонии от своей же страны в своей тут жизни.

ПОТЕРЯННЫЕ БЕЛАРУСКИЕ ДУШИ

Продолжают себя ощущать беларусами только, пожалуй, жители Белосточчины. Поляки не стали их ассимилировать, как это активно делали власти России и Летувы в аналогичных анклавах. Если взглянуть сегодня на этническое содержание этих двух стран, то в обоих ассимилированные беларусы занимают особое место.

Взглянем на Республику Летува. Население ее западной части – это жемойты, которые этнически неизменны с древних времен и имеют свои восточно-балтские фамилии. Но они составляют только треть населения этой республики. А остальные – это обозначенные в «Статистической таблице» 1864 года «белорусы» и «литовцы» (литвины), фамилии которых как раз производные от беларуских. Видя фамилии типа Яновичюс, Якубовичюс, Станкевичюс, Федоровичюс и даже Жимуйдзинавичюс – везде очевидна «визитная карточка» беларуса: фамилия на «-вич».

Аналогично и наши кривичи-беларусы стали основой для РФ, но не в плане большинства населения, как в Летуве, а в плане идеологических концептов мифа про «славянское происхождение великорусского племени».

Краеугольным камнем идеологии великодержавия России является выдуманная еще Екатериной II басня о том, что «великорусское племя» - это якобы некие «восточные славяне», а вовсе не славянизированные местные народы финно-угров и тюрок. Сегодня этот миф разрушается всеми научными данными, которые показывают, что никаких «восточных славян» никогда не было. Кривичи-беларусы – это западные балты, украинцы Восточной Украины – это славянизированные финно-угры, как жители исторической Московии, а украинцы Западной Украины – это славянизированные
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Пн Июн 27, 2011 7:17 pm

ЗАПРЕЩЕННАЯ ИСТОРИЯ
СОВЕТИЗАЦИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ В УКРАИНЕ И БЕЛАРУСИ


Андрей ПОРТНОВ
(Днепропетровский университет)
Специально для «Аналитической газеты «Секретные исследования»


http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=247

ЧТО ТАКОЕ СОВЕТСКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ?

1917 год был священной датой для советской науки: история жестко разделилась на «до- и послереволюционную». Поэтому понятие «советская историография» охватывает все работы, напечатанные с 1918 по 1991 год (несмотря на то, что первые десять лет после революции выходило много исследований, написанных еще до нее).

Теоретическим основанием для советской историографии стал пресловутый «марксизм-ленинизм». Его важнейшие тезисы таковы:

— прямолинейное представление о стадийном (формационном) характере общественно-исторической эволюции;

— признание классовой борьбы движущей силой исторического процесса;

— утверждение жесткой зависимости сознания от социальных факторов («бытие определяет сознание»);

— трактовка исторического процесса как закономерного приближения к коммунизму.

Столь примитивное понимание истории позволяло «историкам-партийцам» разделять общественные явления и научные труды на «прогрессивные» и «реакционные». Более того, в событиях прошлого они искали обоснование и оправдание для современности. Известный историк Михаил Покровский (1868-1932), продавшийся большевикам, сформулировал это предельно цинично: «история есть политика, опрокинутая в прошлое». Поэтому при каждом изменении «линии партии» обязательно менялась и трактовка прошлого.

Например, автор статьи в одном из томов «Большой советской энциклопедии», изданном в 1936 году, отметил, что Богдан Хмельницкий в казацкой революции, которую он возглавлял, «сыграл роль предателя и лютого врага восставших казацко-крестьянских масс», ибо «способствовал закреплению колониального господства России над Украиной». Менее чем через 10 лет гетман оказался уже «самоотверженным борцом за воссоединение Украины с Россией». При этом попытка Михаила Брайчевского раскритиковать концепцию «воссоединения» с чисто марксистских позиций была квалифицирована как диссидентство, а сам ученый пострадал за свою смелость.

Советская «наука» не останавливалась и перед «исправлением» исторических фактов. Утверждалось, например, что Петрика — лидера антигетманского восстания — убил агент Ивана Мазепы (на самом деле Петрик пережил старого гетмана и умер своей смертью); что Украинскую Академию наук основали большевики (на самом деле — Павел Скоропадский во время существования независимой «Украинской державы»); шляхтича Ивана Богуна-Федоровича объявили крестьянским сыном и т.д. Историки БССР российскую агрессию 1654-1667 гг. называли «освобождением» беларуских земель от «ига литовских и польских феодалов», а социальную историю беларуского народа сводили исключительно к истории крестьянства.

В общей эволюции советской историографии можно выделить три основных этапа:

1) 1918–1934 гг. Время сосуществования «марксистской» и «буржуазной» науки, когда марксизм еще вызывал интерес ученых, изучавших социально-экономические аспекты исторического процесса.

2) 1935–1954 гг. Утверждение сталинского тоталитарного режима и возрождение российского национализма при освещении прошлого. «Патриотизация» истории явилась отражением изменения партийной линии. Прежней ориентации на мировую революцию соответствовала «интернационалистская» установка изображения Российской империи «тюрьмой народов», а концепция построения социализма «в одной отдельно взятой стране» вызвала переход на позицию прославления российского прошлого.

3) 1955–1991 гг. Господство догматического сталинизма (под названием «марксизм-ленинизм») и одновременно замаскированные проявления академической оппозиции к нему. Возникла тенденция использовать тезисы классиков либо для внешнего оформления работ, либо для подтверждения собственных смелых гипотез.

Попутно отметим, что границы академической свободы для российских историков и для ученых национальных республик существенно различались — в пользу первых. Отдельные дисциплины (например, востоковедение, византистика, историко-культурологические исследования) вообще были монополизированы учеными Москвы и Ленинграда.

ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ СОВЕТСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

1. Определяющей чертой советской историографии стала государственно-политическая детерминированность ее развития. Отсюда — и плановость исследований, и тоталитарный институт ВАК, и бесчисленность запретных тем, имен, документов.

2. Создание научных авторитетов («ведущих специалистов»), фактически монополизировавших разработку определенных тем (для соответствующих периодов истории такими авторитетами считались Б.Д. Греков, Н.М. Дружинин, М.В. Нечкина, Б.А. Рыбаков, А.Л. Сидоров, М.Н. Тихомиров, Л.В. Черепнин).

Историкам оставалась только разделиться согласно проблемно-хронологическому принципу и сплотиться вокруг наиболее влиятельных фигур, которые полностью контролировали разработку той или другой темы.

3. Расцвет коллективных исследований, постепенная унификация научного стиля, когда отличить одного автора от другого стало почти невозможно, а понятие «творчество» перестало соответствовать научным работам (может быть, поэтому в СССР и различали интеллигенцию «научную» и «творческую»).

4. Цитатно-иллюстративный способ изложения материала, «историографический пропагандизм», упадок источниковедческой культуры исследований.

Идти на компромиссы с «партийной линией» ученым приходилось даже при издании сборников документов. Так, И. Крипъякевичу и И. Буцичу при подготовке к печати сборника «Документы Богдана Хмельницького» (1961) пришлось включить письма гетмана к турецкому султану и крымскому хану в раздел «Сомнительные документы»; из сборника «Первопечатник Иван Федоров и его последователи на Украине» (1975) были изъяты 5 актов городских книг Луцка, которые представляли Федорова руководителем вооруженных стычек между враждующими группами крестьян, что якобы компрометировало первопечатника; во всех документах сборника «Класова боротьба селянства Східної Галичини» (1974) слово «жид» было заменено на «корчмарь»...

5. Склочная терминология, заимствованная из выступлений большевистских лидеров. Так, в 1921 году Ленин назвал исследование известного экономиста П.П. Маслова «Крестьянское хозяйство» «насквозь буржуазной пакостной книжонкой». В 1922 году он в своей статье «О значении воинствующего материализма» навесил ярлыки «идейных рабов буржуазии» и «современных крепостников, прикрывающихся мантией учености» на крупных ученых — историка Роберта Виппера и социолога Питирима Сорокина.

Сталин в своем письме в редакцию газеты «Пролетарская правда» («О некоторых вопросах истории большевизма»; 1931 г.) заявил: «Разве не ясно, что Слуцкий просто клевещет на Ленина, на большевиков», ибо «никто не смеет отрицать истинность слов вождя». Выражение «разве не ясно» повторено в письме Сталина еще 4 раза, а объект критики — исследования Слуцкого — охарактеризованы им как «галиматья», «жульническое крючкотворство» и «троцкистский хлам».

Ленинско-сталинский стиль не только старательно копировался, но и считался даже образцом «научности»! Соответственно, культура научных дискуссий оставляла желать много лучшего.

6. Уничтожение жанра рецензий.

7. Кроме того, в союзных республиках проводилась политика максимального приближения национальных языков к русскому — ради упрощения трансляции идеологических штампов. Украинский и беларуский языки, лишенные множества якобы «националистических» терминов, обеднели и лексически, и фразеологически.

Насаждение комплекса перечисленных отличий и есть процесс советизации исторической науки. Процесс, имевший целью уничтожение независимого научного мышления. А всякое противодействие советизации являлось проявлением индивидуальности исследователя, попыткой его противостояния системе, самоуверенно говорившей от имени «мы».

СОВЕТИЗАЦИЯ УКРАИНСКОЙ И БЕЛАРУСКОЙ НАУКИ

Как украинская, так и беларуская историография в 1920-е годы пользовались академической свободой и имели отчетливо национальный характер, что поощрялось политикой «коренизации».

Но эта свобода была временной, ибо усиление советской власти сопровождалось усилением внимания к общественным наукам вообще, к историографии в частности. Сначала — к периоду истории революции и большевистской партии. В дальнейшем пришло время целенаправленного уничтожения национальной интеллигенции, начатого процессами над «Суполкой визволення Украйны» и «Союзом освобождения Беларуси» (1930) и завершенного созданием в 1936 году подконтрольных партии Института истории Украины и Института истории Белоруссии.

Однако даже во времена, когда независимое мышление и личное достоинство могли стоить человеку жизни, поведение ученых в тоталитарном обществе было разным. Можно выделить несколько его форм:

1) позиция нейтралитета — отказ от активной публикации своих исследований либо переход к идеологически нейтральной тематике (это свойственно отдельным ученым старшего поколения, получившим признание еще в дореволюционное время). Примеры — Митрофан Довнар-Запольский, Дмитрий Яворницкий;

2) методологическая коллаборация — искренний либо вынужденный переход на марксистские позиции. Среди старой украинской профессуры первым публично заявил о принятии марксистского метода Дмитрий Багалий (1920 г.). В Беларуси — Владимир Пичета, хотя его коллаборация явилась следствием ареста и ссылки;

3) убежденная приверженность марксизму-ленинизму и борьба с его платформы против академической традиции «буржуазного объективизма» (М. Яворский, В. Щербаков, П. Горин);

4) сохранение возможности заниматься научной работой (часто и сохранение жизни) путем выезда за пределы Украины и Беларуси. Обычно из-за этого приходилось отказываться от любимых тем, но не всегда. Например, работая с 1948 года в Москве, Николай Улащик опубликовал там работы о беларуских источниках, издание которых в Минске было тогда невозможно;

5) исследование национальной тематики в УССР и БССР, но ценой многочисленных реверансов перед господствующей идеологией. Примеры — Константин Гуслистый, Иван Гуржый, Всеволод Игнатовский.

Отдельно надо упомянуть Михаила Грушевского и Вацлава Ластовского — лидеров национальной историографии, вернувшихся из эмиграции на Родину в период «коренизации». Есть концептуальная аналогия «Украины-Руси» Грушевского и «Беларуси-Кривии» Ластовского — исторических схем, доказывавших самобытность украинского и беларуского исторических процессов, давней традиции национальной государственности. Показательно, что во время революции 1917–1920 гг. сами эти историки возглавили, соответственно, Украинскую и Беларускую Народные Республики.

Призвав Ластовского и Грушевского с целью временной легитимизации своей власти как «национальной», большевистская партия в дальнейшем уничтожила обоих. Ластовского в 1930 году лишили академических званий и выслали в Саратов, а в 1938 году расстреляли. Грушевский не потерял своих титулов, но после травли в печати и кратковременного ареста он при невыясненных обстоятельствах умер в ноябре 1934 года в Кисловодске, где находился на лечении.

1930-е годы — это время репрессий, интенсивного огосударствления науки, проявившего себя в ограничении ученых не только в плане идей и содержания работ, но и в формах произведений, в их стиле. Запретными стали даже некоторые термины. Так, если в первые послереволюционные годы было нормой определение ВКЛ как «литовско-беларуского государства», то в конце 1920-х оно исчезло.

Критика работ Митрофана Довнара-Запольского, Мацея Любавского, Антона Ясинского и ряда других историков «старой школы» стало «хорошим тоном» в публикациях 30-х годов. Ученых упрекали в академическом «объективизме и документализме», в отсутствии политической пропаганды и в политической «неактуальности» тематики, то есть именно в том, что присуще качественным научным работам. Правда, в дальнейшем оценки стали более взвешенными — в 1942 году В. Пичета характеризовал М. Любавского как «виднейшего специалиста по истории ВКЛ», а М. Довнара-Запольского как «крупного историка», хотя и критиковал ряд их утверждений.

Разрушение научных и этических основ рецензионного жанра происходило двумя путями — созданием научных авторитетов, работы которых критическому анализу не подлежали, и поиском «врагов», в критике которых не было места ни элементарной тактичности, ни историографической культуре. Неугодного автора провозглашали «петлюровским недобитком», «наглым реакционером», «клерикалом», «фашистом», «гетманцем» или «мелким буржуа», «переносящим в прошлое свою политическую программу желаемого будущего».

В 1930-е годы историческая критика превратилась в одно из средств репрессивной политики, переняла стиль и способы аргументации партийных лидеров. Но объектом критики все еще оставались «буржуазные» или «фашистские» уклоны в освещении социально-экономической истории. Проявления национализма (в том числе русского) по-прежнему считались «антимарксистскими».

Например, критикуя С.В. Бахрушина за шовинизм в его работе о завоевании Сибири, С.А. Пионтковский патетически заявил: «подменить историю народов СССР историей Великороссии так же не удастся, как не удастся заменить диктатуру пролетариата диктатурой буржуазии». Это был 1930 год. Вскоре «замена» произошла.

СОВЕТСКИЕ СХЕМЫ ТРАКТОВКИ ПРОШЛОГО

В период 1935–1954 гг. были созданы новые схемы для объяснения прошлого народов СССР. Их ключевые тезисы таковы:

1. Нерусские народы не завоевывались и не покорялись, а «объединялись» или «воссоединялись» с Московским государством, Российской империей, СССР. Например, господство России над Украиной и Беларусью — это не результат «завоевания», а простое возвращение под царскую опеку, временно потерянную вследствие «происков» поляков.

2. «Объединение» национальных окраин с Московией (Россией) давало в основном положительные результаты и, во всяком случае, было для них «меньшим злом» (то есть, для стран Центральной Азии было «лучше» присоединиться к России, чем к Турции или Британской империи).

3. Аннексия Россией нерусских земель во все времена оказывалась «прогрессивным» явлением для местного населения в сферах экономики, культуры, внешней и внутренней политики.

4. Нерусские народы на территории Российской империи (или СССР) не были способны создавать собственные независимые государства.

5. «Великороссы» во все времена «по праву рождения» были «старшими братьями» или «учителями» для всех остальных народов.

6. Национальная вражда между великороссами и нерусскими народами отсутствовала как в прошлом, так и в настоящем.

7. Историю нерусских народов следовало рассматривать через призму подавления трудовых масс местными эксплуататорами, а постоянным союзником этих масс всегда выступали российское крестьянство, российский пролетариат и российская «передовая интеллигенция».

8. Национальных политических лидеров следовало оценивать в зависимости от их симпатий или антипатий к России и к ее правителям.

9. Националистические выступления против власти Москвы (Петербурга) не отвечали устремлениям народов, которые во все времена мечтали о слиянии с российским «старшим братом».

10. Советский патриотизм по своей сути тождественен русскому патриотизму.

11. Молдаване вовсе не этнические румыны, а отдельный этнос.

12. Согласно версиям 1947 и 1954 годов, восточные славяне принадлежат к единому историческому сообществу, имя которого — «русский народ». Украинцы и беларусы не отдельные этносы, а всего лишь следствие разделения «древнерусской народности» на три ветви. Поэтому независимое государство для них — явление неестественное, которое может существовать только «временно», до «воссоединения» с Россией.

* * *

А вот каковы основные идеологические постулаты русофильской и проимперской официальной беларуской историографии (Л.С. Абецедарский, А.И. Залесский, Н.В. Каменская, П.Т. Петриков, И.И. Солодков, К.И. Шабуня и др.):

1. Самоопределение беларусов связывается с «восточнославянским» пространством (прежде всего с Россией), а не с Европой. Роль беларусов в истории ВКЛ замалчивается. Тех, кто пытается ориентировать Беларусь на Россию, не интересует ни Вильня, ни беларуское наследие ВКЛ.

2. Замалчивается преследование беларуского языка и культуры как царским режимом (например, ликвидация униатской церкви в 30-е годы XIX века, запрет беларуского языка), так и советской властью (например, массовый террор в 1930–1941 гг.).

3. До 1919 года не было такой страны – Беларусь. Основы беларуской государственности заложены только в годы советской власти, в БССР.

4. В Советском Союзе Беларусь была «младшей сестрой» России, а беларусы – младшими братьями русских.

5. Россияне по отношению к Беларуси и беларусам во все времена были только «освободителями» и никогда – захватчиками.

6. Беларусь была одним из наиболее «образованных», «культурных» и экономически развитых регионов СССР.

7. К беларускому языку относятся свысока, как к деревенской речи («гаворке»). Если же коренной беларус полностью переходит на русский язык, то это считается признаком «прогресса».

* * *

Сравним указанную позицию с оценками современных украинских историков, а также с содержанием школьных учебников Украины.

1. Киевская Русь рассматривается либо как древнее украинское государство, либо как образование, на наследие которого украинцы имеют преимущественное право.

2. Переяславльский договор 1654 года интерпретируется не как «воссоединение» двух ветвей одного народа, а как конфедерация равных. Украину принудило к союзу с Россией нежелание Польши признать Русь (Украину) третьим равноправным членом Польско-Литовского государства.

3. Царская власть оценивается только отрицательно, ибо она принесла в Украину крепостное право, привела к исчезновению национальной элиты и к денационализации.

4. Австрийское господство в Галиции изображается в позитивном свете, так как позволило сформировать украинскую нацию.

5. Украинская Народная Республика, Директория и Гетманщина в период 1917-1921 годов рассматриваются как законные попытки создания собственного государства.

6. Период сталинизма – это период жестокой войны против украинского языка, культуры, национальных кадров. А искусственно вызванный голодомор 1933 года – это целенаправленный геноцид украинского народа.

7. Партизаны-националисты из Украинской Повстанческой Армии объявлены борцами и против нацистов, и против большевиков.

* * *

Таким образом, в СССР в период 1930-50-х годов императивом развития нерусских народов было провозглашено их стремление к «объединению» с Москвой, так как идеалы собственной государственности стали «реакционными» и «буржуазными».
Большинство ученых как Украины, так и Беларуси усвоили этику и стиль советской историографии. Ее рудименты существуют в наших странах до сих пор в скрытых и открытых, сознательных и подсознательных, агрессивных и либеральных проявлениях.
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Пн Июн 27, 2011 7:17 pm

ЛИТВА И РУСЬ В ВКЛ
В чем ошибаются историки Беларуси?


Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ
«Аналитическая газета «Секретные исследования»


http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=248

Самый запутанный в исторической науке Беларуси вопрос – что считать в ВКЛ «Литвой», а что считать «Русью». Вопрос запутан не только противоречивыми концепциями древних источников и откровенной политизированностью в последние два века, но – что самое главное – отсутствием у беларуских ученых вообще научной методологии относительно определений «Литва» и «Русь».



Типичным примером является монография доктора истории (ученая степень присвоена Институтом истории АН Республики Летува) Александра Валерьяновича Белого (1968 г.р.), автора книг «Хроника Белой Руси» (2000 г.) и «Наша страна» (2009 г.). Эта монография называется «Как разграничить Литву и Беларусь?», она была опубликована журналом «Arhe» (№10, 2007) и дайджестом «Деды» (выпуск 2, 2009), для ее написания автор использовал 55 источников.

Свою работу А.В. Белый начинает так:

«В историографии поныне отсутствуют обобщающие работы, которые исследуют разграничение Литвы и Руси (не в этническом, а в историко-географическом смысле), с точной фиксацией границы и объяснением критериев раздела».

Однако поиск критериев раздела в «этническом смысле» и «историко-географическом смысле» (что, собственно, почти то же самое) – не имеет никакой научной ценности без изначального четкого определения, что такое «Литва» и «Русь». Ведь без такого определения непонятно, между чем именно исследователь ищет «критерии раздела». Например, в части своей статьи А.В. Белый изучает различия между нынешней Западной Беларусью и нынешней Восточной Беларусью – что ВНУТРИНАЦИОНАЛЬНЫЕ отличия, которые есть в любой стране. И это не различия между «Литвой» и «Русью», как ошибочно считает автор (в той же Украине различия между Западной и Восточной частями в тысячи раз глубже, но там никто их не находит различиями вне сути одной нации).

Автор критикует наших «историков-любителей»:

«Сначала вопрос восточной границы Lithuania Propria затронул Е. Охманьский в работе, посвященной эволюции этнической границы Литвы. Позже этот вопрос стал предметом ненаучных спекуляций и мистификаций беларуских историков-любителей (Н. Ермолович, В. Чаропка, П. Урбан и др.). Кроме Охманьского, ряд исследований балто-славянской этнической границы обобщил беларуский исследователь А. Кравцевич».

Вот как раз такой подход – и является ненаучной спекуляцией. А.В. Белый не дает никакого научного определения понятиям «Литва» и «Русь» (хотя с определения объектов исследования должна начинаться научная статья даже школьника), и только на третьей странице читатель узнает, что доктор исторических наук под границей между «Литвой» и «Русью» понимает какую-то фантастическую «балто-славянскую этническую границу». Но с какой же стати? Это столь же ненаучно, как проводить сию границу – по нынешней государственной границе между Республикой Летува и Республикой Беларусь.

ЧТО ТАКОЕ «РУСЬ» И «ЛИТВА»

Вот мои возражения.

1. «Литва» - это не синоним балтских племен, а «Русь» - не синоним славянских племен. Те же чехи Праги или ляхи Кракова – славяне, но почему они тогда не «Русь»? Уже этот факт делает такие обобщения спекулятивными.

2. «Русью» назывался союз западных балтов и готов, известный под именем «варяги»; это смешение и породило этнос славян. Дальнейшее перемещение названия «Русь» на колонии этих бандитов, захватывавших торговые пути в Европе и русифицировавших местное порабощенное население (балтов, сарматов, финнов), – распространяло в той или иной мере название «Русь» на эти захваченные народы. Но они никогда не были этнически родственными – их «роднит» только варяжское иго и переход на славянский койне. А во всем остальном (антропология, генофонд, традиции и культура, менталитет и прочее) – они остаются прежними и неизменными. Например, беларусы антропологически и генетически неизменны минимум 3500 лет – а славяне появились только 1500 лет назад. Это показывает, что беларусы старше славян на 2000 лет – и славянами не являются, ибо неизменны 3500 лет.

3. Ученый смешивает в одну кучу настоящих этнических славян с особой удлиненной антропологией черепа (например, могильники ободритов в Мекленбурге, которые изучал академик В. Седов) – и псевдославян Восточной Европы, которые лишь славяноязычны. Но антропологически и культурно они – исконное западно-балтское население Беларуси и Киева по Днепру, финское население Московии и Восточной Украины, сарматское население Западной Украины и Балкан. Быть славяноязычным – это не значит быть «славянином», но даже славяноязычие не является признаком быть «Русью». Понятия не совпадают в своем значении.

4. Этнос славян появился к VI веку на территории Западной Европы между Вислой и Одрой. На территорию Беларуси никакой массовой миграции славян в долитовский период не было: были только славянизированы кривичи на пути «из варяг в греки» (да и то лишь связанные с крепостями варягов, коими были ободриты и готы). Славяне к нам массово мигрировали только с созданием у нас Литвы – и это касается именно Западной Беларуси, которую А.В. Белый относит как раз не к «Руси», хотя туда мигрировало, спасаясь от немецкой экспансии, около двухсот тысяч ободритов, русинов острова Русен, русинов Помезании Святополка и пр. Они стали весомейшей составной в мощи ими создаваемого ВКЛ.

5. Понятие «балто-славянская этническая граница» - не имеет никакого научного содержания, это пустышка, спекуляция. 2000 лет назад балты заселяли огромную территорию от «венедской» на Западе и нынешней Латвии на Севере – до Оки на Востоке и Днепра в районе нынешнего Киева. В ходе «великого переселения народов» от балтов отпочковалась мизерная группа племен, которая для выживания спряталась в чащобах лесов. Они сохранили неизменным тот архаичный язык древних балтов (похожий на латынь, как тогда и все индоевропейские языки), но при этом остались туземцами – последними в Европе узнали гончарный круг и строительство кирпичом (чему их научили мы, захватив их в ВКЛ), последними обрели алфавит и приняли христианство. Это – ныне так называемые «восточные балты», под которыми А.В. Белый и подразумевает ненаучно вообще всех балтов.

А вот на территории Беларуси проживали этносы западных балтов (гуты-гепиды, позже кривичи, ятвяги, дайновичи), которые как раз участвовали в общеевропейских процессах интеграции. А поскольку славянский язык и был рожден в результате смешения языка западных балтов и языка готов, то западные балты запросто славянизировались – под влиянием более высокой культуры балто-готов (славян). И в итоге все западные балты в той или иной степени растворились в славяноязычной среде – их языки сегодня считают «славянскими». Что, с научной точки зрения, неверно, так как нет ни одного языка, который бы наука называла сегодня «западнобалтским»: то есть, нет ни ясной границы в этих понятиях, ни вообще исследований на эту тему. Ее сегодня только открывают ученые.

6. Само слово «Литва», как и слово «Русь», имеет происхождение из Центральной Европы. Оба термина, судя по всему, были изначально тотемами волка и рыси, в дальнейшем означали военное сословие, служившее в качестве наемников равно у разных правителей. По одной из вполне убедительных версий Здислава Ситько, слово «Литва» появилось у вильцев, бывших на службе у кельтов Франции с VIII века и носивших тотемно шкуры волков; у кельтов волк назывался «лут», «луп», «лют» (отсюда Лувр – «логово волчицы»). Служившие кельтам вильцы (их численность в источниках приводится до 100 тысяч, что, конечно, завышено) и стали именоваться «Лютвой».

Далее понятие «Лютва» переносится на земли вильцев в Поморье; польский историк Ежи Довят сообщает: «Богуслав I, князь Западного Поморья, титуловался princeps Liuticorum», он же имел своей печатью «Погоню». К 1219 году колония лютвинов уходит от немецкой экспансии на земли Новогрудка, где впервые на территории экс-СССР появляется документально оформленный термин «Литва»: в Договоре 1219 года между Галицкой Русью и Литвой Новогрудка, подписанный литовскими князьями Булевичами и Рускевичами (обращаю внимание – задолго до Миндовга).

Таким образом, наши первые ЛИТОВСКИЕ князья – это Булевичи и Рускевичи, чье происхождение из Поморья первым проследил Н. Ермолович. Которого А.В. Белый называет «автором научных спекуляций и мистификаций».

7. ВКЛ было создано мигрантами к нам с Полабья, Поморья и Порусья – и именно их военная и цивилизационная сила смогла противостоять вначале Киеву, а потом татарам – создав огромное государство «от моря до моря». Видеть в лице этой силы наши местные племена ятвягов и кривичей – или тем более видеть в них туземцев жемойтов, тогда живших в землянках, носивших шкуры зверей и воевавших каменными топорами (что факт!) – это действительно заниматься ненаучными спекуляциями. Приписывать фантастические возможности племенам, которые ничем себя до 1220-х не проявили.

Эти мигранты из Европы – и есть истинная ЛИТВА. Ибо они и их потомки и создали ВКЛ в его границах. Однако в концепциях А.В. Белого вообще нет никакого упоминания про эту огромнейшую к нам миграцию князей и их дружин из Полабья, Поморья и Порусья-Пруссии (из последней к нам шла миграция главным образом из русинско-славянской Помезании Святополка (ее второе название – Русь-Рейсен) и западнобалтской Погезании Миндовга).

Любопытно, что, судя по всему, автор монографии «Как разграничить Литву и Беларусь?» вообще ничего не слышал о существовании возле наших ЗАПАДНЫХ границ – Руси князя Святополка в Помезании. Она в «Прусской хронике» Петра Дусбургского именуется именно «Русью» («В земле Помезанской была некогда волость, называемая Рейсен, где жили славные мужи и доблестные воители…»), а главные города Помезании носили не только славянский характер, но и русский даже в переводе на немецкий язык: Рисенбург и Рисенкирхен. То есть с немецкого: Русский город и Русская церковь. Да и сам Святополк – отнюдь не жемойтское имя.

Как же в таком случае быть с представлением о «восточной границе между Литвой и Русью», когда перед нами аналогичная западная от нашей Литвы граница этих понятий? Что за «научная» однобокость такая?

8. Вопрос отнюдь не праздный, так как мы, беларусы, которых А.В. Белый относит к некоей «Руси», имеем имена и фамилии – отнюдь не этой «Восточной Руси», а более всего схожие с лужицкими сорбами. У нас, как и сорбов, фамилии на «-вич» - их в средние века имели практически все беларусы (чего нет у «Руси» уважаемого доктора наук), и у нас имена сорбов: Ян, Якуб, Янина, Алесь, Алеся и прочие многие – что только у сорбов, но чего нет у «Руси» народов Киева и Москвы.

Уже в этих определяющих аспектах – мы в миллионы раз роднее лужицким сорбам, чем народам Украины и России с их гипотетической «Русью» и «восточными славянами». Там нет ни наших фамилий на «-вич» или даже «-ич» вообще, как нет и наших национальных имен.

Мало того, судя по всему, эти имена и фамилии были к нам привнесены именно культурным влиянием мигрантов, создавших ВКЛ. Фамилии на «-вич» стали распространены в экс-СССР только в двух местах: в Новгородчине (от мигрантов ободритов с Полабья) и в Беларуси (от мигрантов, создавших ВКЛ). А вот в Киевской Руси их не было – и тем более не было в Галицкой Руси (там русификация шла от Карпатской Руси со столицей Кеве на территории нынешней Венгрии) и в Московии. На «-вич» фамилии укоренились в странах экс-ЮССР, но там их внедрили опять-таки мигранты-сорбы, от которых появилось название народа «сербы». Это было смешение сорбов с местными сарматами.

ПУТАНИЦА С ТЕРМИНАМИ

А.В. Белый пишет:

«Большую работу по анализу использования терминов Русь и Литва на территории современной Беларуси в XVI веке провели беларуские историки М. Спиридонов и В. Носевич. …Спиридонов локализовал в Руси (в узком смысле термина) более 130 населенных пунктов».

Это домыслы. На территории Беларуси никакой Руси не было.

«Русь» в период Киевской Руси – это княжеские дружины варягов (ободритов и готов) и власть князя Рюриковича. В XVI веке никаких варягов уже не было, а под термином «Русь» понималось княжество, которым правит Рюрикович. Такие княжества были в Украине и Московии, но на территории нынешней Беларуси их НЕ БЫЛО.

Да, Полоцкое Государство было некогда на недолгий срок захвачено киевским князем Владимиром, который при этом изнасиловал шведскую княжну Рогнеду на глазах ее родных (коих следом убил). От этого изнасилования Полоцкое Государство «русским», естественно, никак не стало. Полочане упорно боролись за свою свободу от русского ига и обрели ее в 1071 году. С 1181 по 1190 год в Полоцке не было князя, и он фактически являлся республикой. Как писал В.У. Ластовский в «Короткой истории Беларуси» (Вильно, 1910), в 1190 году полочане избрали своим князем Мингайло или Мигайло (очевидно, ятвяжского рода из Западной Беларуси). Затем он передал престол своему сыну Гинвиллу, который кроме языческого имел и христианское имя Юрий, был женат на какой-то полоцкой княжне, умер в 1199 году в Орше. После правил его сын Борис, затем сын Бориса Василько. На этом кончается долитовский период Полоцкого Государства и начинается период Литвы.

Как видим, еще в долитовский период Полоцком правила ятвяжская династия – а вовсе не Рюриковичи. Так что никакой «Русью» Полоцкое Государство не являлось. Ну а в литовский период Полоцкие земли входили в Великое княжество Литовское – то есть административно являлись Литвой. А вот Киевские земли являлись Великим княжеством Русским, так как там продолжали править князья Рюриковичи. И в XVI веке вся территория Беларуси являлась юридически Великим княжеством Литовским, а не Великим княжеством Русским.

Может быть, ученые считают Восточную Беларусь XVI века «Русью» этнически? Нет, и в этническом плане население Восточной Беларуси не являлось и отдаленно «русским», оно было западнобалтским. Язык селян состоял более чем на четверть из архаичной древнеиндоевропейской лексики, был дзекающим и цекающим. Этот язык почти не отличим от такого же пшекающего языка мазуров, а мазуров никто «русскими» не считает.

А вот в настоящих славянских языках нет этих балтийских черт, да к тому же язык ляхов Кракова (чистейший славянский) ничем не отличался от языка ободритов (см. исследования академика Валентина Янина), но вот ляхов уважаемые ученые почему-то не находят «этнически русскими».

Единственное основание считать Восточную Беларусь «Русью» - это Киевская вера. Однако с таким же основанием давайте считать католическую часть Беларуси – якобы «Польшей». Что у нас тогда останется от нашей страны и нации с таким подходом?
А ведь это и есть вопрос научной методологии: почему А.В. Белый делит Беларусь по религиозному признаку (ибо других нет) на «Литву и Русь», а не на «Польшу и Русь»? Какое вообще отношение к этом вопросу имеет отдельная диоцезия Жемайтии, которая даже «Литовской диоцезией» тогда не называлась? Если вы называете Восточную Беларусь «Русью» из-за веры, то зачем тогда называть Западную Беларусь «Литвой»? Разве тут люди молились на жемойтском языке? Нет, молились на польском, – значит такая «научная методология» обязывает делить нас на «Польшу и Русь».

Впрочем, следует добавить, что в тот период мы не были ни православными, ни католиками – мы были протестантами, что отражало, очевидно, наше желание иметь свою собственную национальную религию.

Но самое главное: ученые мужи взялись определять у нас границу между «Литвой» и «Русью» в XVI веке – но абсолютно упустили важнейшее обстоятельство той эпохи: появившуюся тогда нелепую басню про «древнеримское происхождение жемойтов». Подробно об этом мы рассказали в статье «Утраченная Литва» (№4, 2010). Кратко напомним суть.

До XVI века у жемойтов и аукштайтов не было своей письменности, никто почти ничего не знал об их языке, а литовским языком именовался наш беларуский язык. И вот в 1547 году появляется первая книга на жемойтском (ныне именуемом «литовским») языке – «Катехизис» Мартинаса Мажвидаса (ок. 1520-1563 гг.). Рождение жемойтской письменности дало повод ученым ее впервые исследовать. Вдруг выяснилось, что жемойтский язык неким непонятным образом похож на латынь. Почему – сегодня ученые в этом разобрались: из-за затворнической жизни жемойты смогли сохранить свой язык архаичным, неизменным около 2000-2500 лет, потому этот язык похож одновременно и на санскрит. Однако в то время монархи Короны посчитали, что схожесть жемойтского языка с латынью имеет «благородный характер» и указывает на некую связь с Римской империей – что, конечно, нелепо.

По заказу монаршей власти «проследить происхождение Литвы через Жмудь из Италии» взялись три крупнейших автора ВКЛ той эпохи. Наши литвинские мыслители XVI века Михалон Литвин (он же Венцеслав Миколаевич, ок. 1490-1560), Вацлав Ян Агриппа (ок. 1525-1597) и виленский войт Ротундус Мялевский (1520-1582) – стали на пустом месте разводить нелепейшие с научной точки зрения «теории» о том, что якобы жемойты – это и есть наследие римлян и римского языка.

В этих смехотворных умопостроениях слово «Литва» выводилось от слова «Италия» (где «Л» - якобы сокращенный артикль), а жемойты считались «италийцами» из-за их якобы «италийского языка», который лишь туземный и древний. Все это позволяло Короне выводить свою монаршую власть якобы аж от Цезаря. Вот по этой баснословной причине взгляды Короны на княжество Жмудь мгновенно и кардинально изменились. Без этого «заскока» Литвой продолжали бы считать территорию нашей Беларуси и наш этнос, тогда именовавшийся литвинами. Но нет – отныне в представлениях Короны «Литвой» стала только одна Жмудь из-за ее «италийского языка», да еще в «Литву» были зачислены латыши – их восточнобалтский язык тоже сочли «италийским» (жемойты отпочковались от латышей в VIII-IX веках и заселили территорию Жемойтии).

Но кем же тогда считать литвинов настоящей Литвы-Беларуси? Литвин, Агриппа и Мялевский решили так: раз язык литвинов не похож на «италийский», а более похож на славянский или «рутенский», то будем считать их «рутенами».

Удивляет вот что: как могут А.В. Белый, М. Спиридонов, В. Носевич и прочие историки что-то рассуждать про «использование терминов Русь и Литва на территории современной Беларуси в XVI веке», совершенно игнорируя важнейший аспект изменения представлений Короны в этом вопросе – то есть игнорируя то, что я описал выше?

Такой подход не более «научен», чем объяснять многочисленные изменения топонимов в 1920-е годы «некими внутренними причинами», а не сменой идеологических представлений власти. Дескать, село «Яновичи» стало селом «Ленинское» не по внешним причинам, а из-за какой-то своей «внутренней этнической эволюции». И давай проводить этническую границу между Западной Беларусью, которая не была в СССР, и Восточной Беларусью в СССР: мол, у них топонимы стали разными. Мол, это этнически теперь две разные страны.

Не вызывает сомнения, что новые представления Короны о жемойтах как «настоящей италийской Литве» - оказали огромнейшее влияние на науку того времени. Именно Корона инициировала появление на французских картах никогда не существовавшей до этого «Литовской Руси» - на месте нынешней Восточной Беларуси. Однако наши историки ссылаются на такие карты, созданные с подачи Короны, и выдают их за «отражение этнической картины эпохи», хотя это – только отражение смехотворных заблуждений польских властей.

Получается, что наши историки обманывают и себя, и нас.

Кстати говоря: я не знаю, что выгадала себе Корона от этой басни про «италийское происхождение Литвы», но вот потеряла она невообразимо больше. Дальновидным с точки зрения Речи Посполитой было бы доказывать как раз литовскую суть Восточной Беларуси, а не огорошивать ее литвинов тем, что они, дескать, теперь уже «рутены». Ведь окрепшая Московия стала захватывать восточные земли ВКЛ, прикрываясь как раз этим заблуждением Короны. Иван Грозный прямо говорил, что как Рюрикович имеет якобы «права на русские земли».

Но на самом деле, как было сказано выше, Рюриковичи перестали править Полоцким Государством еще в 1181 году – когда Полоцк был объявлен Республикой. Забавно, но эти же «права» на нас как «права на русские земли» предъявлял Алексей Михайлович Романов в агрессии против нас 1654-1667 годов (погиб каждый второй наш житель), хотя он не был никаким Рюриковичем.

Еще один важнейший нюанс заблуждения Короны: оно помешало литвинам ассимилировать жемойтов в наш этнос. Хотя в первой половине XVI века этот процесс шел огромными темпами: согласно Переписям войска ВКЛ, около половины шляхты жемойтов приняли наш язык (поэтому Статуты ВКЛ так и не были никогда переведены на язык жемойтов-аукштайтов) и приняли наши фамилии на «-вич». Это объяснялось, конечно, тем, что до 1500 года Жемойтией правила исключительно наша шляхта, а затем она стала смешиваться в браках с туземным безродным населением – что создавало местную шляхту, нами ассимилированную, а та уже несла ассимиляцию в среду жемойтов. Если бы этот процесс не был прерван сенсационными «открытиями» «истинной литовской италийской сути жемойтов», то жемойты были бы полностью растворены в этносе литвинов-беларусов уже к XVIII веку.

НАША НАСТОЯЩАЯ ЛИТВА

А.В. Белый пишет про Восточную Беларусь XVI века: «Русь оставалась славянской страной, с преимущественно восточным обрядом католицизма (униатством), который заменил православие. Здесь практически отсутствовал литовский этнический элемент…»

Какой такой «литовский»? В смысле «италийский»? От Цезаря, приплывшего к жемойтам??? Четко видно, что историк прямо следует заблуждению Короны, веря в него – но эту веру оставляя «за рамками текста».

Нелепа и фраза по Восточную Беларусь: «Русь оставалась славянской страной». В сравнении с «италийскими жемойтами», которых автор считает «литовцами» - да, это не «италийских корней» люди. Но никакая не «Русь», и никакие не «славяне».

К юным понятиям «Русь» и «славяне» мы имеем отношения не больше, чем к таким же юным понятиям «советский народ» и «коммунисты». Как неоспоримо показала Наука, беларусы антропологически и генетически неизменны минимум 3500 лет. В эпоху бронзы и железа мы научно именуемся просто «балтами», во время Рождения Иисуса – мы уже «западные балты». Во время великого переселения народов нас именуют гутами-гепидами, в VI-XII веках мы явтяги-кривичи. Затем литвины, ныне беларусы. Но форма черепов у нас та же самая, как 3500 лет назад. Да – сменялись названия, менялся язык, но мы-то не менялись. Видеть «нашим рождением этноса» изнасилование киевским князем Владимиром шведской княжны Рогнеды в пылающем Полоцке - мол, «Русью стали» - это такая же ненаучная спекуляция, как видеть «нашим рождением» подписание беларуской делегацией Договора о создании СССР.

Самым действительно важным в нашей истории событием – стала миграция к нам в XIII веке рыцарства Полабья, Поморья и Порусья, которое создало у нас величайшее государство эпохи Литву, ВКЛ. Не мы и не жемойты, а они его создали. А их потомки стали частью нашего народа, растворились именно в нашей нации, а не в жемойтской. Уже по одной этой причине Беларусь – это и есть единственный наследник Литвы и ВКЛ, что одновременно значит – единственный наследник Полабья, Поморья и Порусья.

Вопрос «Литвы», таким образом, научно должен сводиться не к басням Короны XVI века про «италийское происхождение» жемойтской «Литвы», а к наследию мигрантов Полабья, Поморья и Порусья, создавших у нас ВКЛ. Вместо этого наивные историки продолжают чертить на картах «границы» между «Литвой» жемойтов и «Русью» кривичей, хотя ни первые, ни вторые НИКОГДА БЫ НЕ СМОГЛИ САМИ СОЗДАТЬ ВКЛ «от моря до моря» - не создали до этого даже карикатуру на такую Великую Державу, а были всегда только жертвами агрессий соседей.

Удивительная слепота историков! А.В. Белый находит «загадкой»: «Очевидный дисбаланс между числом всадников, выставленных с Литвы и Руси, особенно по Переписи 1528 года, еще не получил исчерпывающего объяснения». Речь о том, что Западная Беларусь в ВКЛ выставляла коней в разы больше, чем Восточная. Этот факт так и будет оставаться «загадкой» для невежд, которые упрямо не хотят видеть миграции к нам рыцарства Полабья, Поморья и Порусья – со своими конями, подчеркиваю, ибо на чем же они потом расширяли сами границы ВКЛ «от моря до моря»? В Великой Хронике Польской эта армия рыцарей-мигрантов Миндовга определяется в огромнейшее для той эпохи число «30 тысяч», они полностью опустошили в своих походах с территории Западной Беларуси всю внутреннюю Польшу (ясно, не пешим порядком) – чего никогда ранее в истории не было. Так чего же удивляться, что в Литве Новогрудка коней было в разы больше, чем в Восточной Беларуси? Ведь именно Новогрудок затем бил Орду и расширял границы Литвы-ВКЛ, а вовсе не Восточная Беларусь и тем более не какая-то мизерная туземная тогда Жемойтия, где никаких лошадей вообще не было.

Нет тут никаких «загадок» - надо только научно исследовать нашу историю, без догм и политизированных мифов.
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Пн Июн 27, 2011 7:18 pm

БИТВА НА СИНЕЙ ВОДЕ
Новый взгляд на историю сражения


Владимир Тимошенко, председатель исторического центра имени князя Альгерда в Минске
Специально для «Аналитической газеты «Секретные исследования»


http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=246

Битва на Синей Воде в 1362 году явилась одним из наиболее значительных событий военно-политической истории Восточной Европы периода средних веков. Ее последствия имели огромное значение для народов, населявших земли нынешней Украины и Беларуси. Однако мало кто из наших современников знает что-либо конкретное об этом сражении.



«ЗАПРЕЩЕННАЯ» БИТВА

В летописях содержатся лишь краткие упоминания о битве на Синей Воде. Так, в летописи Красиньского имеется запись:

«Коли пак князь великыи Витовт поехал з Литвы до великого Луцка, a князь великыи Олькгирд пошол в поле з литовским воиском и побил татаров на Синеи Воде, убил трех братов, татарьских князеи, Хачебея, Сакутлубуга a Дмитрея. A тыи тры браты, татарские князи, отчичи и дедичи Подолское земли были, a заведали от них отаманы, a приежчаючи у отаманов дань бирали c Подолское земли».

(Летопись Красиньского – условное название рукописной копии сокращенного варианта общегосударственного летописного свода ВКЛ. Она создана во второй половине XVI века. Хранилась в библиотеке графов Красиньских в Варшаве, отсюда название. Опубликована в Полном собрании русских летописей – ПСРЛ (том 35, Москва, 1980)).

В Густынской летописи отмечено:

«В лето 6780. Ольгерд победил трех царьков татарских и с ордами их, си есть Котлубаха, Качзея, Дмитра, и оттоли от Подоли изгнал власть татарскую. Сей Ольгерд и иные русские державы в свою власть принял, и Киев под Федором князем взял, и посадил в нем Владимира сына своего, и начал на сими владеть, им же отцы его дань давали».

(Густынская летопись – украинский летописный свод, доведенный до 1597 года. Так названа копия, хранившаяся в Густынском монастыре на Полтавщине. Опубликована в ПСРЛ, том 2 (СПб, 1847)).

Польский историк-хронист Мацей Стрыйковский в своей работе «Хроника Польская, Литовская, Жамойтская и всея Руси» (1582 г.) тоже упомянул о разгроме татарского войска на берегах одного из притоков Южного Буга.

Более детальные сведения можно найти в работах российских и украинских историков Н.М. Карамзина, В.В. Антоновича, М.С. Грушевского. К данной теме обращался один из виднейших исследователей истории Великого княжества Литовского М.К. Любавский, опубликовавший в 1910 году «Очерки истории Литовско-Русского государства до Люблинской унии включительно».

«В Подолии кочевали три орды татары. В 1362 г. Альгерд одержал блистательную победу над тремя татарскими князями Кичибеем, Кутлубугом, Димитреем на берегах речки Синие Воды. Затем проник в Тавриду и разрушил Херсонес, где захватил много сокровищ. Тогда же вся Подолия была присоединена к Великому княжеству Литовскому, а вслед за тем покорилось ему и Киевское княжество без боя». (Цит. по А.К. Киркору. «Живописная Россия». 1882, с. 79)

И все же битва на Синей Воде долгое время находилась в тени других исторических событий. В советский период на эту тему было наложено своего рода «табу». О ней предпочитали не вспоминать. История ВКЛ рассматривалась в те годы исключительно в контексте «борьбы белорусского и украинского народов против польско-литовских феодалов» и «за воссоединение с Россией». Любые попытки отклонения от официального курса отвергались как «антинаучные».

В наши дни интерес ученых к походу князя Альгерда против ордынских татар в 1362 году и битве на Синей Воде усилился. Так, беларуский историк, профессор А.П. Грицкевич в «Энциклопедии ВКЛ» (том 1, с. 223), отметил:

«В битве возле Синих Вод 1362 г. /князь Альгерд/ разбил войска трех татарских ханов. В результате этой победы из-под татарского гнета были освобождены Киевская земля, где князем был посажен Владимир Альгердович, Волынь и Подолия. Украинские земли надолго вошли в состав ВКЛ».

В том же томе энциклопедии кандидат исторических наук Г.М. Саганович, ссылаясь на исследования В.В. Антоновича и Ф.М. Шабульдо, пишет (с. 333):

«Битва была главным событием в наступлении ВКЛ на подчиненные татарам земли юго-западной Руси. В 1362 году великий князь литовский Альгерд, использовав улучшение отношений с Польским королевством и Немецким орденом, выступил против ордынского владычества в междуречье Днепра и Дуная. Войско было собрано в Беларуси и значительно пополнено ополченцами с Волыни и Киевщины. Осенью Альгерд с войском двинулся из Киева в Западную Подолию».

Таким образом, основные события традиционно локализуются в западной части Подолии. Битва же происходила то ли на реке Синюхе близ Тарговицы, то ли на реке Снивода. Расстояние между этими двумя реками составляет около 300 км.

До сих пор путь войск ВКЛ и место битвы точно не установлены, не подсчитаны силы противоборствующих сторон.

«Сколько историков пытались реконструировать динамику боевых действий в тот летний день 1362 года на полях у Синих Вод (…), но каждый в своих поисках попадал в такие сложности, что потом возникала новая версия, не похожая на ту, о которой идет речь». (К. Тарасов, «Память в легендах: Фигуры беларуского прошлого». Минск, 1990, с. 61.)

В ПОДОЛИЮ ЧЕРЕЗ ВОЛЫНЬ
Исторические названия не всегда совпадают с современными. Мы исходим из того, что Подолия — это территория нынешних Винницкой и Хмельницкой областей Украины. Рассмотрим возможные варианты движения войск Альгерда в Подолию.

Первый вариант приводит большинство историков: из Литвы в Киев, оттуда через Канев, Черкасы и Тарговицу (Ф.М. Шабульдо предполагает, что Тарговицу можно отождествить с Ябу-городом, находившимся в бассейне Южного Буга) – в Дикое поле, к реке Синюхе.

Поход через Овруч и Житомир представляется маловероятным. Путь в этом случае прошел бы через малозаселенные районы, к тому же разоренные татарскими набегами. Альгерд прекрасно понимал, что идти в Дикое поле, не имея возможности пополнять в населенных пунктах запасы провианта для людей и корма для лошадей – значит обречь затеянное предприятие на провал.

Вариант маршрута, предлагаемый нами, таков: из района Новогородка, через нынешнее беларуское Полесье к реке Снивода, в район села Уланово. Если предположить, что войско ВКЛ шло по этому пути, то Киев, Канев и Черкасы исключаются.

Более конкретно, путь самого Альгерда выглядел следующим образом: Вильня – Новогородок (Новогрудок) – Слоним – Пинск – Любартов – Луцк – Уланово.

В Киеве тогда сидел татарский баскак с гарнизоном, а княжил некий Федор, татарский ставленник. Путь через Киев полностью исключал момент внезапности, мог потребовать осады города. Основываясь на ряде косвенных данных, мы полагаем, что Альгерд принял решение идти в Подолию через Волынь, где княжил его брат Любарт. Это был экономически развитый регион, ранее принадлежавший Великому Княжеству Галицкому, со значительным населением, с многочисленными источниками воды и лугами, где можно было пасти лошадей. Кроме того, данный маршрут обеспечивал определенную скрытность передвижения, поскольку исходные районы сосредоточения войск находились на значительном удалении от татарских владений.

Что касается Киева, то Альгерд действительно занял этот город, но – по нашему мнению – не до сражения, а после него.

* * *

К середине августа в приграничных с Волынью районах Литвы собрались практически все хоругви ВКЛ. Сбор войск, вне всяких сомнений, происходил в условиях секретности, ибо это условие Альгерд всегда соблюдал неукоснительно. В конце августа в Любартове войска стояли уже в полной готовности, но среди них еще не было самого Альгерда.

Великий князь вышел из Вильни в середине августа с хорошо обученным конным войском численностью примерно 5 тысяч всадников, не считая челяди. В землях Новогородка и Пинска к Альгерду могли присоединиться около 15 тысяч воинов и обоз. К ним надо добавить ополченцев с Волыни — от 8 до 10 тысяч человек.

Беларуские ученые (К. Тарасов, С. Панов, И. Гимпель, Г. Малышев) указали на так называемый «Черный шлях». Это один из путей набегов татар на Литву с южного направления. Черный шлях проходил через Подолию около Винницы, через реку Снивода (в районе села Уланов), далее через реку Случь возле Луцка, между Брестом и Пинском.

Мы можем обоснованно предположить, что князь Альгерд использовал для передвижения войск именно татарский Черный шлях. Небольшие расстояния между городами Волыни делали поход менее трудным. 1 сентября 1362 года войско ВКЛ выступило из города Любартов в направлении к реке Снивода, название которой поздние хронисты исказили в более понятное – Синяя Вода. (Любартов (ныне Любар), районный центр в Житомирской области, расположенный на живописной реке Случь. Осенью 2006 года город отметил 680-летие. В 1362 году в Любартове находилась ставка князя Альгерда. Здесь он завершил последние приготовления к схватке с ордынцами.)

Размышляя о выборе места, наилучшим образом подходящего для сражения, великий князь избрал район нынешнего селения Лозна на реке Снивода. Альгерд лично осмотрел так называемую «подкову», образованную изгибом реки, а также обрывистые берега ручья Батижок, впадающего в реку. Этот участок идеально подходил для битвы. Особенности рельефа местности естественным способом усиливали позицию.

Сообщение о сражении в этом месте содержится в Никоновской летописи (1420 г.):

«Тогоже лета Литва, взявшая Коршеву, много лиха сотворишеся князь великий литовский Ольгерд Гедиминович Синюю воду и Белобережие повоева».

Татарские ханы, узнав с опозданием от своих лазутчиков о походе войска ВКЛ, со всей поспешностью собрали силы и двинулись навстречу врагу. Они хотели как можно раньше перехватить Альгерда и разгромить его в решительном сражении, чтобы спасти от захвата Подолию – самое ценное свое владение в Правобережной Украине (напомним, что южнее простиралось безлюдное Дикое поле).

Предположительно, татарские орды появились на подступах к Сниводе в середине сентября 1362 года. Украинский ученый, академик Дмитрий Яворницкий (1855-1940), автор ряда статей, посвященных битве на Синей Воде, писал:

«Три хана привели три орды. Каждая орда могла выставить около 30 тыс. воинов и прислугу. Таким образом, литовцам противостояла стотысячная армия. Войско у Ольгерда было меньше». (Цит. по: Л. Багацький. «Мамай. Четыре битвы». 2004.)

НАКАНУНЕ…
Альгерд удачно выбрал место для битвы. В «подкове» реки Снивода имеется поле, ровное как стол, длиной около 4 км и шириной 1-1,5 км. Сейчас его называют Улановым – по названию села за рекой. Река Снивода неглубокая и неширокая, но в районе Уланова поля, слившись с рекой Сальничкой, она образует обширный плес. Низкий берег плеса (со стороны поля) заболочен. Более высокий берег (со стороны села Уланово) крутой и глинистый. Эти особенности берегов сильно затруднили бы атаку татарской конницы в случае ее выхода в тыл литовского войска.

Учитывая возможность прорыва татар в другом месте, великий князь предусмотрел вариант отхода основных сил через брод («брид» по-украински).

Численность воинов в хоругвях войска ВКЛ составляла в то время до 3000 в конных хоругвях, около 4000 в пеших. На Сниводе у Альгерда было 3 пешие хоругви (до 12 тысяч человек) и 3 конные (около 9 тысяч), итого – около 21 тысячи. Кроме того, под началом другого его сына – известного нам под христианским именем Владимир (это он стал князем Киева), было от 8 до 10 тысяч волынских ополченцев.

Альгерд, как и любой европейский полководец того времени, изучал римскую боевую тактику. Но не всякий военачальник применял ее на поле боя. Альгерд применил. На самом Улановом поле великий князь разместил пять хоругвей. В центре он поставил хоругвь своего сына Андрея, справа от нее хоругви Александра и Федора Кориатовичей (ближайшая к центру была пешей, крайняя – конной). Слева от Андрея находились хоругви двух других Кориатовичей – Юрия и Константина. И здесь та из них, что стояла ближе к центру, была пешей, а крайняя – конной. Эти хоругви выстроились на манер «серпа». Два передних ряда были сомкнуты, тогда как следующие расходились подобно лучам солнца, образуя «коридоры» между хоругвями.

Таким образом, в центре поля встали три пешие хоругви (12 тысяч воинов). Самыми первыми стояли копейщики в тяжелых латах, с копьями, вставленными в лунки. Копьеносцы должны были сдержать атаку татарской конницы. Копья, установленные в земле (в лунках) под углом в 60 градусов, обладали невероятной устойчивостью. Они могли накалывать людей и лошадей, словно жуков иголками. Стена копий была практически непреодолимой для конницы.

За ними на удалении 30-40 метров находились несколько рядов арбалетчиков. Каждого стрелка обслуживали 3-4 человека, помогавшие перезаряжать оружие и укрывавшие стрелков щитами от вражеских стрел. Они тоже были в доспехах. Наконец, в 40-50 метрах за арбалетчиками стояли воины в кольчугах, вооруженные тяжелыми двуручными мечами.

Пехоте было приказано сражаться, не сходя с места. Любое резкое движение грозило разрушением строя, и татарская конница могла воспользоваться этим моментом для прорыва.

Кроме того, позади пехотинцев литвины поставили несколько метательных машин, стрелявших дротиками, тяжелыми болтами и булыжниками. Дротики выпускались залпом, кучно поражая конницу противника (один наконечник такого дротика нашли на берегу Сниводы школьники из села Вороновцы, сейчас он находится в музее Н. Дороша).

Фланги пехоты прикрывали хоругви легкой конницы, одна слева, другая справа.

Войско ополченцев с Волыни (8-10 тысяч человек), под командованием своего сына Владимира, Альгерд разместил еще дальше за левым флангом. Это ровное поле между нынешними селами Лозна и Вороновцы, посреди которого протекает ручей Батижок. Ныне его называют Владимировым полем.

Здесь ополченцы, растянувшись вдоль ручья, создали сплошную линию обороны. Воины стояли в 12-16 рядов на манер македонской фаланги. В первых двух рядах у них были копья длиной два метра, в следующих двух – четырехметровые, в пятом и шестом ряду – шестиметровые. Эти копья, вкопанные тупыми концами в лунки, все вместе образовали непреодолимую стальную щетину. В остальных 6-10 рядах люди были вооружены по разному, в том числе луками со стрелами. При таком построении каждый воин, защищенный доспехами от стрел, мог успешно действовать копьем, даже не имея серьезной боевой выучки.

Главная задача ополченцев князя Владимира состояла в том, чтобы не дать татарам совершить обходной маневр с левого фланга, где местность позволяла это сделать, и выйти в тыл главным силам Альгерда. В ходе битвы татары действительно попытались ударить в левый фланг. Великий князь, опасаясь за левый фланг, усилил ополчение конным отрядом отборных воинов из своей личной дружины.

В обширной густой роще, расположенной слева от Владимирова поля, Альгерд устроил засаду. Объединенные конные хоругви пинского князя Патрикея Наримунтовича и заславского князя Михаила Евнутовича (всего до 6 тысяч всадников), в решающий момент сражения должны были рассечь главные силы татар и тем самым решить исход боя. Такую же тактику через 18 лет применили на Куликовом поле сыновья Альгерда – Андрей и Дмитрий.

Свою ставку великий князь расположил слева и позади рощи с засадным отрядом, на высоком холме, известном сейчас под названием «Княжья гора». С его вершины Альгерд мог видеть расположение своих войск на обоих участках и своевременно вмешиваться в ход сражения. При нем находилась группа конных воинов из его личной дружины. В случае возникновения непосредственной угрозы своей безопасности князь мог быстро покинуть холм и удалиться.

Вот как описала построение войска ВКЛ в своей книге «Альгердава дзіда» беларуская писательница Ольга Ипатова:

«Этот мешок паны-рада называли «подковой». Войска, разделенные на хоругви, должны были стоять таким образом, чтобы фланги далеко выдвигались вперед, а основные силы находились в центре дуги.

Начальные концы подковы занимали Кариатовичи, как самые опытные воины. Федор, который получил Гомель, должен был стоять на самом опасном правом фланге вместе с братом Александром, на левом – Константин и Юрий. Сын же Андрей, который недавно получил в удел Трубчевск, стал рядом с маршалком, в центре. Здесь же были установлены метательные машины (куши), которые закидают татар камнями и железными болтами. Такие болты пробивали толстую шкуру татарских кафтанов, легко, как нож сквозь масло, пробивали голову даже через кожаную шапку. Конными отрядами командовали пинский князь Петрикий Наримонтович и заславский — Михаил Евнутович, оба отличные наездники и храбрые воины.

...Особенно беспокоило Альгерда место возле ручья (Батижок – В.Т.), что впадал в Сниводу. В вещем сне он видел, как наливалась кровью вена на его левой руке, и она совпадала с хоругвей, которую должен возглавлять его сын Владимир, князь киевский. Здесь будут большие потери и поэтому, несмотря на протест Владимира, он дал ему еще и отряд из своей личной охраны».

Подготовка к сражению заняла примерно 15 дней. Небольшой сторожевой татарский отряд, находившийся в Хмельнике, в боевые действия не вступал. Его командир послал лишь гонцов к Перекопу сообщить о том, что литвины готовятся к битве на Сниводе.

Татарская конница двигалась с нескольких направлений: Крымская орда и Перекопская орда из Приазовья, а Ямбалуцкая орда (хан Димитрей) шла с низовий Дуная.

Войска ханов Кутлубуга и Качубея миновали Христиновку, Дашев, Ильинцы, прошли Калиновку, идя к Глинску. Напоив лошадей, татары устроили в районе Глинска ночной бивак, где готовились к сражению. Глинск находился в одном переходе от места битвы, что исключало внезапное нападение, кроме того, там протекала река (Пустолова), где можно было поить лошадей.

Сколько воинов могла выставить одна орда? По расчетам историков, в ней обычно было до 8-10 тысяч конников. В итоге получается 25-30 тысяч. Вряд ли был прав Д.И. Яворницкий, писавший о 100-тысячном войске татар.

Если учесть время выступления Альгерда в поход и среднюю скорость передвижения конного воина (с учетом отдыха) выходит, что татары подошли в середине сентября: 15-16 числа.

И ГРЯНУЛ БОЙ…

В день пресвятой Богородицы стояла солнечная, ясная погода. Восход солнца, согласно календарю, в тот день начался в 6 часов 34 минуты.

Утром вдалеке, со стороны Глинска и Хмельника, стали сгущаться тучи пыли. Затем послышалось ржание десятков тысяч коней. Вскоре появились ханы Качубей, Кутлубуг и Димитр с войсками и свитами.

Они увидели в середине поля литвинских воинов в доспехах с копьями (фалангу), а на крыльях – конницу. В самом центре расположения войск трепетал стяг великого князя.

Сражение началось…

Князь Владимир на левом фланге первым принял бой. На его ополченцев обрушилась орда хана Качубея. Но русины стояли насмерть. Татарской коннице не удалось преодолеть каменистые берега Батижка.

Построение литвинских хоругвей «подковой» на Улановом поле не позволило татарам нанести сильный удар во фланг и зайти в тыл. Ханам Кутлубугу и Димитру пришлось начать атаку по линии фронта. Постепенно в бой вступили все хоругви.
Альгерд в течение нескольких часов принимал сообщения: «Владимир принял бой», «Владимир держится», «хан Кутлубуг пошел в атаку», «хан Димитр тоже послал вперед своих конников»... На глазах таяли ряды копьеносцев. Пора вводить в бой засадные полки. Великий князь скомандовал: «Конницу – вперед!».

Всадники князей Патрикея и Михаила вылетели из леса и сбоку врубились в самую гущу татарского войска, разрезая его надвое. Одновременно пошли в атаку конные хоругви Кориатовичей. Татары не выдержали двойного удара и обратились в бегство. Впрочем, пешим бежать было некуда. Они бросали оружие и сдавались в плен. Конные в беспорядке ускакали в степь. За ними погнались литвинские конники. Когда они скрылись за горизонтом, великий князь скомандовал «отбой!»

И тут тысячеголосое «Виват!» прозвучало со всех сторон огромного поля: «Виват!»…«Виват!»… «Виват!»… Радость охватила воинов.

Конница не слышала этого громогласного хора. В последующие дни конные отряды литвинов перешли Днестр и достигли устья Дуная, прочно закрепив свою победу.

Мацей Стрыйковский писал:

«После этой битвы литва и русины собрали несколько десятков стад татарских коней и верблюдов…».

Пешие воины, уставшие после боя, но окрыленные победой, шли к реке и к ручью, омывать раны, утолять жажду. Здесь же литвины и русины обнимались, радуясь своей победе…

Каменистое дно речки хранит память об этих событиях вот уже 650 лет. А свеча, зажженная князем Альгердом на Княжей горе у стопы иконы Божьей матери, не гаснет по сей день...

* * *

Историческое значение этой битвы трудно переоценить. Ордынцы впервые потерпели столь сокрушительное поражение. Земли в междуречье Дона и Днепра вышли из-под их подчинения. Киев татары оставили без боя, и Альгерд действительно посадил там своего сына Владимира, однако после битвы, а не до нее.

Под властью ВКЛ оказалась огромная территория, населенная славянами (Киевщина, вся Волынь и все Подолье). Образовавшееся на обломках Золотой Орды Крымское ханство на некоторое время стало данником и союзником великого литовского князя.

Трое братьев Кориатовичей из четырех стали наместниками великого князя в Подольской земле, чтобы «боронить» ее от татар. Каждый построил для себя резиденцию. Ими стали города Смотрич, Бакота и Каменец-Подольский.

В сражении многие воины получили ранения и увечья. Братья-Кориатовичи, став наместниками в Подолии, раздавали им отвоеванные земли. Следуя Сецинскому, мы вправе считать, что селение Лозна основали после 1362 года участники битвы на Синей Воде.

Дореволюционный ученый-археолог Ефимий Сицинский писал, что жители села Лозна – выходцы из Белой Церкви. Вероятно, эти воины основали и другие близлежащие селения. В «Трудах ХI Археологического съезда в Киеве» (1901 г.) было опубликовано интересное сообщение Сицинского:

«…В Вороновцах на реке Снивода есть два распаханных кургана, один в Терешполе на Черном шляху, один в нынешней Лозне близ Черного шляха. Татары отступали по Черному шляху и несли громадные потери».

Имя нашего великого предка князя Альгерда должно быть оценено по достоинству и внесено в списки великих людей, составляемые ЮНЕСКО. Надо помнить и о воинах, павших в сражении…
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Пн Июн 27, 2011 7:20 pm

В БЕЛАРУСИ или НА БЕЛАРУСИ?

Иван Лепешев, доктор филологических наук, профессор



В печати и в устной речи беларусов оба эти предложно-падежные сочетания употребляются как равноправные. Но так ли это и как правильно? Как возникла такая синонимика?


http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=254

В книге Вадима Деружинского «Тайны беларуской истории» есть глава «Беларуские национальные реалии». Одна из таких реалий рассмотрена в подразделе «Белоруссия или Беларусь?» В соответствии с законом, принятым 19 сентября 1991 года Верховным Советом БССР, наша страна стала именоваться «Республикой Беларусь», а в укороченных названиях – «Беларусь». В законе есть пункт: «Установить, что эти названия транслитерируются на другие языки в соответствии с беларуским звучанием». И сегодня это, как и положено, строго соблюдается всеми странами мира. Например, на немецких фурах, что идут по нашим автострадам, мы видим не Weissrusland, а Belarus. В Российской же Федерации до последнего времени по-прежнему пользовались старым термином «Белоруссия». Но с 1 сентября 2009 года и там, наконец, узаконили, что в России следует говорить «Беларусь», а не «Белоруссия». Один из руководителей Института русского языка РАН заявил: «По-русски надо, конечно, говорить Молдавия и Белоруссия, но здесь, опять-таки, есть политический момент. Самоназвания этих республик – Молдова и Беларусь. Для политической корректности нужно употреблять именно эти варианты». В конце прошлого года Президент РФ Д. Медведев в беседе с беларускими журналистами сказал, что он произносит название нашей страны так, как это зафиксировано в документах ООН: Беларусь. «И настаиваю именно на таком произношении нашего братского государства». Однако он не стал отрицать, что «есть отдельные случаи», когда представители российского истеблишмента называют республику «Белоруссией».

В самой же нашей стране уже вряд ли кто употребляет старый термин. Но зато в падежных формах используют, как и прежде, «в Беларуси, в Беларусь» и «на Беларуси, на Беларусь». Например, в свежих публикациях журналов «Полымя», «Дзеяслоў»: «Перад самай вайной ён прыехаў на Беларусь», «Мат на Беларусі – гэта норма».

Иногда в научных статьях даже делается попытка оправдать подобное употребление. Так, в журнале «Роднае слова» (1999, №10) доказывается, что сочетание «на Беларусі» – естественная, закономерная синтаксическая конструкция в беларуском языке, что ее широко использует современная национальная печать и что употребление сочетания «у Беларусі» – это «механическое перенесение из русского языка конструкций с предлогом “в”».

Проблема функционирования многочисленных предложно-падежных конструкций с пространственным значением детально и на большом фактическом материале исследована профессором М.С. Явневичем в его монографии «Сінтаксічная сінаніміка ў сучаснай беларускай літаратурнай мове» (1977). Есть в этой книге и описание сочетаний «у Беларусі» и «на Беларусі». Они квалифицируются как синонимические, взаимозаменяемые. Автор пишет: «Смысловые различия между ними настолько незначительны, что при выборе конструкции с “у” или “на” почти не принимаются во внимание. Однако при использовании этих сочетаний следует иметь в виду, что предложно-падежная форма “на Беларусі” по значению близка к сочетанию “на территории Беларуси”, а “у Беларусі” – к сочетанию “в Беларуской республике”».

Невозможно, однако, представить, чтобы такая синонимика использовалась по отношению к каким-либо другим странам. Никто не скажет: «Это случилось на Японии» (вместо «в Японии»), «Ездил я на Польшу» (вместо «в Польшу»). Во всех языках славянской языковой группы в таких случаях употребляется предлог «в» (в беларуском – «у»). Если речь идет о какой-нибудь территории или названии города, деревни, района, области, республики, государства, то предлог «в» (в беларуском – «у») с предложным падежом существительного показывает нахождение внутри этой местности, которая представляется в таком случае строго ограниченным пространством: в Индии, в Польше, в Грузии, в Китае, в Греции, в Германии, в Турции и т.п. Таким образом, «у Беларусі» – это внутри республики. Во всех случаях имеется в виду территориально ограниченное пространство.

Если же говорится о местности без резко очерченных границ (например, с названием гор, островов, рек), то употребляется предлог «на»: на Алтае, на Кавказе, на Сахалине, на Кубани, на Днепре, на Полесье. Сохранилось также традиционное употребление предлога «на» с названием местностей бывшего Великого Княжества Литовского: на Полтавщине, на Черниговщине, на Гродненщине, на Смоленщине, на Брянщине (сравним вряд ли возможные сочетания: на Московщине, на Саратовщине, на Краковщине).

В Статуте ВКЛ, Литовской метрике и других письменных источниках нашего государства прошлых эпох предложно-падежные конструкции со значением «внутри чего-либо» фиксируются только с предлогом «в»: в Великом Княжестве Литовском…

Когда же в конце ХVIII в. земли ВКЛ были насильственно присоединены к России, а в ХIX в. стали называться сначала «Белоруссией», а потом «Северо-западным краем», то колонизаторы официально считали это «воссоединением с Россией» и «освобождением от польского ига». Началась усиленная русификация посредством таких рычагов, как русская школа, русское начальство, русская православная церковь. Руководитель «Северо-западного края» генерал-губернатор Муравьев («Вешатель») говорил: «Что не смог сделать русский штык, доделает русская школа». Ему же принадлежит и такая установка: «В Северо-западном крае так называемый белорусский язык необходимо свести на нет. Ибо, если этого не сделать, он постоянно будет инспирировать мысль об отдельном белорусском народе и о праве этого народа на этническую самобытность и национально-государственную суверенность, чего допустить нельзя».

Несмотря на откровенно проводимую политику лингвоцида (уничтожения языка), во второй половине ХIX в. появились первые беларуские писатели В. Дунин-Мартинкевич, Ф. Богушевич. Их произведения печатались нелегально и латиницей. Но ни в этих произведениях, ни в работах фольклористов и этнографов (П. Шейна, Е. Романова, Е. Ляцкого, И. Носовича) – нигде не встречается сочетание «на Беларуси». В работах же И. Носовича («Словарь белорусского наречия», «Сборник белорусских пословиц») есть соответствующее сочетание с предлогом «в»: в Белоруссии.

После революции 1905 года начали легально издаваться беларуские газеты, стали печататься Я. Купала, Я. Колас, З. Бядуля, Цётка и другие. Здесь уже (например, в газете «Наша ніва») находим оба сочетания: чаще «у Беларусі», реже «на Беларусі».

ИСТОКИ
Можно с уверенностью предполагать, что предложно-падежное сочетание «на Беларусі» появилось не в живой народной речи, а книжным путем – под влиянием русских и украинских книг, газет, фильмов, радио.

Сами украинцы в досоветское время не говорили, что они живут «на Украине». Употребляли только «в Украiні». И Тарас Шевченко в 1847 г. писал: «Мені однаково, чи буду я жить в Украiні, чи ні». Или: «Сю ніч будуть в Украiні родиться близнята. Один буде, як той Гонта, катів катувати!» Сочетание «на Украине», скорее всего, возникло в России. После того как Украина стала частью Российской империи, слово «Украина» начали (с шовинистических позиций) отождествлять с «окраиной». По аналогии с «на окраине» стало употребляться «на Украине (Украйне)» – с перенесением ударения с третьего слога на второй. К примеру, в поэме Пушкина «Полтава» девять раз использована «Украйна» в разных падежных формах: «Украйна глухо волновалась», «И перенес войну в Украйну», «Но независимой державой Украйне быть уже пора» и т.д. Сравним и в повести Гоголя «Тарас Бульба»: «Началась разыгрываться схватка на Украйне за унию». И сейчас еще по российскому и беларускому радио и телевидению нередко можно услышать «украинец, украинский, Украина» (с неправильным ударением на первую «а»).

Из письменных памятников известно, что первое упоминание слова «Украина» как название надднепровской части Руси (Киевской) относится к 1187 году, а второе – 1189 год – в применении к Галицкому княжеству. Хотя это было задолго до первого упоминания о Московском княжестве (там еще волки выли), но на это Россия ХVIII-XX вв. не обращала никакого внимания и не себя именовала окраиной Руси-Украины, а наоборот. Ведь, «как известно, от Кремля начинается земля», – на полном серьезе утверждал Сергей Михалков – пятикратный лауреат Сталинской премии.

Даже в начале ХХ в. один из губернаторов в рапорте министру внутренних дел России предлагал слово «Украина» объяснять как «окраину Российской державы с давних времен». А в советский период, как пишет профессор Я. Родевич-Винницкий в книге «Украiна: від мови до націi» (1997), «употребление предлога «в» со словом «Украiна» квалифицировалось как буржуазно-националистическое» (с.32).

СЕГОДНЯ
В сегодняшней Украине на всё это смотрят с недоумением и иронией. Например, бывший Президент Украины Кучма издал книгу «Украина – не Россия», а известный украинский писатель Борис Олейник задает риторический вопрос: «Как могли себя осознавать россиянами извечные украинцы, издавна жившие на берегах Днепра, более чем семь веков до рождения Москвы, основанной киевским князем, и которая потом уже стала столицей Российской державы?»

После 1990 г., когда Украина стала суверенным государством, его руководство и средства массовой информации решительно отказались от навязанной им конструкции «на Украине». И это последовательно соблюдается во всей стране. Но, как говорится в названной выше книге В. Деружинского, «категорическим неприятием и всяческими издевками ответили россияне на «малозначущую» просьбу Украины писать отныне не «на Украине», а «в Украине». А сатирик Михаил Задорнов высмеял этот призыв на телевидении».

Однако собака лает, а караван идет. В современных российских, а также беларуских текстах почти во всех случаях используют «в Украине», «ва Украіне».

Сталин в свое время говорил: «Белоруссия – не просто окраина нашей державы. Она – форпост социализма на западе страны». Но всё это ушло в далёкое прошлое. Сама логика подсказывает: давно пора и нам писать и говорить только «у Беларусі».
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Страница 1 из 3 1, 2, 3  Следующий

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения