Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Страница 3 из 3 Предыдущий  1, 2, 3

Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Чт Дек 29, 2011 7:51 am

"СБ Беларусь сегодня"

Проект "В поисках утраченного"


Проект основан в 2004-м году.
На сегодня материалы проекта занимают 25 страниц.

Начнем с первой:
http://www.sb.by/cat/10/start/0/.

Дальше листайте и смотрите сами!
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Чт Июн 14, 2012 2:20 pm

Битва на траве
или
Ледовое побоище

Николай БОРИСОВ, г. Лида
Специально для «Аналитической газеты «Секретные исследования»

http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=305

В детстве кто не зачитывался рассказами об Александре Невском, победившем шведов, разгромившем «свинью» рыцарей в «Ледовом побоище». А уж кино о нем! …«Коротковата кольчужка…», «Кто к нам с мечем придет…» - цитаты из него использовались всюду.

Я был очарован силой и красотой «наших» и презирал и ненавидел ведроголовых подлецов – крестоносцев. Подвиг «наших» восхищал: 500 псов-рыцарей убито, а кнехтов – пехоты «без числа…». Множество погибших врагов, трусливо убегая, провалились под лед! 50 рыцарей попало в плен!! Знай «наших».

Но с возрастом узнал больше, и возникли вопросы. 500 рыцарей – это еще и несколько тысяч оруженосцев, копейщиков, арбалетчиков, просто слуг из свиты орденского рыцаря, а ведь были еще и заезжие рыцари из Европы, а сколько ополчения - кнехтов - было в знаменитой «свинье» крестоносцев?

И узнал я, что вооружение и доспехи европейского рыцаря того времени зачастую уступали русскому новгородскому. Так новгородцы поверх кольчужной защиты (как у большинства европейцев) носили (надевали) еще защиту из луженых пластин. А это еще килограмм двадцать дополнительного веса. Но кто тогда должен провалится под лед? И какой лед 5 апреля? И какие глупцы устроили бой на таком льду (если он все-таки был), где будут скользить и новгородцы, и «крыжаки»?



РУССКИЕ ЛЕТОПИСИ

Во время учебы на историческом факультете я получил в руки собрание летописей и… очень удивился и задумался… Судите сами.

Самая старшая летопись, Лаврентьевская, сообщает нам о событии спустя более 130 лет после битвы: «В лето 6750… князь Ярослав послал сына своего Андрея в Новгород Великий в помощь Александру… на немцев и победил их за Плесковым, на озере, и полон многий пленил, и возвращался Андрей к отцу своему с честью…»

Здесь Александр лишь упоминается, а вся честь - Андрею, по правде, не оставившему добрый след после себя ни у современников, ни у потомков. Но известие написано пером. И его не вырубишь топором. Разве что просто забудется за древностью лет.

Это первое упоминание о событии в древнейшей летописи. Старше источников нет. Фактически нам сообщают дату события – 1242 год, и то, что войсками командовал Андрей Ярославович, которому и честь.

В более близкой к нам Суздальской летописи записано: «В лето 6750 ходил Александр с новгородцами на немцев и бился с ними на Чудском озере у Вороньего камня, и победил Александр и гнал по льду семь верст, секучи их…» О пятистах погибших рыцарей ни слова, но появляется указание точного места и детали преследования – семь верст по льду.

А в первой Новгородской летописи старшего извода содержится самый пространный рассказ об этом событии, вот только записанный спустя более ста пятидесяти лет. Рассказ удивительным образом детально похож на множество других описаний древнейших событий. В тексте также ни слова о провалившихся под лед рыцарях, но возникают детали: немцы выступают вместе с чудью (эстами), князь вместе с братом Андреем пришел с низовыми казаками (?) и новгородцами на Чудскую землю. Согласно тексту летописи погибло в битве 400 человек, 50 попало в плен, чудь бежала семь верст: «немцы ту падоша, а Чудь Даша плеща и, гоняче, бита их на семи верст по льду…»

Содержательность изложения хочется подвергнуть сомнению из-за упоминания в нем низовых казаков, до возникновения которых впереди еще три века, или там упоминаются как бы давно исчезнувшие хазары? Стоит заметить одну деталь, в полном своде Русских летописей т. 11 с. 96 приводится свидетельство путешественника по Дону через 150 лет после нашествия Бату-хана: «нельзя было там увидеть ни города, ни села, если прежде и были города прекрасные и богатые, то теперь только места пустые и ненаселенные. Нигде не увидишь человека, только пустыня великая и зверей множество»… Казаков путешественник как-то не заметил.

Вернемся к летописям. Псковские первая, вторая и третья летописи сообщают, что битва была 1 апреля (?), и опять ни слова о 400 убитых рыцарях, лишь о множестве пленных: «…и вели их босыми ногами подле коней, они же именуют себя божьи воины…».

ЗАПАДНЫЕ ЛЕТОПИСИ

Интерес для нас представляет обращение к западным летописям, там можно узнать много больше. Так Старшая Ливонская рифмованная хроника записана со слов очевидцев вскоре после 1278 года. Но в ней имя князя, освободившего Псков (где раньше упоминалось про Псков), не упоминается, а записано, что после: «…Выступил князь Александр и с ним многие другие русские из Суздаля. Они имели бесчисленное количество луков, очень много красивейших доспехов (подчеркнуто качество снаряжения). Их знамена были богаты, их шлемы излучали свет…».

«Епископ (Дерпта)… велел мужам епископа поспешить в войско братьев-рыцарей… Они привели слишком мало народа, войско братьев-рыцарей было так же слишком маленьким… Однако они пришли к единому мнению атаковать русских…», «…Русские имели много стрелков, которые мужественно приняли первый натиск, находясь перед дружиной князя…», «С обеих сторон убитые падали на траву…каждого немца атаковало, пожалуй, шестьдесят человек… Часть дерптцев вышла из боя, это было их спасением… Там было убито двадцать братьев-рыцарей, а шесть было взято в плен… Князь Александр был рад… Однако эта победа ему стоила многих храбрых мужей…»

Вообще, из «Хроники…» понимаем, что военные действия вызваны набегами псковичей на землю Тартуского епископа, а ливонцы в отместку захватили Изборск, перебив 800 воинов. После победы ливонцы пошли под Псков, где правил князь Герпольт (упоминается лишь в западных летописях), город сдается без боя. В Пскове захватчики оставляют двух орденских братьев с небольшим гарнизоном. После неназванный новгородский князь (возможно Андрей Ярославович) изгоняет их.

Дальше – суздальский князь Александр с отрядом лучников грабит Чудь. Рыцари поднялись на защиту подданных. Во время схватки гибнет 20 рыцарей, 6 взято в плен, часть войска бежала. И «…с обеих сторон убитые падали на траву…»

О «Ледовом побоище» и утоплении ливонцев – ни слова! В более поздней (конец XIV века) «Хронике Ливонии» фон Вартберг относит события к 1237 году и упоминает лишь о изгнании рыцарей из Изборска.

Балтазар Руссов (умер в 1602 году) пишет: «… но новгородский князь Александр обратно отвоевал от Ордена Псков в 1244 году. Христиане, правда, сражались мужественно … но потерпели поражение. Тогда было убито 70 орденских братьев со многими из немецкого войска, а шесть братьев попали в плен и были замучены до смерти.

«Хроника Тевтонского ордена» (вторая половина XIV века) повествует: «… князь Александр собрался с большим войском и с большой силой пришел к Пскову и взял его. Несмотря на то, что христиане храбро оборонялись… были разбиты и взяты в плен и подвергнуты тяжкой пытке и там было убито 70 орденских братьев…»

Из «Истории Ливонии» Реннера (XVI век): «…князь Герпольт уступил ордену замки и земли… Когда это стало известно суздальскому князю, он собрал большое войско… вновь занял землю, после чего возвратился домой. Затем вооружился князь Александр из Суздаля и пришел с большой силой в Ливонию…Против этого вооружился Магистр… епископ Дерптский… Они были слабы числом, но все же бились в врагами, но их одолели… Здесь было убито 20 орденских братьев, шесть взято в плен, из дерптцев многие спаслись… Князь Александр… ушел опять домой, поскольку также потерял много людей…»

Замечу, чем моложе летопись, тем больше упоминается погибших рыцарей. Андрей Ярославович в текстах сливается с братом Александром в единый образ новгородского князя.

Напомню, что после разгрома ливонских меченосцев в 1236 году возле Шаулея (Дурбе?) общее число братьев не превышало 100 человек, а количество их замков, которые не могли остаться без руководства хотя бы одного рыцаря ордена, было больше 30. Так что погибших рыцарей, вероятнее всего, было около двадцати.

Еще один интересный факт: по решению Президиума АН СССР в 1958 году экспедиция в районе предполагаемого (согласно русским летописям) «Ледового побоища» не нашла никаких следов битвы ни на озере, ни на его берегах.

Выводы можете сделать сами.

Зачем понадобилось придумывать побасенки «о утоплении бесчисленного множества…» и о «Ледовом побоище», которые умаляют храбрость и мужество новгородцев? Увы, мифотворчество было свойственно русским средневековым летописям: чем дальше в веках от события – тем рассказ о нем обрастает фантастическими деталями, как, например, с Куликовской битвой. Вот и получается, что сегодня мы имеем представления о прошлом не на основе фактов, а на основе мифов и легенд, весьма далеких от реальности…
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Чт Июн 14, 2012 2:21 pm

Забытая Армия Беларуси

Когда родилась наша Армия?

Вадим РОСТОВ
«Аналитическая газета «Секретные исследования»

http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=308

Сегодня принято считать, что Армия Беларуси появилась 23 февраля в день рождения Красной Армии. Хотя в молодых странах экс-СССР создание своей армии связывают только с созданием суверенных государств, а не республик в составе СССР.

Отметим и такое забавное совпадение: именно 23 февраля 1944 года на оккупированной территории нашей страны была создана Беларуская краевая оборона — военизированные формирования, призванные как раз бороться с этой самой советской армией. Учитывая это обстоятельство, дань беларусов советскому празднику выглядит несколько двусмысленно.

В 1978 году Ю.А. Поляков писал в очерке «Революция защищается»: «День 23 февраля 1918 г. стал днем массовой мобилизации трудящихся РСФСР для отпора войскам, наступавшим на Петроград. Теперь мы отмечаем этот день как всенародный праздник – День Советской Армии и Военно-Морского Флота».

Следуя этой советской традиции, в 2008 году в РБ отметили «90-летие» Беларуской Армии. Логика вроде есть – отсчет идет от создания Армии Троцкого в 1918. НО ПРИ ЧЕМ ТУТ БЕЛАРУСЬ?

Манифест, провозглашавший создание Беларуской Советской Республики, был принят только 1 января 1919 года. Каким образом армия страны появилась за год до ее создания?

Нет самой страны, нет ее правительства БССР (даже в изгнании), нет даже Коммунистической партии Беларуси – но кому тогда служит эта «беларуская армия»? Каким беларуским лицам и каким беларуским органам власти? Причем, большевики не собирались создавать БССР – они не признавали беларусов как нацию (о чем подробнее говорится в статье «Нежеланная БССР» в этом номере газеты).

В таком случае юбилей 2008 года может относиться только к войскам БНР – ибо в 1918 году большевизм не планировал создания Беларуской Государственности, таковая существовала в 1918 году только в рамках единственно Беларуской Народной Республики.

В общем, довольно трудно понять, почему назначенное официозом время рождения ВС РБ странным образом опережает создание самой БССР. Но как объяснить, что Вооруженным силам Беларуси всего 90 лет – а инженерным войскам Республики Беларусь – уже целых 300 лет?

Вот это действительно ЗАГАДКА.

ТАК 90 ЛЕТ – ИЛИ 300 ЛЕТ?

В 2000 году вышло постановление Министерства обороны Республики Беларусь от 29.09.2000 №22 "Об учреждении памятного знака "300 лет инженерным войскам Республики Беларусь" (вместе с "Положением о памятном знаке "300 лет инженерным войскам Республики Беларусь").

Пресс-служба управления информации главного управления идеологической работы Министерства обороны сообщала 19 января 2007 года:

«21 января 2007 года инженерные войска Вооруженных Сил Республики Беларусь отмечают очередную годовщину со дня образования. Важнейшим шагом на пути возрождения многовековых традиций, признания боевых заслуг всех поколений военных инженеров от петровских времен до наших дней стало учреждение Указом Президента Республики Беларусь от 21 января 1999 года №50 профессионального праздника - Дня инженерных войск.

Инженерные войска ведут отсчет своей истории с момента создания Петром I регулярной армии и флота. Его указом от 21 января 1701 года была учреждена первая инженерная школа. С той далекой поры не было ни одного боя или сражения, в котором не участвовали бы инженерные войска».

Но какое отношение имеет Беларусь к этой московской «Школе», если в 1701 году входила как ВКЛ в состав Речи Посполитой?

Например, Армения – как и Польша с Беларусью – тоже входила затем в состав царской России, но там никто не придумал связывать свой день инженерных войск с созданной Петром в 1701 году «Школой пушкарского приказа». Так как не обучались там ни армяне, ни беларусы, ни поляки.

Из сообщений СМИ:

«7 сентября 1992 года завершилось формирование инженерного подразделения Вооруженных сил Республики Армении. С 2000 года 7 сентября празднуется как День инженерных войск Национальной армии Армении.

…7 сентября 2007 года инженерные войска Национальной армии Армении отметили свой 15-летний юбилей. По случаю юбилея отличившихся саперов и фортификационщиков представили к наградам, повысили в званиях, предоставили внеочередные отпуска. Инженерные войска Армении участвовали в грандиозном параде, посвященном Дню Независимости республики в 15-летний юбилей установления независимости Армении».

Получаются какие-то чудеса. Армянские инженерные войска в 2007 году праздновали свое 15-летие, а инженерные войска Беларуси в 2001 году – свое 300-летие. Хотя Вооруженным силам Беларуси в 2008 всего 90 лет. И 300 лет назад Беларусь-Литва (переименована из «Литвы» в «Беларусь» царизмом в 1840 году) была союзной частью Речи Посполитой. Да к тому же обладала своими собственными инженерными полками ВКЛ.

И потом: инженерные войска – это войска или не войска? Если так, то и войскам Беларуси никак не может быть меньше 300 лет. Как может быть, чтобы инженерные войска страны были созданы за два с лишним века до появления армии страны?

Наконец, а когда сама Беларусь появилась? Ясно, что ее инженерные войска никак не могли появиться до ее рождения. Выходит, что Республике Беларусь минимум тоже 300 лет (точнее, уже 310 – ибо столько в 2011 году исполнилось, согласно официозу, инженерным войскам Беларуси). Однако 300 лет назад не было государства с таким названием – и даже автономии с таким названием в составе ни Речи Посполитой, ни ВКЛ, ни – тем более – царской России. А в Статутах ВКЛ, по которым мы как по Конституции жили с XVI века до 1840 года, вообще не было термина «Беларусь» и «беларусы» - были только «Литва» и «литвины».

В 2000 году управление начальника инженерных войск РБ выпустило краткий исторический очерк «Инженерным войскам 300 лет». На первой странице во введении (автор - генерал-майор И.А. Мисурагин, экс-начальник Военной академии РБ, а в ту пору начальник инженерных войск ВС РБ) указывается:

«Впервые инженерные войска появились во Франции в 17 веке. В России, куда исторически входила и Беларусь, первые подразделения и части регулярных инженерных войск созданы в самом начале 18 века Петром I».

Так вот не входила при Петре I Беларусь в состав России! Ни «исторически», ни фантастически. Впервые мы попали в состав России только при Екатерине II, во время разделов Речи Посполитой. Это знает каждый наш школьник. И только советские генералы верят, что Беларусь всю свою историю входила в состав России.

Напомню, что Беларусь (в лице тогда Полоцкого княжества) входила 70-90 лет в состав Киевской Руси – но освободилась от киевского ига еще до того, как киевские князья отправились русифицировать финские земли Залесья (нынешнего Золотого Кольца России). Затем Залесье попало в Орду. Наша Родина никогда не была под властью ни князей Залесья, ни царей Орды, ни потом московских сатрапов, в том числе Петра I. Все они к нашей истории НЕ ИМЕЛИ НИКАКОГО ОТНОШЕНИЯ.

НАСТОЯЩИЕ ИНЖЕНЕРНЫЕ ВОЙСКА БЕЛАРУСИ

В Министерстве иностранных дел РБ историю Отечества знают гораздо лучше, чем в Министерстве обороны. На официальном сайте МИДа Республики Беларуси канцлер ВКЛ Лев Сапега назван «великим сыном беларуского народа» и «создателем беларуской дипломатии». Однако наши военные не хотят вести военную историю Беларуси от «каких-то Сапег» и не знают, что Казимерж Нестор Сапега (1754-1798) являлся начальником Инженерного корпуса Великого Княжества Литовского, созданного в 1789 году. С января 1793 года на посту начальника Инженерного корпуса его сменил другой беларус – инженер-полковник, а потом инженер-генерал Якуб Ясинский (1761-1794), руководитель восстания 1794 г. в ВКЛ.

Военная школа Великого княжества Литовского начала формироваться немного позже, чем в России: только во второй половине XVIII в., когда были созданы Несвижская рыцарская школа, или корпус артиллерии и инженерии (1745-1755, 1767-1772), Гродненская военная школа, или кадетский корпус (1773 или 1774-1782).

Но это именно беларуская Военная школа, именно там учились беларуские военные инженеры – а вовсе не в военных школах Петра I (российские Инженерные школы открылись в 1712 г. в Москве, в 1719 г. в Петербурге).

Так зачем отвергать настоящую историю беларуских инженерных войск, подменяя ее совершенно другой историей инженерных войск совершенно другого государства?

ТАК СКОЛЬКО ЛЕТ АРМИИ БЕЛАРУСИ?

Но все-таки: сколько же лет Армии Беларуси – 90 или 310?

Увы, обе эти даты – ложные. В 1918 году не было еще самой БССР, да и в дальнейшем не существовало каких-то самостоятельных «войск БССР».

Есть, правда, малоизвестный факт. 28 января 1944 года сессия Верховного Совета СССР на основе доклада Молотова приняла два закона: «Об образовании воинских формирований союзных республик» и «О предоставлении союзным республикам полномочий в области внешних отношений». Это было сделано для того, чтобы в ООН союзные республики вошли как самостоятельные члены – но «протолкнуть» таковыми удалось только БССР и УССР. Эти две республики имели (формально, на бумаге) с 1944 по 1946 год свои республиканские армии. Кстати, в проекте формируемой беларуской армии Сталин утвердил «8-ю Белорусскую имени Кастуся Калиновского стрелковую дивизию» в составе Белостокского, Гродненского и Новогрудского полков. Как видим, Сталин признавал Калиновского нашим национальным героем – а сегодня в суверенной Беларуси его таковым многие не хотят видеть.

Первоначально Государственный Комитет Обороны рассмотрел проект Постановления о формировании «1-й и 2-й Белорусских армий» в составе 169.120 человек с дислокацией их в Московском Военном Округе и Уральском Военном Округе, но в дальнейшем обе армии свели к одной. Но все это осталось лишь «на бумаге» (для демонстрации при создании ООН). Аналогично в Украине 11 марта 1944 года назначили народного комиссара обороны УССР – генерал-лейтенанта Василия Герасименко (1900-1961), одновременно командовавшего Харьковским военным округом, разработали структуру республиканской армии и наркомата, сформировали штаты.

Конечно, это была показуха. Но если говорить о какой-то «армии БССР» в СССР – то формально таковая была в 1944-1946 годах, а не с 1918 или 1919 года. Хотя, с другой стороны, войска РККА, дислоцированные на территории Восточной Беларуси (БССР) с 1920 по 1927 год тоже можно считать «Беларуской Армией» - ведь в этот период языком военнослужащих тут был беларуский, а не русский. И даже прибывавший сюда служить командный состав из РСФСР и других республик – был обязан учить нашу мову. Это тоже хорошо забытый факт: в нашей нынешней армии Суверенной Беларуси не собираются переходить на беларуский язык, хотя в СССР до 1927 года наши войска говорили на мове.

Но в любом случае это была РККА (переименованная в Советскую армию в феврале 1946 года). Да, РККА родилась 23 февраля 1918 года. Но если мы считаем этот день рождением Армии Беларуси, то в таком случае выходит, что в этот же день родились армии остальных 14-ти республик экс-СССР: и Армия Таджикистана, и Армия Эстонии, и Армия Грузии, и Армия России.

А это уже абсурд: выходит, что на 1/6 части суши до 23 февраля 1918 года не существовало своих армий. А кто же тогда до этой даты воевал? Наши предки, получается, служили в каких-то «НЕ СВОИХ» иностранных армиях до этой даты?

Вот по этой причине нельзя связывать рождение Армии Беларуси не только с БССР, но и с БНР – ведь точно так и Армия России родилась вовсе не с февральской Революцией, а Армия Украины – не с УНР. (Ну а Красная Армия замышлялась вообще как армия новой НАЦИИ – ПРОЛЕТАРИАТА, ведь марксисты ошибочно считали пролетариат некоей «нацией», потому и ввели лозунг «пролетарии всех стран – соединяйтесь!».)

При этом огромной ошибкой является связывать вопрос существования и возраста национальной армии с национальной государственностью. Например, Татарстан сегодня не является независимым государством и не обладает своей национальной армией – но это не означает, что таковой не было в прошлом. Существовала Казанская Орда, имевшая свое войско. Ясно, что Татарская Армия, так и не родившаяся 23 февраля 1918 года – когда якобы родилась Беларуская Армия, – защищала свою Казанскую Орду еще от войск Ивана Грозного, то есть родилась Бог весть когда, а не в ХХ веке.

Или другой пример: сколько лет Армии Израиля? Если увязывать к этому вопрос государственности, то Израиль появился на карте мира только после Второй мировой войны. Но о ком тогда сказано в Ветхом Завете как о «Войске Израилевом»?

Существовали ли Беларуские войска в армии царской России? БЕЗУСЛОВНО! Если Метрополия выделяет особым этническим названием некие колониальные подразделения, собранные из этих жителей колонии, - то это и есть их национальные войска, от которых, как минимум, и следует вести отсчет существования Национальной Армии. Например, Новая Зеландия, Австралия, Канада – формально подданные английской королевы, но имеют самостоятельные армии, которые вместе с армией Индии, Цейлона и Пакистана воевали во Второй мировой войне – как НАЦИОНАЛЬНЫЕ подразделения (пусть и представлявшие Британскую Империю как ее доминионы).

В нашем же случае – это героические Белорусский и Гродненский гусарские полки (в Белорусском полку служил герой Отечественной войны 1812 года Денис Давыдов). Кроме национального определения («Белорусский гусарский полк»), они имели стяги с «Погоней» и бело-красно-белыми полосами, «Погоню» на головных уборах, а сами мундиры – в бело-красно-белых национальных цветах.

Так что Беларуская Армия (пусть как армия автономии в составе царской России) существовала еще в 1812 году.

Традиционно в СССР было принято считать, что, дескать, в Речи Посполитой у беларусов и украинцев не было своих национальных армий. Однако возникает вопрос: а кто же тогда инициировал со стороны Украины подписание договора с Московией в 1648 году? Если Казацкое Войско Украины не являлось национальной армией Украины – то чего тогда стоит эта филькина грамота, подписанная невесть кем с украинской стороны?

Мало того, с такой «логикой» не существовало и Польской Армии – ведь она была только частью Армии Речи Посполитой, а потому получается, что своей национальной армии тогда не было не только у нас, но и у поляков. Ведь «логика» именно такая: раз Конфедерация – то «нет там национальной армии». Хотя в СССР находят «рождение Армии Беларуси» при еще меньшей степени конфедеративности.

На самом деле при заключении Унии с Польшей наше ВКЛ закрепило – как один из главных пунктов – сохранение своей национальной Армии ВКЛ. Поэтому в Речи Посполитой мы обладали своей Армией. Другой вопрос – КАКОЙ ИМЕННО? Армией Беларуси или Армией Летувы?

Нетрудно увидеть, что это была именно Беларуская Армия, так как среди ее офицерского состава не было людей с фамилиями жемойтов-аукштайтов (восточнобалтскими), а самих летувисов в ранге солдат в ней было лишь несколько процентов. Для этого достаточно открыть Переписи Войска ВКЛ. Причем, сегодня в нынешних Вооруженных Силах РБ куда как больше инородцев, чем их было в войске ВКЛ в XVI веке. Но мы нашу армию сегодня называем Беларуской.

Так с какой стати мы не считаем Беларуским Войско ВКЛ? Только по той причине, что царизм нас в 1840 году переименовал из литвинов в «белорусов»? Ну, переименовал. Но фамилии-то ТЕ ЖЕ САМЫЕ ОСТАЛИСЬ! 95% в Переписях Войска ВКЛ XVI века – это беларуские (тогда литвинские) на «-ович». Явно не вояки-жемойты из Республики Летува, а наша нация, наши предки.

В широком плане – и войска Полоцкого Государства со времен Всеслава Чародея, то есть с 1044 года, можно считать Беларуской Армией. Ведь Полоцк защищали кто? Правильно, беларусы. Правда, согласно научной концепции, изложенной в энциклопедиях, наш беларуский этнос стал формироваться только с 1250-х годов, то есть с созданием ВКЛ. И формировался, конечно, не под названием «беларусы» (что царизм ввел с 1840), а как ЛИТВИНЫ, и страна наша называлась ЛИТВОЙ. Но смена названий – вещь обычная для всех наших соседей: русины стали «украинцами», московиты «русскими», ляхи и мазуры «поляками», жмудины «литовцами». То есть, полная смена названий со средних веков.

* * *

Вопрос «Когда родилась Армия Беларуси?» имеет два аспекта. Первый – когда родилась Беларусь? Она, очевидно, родилась с появлением самого этноса БЕЛАРУСОВ, а он, согласно энциклопедиям, появился с 1250-х годов (тогда под именем литвинов). То есть, ранее этой черты не могло существовать и Армии Беларуси.

Второй аспект – что вообще считать «Национальной Армией»? Вот наши беларуские (тогда литвинские) полки сыграли решающую роль в Куликовской битве (1380), в Грюнвальде (1410): это Армия Беларуси или нет?

Нет, говорят историки, это еще не национальная армия. Это только сбор ополчения (хоругвей ВКЛ) на конкретные битвы, а не нечто, что являлось бы ИНСТИТУТОМ ГОСУДАРСТВА и РЕГУЛЯРНОЙ АРМИЕЙ.

Впервые таковой Институт Государственности появился у нас только в 1528 году – когда была осуществлена первая Перепись Войска ВКЛ. Тогда были по всей стране переписаны все фамилии шляхты, обязанной выставлять при войне солдат из числа своих крестьян. Кстати говоря, на территории нынешней Республики Летува 80% местной шляхты были с фамилиями на «-ович», то есть беларусами (тогда литвинами) – и их крестьянами были жемойты (нынешние «литовцы»). То есть, Княжество Жемойтия было тогда лишь туземной провинцией Литвы-Беларуси.

С научной точки зрения – Армия Беларуси родилась в 1528 году, при первой Переписи Войска ВКЛ. Что, полагаю, можно считать созданием основы для нашей национальной ГОСУДАРСТВЕННОЙ армии. С 1528 года наша страна не только впервые у нас ввела учет всех военнообязанных и точно знала число мобилизуемых, но регламентировала и механизмы мобилизации – что в своих основах мало чем отличается от нынешних установок мобилизации в нашем таком же национальном государстве XXI века.

Роль же регулярной армии тогда выполняли – как и сегодня в развитых странах – всякого рода наемные полки; сегодня в знаменитом Французском легионе тоже служат далеко не французы, и настоящая Армия Франции – это не иностранный легион, а та, которая будет отмобилизована во время войны. Поэтому регулярная армия – это иная вещь, чем национальная армия. Наемники на службе князей и королей были с допотопных времен, а основу княжеских дружин периода Рюрика составляли как раз наемники-варяги. В средние века все правители, затевая войну, набирали наемные полки – но в мирное время они были не нужны, поэтому есть точка зрения, что национальная армия начинается тогда, когда страна обретает силы содержать свои регулярные полки и в мирное время. Увы, эта точка зрения кажется ошибочной, так как в таком случае мы должны начинать отсчет от княжеских дружин – которые и были «первой регулярной профессиональной армией». А это относится к допотопным временам выделения родоплеменной знати – многие тысячи лет назад. И проблема не в том, что никто не знает, когда кто-то первый из наших пращуров стал профессиональным воином на территории будущей Беларуси. А в том, что мы тогда и отдаленно не были этно-государственной общностью, претендующей на национальное прилагательное к слову «Армия».

В общем, создание национальной армии – на мой, как кажется, научный взгляд – связано с переписью пофамильно ответственных за мобилизацию и с точным учетом мобилизируемых.

С 1528 года у нас Государство ввело пофамильный список всех ответственных за мобилизацию (ими были шляхтичи, сегодня начальники комендатур и призывных пунктов), ввело учет всех призывников и резервистов.

Это качественно различает две разные эпохи. До этого – сбор ополчения (хоругвей), учета которых до сбора не существовало, то есть не был известен результат мобилизации, а сами многие десятки хоругвей ВКЛ в Грюнвальдской битве 1410 года отличались в своей численности от нескольких сот до нескольких тысяч воинов. Что не давало возможности не только удобно управлять ополчениями, но ко всему НЕ БЫЛО ПРАВИЛ ВОЕННОЙ ОБЯЗАННОСТИ.

Другая эпоха началась после Переписи Войска ВКЛ 1528 года – ведь теперь каждый у нас резервист и призывник знал, что он учтен как военнообязанный, а это создавало основу для рождения нации. И если, например, в 1410 году местный феодал или шляхтич ВКЛ собирал хоругвь «в меру своего патриотизма», имея возможность спекулировать на своих отношениях с сюзереном, то теперь ВКЛ трансформировалась в военном плане в Централизованное Государство. Армия резервистов больше не являлась «собранием ополчений», собранных кем-то на местах по мере каких-то личных отношений с высшими властями Великого Княжества. Впервые эти резервисты стали в военном плане СУБЪЕКТАМИ не своих местных феодалов, а ВСЕГО ГОСУДАРСТВА.

Это, полагаю, и есть акт рождения национальной Армии. И важнейший шаг в появлении вообще нашей нации.

Вот мы и определили возраст нашей Национальной Армии Беларуси. Ей вовсе не 90 лет, и не 310. А в этом 2011 году – 483 года. Беларуская Армия родилась в 1528 году.

Смущает, что тогда не существовало у нас самого понятия «Беларусь»? Ну так и никакой «России» тогда тоже не было (было мизерное ВКМ с населением меньше Беларуси), и не было «украинцев» - были русины вместо них. Не было даже «Польши» - были Ляхия и Мазова. Но везде у соседей введена преемственность названий от средневековых до современных. Так давайте и мы ей следовать. Территория Беларуси тогда называлась Литвой – но смена названия на «Беларусь» нашей национальной сути не меняет. В 1528 году тут жил тот же самый народ, который живет тут и сегодня. В чем же разница между ними – нашими предками – и нами?

Черепа – те же, кровь – та же, фамилии – те же самые. Сами мы – их правнуки. А Армия – вдруг «не наша». А чья тогда? Инопланетян с нашими беларускими фамилиями?..
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Чт Июн 14, 2012 2:22 pm

ИМЕНА ДРЕВНЕЙ ЛИТВЫ

Уже много веков продолжается спор ученых о происхождении имен князей ВКЛ. К сожалению, авторы ошибаются в вопросе о том, какому этносу они принадлежали, как ошибаются и в том, что эти имена были якобы языческими.

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ
«Аналитическая газета «Секретные исследования»

http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=309

Имена князей ВКЛ сегодня никто не может истолковать – хотя пытались многие: и через славянский язык, и через летувисский (жемойтский, который ошибочно называют «литовским»), и даже через скандинавский и финно-угорские языки.

Несомненно, эти имена состоят из повторяемых элементов, а потому что-то означают. Например, элемент «оль», с которого начинается Ольгерд, стоит в начале имени Ольгимонт. Элемент «монт» - в именах Видимонт, Гермонт, Жигимонт, Писимонт, Скирмонт, Ямонт. С «монт» имя может и начинаться: Монтвил. «Вил», которым Монтвил кончается, также в именах Радивил, Гинвил. Довгерд начинается с «дов», как Довмонт. Ряд имен, как в конструкторе, складываются из этих элементов «довг» + «герд» - Довгерд, «довг» + «монт» - Довмонт.

Еще элементы: «товт» (Витовт, Товтвил), «вид» (Видимонт, Монивид), «мин» (Миндовг, Мингайло), «кор» (Кориат, Корибут, Коригайло), «бут» (Корибут, Бутов), «скир» (Скирмонт, Скиргайло), «гайло» (Скиргайло, Ягайло, Кезгайло, Свидригайло и пр.).

Авторы энциклопедии «Литва» (А. Ваганас, З. Зинкявичус и др.), вышедшей в Вильнюсе в 1989 году, признаются, что с точки зрения летувисского языка смысл этих двухосновных имен древней Литвы «трудно объясним». То есть, эти имена не имеют отношения к восточнобалтским языкам жемойтов, аукштайтов и латышей.

Об этом же писал еще в 1864 году Владислав Юргевич в брошюре «Опыт объяснения имен князей литовских». На нее сослался Николай Ермолович в знаменитой книге «По следам одного мифа». Однако эти авторы (а вслед за ними и другие беларуские историки) впали в другую крайность – стали объяснять эти имена как «славянские». Что точно так же принято за уши.

Славяне (точнее, славяноязычные), как и летувисы изначально не понимали смысла этих имен, а потому искажали их на всякий лад. Имя Кейстут в Псковской летописи пишется в двух формах: Кестуит и Кестутий. А непонятное славянскому уху имя Жигимонт переделано там в уже понятное Жидимонт и Жидомонт (производное от «жид»). Нечему удивляться, когда псковский летописец называет короля Речи Посполитой Стефана Батория Степаном Обатуром.

Беларуский писатель и филолог Иван Ласков в книге «Летописная Литва» (Вильня, 2011) выдвигает гипотезу, что это финно-угорские имена. Однако Николай Ермолович в личной с ним переписке в 1989 году ответил, что эта экзотическая гипотеза настолько несерьезная, что не нуждается даже в обсуждении.

Действительно, все эти споры кажутся несерьезными. Все исследователи дружно ошибаются, не желая связывать имена древней Литвы с местным населением. А оно было не восточнобалтским, не славянским, не финно-угорским. А западнобалтским: ятвяги и дайновичи Западной Беларуси, мазуры Северной Польши, пруссы (погезане Миндовга). Их языки исчезли еще в XVI веке – потому мы и не можем сегодня понять смысл древних имен Литвы.

Фактически, это и есть дославянский язык беларусов, наших предков. Поэтому эти имена правильно называть древнебеларускими (литвинскими).

ЯЗЫЧЕСКИЕ ИЛИ ХРИСТИАНСКИЕ?

Но происхождение имен – это только половина загадки. Даже ее малая часть. Куда как в большей мере всех исследователей удивляет, как христианские имена уживались у князей ВКЛ с якобы «языческими».

Например, среди сыновей Ольгерда были Ягайло, Скиргайло, Свидригайло, Корыгайло, Лингвен, Вигунт, Корибут – и одновременно Андрей, Дмитрий, Константин, Владимир, Федор.

Первые – от тверской княжны, вторые – от витебской.

Некоторые поспешно делали вывод, что от тверской княжны дети были язычниками, а от витебской – якобы православными, да к тому же «уже русскими», как один московский шовинист написал. Чушь! Эти «уже русские» точно так имели свои литвинские имена, а христианами были все 12 сыновей Ольгерда!

Когда в 1342 году псковичи запросили Ольгерда на княжение к себе и предложили ему креститься – он ответил: «уже крещен есмь, и христианин есмь, второе креститися не хощу я» (Белоруссия и Литва. СПб., 1890, с. 76).

А вот что пишет Воскресенская летопись: «у Ольгерда от В. Княгини Ульяны Тверской Яков, нареченный Ягайло».

Вот как оказывается: с рождения был Яковом, но нарекли его уже потом именем Ягайло.

В 1864 году Владислав Юргевич дал такой комментарий этому факту:

«Очевидно, что Ягайло была фамильярная форма имени Яков, которое князю дали при крещении… то есть имя крестное Яков переделали в фамильярную форму и назвали его Ягайлом, ибо иначе летописец сказал бы: «был сын Ягайло нареченный Яков», поставив ранее его языческое имя. Так же, как видим, Евнутий, Витовт, Ольгерд и другие носили имена, данные им при крещении».

Действительно, Витовт был при крещении Юрием, Ольгерд – Александром, но они предпочитали имена, которые все традиционно считают «языческими». В чем причина такого предпочтения? И были ли эти имена языческими?

Придуманное Юргевичем объяснение про некую «фамильярную» форму – кажется притянутым. Во-первых, вначале дают языческое имя, а уже потом при крещении христианское – а не наоборот. Во-вторых, часто имена не имеют никакой связи, чтобы можно было говорить о некой «форме». Тот же Ягайло-Яков, принимая католичество для трона в Кракове, стал Владиславом. Если Ягайло и Яков хотя бы начинаются на общую букву, то Владислав вряд является чем-то схожим. И что схожего между Юрием и Витовтом? В-третьих, сама идея о том, что князю после крещения дают и некую «фамильярную форму», кажется просто нелепой. Например, Ивана Грозного никто не именовал фамильярно «Ванька» или «Ванюха». Так с какой стати такое должно было быть в ВКЛ?

Иван Ласков в книге «Летописная Литва» дает свой комментарий:

«Известно и много таких случаев, когда два имени одного князя не совпадают совсем. Так, сын Ольгерда Корибут получил при крещении имя Димитрий, брат Корибута Скиргайло – Иван. Еще один сын Ольгерда, прославленный Андрей Полоцкий носил языческое имя Вингольт. Между «Андрей» и «Вингольт» также явно нет ничего общего.

История имен Андрея-Вингольта интересна еще тем, что он был сыном христианки, Марии Витебской, и родился в христианском Витебске, где княжил его отец Ольгерд, но, оказывается, первым именем Андрея было все же Вингольт. Про это свидетельствуют псковские летописи, где сообщается: в 1341 году, под угрозой нападения со стороны немцев, «послаша послове в Витебско ко князю Ольгерду помощи прошати. <…> Князь же Ольгерд, послушав псковских послов, не оставя слова псковского, посла воеводу своего князя Георгия Витовтовича; а сам Ольгерд подъим брата своего князя Кестуита и мужин своих Литовъков и мужин видьблян, и приеха в помощь псковичам, месяца июля во 20 день <…> и приведе с собою сына своего Андрея, так обо бяше имя ему молитвенное, а еще бе не крещен» (Псковские летописи. М.-Л., 1941, с. 18)».

Что такое «крещен» в представлениях летописцев той эпохи? Это слово имело крайне узкое значение – крещен именно в православие. Увы, Иван Ласков попался в эту ловушку и далее приходит к выводам, с которыми я абсолютно не согласен:

«Как видим, Андрей Полоцкий до 16 лет не был крещеным, а имя Андрей имел молитвенное, то есть его называли так, когда за него молились. Это ясно показывает, что князья-литвины были не тайными христианами, а наоборот, откровенными язычниками, которыми оставались и в христианском окружении. В политических целях они принимали и православие, и католичество (в обе веры крестились Миндовг, Ягайло, Свидригайло), но, по сути, поклонялись языческим богам и именами пользовались преимущественно языческими. Иначе как понять, что чуть ни у каждого из них было по два имени: христианское и языческое? Андрей – Вингольт, Ягайло – Яков, Скиргайло – Иван, Корибут – Дмитрий, Лунгвен – Симеон, Коригайло – Казимир, Вигонт – Александр, Свидригайло – Лев… Правда, Ольгерд имел еще четырех сыновей от первой жены, и нам известны их только христианские имена: Дмитрий, Константин, Владимир и Федор, но их языческие имена просто не дошли до нас. Очевидность таких именных пар окончательно подрывает гипотезу Юргевича, что языческие имена князей-литвинов – в реальности искаженные христианские, ибо зачем при одном христианском, пусть и искаженном, надо еще одно, неискаженное?»

На самом деле литовские князья не являлись язычниками.

Иван Ласков говорит о каких-то «языческих богах», которым поклонялись князья ВКЛ. Что это за «языческие боги» - выяснили в 2011 году молодые беларуские ученые.

Ипатьевская летопись и «Хроника Быховца» сообщают, что Миндовг якобы поклонялся неким языческим богам, даже уже после своего крещения в папскую веру после 1253 г.:

«Крещение же его было обманным. Чтил богов своих потаенно. Первого Нанадая, и Телявеля, и Диверикза».

На самом деле эти «языческие боги» - это строки из христианской молитвы на ятвяжско-погезанском языке, где Нанадай – «numons dajs», Телявель – «tawo walle», Диверикс – «Deiwe riks». Это вместе фраза «Numons dajs tawo walle, Deiwe riks», то есть «Пусть будет воля Твоя, Господь Бог!». Это молитва «Отче наш» на языке предков нынешних беларусов – на нашем дославянском западнобалтском языке (то есть древнебеларуском). (Подробнее об этом рассказывается в очерке Алексея Дайлидова и Кирилла Костяна «Язык Миндовга» в №11, 2011 нашей газеты.)

Миндовга считали «язычником» из-за того, что он на нашем древнебеларуском языке двукратно произносил молитву «Отче наш»: «Пусть будет воля Твоя, Господь Бог!» («Numons dajs tawo walle, Deiwe riks») перед посадкой на коня или в лодку, перед входом в город и на мост, перед питьем, едой и сном.

Дело в том, что в Балтике до канонического христианства были распространены «ереси» в виде арианства и богомильства. Регион этих «ересей» - все балтийское побережье (за исключением диких и действительно языческих племен типа жемойтов). Полоцкий князь Всеслав Чародей активно помогал «языческим восстаниям» в Полабской Руси ободритов (1066 г.) и в Швеции (1067 г.) – то есть восстаниям этих христианских «еретиков».

Арианство и богомильство именовались у католиков и православных «язычеством», а на самом деле это было христианство, считавшееся «ересью».

РЕШЕНИЕ ЗАГАДКИ

Итак, Миндовг не был язычником – он был христианином и, судя по описанным в летописях обрядам, принадлежал еретикам-богомильцам. Это открытие позволяет иначе взглянуть на загадку парных имен князей ВКЛ.

Иван Ласков писал: «Как видим, Андрей Полоцкий до 16 лет не был крещеным, а имя Андрей имел молитвенное, то есть его называли так, когда за него молились».

Нет! У литвинских князей потому было по два имени, что было по два крещения – одно в свою тайную веру богомилов, а второе – в православие или реже в католичество.

Вингольт – так звали Андрея Полоцкого после первого крещения в богомильство. За это его имя молились в Литве - Западной Беларуси (не языческой, а богомильской!), а для православной части Литвы (ныне Восточной Беларуси) дали молитвенное имя Андрей. Вингольт-Андрей в православие крестился, видимо, в 16 лет, но христианином был с младенчества – а вовсе не язычником.

Почему у Ольгерда от тверской жены сыновья с литвинскими именами, а от витебской – с православными?

Как показывает пример Андрея Полоцкого, и во втором случае детей крестили изначально в веру богомилов, дав им литвинские западнобалтские имена, но дети от витебской жены Ольгерда получили МОЛИТВЕННЫЕ ИМЕНА, по которым их и знали православные. Хотя они не были крещены в православие (Андрей, по крайней мере, до 16 лет).

Это показывает, что мы неверно называем исторических персонажей. Дети Ольгерда от витебской жены точно так с детства имели литвинские имена КАК ГЛАВНЫЕ, а не имена православные, которые они считали второстепенными.

Например, в традиционной придуманной трактовке Куликовской битвы там фигурируют полки ВКЛ Андрея и Дмитрия Ольгердовичей – их за имена подают «якобы русскими». Как видим, оба сына Ольгерда с детства себя сами называли именами отнюдь не русскими, а их «русские имена» - на деле византийские – это лишь молитвенные имена для православной паствы византийской веры в ВКЛ.

Одним словом, нам нужно пересмотреть всю древнюю историю ВКЛ в том аспекте, что наши историки имели традицию называть имена литвинских князей «язычниками», а само население Западной Беларуси, Виленщины и Белосточчины – «языческим». Как видим, не были они язычниками.

Во времена Ольгерда богомильская вера передавалась как часть княжеского атрибута от еще эпохи Миндовга и ранее, потому она сохраняла западнобалтский язык молитв («Numons dajs tawo walle, Deiwe riks») – и сам этот язык, и производные от него имена. Обращаю внимание, что жемойты-аукштайты в то время еще не были христианами, а являлись идолопоклонниками, там до принятия католичества богомильство Миндовга не было распространено.

Почему и как исчезли эти парные имена князей ВКЛ? Очевидно, точно так, как исчезли сами эти имена и у нашего населения Западной Беларуси. То есть – из-за славянизации нашей Литвы. (Обращаю внимание, что эти имена нелепо именовать «княжескими литовскими», их носило все наше население.)

Есть масса свидетельств о том, что у беларусов (литвинов) был до «рутенского» свой особый литвинский язык. Например, в 1501 году посол ВКЛ в Риме при Папе Александре VI Эразм Телак докладывал Папе, что литвины имеют свою собственную мову. Но в связи с тем, что русины (украинцы) заселяли почти половину Княжества, литвины обще стали пользоваться их мовой, так как она «удобная для использования».

Академик АН Республики Летува Зинкявичус утверждает, что канцелярский язык ВКЛ претерпевал изменения. Если в XIV-XV веках он был основан на диалектах северо-волынских и южно-беларуских земель, то с середины XV века сложился письменный язык на диалектах уже полосы от Бреста до Новогрудка, а к середине XVI века его заменил язык центральной полосы от Минска до Вильни, который и принято считать «старобеларуским».

Налицо поэтапная славянизация литвинов, которая шла с Волыни (а южная часть Брестской области – это историческая Волынь, где жили этнические украинцы-русины, а не литвины, и их языком был украинский). Таким образом, переход литвинов на славянский язык произошел в три этапа в период с XIV до середины XVI века, а сам появившийся в результате этого «стробеларуский» язык является лишь волынским языком с огромным местным балтским субстратом.

Эразм Телак был официальным послом ВКЛ в Ватикане и выступал там с докладом о ВКЛ. Поэтому он прекрасно знал языковую ситуацию. Его слова о том, что литвины имеют свою мову, но перешли на украинскую (рутенскую), целиком совпадают с выводами Зинкявичуса. Получается, что т.н. «старобеларуский язык Статутов ВКЛ» - никакой не наш, а только «говорка» украинского языка.

Вот еще факт. В том же 1501 году виленский католический епископ Альберт (Войцех) Табар получил от Великого князя Литовского и Русского Александра письмо. Речь шла о том, что, не зная «литвинского говора», священники не могли никак научить паству слову Божьему (ибо службы велись на латинской мове). Епископу поручалось назначать ксендзов, которые бы знали эту «литовскую говорку» - обращаю внимание, вовсе не «русинскую мову» и не «жемойтскую мову».

В документе названы 28 католических центров, население которых не знало «рутенской мовы» и говорило на своем литвинском языке. Среди них: Лида, Дубинки, Пабойск, Слоним, Дубичи, Красное Село, Воложин, Молодечно, Радашковичи, Койданово (ныне Дзержинск) и прочие города главным образом нынешней Минской области, а также Гродненской и частично Брестской. Там же в списке: Гродно, Новогрудок, Волковысск, Слуцк – и даже далекий Стрешин над Днепром.

Это реальный факт, который показывает, что в 1501 году все население нынешней Западной половины Беларуси (включая Минщину) еще говорило на своем «литвинском языке» (очевидно, ятвяжском) и не знало рутенской (украинской) мовы. (См. книгу Павла Урбана «Старажытныя лiцьвины: Мова, паходжаньне, этнiчная прыналежнасьць». Минск, Тэхналогiя, 2001. Стр. 31-33. Урбан ссылается на Codex Ecclesiae Vilnensis. Nr. 507. P. 616-617.)

О том, что литвинский и жемойтский языки являются абсолютно разными языками – масса свидетельств. Польский историк Ян Длугаш в 11-ой книге своих хроник писал о назначении епископа для Жемойтии: «На первого епископа кафедры в Медниках был предложен Матей, по происхождению Немец, который, однако, родился в Вильне. Он хорошо знал мовы литовскую [литвинскую] и жемойтскую».

А разница между ними огромная: наша литовская молитва Миндовга «Numons dajs tawo walle, Deiwe riks» - непонятна уху жемойта, то есть летувиса Летувы или «литовца» «Литвы», как сейчас ошибочно говорят.

НАША АТЛАНТИДА

В XVI веке исчезают и наш западнобалтский язык (родной некогда и для кривичей восточной части ВКЛ, они были славянизированы варягами на века раньше), и наше богомильство, и наши западнобалтские имена и языковые реалии. Они сохранились по сей день только в наших фамилиях: Борткевич, Гоцманов, Гуринович, Дайнеко, Дидюля, Домаш, Домашкевич, Зыгмантович, Кебич, Корбут, Радивилов, Статкевич, Хацкевич, Чигирь, Шушкевич – и т.д., почти каждая древняя (до царизма) беларуская фамилия имеет балтские корни.

И еще остались в топонимах. Например, я в юности часто бывал в деревне Скирмантово, что недалеко от Дзержинска (Койданово). Силами нашего нынешнего языка не расшифровать ни топоним Скирмантово, ни фамилию Скирмантович – ибо ученые не могут расшифровать самого имени «Скирмант», которое лежит в сути топонима и фамилии.

Есть сегодня авторы, которые из политических побуждений наши древние двусоставные имена ВКЛ (о которых говорилось в начале статьи) называют чем-то «ЧУЖДЫМ беларусам». Мол, не наше это, не «русское-православное», а потому не от наших предков.

На этой почве выдумывают, что такие имена были только у князей древней Литвы. Мол, это «иноземное для нашего славян-беларусов племени».

Но откроем Переписи войска ВКЛ 1528 и 1567 годов. Там у наших предков в абсолютном большинстве фамилии, производные от этих якобы «иноземных» и «необъяснимых наукой» имен:

Видимонтович, Гермонтович, Жигимонтович, Писимонтович, Скирмонтович, Ямонтович, Монтвилович, Гинвилович, Довгердович, Довмонтович, Миндовгович, Довгердович, Витовтович, Корибутович, Бутовтович, Ягайлович и т.д.

Фамилии в XVI веке у нас образовывались от имени отца рода – и Переписи войска ВКЛ являются неопровержимым фактом, доказывающим, что тогда НАШ НАРОД имел эти «необъяснимые наукой имена». Даже при принятии православия или католицизма – фамилии оставались эти, «загадочные» для православных и католиков.

Переписи войска ВКЛ показывают, что у большинства населения Беларуси (литвинов-беларусов) исконные фамилии образованы от литовских имен. Возникает вопрос: если, как иные фантазируют, беларусы всегда были славянами – то с какой же стати у беларусов фамилии, образованные от литовского имени отца?

Имена и фамилии даются только НА РОДНОМ ЯЗЫКЕ. Это означает, что в период Переписей войска ВКЛ наше население еще не было славянизировано и говорило на своем родном литовском языке.

Но не жмудском! А западнобалтском.

Как говорил Ключевский, поскреби русского – и в нем окажется татарин. Точно так о нас: поскреби беларуса – и в нем окажется литвин с «загадочной» фамилией канувшего в Лету литовского языка типа Монвилович или Гедминтович.

Напомню, что для восточнобалтского языка характерны архаичные формы на «-с». Их аналогом в языке наших предков западных балтов были формы на «-ч». Отсюда и фамилии на «-ич» - вместо славянского на «-ов».

Так что в 1864 году Владислав Юргевич совершенно неверно назвал свою брошюру «Опыт объяснения имен князей литовских». Потому что речь должна идти об «опыте объяснения» исконных имен беларусов.

Отсюда нелепы, ненаучны в принципе попытки трактовать эти имена как «фамильярные формы княжеских имен». Потому что это вовсе не княжеские имена – а ИМЕНА НАШЕГО НАРОДА. Чего в упор иные ученые не хотят видеть. Как они объяснят, беру наугад, наши фамилии Монвилович или Гедминтович? Это никакие не князья, и это не жемойты – у летувисов в 1939 сии фамилии были изменены на «Монвиловичус» и «Гедминтовичус».

В основе этих фамилий беларусов, взятых мною наугад из Переписи, – западнобалтские имена Монвил и Гедминт, так звали основателей этих родов, записанных в Переписи войска ВКЛ. Фамилии у нас появились 503 года назад: согласно с постановлением Виленского сейма 1507 года «паны, княжата, зямяне, удовы i уся шляхта абавязаны былi перепiсаць людзей у сваiх маентках i под прысягай представiць спiскi гаспадару».

Так в наших фамилиях беларусов закрепился пласт нашей западнобалтской самоидентификации – в виде фамилий, производных от «загадочных для науки имен».

Но что значили в своей семантике эти имена для наших предков – никто уже не знает. Ибо мы потеряли и сам наш дославянский язык прадедов. Я писал в книге «Тайны беларуской истории»:

«Что касается Лиды (столицы княжества Дайнова), то истоки топонима являются кромешной тайной, так как давно утерялось вообще все, что было связано с этим народом и княжеством, вошедшим в беларуский этнос. Когда-то славная история Дайновы стала с веками легендой, потом легенда стала мифом, а потом умерли все, кто помнил этот миф. Осталось только имя столицы Дайновы – Лида. Но что оно означает – уже никто не знает. Прямо как во «Властелине колец» Толкиена, где точно так история предков затеряна и забыта в песках времени».

Так и с нашими фамилиями типа Монвилович или Гедминтович. Это нечто из нашей АТЛАНТИДЫ. Поиски того, что безвозвратно утонуло…
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Чт Июн 14, 2012 2:23 pm

ЛИТВАРУСЬ

Не прекращаются споры о том, что «Беларусь» - неудачное для нас название, оно не отражает нашей истории и нашего самоназвания, ведь мы с 1250-х по 1840 год являлись литвинами, а не «белорусцами». Но что же нам сегодня делать? Выдумывать нечто новое?

Вадим РОСТОВ
«Аналитическая газета «Секретные исследования»

http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=310

Наш читатель из Минска Павел Бич пишет, что нынешний термин «Беларусь» не соответствует нашей истории ВКЛ – ведь мы до разделов Речи Посполитой именовались «Литвой» и «литвинами». Он предлагает ввести термины «Литварусь» («Литовская Русь») и вернуть наше самоназвание «литвины».

По мнению читателя, такое название, с одной стороны, подчеркивает исконный вклад нашего народа в военно-политической и культурной жизни ВКЛ (или кратко Литвы). С другой стороны, под «Русью» подчеркивается православный и славянский уклад нашей культуры. Павел Бич обращает внимание, «Беларусь» и «Литварусь» - слова внешне схожие, а потому замена одного на другое будет вполне органичной. Например:

«Баявы покліч нашых продкаў: ”Гэй, ліцьвіны – Бог нам радзіць!”, мяркую, можа ўзяць на ўзбраенне наша патрыятычная моладзь. Можа ужывацца “Жыве Літварусь”».

Заканчивает свое письмо читатель так:

«"Літварусь" вяртае нам нашую гісторыю і знішчае комплекс непаўнавартасці нашага народу. Рабскае, каланіяльнае "Беларусь" павінна адысці ў нябыт».

ЦВЕТНЫЕ «РУСИ»

Вполне очевидно, что название «Белая Русь» - это крайне неудачное название. Не только потому, что оно колониальное и рабское. Ко всему прочему, на иностранных языках оно переводится как «Белая Россия» - но мы не Россия, ни «белая», ни «голубая», ни «розовая». Плюс в средние века это название относилось сугубо к одному Великому московскому Княжеству – а вовсе не к нам.

И, наконец, это деление на цвета – вовсе не наше местное и европейское, а исходит от ордынского деления сторон света: в Орде запад обозначался белым цветом, восток – синим, север и юг – черным и красным. Соответственно там были Красная, Черная, Синяя и Белая Орда – то есть Московский Улус, Московская Русь. Поэтому само понятие «Белая Русь» - это трансформированное тюркское понятие «Белая [западная] Орда».

Сегодня многие наши историки, пытаясь обосновать термин «Белая», в принципе обходят молчанием это давно известное ученым обстоятельство, а вместо этого занимаются выдумками о том, что, дескать, термин «Белая» обозначал «святая», «свободная», «независимая» - и т.п. Эти домыслы разбиваются тем фактом, что зафиксированы еще понятия «Черная Русь» и «Красная Русь» - согласно цветам по ордынскому делению сторон света. Никаких других «цветов Руси» не было. Под «Черной Русью» в царской России именовали Гродненщину и Виленщину, а под «Красной Русью» - Галицко-Волынскую Русь. Их «цветные» названия не объяснить тем, что они тоже «святые», «свободные», «независимые».

Например, учебник для вузов В.А. Гребеня «Основы идеологии Белорусского Государства» (Мн., 2010) уходит от того факта, что термины «Белая Русь», «Черная Русь» и «Красная Русь» образовались от такого же деления частей Золотой Орды по сторонам света – причем, авторами этого деления являлись московиты, принявшие традиции Орды. Причина сокрытия этого научного факта понятна: во-первых, он показывает, что это название – ордынское и культурно нам чуждое; во-вторых, оно ВНЕШНЕЕ, так как ни в «Черной Руси», ни в «Красной Руси» никто себя не именовал «чернорусами» или «краснорусами».

Интересно, что учебник соглашается с тем, что и наше население не именовало себя «беларусами» (стр. 184):

«Исторические имена нашего народа и государства – «белорусы», «Беларусь» - имеют многовековую историю».

Но следующее предложение полностью опровергает это утверждение:

«Исследование их происхождения (этимология) и структурно-смыслового содержания осложняется по ряду объективных причин: во-первых, эти термины не упоминаются в национальных письменных источниках, которые относятся к XII-XV вв., во-вторых, в этот период они не имели прочных этнических корней, не отражались в официальных нормативных актах и самосознании местного населения, проживавшего на белорусских землях».

А на следующей странице говорится, что ВПЕРВЫЕ эти термины появляются только с XVII века – да и то лишь на территории Витебщины и Могилевщины.

Получается странная картина: при царизме жителей Витебщины и Могилевщины (созданной там Белорусской губернии) именуют «белорусцами», а жителей Гродненщины, Виленщины и Минщины – сначала «литовцами» (тут была создана Литовская губерния), потом «литовцоруссами», потом «черноруссами». Например, в «Статистической таблице Западно-Русского края» под изданием Риттиха (СПб., 1864) население нынешней Беларуси состоит не из беларусов, а из двух наших местных этносов: «Бълоруссы» и «Черноруссы».

Возникает вопрос: куда же делась наша «Черная Русь» и «Черноруссы»? Ответ прост: они не вписываются в ныне принятые «трактовки», а потому забыты – не по научным, а по спекулятивным соображениями. Хотя термин «Черная Русь» аналогичен термину «Белая Русь» в главной сути: он является переименованием царизмом наших территорий – для обоснования власти над нами.

Этнически при Риттихе в XIX веке «Бълоруссы» означало потомков кривичей, а «Черноруссы» - потомков ятвягов. Это разрушало наш этнос, который под именем литвинов складывался веками как слияние кривичей и ятвягов. Но «цветными русскими» тут никто никогда сам себя не называл. Это же касается жителей «Красной Руси» (Галицко-Волынского королевства Русь): там не именовали и не именуют себя «красноруссами» или «червонорусами» - только русинами.

РУСЬ ЛИТОВСКАЯ ИЛИ ЛИТВА РУССКАЯ?

Вернемся к предложению Павла Бича ввести вместо названия «Белая Русь» - название «Литварусь» («Литовская Русь»).

Действительно, на картах XVII-XIX веков восточная часть нынешней Беларуси именуется равно и как «Белая Русь», и как «Литовская Русь». То есть, тогда это были синонимы. Но что означает термин «Литовская Русь»? Или же надо говорить «Русская Литва»?

Вопрос в том, что вкладывать в понятия «Литва» и «Русь». Сегодня многие (да почти все!) понимают под этими словами то, что в средние века называлось «Жмудью» и «Московией». Однако во время составителей тех карт представления были совершенно иные.

Термин «Русь» изначально означал варягов (викингов) и их колонии, с которых они получали дань. Как сообщила в июне 2011 года заведующая Центром истории доиндустриального общества Института истории НАН Беларуси доктор исторических наук Ольга Левко, недавно в Витебской области обнаружены остатки поселения викингов. Место оседлого их проживания было найдено в Беларуси впервые. По площади оно не уступает аналогичным поселениям в Шестовице (Украина) и Гнёздово (Россия).

Но аналогично и с термином «Литва», который пришел к нам из Поморья и Пруссии – выходцы оттуда и создали у нас ВКЛ, первыми литовскими князьями в столице Литвы Новогрудке стали в 1219 году Булевичи и Рускевичи, князья лютичей Поморья.

В этом плане ИСТОКОВ – особой разницы нет: и Русь, и Литва – пришлые к нам изначально князья и их дружины. Разница возникает с 1250-х, когда под этими названиями начинают формироваться на самом деле наши местные этносы украинцев (русинов) и беларусов (литвинов), разница между которыми В СУБСТРАТЕ, но котором они растут. У нас это западнобалтский субстрат, у украинцев – сарматский. Одновременно появляется этнос жителей Новгорода/Пскова на субстрате местных финнов с примесью наших кривичей – западных балтов. И позже на два века начинает формироваться вокруг Москвы относ на субстрате финнов местной мордовской группы. И тогда же, после Грюнвальдской битвы 1410 года, начинает понемногу формироваться этнос жемойтов и аукштайтов, нынешних летувисов – на субстрате уже восточных балтов с огромной финской составной.

Разделить на это этническое разнообразие два термина «Литва» и «Русь» - занятие заведомо невозможное, так как два на пять не делится. А ведь сюда мы не включили народы Орды, которые были захвачены Иваном Грозным и потом успешно ассимилированы в «русский этнос», и казаков Дона и Северного Кавказа – которые до середины XX века себя продолжали считать отдельным этносом (они, кстати, и составляли основу войска Мамая в Куликовской битве, а вовсе не татары). И т.д.

Трех маркеров («Литва», «Русь», «Орда-Тартария») явно не хватает, чтобы дать определение той или иной этнической территории на огромных пространствах этой части Евразии. Отсюда на картах 300-летней давности смешанные термины: «Русская Орда», «Татарские казаки», «Московская Тартария» (до Урала) и прочее. В этом ряду «Литовская Русь» - не САМОНАЗВАНИЕ, а попытка картографа выделить в нечто «самобытное этническое» жителей данной области.

Причем, попытка плохая, так как картограф не знал и не использовал самоназвание местного населения – кривичи – и название их территории – Крива.

Наполовину полный стакан можно равно называть наполовину пустым – это с какой точки зрения смотреть: со стороны наливающего или со стороны выпивающего. С таким подходом и нынешнюю Беларусь можно именовать или «Российской Польшей», или «Польской Россией» (что ментально/политически и было реальностью в 1920-е). Но понятно, что оба такие названия – издевательство над нами.

Является ли таким же издевательством понятие «Литовская Русь» («Литварусь»)? В том смысле, как сегодня все вне Беларуси понимают «Литву» (как Летуву) и «Русь» (как Россию) – безусловно. Кроме того, на картах «Литовская Русь», повторяю, охватывала только восточную часть ВКЛ, но не была «Литвой» и ее та часть, которая ныне «Республика Летува», - это была Жемойтия, а не Литва. А вот «Истинной Литвой» именовалась на картах территория нынешней Западной Беларуси вместе с Белосточчиной и Виленщиной.

Новогрудок – столица Литвы, Великого княжества Литовского. Что же еще может быть более ЛИТОВСКОГО? Жемойты нынешней Летувы? Но они не имели никакого отношения к расширению ВКЛ, так как в это время находились под гнетом тевтонов – и мы освободили их только в 1410 году, и они не захотели себя именовать «Литвой», сделали условием вхождения в состав ВКЛ, чтобы их называли жемойтами, а их княжество – Жемойтским, а не, как мы, Литовским.

Если уж возвращаться к исторической правде, то надо вернуть свое название «Литва», которое было запрещено царизмом в 1840 году. Тем более что «Литварусь» возвращает нас не к самоназванию «литвин», а к царскому именованию литвинов «литовцоруссами». Сегодня это выглядит крайне неудачно – именно потому, как я выше писал, что схоже с «Польской Россией»/«Российской Польшей» и «полякоруссами» или «русскополяками». Ведь под «литовцами» все понимают сегодня жемойтов Летувы. И мы получаемся некоей «смесью», что абсолютно не так: наш этнос начал формироваться за века до начала формирования и летувисов, и нынешних русских РФ, и, кстати, польского этноса. Мы древнее их всех.

Но как в таком случае выделить наше УНИКАЛЬНОЕ национальное лицо – чтобы показать, что мы не какая-то «смесь соседних этнических проектов», а нечто свое особое и древнее?

Сегодня какие-либо переименования нас – мне кажутся абсолютно невозможными. И потому, что народ привык к своему новому самоназванию «беларусы»/«Беларусь» (переименование – это целая революция в представлениях, и оно не может идти сверху, может идти только от масс, а они о переименовании и не помышляют). И потому, что придется вложить огромные трудовые усилия для переписывания всех учебников и прочего, прочего. И потому, что это будет стоить огромных затрат бюджета страны. И потому, что пока нет однозначного для всего народа нового варианта – какой был, например, при переходе от РСФСР к РФ.

Но в рамках фантастики мне лично нравится вариант, выдуманный кем-то в Беларуси: он – что важно – сохраняет наше историческое название ВКЛ, но в новой трактовке: Великая Кривичская Литва (см. герб). И точен по содержанию: не «Русская Литва», а Кривичская – и к тому же Великая, что ее отделяет от Княжества Жемойтского (нынешней Республики Летува), которое в ВКЛ не имело титула «Великое».
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Чт Июн 14, 2012 2:24 pm

«ЛИТВИНЫ» ИЛИ «ЛИТОВЦЫ»?

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ
«Аналитическая газета «Секретные исследования»

http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=311

Сегодня в России и Летуве активно используют слова «литовец» и «русский» вместо средневековых терминов «литвин» и «русин». Например: «Литовцы правили в ВКЛ» - то есть, якобы «жемойты правили в ВКЛ», что обман. Или про войну 1654-1667 годов: «Русские осадили Могилев, который обороняли литовцы» - обман уже многократный, так как тогда не существовало этноса «русские» - были русины (украинцы), не существовало этноса «литовцы» - были литвины (беларусы), а Могилев осадили не «русские» и даже не «россияне» (название «Россия» появляется только с 1721 года при Петре I), а московиты из Московии.

К сожалению, у современных историков нет четкого разграничения понятий «литовец» и «литвин» (и равно «русский» и «русин»), из-за чего их нынешний пересказ средневековых событий становится двусмысленным, как испорченный телефон: на него накладывается сегодняшнее содержание этих терминов, а не актуальное в те времена. Между тем, слова «литовец» и «литвин» не просто имеют разный исторический смысл, но имеют и разное грамматическое, языковое содержание. Каких-либо серьезных исследований на эту тему никто из беларуских историков (и тем более летувисских и российских) пока не проводил, поэтому попробуем восполнить этот досадный пробел.



ЭВОЛЮЦИЯ ТЕРМИНОВ

В 1971 году журнал «Русская речь» (№3) опубликовал статью кандидата филологических наук из Махачкалы А.А. Абдуллаева «Грузин, осетин, лезгин», в которой автор вскользь говорит и о происхождении терминов «литвин» и «русин». Статья начинается так:

«В современных русских этнических названиях выделяется немногочисленная группа производных, образованных при помощи суффикса «-ин»: болгарин, татарин, грузин, осетин, лезгин и др. Множественное число от них образуется по-разному: от слов «грузин», «осетин», «лезгин» - с сохранением суффикса «-ин» [как равно от слов «литвин» и «русин». - Прим. В. Д.], от «болгарин», «татарин» - без суффикса. Это различие можно объяснить, только обратившись к истории языка».

Изначально в славянском языке все национальности имели суффикс «-ин»: «немчин», «гречин», «турчанин», «кумычанин», «францужанин», «черкешанин» и т.д. В этом плане нелепой выдумкой является новомодное словечко «русичи», которое приписывают сегодня малознающие авторы древним русинам. Никаких «русичей» тогда быть не могло, потому что суффикс «-ин» являлся единственным средством словообразования названий этносов – так как только он один был грамматически и семантически предназначен именно для этого.

А.А. Абдуллаев объясняет:

«В древности для обозначения народов и племен служили непроизводные собирательные наименования: Русь, Чудь, Литва, а для обозначения одного человека – представителя народа или племени использовались производные слова с суффиксом «-ин»: русин, чудин, литвин. Собирательное имя народа в смысловом отношении представлялось исходным понятием, название отдельного лица – вторичным. [Кстати, коль так, то для нас сегодня исходным является название страны «Беларусь», а вторичным должно быть «белАрус», а не нынешнее неграмотное «белОрус». – Прим. В. Д.] В ходе исторического развития языка смысловая и словообразовательная связь между собирательными названиями и производными с суффиксом «-ин» постепенно утратилась.

Однако одна из древних особенностей этих отношений все же сохранилась. Речь идет о том, что суффикс «-ин», характеризующий единственное число, во множественном не появляется: болгарин – болгары, татарин – татары. [Однако в древности были распространены формы множественного числа «русины» (лишь редко «русы») и «литвины» (вообще без альтернатив). – Прим. В. Д.] Это объясняется первоначальным назначением суффикса «-ин» - указывать на единичное, отдельное лицо.

По происхождению суффикс «-ин» восходит к общеславянскому количественному числительному «инъ», которое в старославянском [церковнославянском = древнерусском] языке было лишено самостоятельного употребления и представлено только формами «един» и «один». Корень числительного «инъ» [общее в числе «один» для всех индоевропейских языков. – Прим. В. Д.] сохранился в языке лишь в составе некоторых сложных слов – «инорогъ» - мифическое существо с единственным рогом на лбу, «иногда» - в значении «однажды», например: «Прииде иногда къ Паисию нъкто от старець» (Однажды к Пасию пришел кто-то из старцев), в слове «инокъ» (монах, буквально «одинокий»). Кроме того, «-инъ» было словообразовательным суффиксом, обозначающим единичное лицо, соотносимое с целым коллективом: «русин» (один из Руси). Поэтому его называют суффиксом единичности, или сингулятивным.

Сингулятивный суффикс «-ин» в современном русском языке широко употребляется в словах типа «горошина», «картофелина», «градина»… Значение единичности в этих словах создается соотношением: картофель – картофелина, град – градина и т.д., где слова «картофель», «град» выражают понятие нерасчлененного множества.

В обозначении народа и отдельных лиц подобные связи между производящим и производным словами давно утратились. Причиной нарушения древнего отношения «собирательность – единичность», очевидно, было расширение значения этнических наименований Русь, Литва и т.п., которые очень рано стали обозначать не только сами народы, но и населенные ими территории. Поэтому производные существительные «русин», «чудин», «литвин» тоже стали употребляться в значении «житель страны». С течением времени в них возобладало именно географическое значение: «один из Руси» отошло на задний план, уступив значению «рожденный или живущий на Руси». Можно думать, что указание на место жительства или происхождение лица получило особую актуальность в эпоху феодальной раздробленности, когда географическая характеристика людей была важнее этнической».

Что касается формы на «-ец», то она не известна славянским языкам (в том числе беларускому и украинскому), а характерна только для одного русского языка (московского). Она появляется в эпоху московской экспансии для названия жителей соседних земель в значении «выходец», «уроженец», «иноземец» - и долгое время «-ец» ставился вторым суффиксом после «-ин»: «того литвинца» (XVI в.); «С воеводою быть иноземцам: гречанам, полякам, литвинцам» (XVII в.); «Славяне поселились промеж эстландцами и финландцами при Балтийском море и оных мордвинцов и сибирцов» (В.Н. Татищев. История Российская. 1729). Автор статьи отмечает: «Распространенная русская фамилия Татаринцев говорит о возможности названия «татаринец», которую в исследованных памятниках не довелось встретить».

С XVIII века названия на «-ин» (уже часто получившие дополнение в виде «-ец», как «литвинец») заменяются в российском языке окончательно формой только с «-ец». «Разумеется, эта мена не происходила механически и в течение нескольких лет. Она затянулась до конца XIX века. В памятниках отмечены случаи параллельного употребления старых и новых форм…»

Долгое время названия единственного числа с «-ец» употреблялись в России с новыми бессуффиксными формами множественного, в ходу были числовые пары: литвинец – литвины, белорусец – белоруссы. В конечном итоге эти формы были унифицированы в конце XIX века в «литовец» и «белорусс» (вместо «белорусин» или «белорусец»), хотя в большинстве случаев женский род сохранил иконную форму с «-ин»: грек – гречанка, турок – турчанка, француз – француженка, черкес – черкешенка.

В чем принципиальное отличие между словами «литовец» («литвинец») и «литвин»? Автор статьи делает вывод:

«Названия «грузинец – грузины», «осетинец – осетинцы», «лезгинец – лезгинцы», образованные от основ прилагательных с помощью суффикса «-ец» и не имеющие в словообразовательном отношении ничего общего со словами типа «русин», «литвин», употреблялись на протяжении нескольких веков. Общий для тех и других форм элемент «-ин» не был одним и тем же суффиксом: в названиях на «-ец» он восходит к суффиксу притяжательных прилагательных, впоследствии ставших относительными, а в «русин», «литвин» он сингулятивный по происхождению».

Таким образом, единственное правильное название исторических людей Руси – русины, а Литвы – литвины. «Русец», «литовец» - это не только нечто новое и неисторическое. Проблема еще и в том, что, например, в ВКЛ для евреев существовало название, тоже производное от слова «Литва»: литваки. Когда говорили «литвин» - понимали беларуса в нынешнем значении, когда говорили «литвак» - понимали литовского (беларуского) еврея. Если продолжить этот ряд, то под нынешним словом «литовец» правильно и было бы понимать жмудина ВКЛ (что ныне и есть). То есть: не собственно «литвина», а некоего лишь уроженца ВКЛ, пусть и не литвинских корней – что и означает это «-ец», имеющее понятие географическое, понятие подданства ВКЛ, а не литвинское этническое.

Собственно, жители нынешней Республики Летува и не могли являться «народом Литвы» в ВКЛ, так как до 1410 года были не в составе ВКЛ, а под тевтонским игом. Когда мы их от него освободили, то они пожелали себя четко отделить от понятия «Литва», выторговав себе этническое и административное название части ВКЛ как «Княжество Жемойтское». Называя себя сегодня «литовцами», они этим подчеркивают, что не имеют к литвинам ВКЛ (то есть ныне беларусам, настоящему народу Литвы, ее государствообразующему в средние века) – никакого отношения.

«БЕЛОРУСЕЦ», «БЕЛОРУСИН», «БЕЛОРУСС»

Исходя из сказанного выше о значении суффикса «-ин», нелепым новоделом является нынешнее слово «белорус» («белорусс» было введено как название нас царизмом в 1840-х годах). То есть, не только без «-ин», но даже без «-ец».

Начну с того, что в польском языке мы «белорусины» - что звучит вполне грамотно. Почему это название «не пришлось ко двору» в России?

Проблема в том, что это слово – производное от «русины», что являлось средневековым названием украинцев (которых в «украинцев» точно так переименовал царизм). Поэтому слово «белорусины» семантически показывало связь с украинцами (русинами). А царской России хотелось иное – показать некую «связь» литвинов ВКЛ именно и только с московитами, а вовсе не с русинами-украинцами Киева.

Плюс – табу в России на слово «русин»: царизм претендовал на «наследие Руси», а потому ввел негласный запрет на использование историками термина «русины» как названия народа Древней Руси. Ведь «русины» в памятниках – это именно и только жители нынешней Украины (в том числе в Западной Украине до сих пор живет 5-миллионный народ русинов, которые сохранили свое самосознание только потому, что оказались после разделов Речи Посполитой в Австро-Венгрии, где их никто не стал переименовывать из русинов в «малороссов»). По этой причине все историки царской России, потом СССР и ныне РФ упрямо игнорируют термин «русины» для жителей Руси – ибо «русинами» не звали себя жители средневековой Московии (называли себя московитами). То есть, «русины» забыты, а вместо «московиты» используются новоделы «русичи» или «русские».

Последний термин вообще абсурден – ибо это прилагательное, а в русском языке все остальные названия этносов – существительные. Сие прилагательное как замену названия «великороссы» ввел председатель ВЦИК Яков Свердлов: в рамках борьбы с великодержавием он при этом явил полное незнание норм русского языка, сделав (сознательно или по незнанию – вот вопрос!) прилагательное названием главного этноса РСФСР.

Эта нелепость Якова Свердлова настолько вошла в сознание патриотов России, что они и сами стали верить, что 800 лет назад тоже имели в качестве самоназвание прилагательное «русский». Например, в недавно снятых фильмах жанра фэнтези «Тарас Бульба» и «Александр. Невская битва» говорят: «В бой пошли русские… Русские захватили то-то и то-то». В то время, как четко показано в статье в журнале «Русская речь», было название «русины». А слово «русские» как название российской нации появилось только в 1918 году. Но тут и проблема: если говорить, что в XIII или XVII веке «в бой пошли русины», то это автоматически относится сугубо к этносу нынешних украинцев, которые тогда одни и назывались русинами.

К слову сказать, в 1990-е президент РФ Ельцин впервые вводит в массовый обиход термин «россиянин» - что уже грамматически куда как более верно, чем «русский», и что имеет важный этноисторический суффикс «-ин».

В общем, вокруг термина «русины» - у России свои особые комплексы, и нынешнее название «белорусы» стало результатом этих политических и исторических манипуляций.

Откуда и как у нас появилось слово «белорусец»?

Некоторые известные беларуские историки настолько наивны, что считают его «нашим исконным». То ли из-за желания «придать истории и весу» нынешнему названию «Беларусь», то ли еще из-за чего-то. На самом деле – это иностранный и чуждый нам термин.

В XV-XVI веках название «Белая Русь – Белорусь» является вторым названием Московского княжества. Московия фигурирует как «Белая Русь» в книгах множества западных дипломатов и путешественников, на множестве карт, а Иван III в письмах в Ватикан подписывается как «князь Белой Руссии».

Из деспотии Орды-Московии на территорию ВКЛ бежит множество крестьян. Осев на территории восточных окраин нынешней Украины и Беларуси, они именуют себя «белорусцами». Некоторые беларуские историки видят в этих беженцах из Московии «первых беларусов», что, конечно, несерьезно.

В московских документах периода войны 1654-1667 годов (когда московиты оккупировали нашу страну и уничтожили половину населения), термином «белорусцы» именуются вовсе не литвины-беларусы в нынешнем этническом понимании, а вообще все, кто принял московскую религию с автоматической присягой московскому царю Алексею Михайловичу. Это в первую очередь и в своем большинстве русины-украинцы нынешней Украины (в том числе казачество), а также евреи («литваки»), жмудины («литовцы») и цыгане ВКЛ.

Характерно, что уведенные в плен 300 тысяч мастеровых литвинов-беларусов в списках Москвы именуются не «белорусцами», а только «литвинами» (кстати, нынешние «литовцы» в этих списках именуются «жмудинами» или «жмудами»). Это показывает, что понятие «белорусец» носило тогда для Московии значение единоверца и подданного царя.

На английских картах 1740-1750-х годов (например, на карте Эммануэля Боуэна 1747 года) термин «Белая Россия» является чисто внутренним российским и относится к территории от Москвы до Смоленска. А лежащие в границах ВКЛ Полоцк, Витебск, Минск, Гродно, Новогрудок – это Литва (причем нынешняя Республика Летува – там Жемойтия-Самогития, а не Литва).

После первого раздела Речи Посполитой царизм пытается русифицировать захваченные земли ВКЛ, а с 1795 делит территорию нынешней Беларуси на две губернии: Восточная Беларусь – «Белорусская губерния», Западная Беларусь – «Литовская губерния». Соответственно, вместо прежних литвинов в первом живут некие «белорусцы», во втором – «литвинцы» или «литовцо-руссы».

После восстания 1830-1831- к 1840 году запрещается сам термин «Литва» (с упразднением нашей униатской веры, Статутов ВКЛ, нашего языка и прочего национального). Упраздняются «национальные» названия двух губерний (хотя этнос один – литвины-беларусы). Вводится единое «Беларусь» с табу на термин «Литва». А после восстания 1863-1864 годов вешатель Муравьев запрещает и «Беларусь», вводя обезличенное «Северо-Западный край».

Затем и большевики вводят некоторые изменения – как «национальные поблажки» – в названия этносов: вместо «малороссы» документооборота царизма второй половины XIX века – появляется «украинцы», а вместо «бълоруссы» и «черноруссы» (жители Гроднещины, Виленщины и Западной Минщины) – появляется единое «белорусы» с одной «с». Что, конечно, неизбежно отражало процессы нациообразования в Украине и Беларуси с созданием своих УНР и БНР. А не «Малоросской СР» и не «Чернорусской и Белорусской СР».

Результатом этого «либерализма» стало даже иное название городов: например, в 39-м томе «Большой Советской Энциклопедии» 1938 года издания статья, посвященная столице БССР, начинается такими словами: «Минск (по-белорусски Менск…)». До 1939 года даже наша столица именовалась ПО-НАШЕМУ, а не по-иностранному (русскому и польскому языкам). Решение о смене названия столицы республики приняла 2-я сессия Верховного Совета БССР, которая проходила 25-29 июля 1939 года. Аргументация до сих пор непонятна (ибо приведена не была), есть только ссылки на указание Сталина – опять-таки, без пояснения причин. Так Менск (с 1918 по 1939) вдруг стал «Минском».

Декларация о провозглашении независимости Советской Социалистической Республики Беларусь была опубликована 31 июля 1920 года в газете «Советская Белорусь» (кстати, непонятно, почему дата Декларации о провозглашении независимости страны не является у нас Днем Независимости – как во всех других странах мира).

Факт в том, что в СССР газета «Советская Белорусь» стала в СССР лингвистическим казусом, быстро была переименована в «Советскую Белоруссию», а само слово «Белорусь» не просто исчезло из обихода, а стало – согласно новым нормам русского языка в СССР – устаревшим. Новые языковые нормы в СССР предписывали лишь две формы: или «Белоруссия», или «Беларусь» - обе стали реалиями русского языка.

Во всяком случае, термин «Белорусь» никогда больше с 1920-х в русскоязычной прессе не употреблялся, вместо него – «Белоруссия». Почему «Белоруссия»? В цитированной выше статье А.А. Абдуллаева в журнале «Русская речь» дается объяснение: «Речь идет о замене в XVIII веке и позднее [в российском языке] старых географических описательных имен типа Грузинская земля простым наименованием на «-ия», возникшим под влиянием латино-европейского образца. Такие названия, как Англия, Грузия, Башкирия, Осетия, возможно, появлялись и ранее, но, судя по памятникам деловой письменности, широкоупотребительными они становились, лишь начиная с XVIII века».

Не Мордва – а Мордовия, не Карела – а Карелия, не Татарстан – а Татария, не Молдова, а Молдавия, не Туркменистан – а Туркмения. В этом ряду с Бурятией и Якутией – стал и новый термин «Белоруссия» вместо «Беларусь».

Возврат от «Белоруссии» к «Беларуси» - это не отказ от «русской традиции», так как журнал «Русская речь» четко указывает, что это была вовсе не «русская традиция», а «латино-европейского образца».

Ну, а газета «Советская Белорусь», потом переименованная в «Советскую Белоруссию», сейчас называется «Беларусь сегодня». Казалось бы, коль мы называемся сегодня «Беларусь», то и наша нация – белАрусы, а не белОрусы. Увы, официоз поражает своей позицией…

ПОЗИЦИЯ НАУКИ

Наш читатель Д. Фролов из г. Жлобин Гомельской области послал официальный запрос на эту тему в Институт языка и литературы им. Я.Коласа и Я.Купалы НАН Беларуси. Директор института А.А. Лукашанец в рамках данного вопроса ответил:

«В связи с Вашим заявлением от 18.02.2011 г. о написании на русском языке названий страны Республика Беларусь (Беларусь) и национальности беларус, белорус <…> белорусский Институт языка и литературы имени Якуба Коласа и Янки Купалы НАН Беларуси сообщает следующее.

1. Официальное название страны Рэспублiка Беларусь (сокращ. Беларусь), установленное Законом Республики Беларусь от 19.09.1991 г. (№1085 – XII), относится в языке к числу имен собственных, которые в соответствии с международной традицией передачи иноязычных имен собственных (Правилами международной транслитерации собственных имен) не переводятся на другие языки, а только транслитерируются; иначе говоря, названия, записанные с помощью одной графической системы, передаются побуквенно средствами другой графической системы – средствами национальных алфавитов. Поэтому совершенно правомерным и политически корректным в официальных и иных текстах на русском языке является написание названия нашей страны с гласным «а» в корне слова: Республика Беларусь, Беларусь.

2. В белорусском языке однокоренные слова Беларусь, беларус, беларуска, беларускi, па-беларуску, беларусiст, беларусiзм и пр. пишутся с корневым «а» в соответствии с правилами белорусской орфографии. <…>

Перечисленные выше нарицательные слова являются производными не от имени собственного Беларусь (в свою очередь, являющегося в современном языке непроизводным). Суффиксальные белорусские слова беларускi, беларуска образованы от непроизводного существительного беларус (исторически сложного с двумя производящими основами: бел-а-рус)...

3. Соответственно, в русском языке от существительного белорус в знач. «наименование лица по национальной принадлежности» образованы суффиксальное существительное белоруска и суффиксальное прилагательное белорусский; от прилагательного белорусский - префиксально-суффиксальное наречие по-белорусски. В современном русском языке эти лексемы также не являются сложными словами с соединительной гласной «о». Все они пишутся с гласным [о] в корне в соответствии с общими правилами русского правописания безударных гласных в предударных слогах. <…>

Указанные русские слова так же, как и их белорусские соответствия, по своему значению соотносятся друг с другом и с названием страны Беларусь, что закреплено современной языковой практикой».

В путаных суждениях директора института понятны только две вещи: А) «слова не являются производными от имени собственного Беларусь»; Б) нынешние языковые реалии «закреплены языковой практикой».

Все это – политизированная попытка поисков неких «компромиссов» невесть с кем за рубежом. Процитирую снова журнал «Русская речь» 1971 года:

«В древности для обозначения народов и племен служили непроизводные собирательные наименования: Русь, Чудь, Литва [добавлю в список – Беларусь. – В. Д.], а для обозначения одного человека – представителя народа или племени использовались производные слова... Собирательное имя народа в смысловом отношении представлялось исходным понятием, название отдельного лица – вторичным».

То есть «Беларусь» - это исходное понятие для названия этноса страны. Директор института настаивает на обратном: «Перечисленные выше нарицательные слова являются производными не от имени собственного Беларусь» - а от чего же тогда они вообще могут быть производными??? И с чего директор института нашел, что эти однокоренные слова – не от слова Беларусь, а «образованы от непроизводного существительного беларус»? С какой стати «беларус» стало непроизводным? Русин, чудин, литвин – производные, а беларус – непроизводное??? Что за лингвистическое «открытие»? Налицо научная фальсификация.

Плюс нет никакой «Белоруссии» - государства с таким названием уже 20 лет как не существует (и у нас, хотя бы, его никто не использует, оно УМЕРЛО в Республике Беларусь в языковом плане, что и есть упомянутая директором института ЯЗЫКОВАЯ ПРАКТИКА).

В русском языке «вторичное понятие» – производное от слова «Беларусь» название жителя страны. Есть страна БелАрусь. Как ее житель должен – согласно нормам русского языка – называться? «Белерусом»? «Белярусом»? «Белорусом»? Или «Белурусом»? Нет – только белАрусом. Ибо таковы нормы русского языка. Ибо есть именно БелАрусь, а название жителя страны вторично и исходит от названия страны.

В завершение статьи скажу, что ничего «уникального» в этой проблеме нюансов языка нет, она присуща многим странам, получившим свою государственность. Как себя называть? По колониальным традициям или по своим национальным? Например, подобно нам, нет больше никакой Молдавии, а есть Республика Молдова. Ее нация – уже не молдаване, а молдОване от своего нового названия страны МолдОва. Что аналогично нашей ситуации. Так что это не нечто эпизодическое – а всеобщая тенденция.

Аналогично нашей ситуации и такое: когда правительство Персии себя пожелало переименовать в Иран, то равно провозгласило, что отныне нет народа «персы» и «персидского языка», есть иранцы и иранский язык. У нас же получается, что мы себя провозгласили БелАрусью, но почему-то оставили как реалии «белОрусов» и «белОрусский язык». Где последовательность? Сказав «А», надо говорить и «Б»…
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Чт Июн 14, 2012 2:25 pm

МИФЫ ВМЕСТО ИСТОРИИ БЕЛАРУСИ

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ
«Аналитическая газета «Секретные исследования»

http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=312

Пишет наш постоянный читатель из Новополоцка Дмитрий Локотко:

«Читаю газету с 1998 года. Особенно нравятся материалы на исторические темы, за что Вам огромное спасибо. Кстати, об истории… Заниматься историей можно по-разному. Можно, как Вы – серьезно и непредвзято. А можно, как М. Задорнов, - с шутками-прибаутками, подгоняя задачу под готовое решение.

В очередной раз я убедился в этом, прочитав статью в нашей городской газете от 5 мая этого года. В №52 «Новой газеты» в материале Натальи Конышевой «С Задорновым: серьезно и не очень» помещено интервью с российским сатириком (недавно в Новополоцке состоялся его концерт). Задорнову, как Вы знаете, давно стало тесно в рамках жанра сатиры, и он начал претендовать на звание «знатока» истории. Его сомнительные идеи известны многим. И, тем не менее, даже под них нужно подводить хотя бы подобие научной базы. Поэтому, как говорит сатирик, он много путешествует и читает. Вот и к нам в город артист приехал специально на два дня раньше, дабы посетить многочисленные музеи соседнего Полоцка. Зря потратил время. Так как, если судить по его интервью, знакомился он с историческими материалами, как обычно, глядя через призму российского шовинизма.

По-моему, господин Задорнов забыл, что он ездит с концертами, в первую очередь, как сатирик, а его выступления – это не лекции доктора исторических наук. Боже упаси, я не против юмора и сатиры. Просто не нужно жонглировать терминами и понятиями, искажая исторические факты…

Чтобы не быть голословным, высылаю интервью М. Задорнова. Если будет интересно, полюбуйтесь на его очередные перлы».



ЗАДОРНОВЩИНА

Задорнов рассказывает в интервью: «Слово «деньги» состоит из двух частей: «день» и «ги». «Ги» на древнем языке означает полезную вещь, поэтому деньги – это полезная вещь на один день».

Хотелось бы узнать, о каком таком «древнем языке» говорит сатирик. На самом деле слово «деньги» происходит от ордынского «тенге» - это не индоевропейское слово.

Задорнов: «Зло ведь от слова «золото» - много золота неизбежно ведет к злу».

Эти «открытия» я вообще не желаю комментировать.

Про Беларусь сатирик вещает такие же небылицы:

«Я бы, не стесняясь, поклонился Беларуси в пояс. Мне даже само слово нравится – «белорусы». Словно какие-то отбеленные россияне. Недаром Беларусь всегда была оберегом России. Все завоеватели, наступая на Россию через Беларусь, теряли в ней минимум четверть своих армий, а когда Россия гнала их назад, белорусы добивали врагов».

Интересно, хоть один пример для подтверждения своей выдумки Задорнов может привести?

Ни с кем Россия не воевала больше, чем с беларусами. Напомню сатирику войны между ВКЛ-Беларусью и Московией-Россией: 1) в 1368-1372 гг.; 2) в 1406-1408 гг.; 3) в 1445-1449 гг.; 4) в 1492-1494 гг.; 5) в 1500-1503 гг.; 6) в 1507-1508 гг.; 7) в 1512-1522 гг.; Cool в 1534-1537 гг.; 9) в 1563-1582 гг.; 10) в 1609-1618 гг.; 11) в 1632-1634 гг.; 12) в 1654-1667 гг. За 300 календарных лет произошли двенадцать войн, занявшие в сумме 72 года!

В XV веке население ВКЛ-Беларуси было значительно больше числа русских в Московии, но постепенно Московия расширилась землями бывшей Орды и, набрав силу, стала планомерно истреблять наш народ. Только в войне 1654-1667 гг. русские уничтожили каждого второго беларуса.

До XIX века никаких врагов с Запада через территорию Беларуси на территорию России не приходило. Наоборот – это беларусы дважды захватывали Москву: вначале в 1373-1382 гг. (когда, кстати, состоялась Куликовская битва – битва между ВКЛ и восставшим против Тохтамыша Мамаем) и затем в 1612 году именно литвины-беларусы (а вовсе не поляки) обороняли Кремль от восставших ордынцев Минина и Пожарского.

В войне 1812 года французы стали первыми «врагами», которые прошли через территорию ВКЛ-Беларуси в сторону России. Но французы не только не потеряли тут «минимум четверть своих армий», а наоборот значительно пополнили свои силы за счет беларуских полков. Например, князь Радзивил за свой счет выставил трехтысячный уланский полк, который уже скоро первым вступил в Вильно. Мы встречали французов как освободителей от российской оккупации Суворова.

В изданной в 1905 году в Санкт-Петербурге книге «Минск: исторический очерк» писалось:

«Все русское население Минска поспешно спасалось бегством… Что же касается поляков [то есть беларусов. – В. Д.], то они и не думали бежать из города и спокойно, с радостью ожидали французов, видя в них своих будущих освободителей, и те учреждения, где преобладал польский элемент [какова формулировка – ЭЛЕМЕНТ! – В. Д.], никаких мер к отправлению из Минска не предпринимали, а, напротив, приготовились к торжественной встрече французов. По выезде из города русских чиновников поляки [то есть минчане-беларусы. – В. Д.] организовали временный совет для охраны магазинов с провиантом и спокойствия жителей. Председателем совета был избран президент первого департамента минского главного суда Л. Каминский, а членами были президент второго департамента того же суда Ходзько и минский уездный предводитель дворянства И. Монюшко, а также члены городского магистрата. Благодаря заботливости членов этого совета минские магазины не были сожжены и достались неприятелю, который здесь нашел до 7500 пудов муки, много овса и 1500 фунтов пороха. Кроме того, неприятелем был захвачен также большой запас лазаретного имущества.

Маршал Даву занял Минск 25 июня и был торжественно встречен поляками [никаких поляков в Минске не жило. – В. Д.]. Квартира ему была отведена на Высоком рынке (Соборная площадь) в доме, примыкавшем к костелу. Эта площадь была украшена в то время ратушей, иезуитской коллегией, униатским монастырем и православным собором. В течение двух дней войска корпуса Даву успели придвинуться к Минску и запрудили город, но, впрочем, в Минске оставался только генералитет, а войска расположились в окрестностях. 28 июня было назначено торжественное богослужение в костеле по поводу успехов французских войск и освобождения Минска от русского владычества, после этого богослужения Даву произвел смотр войскам. Первый французский губернатор Минска генерал Барбанегр был переведен в Борисов, а на его место заступил генерал Брониковский.

По мысли Наполеона, Минск должен был играть роль центрального склада провианта и сборного пункта больных, раненных и отставших».

Поясню, что «поляками» российские власти именовали беларусов-католиков и беларусов-униатов. После контрнаступления войск Кутузова осенью 1812 года «смятение населения Минска было ужасно. Поляки и сам Брониковский бежали, не успев захватить ни ценного имущества, ни даже необходимых вещей». Город опустел.

И правильно жители разбежались: автор книжки 1905 года пишет, что русские хотели отомстить минчанам, но по факту их бегства выместили злобу на самом городе. Разрушили в пустом городе все казенные учреждения, католические и униатские монастыри, разорили мародерством магазины и жилые дома. Автор сообщает, что всего убытки от войны для Минска составили 254 тысячи рублей, а за два дня погрома, учиненного русскими в совершенном пустом городе, «русскими войсками нанесено было убытков в 118 тысяч рублей».

В книге:

«В Минске за время кампании было убито и пропало без вести 35 тысяч человек. От разлагавшихся трупов распространялись различные болезни».

Как видим, война 1812 года опровергает суждение Задорнова:

«Недаром Беларусь всегда была оберегом России. Все завоеватели, наступая на Россию через Беларусь, теряли в ней минимум четверть своих армий, а когда Россия гнала их назад, белорусы добивали врагов».

И каким вообще «оберегом России» может быть Беларусь, которая за 70 лет устроила три общенародных антироссийских восстания (1794, 1830-1831, 1863-1864 гг.)? Это не «оберег», а мятежная провинция и головная боль колониальных властей.

Следующая война, потенциально подходящая к суждению Задорнова, - Первая мировая. Но в ней Россия напала на Австро-Венгрию и Германию, так что агрессором была именно она. Немецкая армия не потеряла на территории Беларуси четверти своих армий, и Россия не гнала их назад – немцы (после Германской революции) сами капитулировали на западном фронте, а 10 декабря 1918 года абсолютно мирно и торжественно передали Минск Армии Троцкого. Однако тут уже существовала Беларуская Народная Республика со своим законным и всенародно избранным правительством и парламентом, войска которой стали бороться против российской оккупации. Таким образом, и в этой войне беларусы не «добивали врагов», а воевали против русских.

Третий и последний раз враг прошел через Беларусь в сторону Москвы во время Второй мировой войны. Но и тогда Беларусь не стала для России «оберегом»: немцы прошли ее территорию за первые 6 дней наступления, как горячий нож через масло, и вовсе не потеряли тут «минимум четверть своих армий», как фантазирует сатирик. Мало того, немцы отпустили по домам в июле-ноябре 1941 года 318.770 советских военнопленных родом из Беларуси и Украины – видимо, будучи уверенными в том, что они не представляют угрозы для Рейха. (И. Гофман, «Сталинская война на уничтожение». М., АСТ, 2006, с. 119.)

Эта уверенность была вполне обоснованной, так как массовое бегство Красной Армии (что вызвало Катастрофу 1941 года) началось с массового дезертирства призывников Западной Беларуси и Западной Украины, из которых «гениальный Жуков» укомплектовал в мае развернутые у западных границ СССР дивизии. Хотя всякий более-менее умный начальник Генштаба должен был понимать, что призывная молодежь «освобожденных» у Польши территорий – это не советские люди, а антисоветские и антирусские. Они родились в капиталистической Второй Речи Посполитой, русского языка не знают, зато знают польский, по вере в Западной Беларуси – католики, комсомольцами и пионерами никогда не были, они не жили даже под властью царской России. И вот из этого «мобилизационного контингента» Г.К. Жуков стал формировать дивизии и армии первого эшелона. То есть, еще до нападения немцев этим решением Жуков все проиграл.

Да, были партизаны. Но немало было коллаборационистов.

Российский историк Марк Солонин пишет в книге «22 июня, или Когда началась Великая Отечественная война?» (М., ЯУЗА, ЭКСМО, 2007):

«Относительно меньшим было число пособников оккупантов в нищей Белоруссии, но и там обстановка разительно отличалась от заданного советской пропагандистской литературой представления о «партизанском крае». К осени 1941 г. численность «корпуса белорусской самообороны» превысила 20 тысяч человек. В апреле 1944 г. началось формирование 39 батальонов так называемой «белорусской краевой обороны», которая, по замыслу ее создателей, должна была стать не полицейским, а полноценным войсковым соединением, способным вместе с частями вермахта остановить наступление Красной Армии. Наконец, поздней осенью 1944 г. из остатков всяческих белорусских коллаборационистских формирований была создана 30-я дивизия СС. Стоит отметить и такой факт: из доклада генерала НКВД Кобулова следует, что с сентября 1944 по март 1945 г. в Белоруссии было арестовано порядка 100 тысяч «дезертиров и пособников оккупантов»».

Таким образом, мы убедились, что суждение М. Задорнова о том, что «Беларусь всегда была оберегом России» и что «Все завоеватели, наступая на Россию через Беларусь, теряли в ней минимум четверть своих армий» - это нелепая выдумка, миф.

На самом деле Беларусь – это главный и ненавистный враг России. Всю свою историю Россия воевала против нас, уничтожила в этих войнах три четверти нашего населения, уничтожила в XIX веке наше дворянство – как главного носителя национального самосознания, а в XX веке – нашу национальную интеллигенцию. И постоянно пыталась лишить нас Государственности и национального лица, ассимилировать в свой имперский этнос. Плюс разворовывала и грабила наше Отечество – пока не сделала некогда богатейшее в Восточной Европе Великое княжество Литовское – нищей Советской Белоруссией.

Но Задорнов считает это наоборот «хорошим». Он говорит в интервью:

«Я вообще восхищаюсь тем, что где-то сохранился улучшенный СССР. Беларусь – это «ремейк» всего хорошего, что было у нас в советское время».

Удивительное лицемерие! У себя в РФ Задорнов поносит СССР, а у нас им восхищается.

«ХОРОШЕЕ» В СССР – МИФЫ БЕСПРАВНОЙ КОЛОНИИ

Но что «хорошее» было у нас в советское время? Идеологический отдел ЦК КПСС душил на корню все проявления национальной самоидентификации беларуской нации как «проявления национал-шовинизма». То есть, ЦК КПСС продолжал шовинистическую колониальную политику царизма по уничтожению беларуской нации. Это Задорнову, русскому великодержавнику, конечно, нравится. Он это поддерживает – большой «друг беларусов».

Плюс ЦК КПСС плодил мифы типа тех, которые вещает сатирик: «Беларусь всегда была оберегом России» и прочее. В качестве идола этого мифа в ЦК КПСС избрали Брестскую крепость – пряча тот факт, беларусы ее защищали от нацистов еще в сентябре 1939 года, но эти герои-защитники крепости были уничтожены органами НКВД – то есть теми пограничниками, которые ее будут защищать уже в июне 1941 года. Не странно ли: одни защитники крепости от нацистов уничтожают других защитников крепости от нацистов? Да еще устраивают в 1939 году совместный парад с нацистами в Бресте!

Пограничники являлись частью войск НКВД, а эти войска осуществляли перед войной (в 1937-1941 гг.) геноцид – только в массовых захоронениях Куропат погребены около 102.000 из оцениваемого в 270.000 общего числа жертв НКВД в Минске и окрестностях. Эти же войска НКВД в первые дни войны расстреляли всех «политических» задержанных в тюрьмах – в основном это «классово вредные элементы» из «освобожденной» Западной Беларуси, около 30-50 тысяч ни в чем не повинных граждан. Причем, лучших граждан Беларуси. Подвиг пограничников в июне 1941 года – это есть подвиг, но как быть с тем фактом, что эти же самые героические войска НКВД повинны в уничтожении 300-320 тысяч своих же невинных граждан Беларуси?

Нам сегодня рассказывают сказки о том, что Брестская крепость была построена для «защиты западных границ Российской империи». На самом деле Брест никогда в своей истории не был пограничным городом до 1939 года. Граница между ВКЛ-Беларусью и Польшей всю свою историю находилась западнее – в Белосточчине, пограничным городом всегда был Дорогичин (по-беларуски Дарагичин, ныне Дрогичин в Польше, это древняя столица Ятвы ятвягов, передан Польше Сталиным в 1946 году). Но в Речи Посполитой (и первой, и второй) все равно никакой границы не было ни в Белосточчине, ни в Бресте. Саму Брестскую крепость построил Николай I в 1830-1842 годах – но не для обороны от внешних врагов (ибо она находилась в 500-600 километрах от западных границ Российской империи, включавшей тогда и Польшу) – а сугубо и только для подавления беларуских и польских мятежей.

Получается колониальный парадокс: крепость возведена царизмом для насилия над беларусами и для подавления нашего желания иметь свою Государственность – но сегодня ее считают одним из «символов Государства Беларусь». Это сродни тому, как концлагерь Освенцим евреи станут считать «символом Государства Израиль».

Все это – колониальные мифы, которые безмерно радуют Михаила Задорного, но при этом не просто обкрадывают нашу настоящую историю – но вообще ее подменяют набором суждений, абсолютно противоречащих всем фактам.

Эти колониальные мифы о Беларуси и беларусах присущи не только невежественным сатирикам, но и столпам демократической интеллигенции РФ. Например, писатель Михаил Веллер (на его личном сайте сказано: «только в 2000 г. его книги выходили 38 раз общим тиражом около 400 тыс. экз.») 13 июня 2011 года обсуждал в передаче «Особое мнение» на канале RTVi дефолт в Беларуси. Он назвал Беларусь – самой нищей страной в течение тысячи лет. А как же наше ВКЛ? Разве мы тогда были нищими? И разве нас не сделала нищими именно Российская империя и потом СССР? Он также заявил, что беларусы – это те же русские, отпочкование от русских и России, чем фактически отвергает существование нашей нации и нашей Государственности. Аргументирует это тем, что беларусы забыли свой язык и стали говорить по-русски.

Удивительное заблуждение вроде бы умного писателя! В США тоже, как в Англии, говорят на английском языке – но не считают себя англичанами и не собираются возвращаться в качестве колонии в подданство Британской империи. И Австрия говорит на одном с немцами языке, но возвращаться в Третий Рейх Гитлера там никто не хочет – то есть объединяться с немцами в одну нацию и в одно государство. Так с какой стати Веллер так думает о беларусах?

Но самое поразительное: эта позиция деятелей России – ничем не отличается от позиции Польши Пилсудского. Там беларусов называли «восточной окраиной и частью великопольского народа» - а Задорнов, Веллер и иже с ними нас точно так называют «западной окраиной и частью великорусского народа». Там говорили, что историческая миссия беларусинов – защищать восточные границы Речи Посполитой от орд схизматиков-москалей и мусульман-татар, а эти говорят, что наша историческая миссия – защищать западные границы Великой России от подлых поляков-католиков. И те, и другие говорят, что Беларусь – это оберег Польши против России и России против Польши.

Ну и чем Задорнов и Веллер лучше «пилсудчиков»? И те, и другие равно не хотят видеть существование Беларуской Нации и Беларуского Государства.

ЗАДЫХАЯСЬ ОТ МИФОВ

В условиях идеологической несвободы (будь то царизм или СССР) беларуским историкам, пытавшимся оспаривать эти чудовищные мифы, просто затыкали рот и жесточайше их наказывали. В этих условиях диктата (чем восторгается Задорнов) мифы никто не опровергал – и в таких условиях они становились основой представлений масс.

Суть этих мифов такова, что сегодняшние реалии (настоящие и чаще мнимые) проецируются в историческое прошлое, хотя их там никогда не было. Например, сегодня деятели РПЦ и всякие русские колонизаторы сумели вбить в головы беларусов представления о том, что беларусы якобы всю свою историю были одной с русскими веры – Русской православной церкви Москвы. Об этом, в частности, говорил и Задорнов.

Но факты это опровергают. Давайте считать вместе. Впервые беларусы (около 40%) стали людьми веры РПЦ только с 1831 года, когда царизм ликвидировал наше Униатство. Из-за подавления католицизма и иных вер в Беларуси число русско-православных выросло к 1920 году до 75-80%, но затем в БССР начался период «торжества безбожников» и массового закрытия церквей РПЦ – и примерно с 1925 года по 1939 год в целом по Беларуси (Западной и БССР) число католиков и действующих католических костелов стало существенно превалировать. Ситуация немного «выправилась» в сторону РПЦ только во времена Брежнева, но все равно СССР оставался атеистической страной: католики Западной Беларуси действительно являлись активно верующими, а русско-православные – были фикцией, они не исповедовались, не посещали каждое воскресенье храм, и только по факту крещения называли себя «православными РПЦ». Кстати, такова ситуация и сегодня. 99% нынешних православных РБ – ими не являются, так как не посещают воскресные молебны.

Считаем: вера РПЦ (основанная в 1589 году при Борисе Годунове) была верой большей части беларусов только с 1831 по 1925 год – это 94 года. А вовсе не «вся история»!

Униатами большинство беларусов было с 1596 по 1831 год – это 235 лет. В два с половиной раза дольше. Отличалось наше Униатство от РПЦ Москвы не только тем, что было «от Отцов Церкви», но – главное – это была Беларуская Национальная Церковь, которая вела богослужения на нашей мове, имела Святые тексты на нашей мове и являлась хранителем нашей национальной идентичности. Вот поэтому ее и уничтожил царизм в своих колониальных целях. Сегодня БПЦ, конечно, не соответствует тому статусу Национальной Церкви, который принадлежал в 1596-1831 гг. нашему Униатству.

Эти национальные церковные традиции существовали у нас и до церковной Унии (включая свой собственный список беларуских-литвинских святых, в котором не было введенного Иваном Грозным Александра Невского и прочих, из-за чего наши святые были запрещены царизмом в 1831 году и введены московские). То, что именуют «Униатской Церковью», являлось продолжением традиций РПЦ Киева – то есть нашей веры до Унии. Эта вера кардинально отличалась от московской-ордынской, и по этой причине Иван Грозный, захватывая Новгород, Псков, Тверь и Полоцк, в первую очередь уничтожал лютыми казнями все православное духовенство. Архиепископа Новгорода он «женил» на кобыле, привязал его лицом ей в круп, так с позором довез до Москвы и там прилюдно повесил. Замечу – еще задолго до церковной Унии Иван Грозный в захваченном на время Полоцке устроил кровавую бойню: как «иноверцев» уничтожил всех священников Полоцкой Софии и всех православных монахов. Ясно, что ни о каком «единоверии» тут и речи идти не может. Сегодня идеологи врут, что, дескать, Иван Грозный «протянул руку помощи единоверным православным беларусам», - хотя он пришел в Полоцк с целью их уничтожить как «еретиков» ненавистной ему Русской православной церкви Киева. Ненавистной тем, что в его московской (несторианской ордынской) вере его почитали БОГОЦАРЕМ – по ордынской традиции. А в Новгороде, Пскове, Полоцке, Киеве – не считали сего сатрапа таковым, не рисовали в храмах его фрески рядом с Иисусом. И вообще не обожествляли свою княжескую власть. Отсюда и ненависть.

Таким образом, наше древнее (до Унии) православие не имело ничего общего с несторианской верой Московии. Наоборот, из-за этих различий Московия-Орда вела религиозные войны против нас.

Кроме того, в отличие от русских, порядка 35-40% беларусов всегда были католиками, а в реальности еще больше, так как из-за веры многие (особенно шляхта) были записаны царизмом в «поляки». Поэтому Беларусь можно называть страной равно и католической, и униатской.

Мало того, в период Реформации Беларусь вообще стала протестантской страной (возможно ли такое в России или даже в Украине?!). В том же Полоцке, захваченном Иваном Грозным, протестантов и иудеев было больше, чем православных РПЦ Киева. Их всех скопом и уничтожил сатрап, а всех евреев Полоцка, включая младенцев, утопил в Двине. Сегодня историки РФ цинично объясняют эти зверства «друга беларусов» тем, что он якобы был возмущен реформаторской ересью, которую распространял Полоцк. Хорошая «рука помощи от единоверца»: на 17 лет некогда 100-тысячный самый крупный город Восточной Европы стал абсолютно безлюдным – в нем пребывал только гарнизон татар и мордвинов Московии, местное население Иван Грозный из города изгнал, а всю знать и духовенство всех конфессий уничтожил, как и евреев.

Забыт и тот факт, что во время войны 1654-1667 годов наши предки беларусы-протестанты расторгли Союз с Польшей и создали новую «Речь Посполитую» - теперь со Швецией. Оба документа – и Декларация об Унии со Швецией, и Договор об Унии 1569 года с Польшей – исторические реалии. И нет ни одного такого исторического документа (даже не инициированного, а просто подписанного) с нашей стороны о каком-то «воссоединении с Россией».

Однако задорновы сегодня вещают, что беларусы на протяжении 1000 лет только и хотели (испытывали постоянно зуд в каком-то месте), как воссоединиться с восточным соседом – финским Залесьем, потом Ордой, потом Московией, потом Россией. Единственным поводом для такого суждения о «тяги беларусов к Москве» можно найти только тот факт, что в 1612 году в Кремле сидели беларуские полки, осажденные бандами московитов; беларусы в осажденном Кремле полагали, что Московия станет союзной частью нашего Государства – включавшего польский, украинский и беларуский народы, что и есть СЛАВЯНСКИЙ СОЮЗ. Но московитам сей Славянский Союз почему-то не понравился, они вырезали наш беларуский гарнизон в Кремле и сегодня провозгласили это «началом русской нации» и «общенациональным российским праздником». То есть – избавление от Славянского Союза и вырезание беларусов в Кремле – это там суть нации и страны.

Из выступлений Задорнова: «Запад не дает славянам объединиться, он всегда хотел нас разъединить. Это политика НАТО».

Получается, что Минин и Пожарский, которые в 1612 году не захотели единого Славянского Государства с беларусами, украинцами и поляками, - это и есть НАТО и Запад.

Мифы, как видим, не соответствуют истории. Они живут своей жизнью, а настоящая история предков – своей.
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Чт Июн 14, 2012 2:26 pm

ПОЛАБСКАЯ РОДИНА БЕЛАРУСИ

Михаил Голденков
«Аналитическая газета «Секретные исследования»

http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=314

Мы уже много публиковали материалов о Миндовге и его новом государстве, о создании на земле западных балтов государства Великого княжества Литовского, но ниже приведенный материал доказывает в лишний раз: Беларусь начиналась не в ВКЛ, и даже не в Полоцке, а намного раньше, и с Миндовгом на современные земли Беларуси пришло уже готовое государство. Пришли рыцари с рюгенским гербом Погоня, пришла уже давно сложившаяся ЦИВИЛИЗАЦИЯ!

ПОЛАБСКАЯ РУСЬ

Это давно не секрет, что балтийские, полабско-поморские славяне в древности и средневековье проживали в землях, расположенных по южному берегу Балтики - которые в настоящее время поделены между Польшей и Германией. В своё время (в годы формирования славян из слияния западных балтов с готами), славянские племена жили на небольшой территории, даже близко не схожей с территорией современных славянских государств: лишь только по южному берегу Балтики - примерно от современного немецкого города Киль (южней датской границы) и до устья реки Вислы. Все славяне ютились в междуречье от Лабы (Эльбы) до Одры (Водры, Одера), что и означает «граница/порог», распределяясь по притокам Лабы: Заале (Солава), Шпрее (Спрёва), Хафель (Хобола или Гавола), Икер (Укра), Нейсе (Ныса или Нижа), Пене (Пена), Ильменау (Ильменов) и некоторым другим. Однако уже в девятом веке так называемые русские славяне (не путать с современным понятием термина) проживали также и по всей Южной Скандинавии – в южных землях Швеции (Готеланда), Норвегии и по всей Дании, составляя там очень существенную диаспору торговцев и градостроителей. Но центром их земель было именно южное побережье Балтийского моря.

И так как готы всегда были боевой нацией, то и их родня славяне возникли не как дикие лапотники, что выдумывают некоторые горе-историки, но почти сразу как боевые союзы, промышлявшие набегами на слабеющую Римскую империю. Политически поморские и полабские славяне представляли собой несколько довольно влиятельных на Балтике военно-племенных союзов: ободритов (бодричей), лютичей (литвинов), лужичан и поморян. По сообщениям немецких хронистов и католических проповедников, бывавших в тех землях, некоторыми из них правили собственные короли, обладавшие всей полнотой власти и передающие её по наследству, в отличие от князей или герцогов, которые обладали относительно ограниченной властью и получали её от королей других государств – на тот момент союзных, или же императоров, либо избирались на время самим народом. Свои короли, в частности, были у ободритов и у жителей острова Рюгена – руян, которых также называли русами, ибо Рюген имел несколько вариантов названий: Руян (у финнов-вепсов как Буян), Русин – у самих славян, а Рюген – германское название.

Самым западным из этих союзов был союз ободритов - в него входили племена самих ободритов, а также вагры, или варны, древане (не летописные древляне ли?), линяне (или глиняне), смоляне и полабы. Их земли простиралась от современного немецкого Киля и Любека (Любицы) до Шверина (Зверина), Висмара и Ростока. Их столицами были Старигард (скандинавский вариант) или Староград (славянский), ныне немецкий Ольденбург, что, впрочем, так и переводится – Старая крепость. Еще одним стольным градом был Рерик.

Древний Староград находится на полуострове Вагрия, в земле Шлезвиг-Гольштейн. Это тот самый город, который был упомянут одним из известных немецких описателей поморских славян, Адамом Бременским, как столица вагров, Альдинбург (что дословно также означает Старая крепость).

Чуть восточнее и южнее от них проживали лютичи (они же вильцы; не потому ли потомки вильцев-лютичей назвали свою столицу Вильна, а реку Вилией?). В состав их союза входили племена черезпенян, резан, долечан, редарей, и иногда спреван, стодорян, моричан и гаволян. Их земли располагались на территории от современных Ростока и Нойбранденбурга до Одры, а на юге - до современного Берлина и Бранденбурга (Бранибора) на Хафеле. Одной из столиц лютичей была знаменитейшая Ретра, она же Радегощь, или Радогощь, располагавшаяся в землях редарей, в районе Доленского озера (ныне Толлензе).

Средневековые немецкие источники сообщают, что Ретра была известнейшей и славнейшей крепостью в земле редарей. В ней находился храм Радегаста - одного из самых почитаемых славянских богов. Кажется, именно от него берет название известная княжеская фамилия Беларуси Радзивилл, ибо предком Радзивиллов и был волхв Радегаста, а слово радить означало судить. Хотя этого бога также звали Сварожич - так его имя описывает один из немецких источников. Известно, что от Ретры до Гамбурга было 4 дня пути. Крепость также называлась Трёхрогий Радегаст или Трёхрогая Радегощь. Она носила такое имя из-за своих трёх башен. Ретра была типичной средневековой североевропейской деревянной крепостью. По одной версии Ретра стояла на Замковой Горе около современной деревни Прильвиц (Prillwitz, славянское название Прилойце). До настоящего времени Замковая гора в Прильвице не сохранилась, она была срыта по приказу немецких властей.

Ещё южнее жили лужичане, называвшие себя сербами. Лужичанами их стали называть потому, что жили они на лужах, т. е. на прудах, озерах. В их союз входили племена мильчан, нишан, гломачей, сусулей, плоней и жаровян, а иногда также - и пограничные с лютичами спреване и гаволяне (хоболяне), народ чисто западнобалтский. Располагался сей лужицкий союз к югу от литвинского Берлина (похоже, именно лютичи строили этот город), через Лейпциг (Липск), Дрезден (Дрежджаны или Дрезно) и Эрфурт (Яроброд), до севера современной Баварии. На востоке лужичане занимали берега Одры и Нейсе (Нижы), гранича там со слензянами, бобрянами и любушанами – западными славянскими племенами, в последствии составившими население Герцогства Силезия.

С юга лужицкие сербы граничили с кельтами-богами, ставшими вскоре чехами под наплывом славян.

Ещё одним союзом полабско-поморских славян вскоре стали собственно поморяне, жившие в Поморье и переселившиеся восточнее от устья Одры и современного города Щецин до готского Гданьска, стоящего в устье Вислы, в раннем средневековье тоже готской реки. В их союз, помимо самих поморян, входили племена укрян (от них украинец), словинцев, волынян и пырычан. Их городами были Вольгаст (Вологощь), Колобжег (Колобрег), Бялогард (Белград), Гданьск (Готынск), Щецин (Штетыно), Старгард, Славно, Камень и знаменитейший Волин (во время землетрясения в начале XIV века ушедший, к сожалению, на дно моря). На границах их земель находилось и небольшое поселение Быдгощь, в последствии ставшее крупным и знаменитым городом. На юге поморяне граничили с родственными племенами, называемыми лендзянами (полянами), ибо жили те в поле, не на побережье.

Почему же все это здесь озаглавлено как Полабская Русь? Дело в том, что вышеперечисленные славянские союзы возникли на основе скандинавско-балтийского союза ругов, переименованного позже в русиев. Русиями называли себя те готы, которые отправлялись на ладьях за моря, захватывать новые земли. В этот союз и вступили новоиспеченные славяне, точнее вначале в него вступили западные балты как русы, а уж потом пограничье западных балтов со скандинавами породило эдакое койне – смешанный западнобалтско-готский язык – славянский.

«К СЛАВНОМУ ОСТРОВУ БУЯНУ»

Уже в седьмом веке Русь Полабья представляла настолько значительную силу, что Император Византии в 625 году нанимает лужичан для борьбы с аварами, напавшими на восточные границы Империи. То был год начала славянизации Балкан лужицкими сорбами (сербами). Лужичане и их родня пребывали в пределы Византии до самого 650 года. Современные лужичане (или по-другому, сербы, лужицкие сербы) все еще живут на прежнем месте, на востоке современной Германии в Лужице - небольшой области, которая осталась от их изначальной страны. Лужичане уникальны тем, что это последние исконные жители Германии, которые всё ещё помнят, что они славяне.

Особняком среди полабско-поморских русинских славян стояли жители священного острова Русин или Руян (современного Рюгена). Руяне, они же ране, ругии, рены, рутены, или просто русы. Вот они и были главным русским племенем Полабской Руси, можно даже сказать центральным. Они не подчинялись никому и, подчас, сами диктовали свою волю окрестным племенам. Именно в их землях, на севере острова Рюген, располагалась одна из самых главных славянских языческих святынь - крепость Аркона с храмом Свентовита. Сюда, на Рюген, переселялись из Швеции викинги, но даже и они, строя целые города, не верховодили на Рюгене, а лишь подчинялись местным королям и князьям.

Там же, на острове, находилась столица русов - город Кореница. Помимо этого острова, русы владели также землями на материке - по соседству с Рюгеном, в том числе и землями племени хижан. Руянам-русам, в частности, принадлежал в своё время город Штральзунд (Стрелово).

В 2009 году в Летуве и в Беларуси скромно отмечали дату тысячелетия Литвы – Академия Наук Беларуси устроила конференцию, в которой принимал участие и автор этих строк. Под 1009 годом немецкие хроники «Квендлинбургские анналы» впервые упоминают Литву, описывая смерть святого Бруно-Бонифация из Кверфурта, которого убили «между Русью (Rusciae) и Литвой (Lituae)». Меня немало удивило в выступлениях разных историков, что даже в наше время многие беларуские специалисты в 1009 году видят Русь и Литву обязательно на тех же местах, где и сейчас находятся Летува и Украина. А где-то «между» - это, стало быть, огромная территория Беларуси!? Что-то не складывается! Слишком уж большое «между» получается.

Немцы XI века под Rusciae и Lituae описывали совсем другие земли! Литвой они называли полабскую землю лютичей Лютву, которая уже тогда часто именовалась через «и» - Литва. Ну а Русь – это остров Русия/Русин (Рюген), отделенный от побережья Лютвы-Литвы узким проливом. Это уже в самом деле «между!» Вот в этом вот проливе и убили миссионера при попытке приплыть к берегам грозного Русина, так как христианских миссионеров на Рюгене-Русине всегда не любили, прогоняли или убивали, о чем также повествует и «Житие святого Адальберта». Этого миссионера Чехии убили в 997 году люди вождя Сичко где-то в Поморье, называемом в те годы уже Порусьем (страна идущая по (вдоль) Руси) – по немецкому произношению «Пруссия».

Известно, что в тринадцатом веке на территорию Беларуси вместе с 70.000 прочих полабских славян, уходя от нашествия крестоносцев, из Рюгена переехало более 20.000 человек. А это хорошее войско! Не оно ли составило костяк армии Миндовга в 1240 году при основании ВКЛ? Похоже, что именно так и было, ибо герб самого Миндовга, как всей его державы, был скачущий всадник на коне. Именно такой герб был изображен на печатях рюгенских князей Виславов. Миндовг дважды громит немецких меченосцев, а в 1263 году громит и татар хана Берке, норовившего захватить для Орды земли ВКЛ.

На печатях 1302 года Вислава III хорошо виден герб: орел на треугольном щите и закрытый шлем, какие (и щит, и шлем) у нас с детства ассоциируются с немецкими крестоносцами. Но это была общеевропейская мода. Рыцари Рюгена-Русина мало отличались от западных рыцарей, а порой и превосходили их. Не зря же попытки немцев захватить и германизировать Полабскую Русь успешно отбивались около пятисот лет! Нет нигде в мире ни в одной истории более долгой обороны своей земли!

В настоящее время из всех этих вышеперечисленных народов Полабской Руси продолжают существовать, не растворившись окончательно среди соседей, лишь 100.000 лужицких сербов и остаток поморов - кашубы (в Польше). Все остальные их собратья за прошедшие века, к сожалению, либо онемечились, либо полонизировались. И либо сохранились на территории современной Беларуси, о чем сами беларусы догадываются едва ли. Еще в советском учебнике «Истории БССР», печально известном выдумками Л. Абецедарского, упоминалось о том, что в тринадцатом веке около 200.000 пруссов бежало от крестоносцев в Беларусь. «Пруссами» Абецедарский весьма не случайно назвал именно поморских, русинских и литвинских славян, желая историю Беларуси строить на одном месте без всяких там переселений, как часть России. Такова была линия партии. Линия странная, как и многое другое в СССР. Из этой же среды русинских переселенцев был и известный Рюрик (синьор херрауд Рюрик Людбрандсон Трувар). Да, он был варяг (точнее датчанин), но он был именно рюгенским русом, приведя за собой своих земляков и из Руяна, и из Лютвы (нашей полабской прародины), и с речки Ильменов, что дала название теперь и финскому озеру, на берегах которого возвысился Новгород.

ПРИЧИНЫ КРАХА ПОЛАБЬЯ

Но почему такой крепкий союз иммигрировал кто на Балканы, кто в ВКЛ, кто в Ладожские земли? Да, немецкой экспансии Полабская Русь долгое время успешно противостояла, но так продолжаться вечно не могло.

Начал попытки немецкого вторжения ещё Карл Великий, который намеревался присоединить к своему государству все соседние племена - как немецкие (саксы, тюринги и др.), так и славянские. Именно он основал на границах с ободритами город Гамбург. Карл заключил союз с ободритами, которые поначалу сотрудничали с немецкой империей, надеясь на помощь в борьбе с лютичами. Карл, защищая их, действительно отправлял свои войска против лютичей. Он же впервые попытался захватить земли лужицких сербов.

Началось все это в конце VIII века, когда большая часть сербов уже убыла на Балканы. Хотя войны, приграничные стычки и столкновения между полабскими племенами и немецкими раннегосударственными образованиями, конечно, случались и до этого.

Например, ещё в начале VII-ого века, а точнее, в 631 году, князь лужицких сербов Дерван разбил войска франкского короля Дагоберта. Но централизованная имперская политика по покорению и присоединению этих земель начинается именно с эпохи Карла. Интересно, что войско, посланное им на завоевание лужичан, было разбито немецким племенем саксов, которые в то время сами, вместе со славянами, боролись против присоединения к империи Карла и против насильственного крещения. Однако, в конце концов, все независимые немецкие племена в данном регионе оказались разбиты и порабощены. В том числе и саксы. По приказу Карла были вырублены их священные рощи. А сами они крещены западными священниками. То же самое произошло и с тюрингами, швабами, алеманами, фризами, баварами и другими.

Вильцы (лютичи) вместе с саксами активно сопротивлялись Карлу с примкнувшими к нему ободритами. Лужицкие сербы также воевали совместно с саксами против Карла. Да и соседние чехи поначалу мужественно сопротивлялись ему. После Карла сама его империя распадается на несколько частей. И на основе восточной части, Оттон I (912-973 гг..) учреждает знаменитую Священную Римскую Империю, к названию которой чуть позже добавилось ещё и словосочетание «Германской Нации». Эта империя просуществовала около тысячи лет - до Наполеона Бонапарта. И именно она вела несколько столетий непрекращающиеся войны против полабских и поморских славян, в конце концов, присоединив их земли к себе.

Подчас в ходе этих жестоких войн немцы вели себя вероломно и предательски. Например, однажды маркграф Герон, служивший императору Оттону I, пригласил к себе для переговоров 30 полабских князей. Он устроил им пир, напоив допьяна. А когда гости отправились спать в специально построенный для них деревянный дворец - приказал поджечь его! Возможно, что этот факт позже лег в основу «сочинения» русского летописца о сожжении княгиней Ольгой древлянских послов. Гибель такого значительного числа военных и политических лидеров полабских славян дала ощутимое преимущество немцам, которым удалось подавить последовавшее за этим событием восстание. Этот трусливый и позорный поступок - лег поистине несмываемым пятном на немецкую воинскую честь той эпохи.

При этом у немцев бывали и действительно успешные военачальники, которые добились некоторых значимых побед на поле брани - например, знаменитые Альбрехт Медведь или Генрих Лев.

Кстати, еще сам Рим, начиная с языческих времён, пытался завоевать земли к северу от своей империи. Римские легионы ходили и на Эльбу (Альбион), и за Дунай – в современную Баварию и на север от современной Австрии. Римляне называли все эти обширные территории Германией. Германия – кельтский термин, попавший к римлянам от галлов. Исходное слово, видимо, имело значение «соседняя земля» или «соседняя страна» - так кельты Галлии, покорённой римлянами ещё при Юлии Цезаре, называли на самом деле земли своих свободных собратьев - кельтов за Рейном, ещё не покорённых Римской империей. В современных кельтских языках сохранились похожие слова - в валлийском ger, в ирландском gearr - оба имеют значение территориальной близости.

Затем сами римляне, переняв это слово у кельтов, расширили его значение на всю область к северу от своих владений. Они-то и стали называть германцами все населявшие эту самую «Германию» разноязыкие, но похожие и внешне, и по укладу жизни племена.

Поначалу война шла с переменным успехом. Немцы нападали, от них отбивались. Если немцы одерживали какую-то локальную победу, то сразу же объявляли сию землю покорённой, учреждали там свою особую административную имперскую единицу - марку (страну, территорию): Икер Марк (Укрянская марка) или Лаузицер Марк (Лужицкая марка). Некоторые из этих «марок» были довольно маленькими – не больше района (как Укрянская марка), некоторые довольно крупными (как марка, а позже маркграфство Бранденбург). Всего подобных областей существовало (или существует до сих пор) несколько десятков.

Славянские рати так же часто ходили в ответные походы на немцев. В немецких документах зафиксированы многочисленные нападения славян на немецкие города и монастыри, разграбление и уничтожение немецких поселений и церквей, угон немецких пленников. Например, один только город Гамбург в ходе этих войн был сожжён ободритами больше пятнадцати раз. В таком виде ситуация развивалась не одно столетие. Но, в конце концов, славянское вооруженное сопротивление постепенно угасло, и в XIII веке начались массовые иммиграции из неспокойных мест на куда как более безмятежный восток, где все те же колонисты из Полабья и Скандинавии держали города на пути из варяг в греки.

Дело еще обстояло так, что немцы шли в земли Полабья не просто как новые хозяева страны, но с абсолютно новой по тем временам политикой, стремясь создать там фактически провинции своей империи.

У славян не было организующей политики, с которой немцы познакомились на юге - в бывшем Риме, приняв христианство и фактически усвоив многие принципы, по которым строилась Римская империя (не даром же основатель немецкой империи Оттон I назвал своё государство Священная Римская империя). Фактически, средневековые немцы, после принятия христианства, прямо рассматривали себя как продолжателей дела Рима. Славяне же воевали тогда на уровне межплеменных конфликтов – так же, как воевали в течение предыдущих столетий, не имея объединяющей, направленной на расширение идеологии и не пользуясь богатым римским опытом в деле создания больших империй.

И вот первая четверть XIII века. Экспансия на восток со стороны немцев усилилась еще и тем, что в союзе с немцами теперь выступали и поляки, зачастую чехи. Их всех, кажется, объединял благородный порыв – нести знамя Христово паганскому Северу. В 1220-е и 1230-е годы полабы уезжали не просто абы куда, но ехали непосредственно в колонии Полабской Руси, как уезжали в Америку ирландцы, шотландцы и англичане в течение XVIII и XIX столетий. На востоке Балтики уже были основаны полабский Новгород, шведская Ладога, также Плесков (Псков), южней, на пути из варяг в греки – Киев, Чернигов… и самым восточным форпостом был Смоленск, построенный готами (ётами) из Смоланда (область Южной Швеции). Критическая масса переселенцев вынудила их не просто переселяться в уже существующие города или строить новые рядом, но и натолкнуло на мысль создания своего собственного государства. Его назвали Великим княжеством Литовским именно потому, что литвины-лютичи здесь составили большинство, а русины-рюгенцы их количественно и качественно поддержали. Объединившись, эти переселенцы выбрали себе князя Миндовга из соседнего с Полабской Русью Порусья, который также подался в земли Новой Литвы.

Таким образом, беларуской государственности даже не тысячу лет, а несколько больше, возможно все 1200 лет, и первой нашей столицей был совсем не Новогрудок, и не Вильня, а ныне забытая «трехрогая» Радегощь с ее тремя высокими башнями у въезда в город. Теперь на этом месте раскинулась немецкая земля Мекленбург.
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Чт Июн 14, 2012 2:27 pm

РУССКОМУ ЯЗЫКУ 50 ТЫСЯЧ ЛЕТ?

Вадим РОСТОВ
«Аналитическая газета «Секретные исследования»

http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=315

В России все более утрачивается грань между Наукой и Лженаукой. Там сформировалась целая «научная школа» академика Фоменко, профессора Чудинова и сатирика Задорнова, вещающая, что русские являются родителями Человечества, а русский язык существовал еще десятки тысяч лет назад. Сейчас к этой «научной школе» присоединился и Институт русского языка.



17 мая 2011 года президент Академии фундаментальных наук Андрей Александрович Тюняев получил медаль от Института русского языка имени Александра Сергеевича Пушкина. Медаль ему вручили за научную работу «Стадии русского языка и их соответствие данным археологии, антропологии и ДНК-генеалогии».

Суть «открытия» - поистине революционна и достойна не какой-то медали Института русского языка, а Нобелевской премии. Тюняев «открыл», что 50 тысяч лет назад племена Евразии говорили на русском языке, что древний индоевропейский язык – это русский язык, и все индоевропейские языки – происходят от русского языка.

Вся «доказательная база» этого «открытия» сводятся к тому, что, дескать, уже 50 тысяч лет назад жители Русской равнины были русскими, а потому и их язык был русским.

Рассказала об этом сногсшибательном «открытии» ведущий эксперт международного фонда «Русская культура» Юлия Жукова – в статье со скромным названием «Русский язык как основа мировой цивилизации». Она пишет:

«Когда в 90-е годы минувшего столетия знаменитую болгарскую ясновидящую Вангу спросили о судьбах мира в двадцать первом веке, она ответила, что Европу затопит, США перестанут править миром, зато Россия сметёт всех. Ванга говорила о великой роли России, и в её глазах лучился свет, а в голосе звенела гордость.

Державу изнутри разгрызали ельциноиды и откровенно грабили будущие олигархи. Поэтому прогноз Ванги в ту пору казался фантастикой.

…Здравый смысл в расшифровке прогноза проявили известные детские писатели и учёные Андрей Александрович Тюняев и Сергей Васильевич Еремеев. С того времени и до сего дня они уверенно утверждают, что русскому народу, с его исконными понятиями о справедливости и верой в лучшее будущее суждено стать своего рода духовным объединителем новой мировой цивилизации. А саму Россию на данном этапе спасёт именно русский язык!»

Уже странный «научный» подход: привязывать результаты своих изысканий к каким-то словам Ванги про то, что «Россия сметёт всех». И что хорошего во фразе «сметёт всех»? Цунами тоже всех сметает…

Начинается рассказ Юлии Жуковой об «открытии» Тюняева с «поразительной вещи», как пишет автор. Эта «поразительная вещь» заключается в том, что тюркскому языку приписывается глубина в 10-12 тысяч лет, «дравидийский уходит корнями в цивилизацию Хараппы (7 тысячелетие до новой эры) и глубже», а вот великий и могучий русский язык почему-то не имеет такой древности. Причиной этого Жукова и Тюняев считают заговор врагов России, которые хотят принизить величие этой могущественнейшей Державы и хотят этим оскорбить древнейший на планете русский народ.

Жукова делится: «В антропологическом аспекте русский язык является языком индоевропейской расы».

Забавно узнать о том, что у языков существует какой-то «антропологический аспект». Интересно, а какой антропологический аспект у языка эсперанто?

Жукова пишет: «маршрут распространения «индоевропейцев» подтверждается аналогичным распространением носителей генетической гаплогруппы R1a1, которая в научной прессе названа «русской». …Эта гаплогруппа представлена во всех указанных регионах в такой зависимости: чем дальше регион от центра Русской равнины, тем меньше процентное отношение носителей этой гаплогруппы. На Русской равнине - 70% R1a1».

Это выдумки. На Русской равнине R1a составляет около 35% - и там превалирует финская гаплогруппа N2, поэтому генетически жители вокруг Московской области (славянизированные финские племена мокша, эрзя, мурома, мещера и пр.) идентичны мордовским народам (а те финны, а не индоевропейцы). Самые высокие показатели R1a – у потомков западных балтов: беларусов (50%), мазуров (57%), лужицких сорбов (63%). Выше этого нет ни у одного другого народа мира. Как видим, R1a растет по мере удаления от Русской равнины (начинает расти у жителей Смоленской и Тверской областей, которые являются кривичами, т.е. беларусами) – и, конечно, никто эту гаплогруппу «русской» не называет, но зато называют БАЛТСКОЙ. Но чаще – «арийской».

Но в любом случае, я так и не понял – а какое отношение это имеет к русскому языку? За что медаль-то дали?

Жукова: «Мы полагаем, что отсчёт начала одной из двух русских гаплогрупп (I) следует вести с 50-40-го тысячелетия до новой эры».

Далее такая логика: коль «арийские» гаплогруппы Жукова и Тюняев переименовали в «русские», то и древних индоевропейцев они переименовывают в русских:

«Итак, по-прежнему нет соответствий только с одной языковой семьёй. С той, которую нам приходится называть неправильным термином «индоевропейская» и которую по географическому месту исконного обитания её носителей следовало бы справедливости ради назвать «русская»».

Эти суждения поражают. Оставляю в стороне тот факт, что понятие «индоевропейцы» появилось раньше географического термина «Русская равнина». Но суть даже не в этом. Напомню для российских первооткрывателей, что в Евразии люди современного антропологического типа появились только 40-35 тысяч лет назад. Их назвали кроманьонцами – по названию грота Cro Magnon во Франции, где в 19-м веке впервые нашли скелеты неоантропов. Удивляет СКРОМНОСТЬ французских ученых: ведь они на таких же «основаниях», как Жукова и Тюняев, тоже вполне могли объявить, что все гомо сапиенсы – это французы. И что, мол, Франция – это родина всех языков и всех народов. Почему же они этого не сделали? Да потому, что понимают всю нелепость подобных обобщений. А российские ученые – не понимают совершенно. Жукова продолжает:

«Насколько существенной была численность древнего населения на Русской равнине, чтобы говорить о возможности древнего формирования семьи языков? Отвечая на этот вопрос, представим результаты проделанного нами статистического анализа археологических памятников Русской равнины. Итоги этой работы были доложены на одной из самых авторитетных археологических и антропологических научных конференций «Человек и его биологическая и социальная история», проведённых Отделением историко-филологических наук, Институтом этнологии и антропологии имени Н.Н. Миклухо-Маклая и Институтом археологии РАН 9-12 ноября 2009 года.

Данные по двенадцати центральным областям Русской равнины показывают, что, начиная с раннего верхнего палеолита (50 тыс. до н.э.), Русская равнина была активно заселена. Огромное количество поселений было оставлено соответствующим количеством людей, которых мы вправе отождествлять с носителями древнерусского языка».

Следуя этому новаторскому «научному подходу» российских ученых, коль кроманьонцы 40-35 тысяч лет назад жили во Франции, то являлись носителями древнефранцузского языка! Плюс Петр I основал Ленинград, граф Демидов жил в Свердловске, а Батый царствовал в Сталинграде и был членом ВКП(б). Остается, правда, загадкой, откуда на территории нынешней русскоязычной России (население которой якобы еще 50 тысяч лет назад было русскоязычным) – взялись местные финские и тюркские языки? Понаехали сюда в советское время? Или вот загадка: почему мигрировавшее 1000 лет назад в Европу коренное население ныне Центральной России – венгры-мадьяры, болгары-булгары, печенеги – не были не просто русскоязычными, но не являлись вообще индоевропейцами? А ведь других таких массовых миграций – далеко после эпохи переселения народов – не было ни из Центральной России, ни туда.

И еще загадка: как у якобы «носителей древнерусского языка» на Русской равнине – вдруг все древние топонимы финские: Москва, Тверь, Калуга, Суздаль, Кострома, Рязань (Эрзя), Пермь, Муром и т.п.? Единственные русские топонимы эпохи Киевской Руси – это города, основанные киевскими князьями: Ярославль, Владимир, Нижний Новгород и Ростов. Это четко указано в летописях: сии города основаны и названы киевлянами на киевский манер, потому выглядят как инородные тела среди местных финских топонимов (и гидронимов) на равнине, ныне именуемой «Русской». На деле же – по сути древних гидронимов и топонимов – эту равнину правильно называть Финской равниной или Мордовской равниной. А финны – это не индоевропейцы…

Жукова фантазирует:

«…Десятитысячный рубеж численности древнерусская («общеиндоевропейская» доиндоевропейского периода) семья преодолела примерно 50 тысяч лет назад, то есть в полном соответствии с данными археологии, антропологии и генетики.

Подчёркиваю: количество археологических памятников на Русской равнине исчисляется десятками тысяч, в каждом последующем периоде увеличиваясь экспоненциально. К раннему средневековью расстояние между соседними деревнями составляло всего около километра. И это уже тот период, относительно которого есть письменные источники и который принято отождествлять с русским народом и русским языком».

Заканчивается статья пафосной главкой под названием «Восстановить историческую справедливость»:

«Президент России Дмитрий Анатольевич Медведев, подписывая свой указ о противодействии фальсификациям в истории, вряд ли замахивался на такие исторические глубины, о которых сегодня речь.

Однако на основании изучения комплексных данных археологии, антропологии, генетики, лингвистики процесс исторического формирования русского языка обязательно следует дополнить несколькими древними этапами. Верхнепалеолитическим, мезолитическим, неолитическим (этап бронзового века соотносится с общеидноевропейской стадией).

А главное, семью языков, ныне именуемую «индоевропейской», следует именовать по географическому месту её формирования и по национальному признаку её исконных носителей – «русская семья языков». Со всеми необходимыми приставками, отражающими различные древние этапы её развития».

Одним словом – налицо огромное желание переименовать уже весь мир в «русских»…

ЗА ЧТО МЕДАЛЬ?

Вот такая статья, и вот такое «открытие». Но за что медаль-то от Института русского языка?

Давайте разберемся. Тюняев сделал «открытие», что русский язык – это не славянский язык (славянские языки появились только 1500 лет назад), а какой-то иной архаичный и допотопный язык возрастом в 50 тысяч лет. И что русские – это не славяне, а невесть кто, родичи неандертальцев-русичей.

Это нечто неслыханное, такого еще не было: Институт русского языка раздает медали тем, кто доказывает, что русский язык – не славянский, а русские – не славяне. Раньше за подобные высказывания называли «русофобом», «свидомитом» и «агентом Госдепа США», обвиняли в «попытках внести разлад в семье восточнославянских народов». А тут Институт русского языка награждает… Так и хочется спросить: на чью мельницу льете воду, товарищи ученые?

Удивляет и «научная» методология: по костям определять историю языка. Тоже нечто невиданное.

Сегодня жители Минска, Кишинева, Ташкента, Бишкека, Читы, Казани, Риги говорят на русском языке. И какая же общая антропология и генетика их при этом объединяет? Как Тюняев может определить по костям: вот череп русскоязычного киргиза, вот череп казахоязычного киргиза, а вот череп киргиза, который знал эсперанто?

В 1950 году 80% беларусов в семьях говорили на беларуской мове, а в 2010 – уже на русской. Означает ли это, что изменилась их форма черепа? Или что они от этого перестали быть беларусами и стали русскими?

Беларусы неизменны антропологически и генетически минимум 3500 лет – сохраняют все это время балтскую форму черепа. Вопрос: на каком языке говорили предки балтов-беларусов 3500 лет назад? По «логике» Тюняева, раз сегодня беларусы говорят на современном российском языке, то на нем (и даже не на беларуском или старобеларуском!) наши пращуры-балты и говорили. Дескать, это и был язык ятвягов и кривичей, западных балтов.

Все это абсолютно ненаучно. Беларусы за 3500 лет сменили несколько языков: от коренного западнобалтского – до принятия языка Волыни как «старобеларуского», потом в смешении с балтским субстратом этот государственный язык ВКЛ родил беларуский язык, а сейчас и его забыли, перейдя на иностранный русский.

При этом в построениях Тюняева русский язык выглядит чем-то «неизменным 50 тысяч лет», хотя язык – это вещь живая, быстро меняющаяся. Нынешний русский язык – продукт ХХ века, его не было даже 200 лет назад.

ПРЕДКИ РУССКИХ

В реальности русский язык – один из самых молодых. Он появился из солунского (болгарского) диалекта 9-11 веков, то есть церковнославянского языка, на котором говорили болгарские попы, крестившие и русифицировавшие местное население Суздальской земли.

Фактически нет никакой разницы между так называемым «древнерусским» языком и церковнославянским, что четко связывает распространение «древнерусского» языка в Суздальской земле с распространением православия. При этом совершенно ясно, что 50 тысяч лет назад никакого православия не существовало. Откуда тогда мог на Русской равнине, языческой, взяться солунский диалект за 49 тысяч лет до его появления на Балканах?

Славянские языки появились в 4-6 веках нашей эры – как смесь западнобалтского и готского языков с возможным участием сарматского. Опять-таки, 50 тысяч лет назад не было ни славян, ни балтов, ни готов, ни сарматов. Были только неандертальцы.

Коренное население Суздальской земли – финно-угры, которые, как считают сегодня российские историки, «растворились в славянской среде». Таким образом, теория Тюняева опровергает суждения российских ученых о некоей «миграции славян на территорию РФ в 9-11 веках». Ведь Тюняев утверждает, что русское по языку население жило там еще 50 тысяч лет назад, причем антропологически идентичное нынешним русским.

Действительно, о какой-то значимой миграции славян в Залесье (так называли будущую Московию в 9-11 веках) в летописях не говорится. Был просто переход местных племен мордовской группы (муромы, мещеры, мокши, чуди и пр.) на церковнославянский язык. Если антропологически русские не изменились и идентичны дославянскому населению, то это означает, что они лишь сменили язык, а антропологически остались финнами – то есть не индоевропейцами.

Но следует уточнить, что и финнов не существовало 50 тысяч лет назад.

О каких вообще «русских» 50 тысяч лет назад говорит Тюняев и Институт русского языка имени Александра Сергеевича Пушкина?

Термин «Русь» впервые появляется примерно с 4-го века на территории Полабья и острова Русин (Рюген). На территории РФ – с прибытием в район Ладоги (тогда принадлежавшей шведам) колонии ободритов Рюрика в конце 9-го века. Шведы позвали Рюрика, чтобы он уладил их споры с местными финнами – саамами, коренным населением будущей Новгородчины. Ободриты-русины основали Новгород и являлись единственными славянами на этой территории.

По одной из гипотез, термин «Русь» связан с рекой и гребцами (родственен словам «русло» и «русалка»), он означал по сути варягов – тех, кто жил речным промыслом. Ясно, что 50 тысяч лет назад никаких варягов не было, поэтому говорить о какой-то «Руси» 50 тысяч лет назад – это не дружить с головой.

В статье о присуждении Тюняеву медали Институтом русского языка сказано:

«…Десятитысячный рубеж численности древнерусская («общеиндоевропейская» доиндоевропейского периода) семья преодолела примерно 50 тысяч лет назад, то есть в полном соответствии с данными археологии, антропологии и генетики».

Однако 50 тысяч лет назад на Русской равнине обитали только неандертальцы. Получается, что Институт русского языка называет «древними русскими» неандертальцев, а их неандертальский язык – русским языком, а нынешних русских – потомками неандертальцев.

Еще раз повторю, что в Евразии люди современного антропологического типа появились только 40-35 тысяч лет назад. Их назвали кроманьонцами – по названию грота Cro Magnon во Франции, где в 19-м веке впервые нашли скелеты неоантропов. Французами их никто не именует (слава Богу, никто не додумался!). Получается, что национальность кроманьонцев неизвестна, но зато известна национальность их предшественников неандертальцев – сии дикари были русскими (как открыл Тюняев). И выходит, что все люди произошли от кроманьонцев из Франции, а одни русские – от неандертальцев с Русской равнины.

К слову, первые поселения кроманьонцев в приледниковой зоне, в условиях тундры и холодных степей (чем тогда являлась территория Беларуси и Русской равнины), возникли только 27-24 тыс. лет тому назад. То есть, кроманьонцы заселили Беларусь и Русскую равнину на 13-9 тысяч лет позже, чем Францию. Местные неандертальцы Русской равнины были истреблены кроманьонцами «из Франции», при этом вызывает огромное сомнение, что сии кроманьонцы почему-то перешли со своего «древнефранцузского языка гомо сапиенса» на неандертальский «древнерусский язык», согласно Тюняеву.

И вообще, с чего Тюняев и Институт русского языка взяли, что население Русской равнины было неизменным в течение 50 тысяч лет? 22-17 тыс. лет назад пришелся максимум нововалдайского похолодания (неовюм), и территория Беларуси и Русской равнины стала абсолютно необитаемой. Ледник ушел только в период 15-10 тысяч лет назад.

В течение около 10 тысяч лет на Русской равнине никто не жил. Возникает вопрос: где же в это время пребывали «древние русичи» Тюняева? И с какой стати он взял, что племена, вновь заселившие Русскую равнину через 10 тысяч лет, являлись потомками тех, кто отсюда ушел с наступлением ледника?

Забавно взглянуть и на род занятий этих «древних русичей» Чем они занимались в тундре, каковой была Русская равнина? Оленеводством. Жили в чумах. Причем, этим занимаются и сегодня: с глобальным потеплением эти племена со своими стадами оленей двинулись вслед за тундрой на север. Это саамы, чукчи, ненцы и прочие народы Крайнего Севера. Именно они 5-12 тысяч лет назад населяли территорию Русской равнины (и видели мамонтов). По Тюняеву выходит, что они и есть «древние русские с русским языком».

Кем РАСОВО являлись эти древние русичи Тюняева, жившие 5-12 тысяч лет назад на Русской равнине в условиях тундры, промышлявшие оленеводством – и якобы говорившие на древнерусском языке? Могли ли они являться даже европеоидами? Нет. Жизнь в таких условиях создала расу монголоидов с узкими глазами (защита от слепящего на снегу Солнца), иссиня-черными волосами и желтой кожей.

Вот облик «древнего русича Русской равнины» по Тюняеву в период между примерно между 5-12 тысячами лет назад. Излишне говорить, что в нынешних языках этих коренных древних обитателей Русской равнины нет ни крупицы чего-то «русского».

О «КОЛЫБЕЛИ» ЯЗЫКОВ

Интересно, что в одно время с вручением Тюняеву медали Институтом русского языка за открытие, что «русскому языку 50 тысяч лет», СМИ распространили сообщение о других исследованиях праязыка – уже в рамках науки, а не русской лженауки. Сообщение называется «Ученые нашли "колыбель" всех языков»:

«Ученый-лингвист Квентин Аткинсон из новозеландского университета Окленда проследил эволюцию человеческого языка вплоть до его истока - прародителя всех современных наречий. По мнению исследователя, такой "материнский" язык зародился в юго-восточной Африке, а затем распространился на другие континенты, где видоизменялся. Новизна работы заключается в том, что автор опирался только на фонемы - минимальные единицы звукового строя языка. Исследование опубликовано в журнале «Science».

Человеческие языки со временем не остаются неизменными, а постепенно эволюционируют, и по этим изменениям специалисты могут отслеживать историю языков. Однако большинство лингвистов полагают, что языковая эволюция, восстанавливаемая по изменениям слов, может быть воссоздана не более чем на 6,5 тысяч лет назад.

Автор новой работы предложил иной подход - он следил за изменениями не слов, а фонем - языковых единиц, соответствующих звукам речи. Ученый проанализировал 504 мировых языка, сравнивая их фонемические отличия. Он разработал несколько моделей, объясняющих природу найденных изменений. В частности, ученый показал, что в языках маленьких популяций, отделившихся когда-то от предковой популяции, разнообразие фонем меньше, чем в больших популяциях.

Аналогичное свойство характерно для генетических отличий - их тем больше, чем больше размер исходной популяции. Так, максимальное генетическое разнообразие людей наблюдается в Африке, которая является "колыбелью" человечества.

Коллеги автора неоднозначно восприняли его работу. Основные претензии ученых относятся к методу исследования - специалисты сомневаются, что, анализируя видоизменения фонем, можно делать столь далеко идущие выводы (появление "материнского" должно было произойти от 50 до 100 тысяч лет назад)».

Как видим, Квентин Аткинсон не в курсе открытий Тюняева и Института русского языка. Вообще говоря, тема зарождения «материнского языка» связана напрямую с темой появления человека – и поэтому она крайне сложна. Но совершенно очевидно, что 50 тысяч лет назад в Африке не было ни русского языка, ни самих русских.

Но концепт Аткинсона верен. В широком плане язык некой группы отражает время ее появления, что также можно отследить на основе иных культурных реалий (традиций, преданий, национальной кухни). Дело в том, что каждая этническая группа была некогда сформирована из-за своей миграции и/или из-за смешения с другой этнической группой. При этом некие древние реалии исчезают, что позволяет судить о времени рождения данной этнической группы.

Суть, повторяю, верна: чем меньше разнообразие фонем – тем более это говорит о вторичности языка из-за его смешения с другими. Приведу несколько примеров, касающихся нашей европейской истории народов.

Какие индоевропейские языки сегодня – по концепту Аткинсона – наиболее разнообразные в своей сложности, то есть менее упрощены и потому более архаичны?

Это три языка: польский, беларуский и санскрит. Все остальные ныне существующие индоевропейские языки (включая тем более русский) – скудны в своих базовых формах. То есть, другие языки более аналитические, чем синтетические. Объясню, что термин «синтетичность» означает у филологов наибольшую близость к праязыку как изначальной цельной системе передачи мысли. Чем дальше от древнего индоевропейского языка из-за смешений с другими языками – тем меньше в нем синтетичности и больше аналитичности (что, в том числе, выражается в упрощении форм, потере падежей, склонений, в выносе флексий за слово и т.п.).

Для сравнения проспрягаем глагол «быть» на польском языке, на санскрите и на русском языке. При этом повторю, что славянский койне возник как языковое упрощение для межнационального общения. Увы, для русских России это было «упрощение в квадрате», так как славянизация финского субстрата Московии шла через болгарский язык – то есть язык славянизированных тюрок-булгар. Этот болгарский язык – является единственным среди славянских языков аналитическим (все остальные синтетические, то есть с флексиями внутри слова, а не вне слова). Аналитичность языка и является результатом крайнего его упрощения.

Санскритская версия глагола "быть" выглядит следующим образом (в санкрите спряжение проходит без местоимений, что тоже важный признак архаики языка):

(Я) астаями
(Ты) астаяси
(Он) астаяти
(Мы) астаямаг (глухое "г", как в беларуском)
(Вы) астаята
(Они) астаянти

Ляшский (то есть чисто славянский язык Кракова) был уже славянским упрощением, но после слияния языка ляхов с мазурским западнобалтским языком появились формы ныне польского языка, где спряжение тоже происходит без местоимений (но, опять-таки, приведем для удобства в скобках русские эквиваленты местоимений):

(Я) естем
(Ты) естеш
(Он) ест
(Мы) естешмы
(Вы) естешче
(Они) сом

Налицо, кстати, и прямая связь с нормами латинского языка, а он был государственным в Польше в средние века и запросто изучаемым мазурами из-за, очевидно, огромной близости с западнобалтским мазурским (то же можно равно сказать и о литвинах ВКЛ, тогда говоривших на западнобалтском языке кривичей, ятвягов и дреговичей – они все с легкостью учили латынь). То есть, тенденция видна: западнобалтский язык был более всего близок к санскриту и был более сложен, архаичен. От нашего западнобалтского языка некогда как отпочкования и произошли романские, а затем германские языки вместе с самым юным славянским.

А вот спряжение глагола "быть" и на русском, сравните сами:

Я ЕСТЬ
Ты ЕСТЬ
Он ЕСТЬ
Мы ЕСТЬ
Вы ЕСТЬ
Они ЕСТЬ

Попробуйте убрать местоимения из этого спряжения, и вы сразу же поймете, почему эти местоимения обязаны присутствовать, а не отсутствовать, как это имеет место в санскрите и польском. Налицо ПОЛНАЯ АНАЛИТИЧНОСТЬ, утрата исконных БАЗОВЫХ языковых форм.

Возникает сугубо научный вопрос: почему Институт русского языка в РФ находит вместе с Тюняевым и Жуковой свой язык с такими явными чертами аналитичности якобы «наиболее близким с древнему индоевропейскому»? Что за фантазии? Даже в английском – предельно аналитическом языке – сохранилась форма «I am», а в русском «Я есмь» считается церковнославянским анахронизмом. В этом свете даже английский язык более связан с исконным индоевропейским, чем нынешний русский. А русский язык – крайне упрощенный койне.

В рамках концепта Аткинсона сравним беларускую мову и санскрит.

Вот типичный беларуский глагол "бавицца", который в русском эквиваленте будет означать "препроводить время", "существовать". Проспрягаем его в будущем времени:

Я бавицьмуся (я буду препроводить время - не форма "ПРЕПРОВЕДУ", повторяем, а "буду препроводить, существовать")
Ты бавицьмешся (Ты будешь препроводить)
Яна бавицьмецца (Она будет препроводить и т. д.)
Мы бавицьмемся
Вы бавицьмецеся
Яны бавицьмуцца

Теперь давайте проспрягаем в будущем санскритский эквивалент глагола "бавицца", который есть "бавати" и который означает абсолютно то же самое, что и глагол "бавицца" в беларуском языке:

Бависями
Бависяси
Бависяци
Бависяма
Бависята
Бависянци

Как видим, в обоих ДРЕВНЕЙШИХ индоевропейских языках спряжение глагола "существовать" происходит без вспомогательного глагола "буду", в котором, как выясняется, нет необходимости.

А вот это же «разнообразие форм» в русском языке:

Я буду "бавицца"
Ты будешь "бавицца"
Она будет "бавицца"
Мы будем "бавицца"
Вы будете "бавицца"
Они будут "бавицца"

Оказывается, что, как и в спряжении глагола «быть», так называемый «великий и могучий» русский язык – не просто примитивен, но вообще лишен индоевропейских сложных форм. По сути, в сравнении с беларуским и польским языками, русский язык – это АНАЛИТИЧЕСКИЙ язык, а не синтетический. Он скорее подобен английскому языку, хотя и тому уступает в ряде формообразования. То есть, русский язык – только огромнейшее многократное, как испорченный телефон у Чуковского, упрощение древнего индоевропейского языка, которое вовсе не русских делает кандидатами на место индоевропейской архаики, а беларусов и поляков.

Когда вообще появился русский язык? Есть четкий маркер – слово «ватра» (очаг) и производные от него блюда типа «ватрушка». В русском языке нет слова «ватра», а «ватрушка» - заимствование 19-го века из славянских языков. При этом в других славянских языках есть и «ватра», и «ватрушки». Это означает, что русский язык появился в период позже 11 века, когда с цивилизационным развитием очаг (ватра) перестал существовать – его сменила печь.

Кстати, русский язык имеет наполовину финскую грамматику, в том числе глагол «иметь» (обязательный в конструкциях всех индоевропейских языков) в нем подменяется конструкцией с глаголом «быть» («у меня есть» вместо «я имею»), поскольку в финских языках нет глагола «иметь», вместо него используется конструкция с «быть». Это четко указывает, что субстратом русского языка является финский, а сами русские – это славяноязычные финны.

Другой кулинарный пример – блюда из овса. 3500 лет назад индоевропейцы двинулись в Европу с территории нынешней Беларуси, Северной Польши и Северной Украины, чтобы ее колонизировать; до индоевропейцев коренным населением Европы были кавказоиды – ныне они в чистом виде сохранились только как баски в Испании и часть этноса Грузии (Иберия). Как считают ученые, освоение наземных рудников нашего региона вызвало перенаселение у индоевропейцев – и от наших предков отпочковались сначала первые племена, которые в Европе стали романскими, затем другие, ставшие германскими при смешении с туземным населением.

Некогда главной культурой наших предков являлся овес – пшеницы мы еще не знали. Переселенцы, создававшие в Европе свои колонии и новые этнические группы, несли с собой кухню, основанную уже на пшенице, а овес оставался в кухне только у тех, кто никуда не переселялся и сохранял древние традиции. Так, по мнению известного автора кулинарных книг Вильяма Похлебкина, овес сохранился в кухне только трех европейских народов – как самых архаичных: это беларусы, мазуры Северной Польши и шотландцы.

Эти три народа действительно никуда не переселялись (и их обошло великое переселение народов), а антропологически неизменны 3500 лет. Хотя при этом изменили свои языки: западные балты литвины-беларусы и мазуры Мазовы были славянизированы, а шотландцы перешли на английский. Но, как видим, сохранили свою архаику в кулинарии (плюс ко всему знамениты беларуская и шотландская волынки, которых нет ни у других славян, ни вообще у других более молодых европейских народов).

Волынка, овес, ватра – есть и многие другие признаки архаики, от которой отказывался всякий новый этнос Европы. Мифология, в том числе, что тема для отдельного исследования. На этом фоне русский этнос кажется крайне молодым.

Если бы он являлся прародителем славянских языков – то в языке бы сохранялся пласт лексики с понятием «ватра» (очаг), которое устарело еще при рождении церковнославянского языка (солунского диалекта). А раз этого нет в русском языке – то он не знал древнего славянского периода «ватры», не знал древнего уклада быта славян.

Если бы русский этнический элемент являлся прародителем индоевропейцев, то сохранял бы и блюда из овса как главные в национальной кухне, и национальный музыкальный инструмент волынку – инструмент древних индоевропейцев. Вместо этого у русских овес не является частью национальной кулинарии, а кулинария чисто финская (пельмени) и татарская (щи, голубцы, баранки). А национальные русские инструменты – гусли (финские кусли) и балалайка (татарская домра).

На мой взгляд, русские к индоевропейцам и славянам не имеют никакого отношения (кроме разве того, что перешли на церковнославянский язык). Истинными прародителями индоевропейцев и, в том числе, славян являются западные балты – ныне славянизированные беларусы, мазуры, днепровские балты, пруссы, плюс лужицкие сорбы и летописные венеды Полабья. Тут – истоки всего и нетронутая индоевропейская архаика. Что, кстати, только недавно стало учеными исследоваться – в рамках свободы от европейских имперских концепций.

Но печальная реальность в том, что в последние века и десятилетия сама тематика «происхождения» обрела вместо научной – политическую суть. В России создают мифы, которые якобы подтверждают «права на великодержавие» рухнувшей Российской империи (этим же промышляла Австро-Венгерская империя, точно так канувшая в Лету и ненавистная для славян – ибо славянские народы были угнетены всеми империями Европы). В Израиле точно так археологи и историки находят «подтверждения» тому, что земля страны принадлежала тысячи лет назад израильтянам, а не арабам – и так далее в еще ряде стран, включая Китай. И ведь находятся те, кто все эти вымыслы принимают, потому что ХОТЯТ В НИХ ВЕРИТЬ. Когда исследования прошлого, включая археологию и лингвистические изыскания, подгоняются под некий идеологический ЗАКАЗ, то их результат и очевиден, и ненаучен, а часто просто смехотворен.

Говорю об этом с грустью…
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Чт Июн 14, 2012 2:27 pm

СПОРЫ ИСТОРИКОВ

БЫЛА ЛИ БЕЛАРУСЬ КОЛОНИЕЙ РОССИИ?

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ
«Аналитическая газета «Секретные исследования»

http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=316

ОПРОВЕРГНУТЫЕ МИФЫ

Известный беларуский историк, доктор исторических наук Анатолий Грицкевич пишет, что российские историки «стоят на прежних советских позициях, разве что заменили классовый подход к оценке исторических событий российским имперским. Данная группа историков использует прежние аргументы и даже лексику большевистских вождей, но без ссылок на них».

Анатолий Грицкевич – автор ряда книг, две из которых вышли в 2010 и 2011 годах в Минске: «Западный фронт РСФСР. 1918-1920» и «Борьба за Украину. 1917-1921». Российский великодержавный журнал «Родина» назвал их «уродливыми детищами» и «русофобскими пасквилями». Кстати говоря, именно так московские историки называют всю беларускую историческую литературу, написанную с позиций Минска, а не Москвы (см. статьи к. и. н. Андрея Ганина и к. и. н. Юрия Борисенка, редактора журнала «Родина», в №6 за 2009 год и в №6 за 2011 год).

Московским историкам не нравится абсолютно все. Они не согласны с названием нашей страны «Беларусь» – воспринимают его как «оскорбление» русского языка, поэтому всюду пишут только «Белоруссия». Они не согласны с тем, что беларусы считают ВКЛ своим национальным государством. Они не согласны с тем, что основой для возникновения этноса литвинов (предков беларусов) послужил балтский субстрат (племена ятвягов, кривичей, дайновичей и другие). Они не согласны с призывами наших историков отказаться от сказок о «старшем брате» и его «выдающейся роли» в мировой истории.

Андрей Ганин пишет в журнале «Родина»: «Кроме того, Грицкевич убежден, что Киев до второй половины XVII века никакого отношения ни к Москве, ни к Русскому государству не имел, поскольку выводит истоки Российской империи не из Киевской Руси, а из Московского государства. Следуя этой логике, получается, что украинская государственность возникла эдак столетий на пять раньше русской, что вполне соответствует воззрениям автора на отсталых «российских шовинистов». При этом свой русофобский пасквиль он адресует… российскому читателю, видимо, полагая, что читатели в России будут испытывать восторг и наслаждение от мутных потоков примитивно сфальсифицированной истории, извергаемых автором».

Лично я не могу понять именно «логику» москвичей. Действительно, какое отношение имеет Киев к Москве? Абсолютно никакого. Киев входил в средние века в состав ВКЛ, потом Польши – но это разве означает, что Польша и Литва были наследниками древней Киевской Руси? Так с какой стати Россия со столицей в Москве отсчитывает свою историю от иностранного государства? И почему московские историки лишают Украину своей древней государственности?

Между прочим, беларуская государственность тоже возникла раньше российской (московской). Она берет начало как минимум с 1021 года, когда полоцкий князь Брячислав Изяславич и киевский князь Ярослав Владимирович заключили договор о разграничении своих владений. Сей факт москвичи тоже, наверно, посчитают «злобным русофобством». А «не русофобство» – это когда у всех всё возникло позже, чем у русских.

Недавно в России приняли решение отмечать юбилей – «1150 лет российской государственности», обращаю внимание – не русской. Дмитрий Медведев сказал, что полгода колебался – подписывать ли такое решение. И правильно сомневался – юбилей весьма спорный.

Во-первых, никакого «русского этноса» 1150 лет назад не существовало: беларуский, украинский и новгородский этносы начали формироваться только в XIII веке, а русский (московский) – вообще после освобождения от Орды, то есть с конца XV века. Но коль нет этноса – нет и этнического государства.

Во-вторых, появление колонии ободритов Рюрика (прибывших из Полабской Руси) на Ладоге – не есть начало Российской государственности. Аналогично появление испанцев в Америке не было началом американских государственностей – до них там имелись свои государства ацтеки, майя и прочие. Противоположная позиция ставит коренных обитателей нынешней России (Великая Мордва, Великая Эрзя, Великая Пермия и др.) на уровень туземцев Америки. Тем более что ободриты быстро растворились среди местного финского окружения, оставив ему славянский язык, но не славянский антропологический тип Полабья (как писал академик Валентин Седов, могилы ободритов возле Новгорода аналогичны могильникам в Мекленбурге и больше на территории России нигде не встречаются).

В-третьих, Древняя Русь – государство варягов, а не «древнерусской народности», которая никогда не существовала. Не было – в научном понимании – и самого государства, а были только варяги (сборщики дани) и их вассалы (данники) – местные племена (финно-угорские, балтские, сарматские). Имеет ли право Россия (равно Украина и Беларусь) вести свою государственность от варягов? Нет – потому что русские, беларусы и украинцы – не варяги. А объединяло их в Древней Руси только одно: они были данниками варягов.

В-четвертых, от ободритов Рюрика в какой-то мере могла вести отсчет своей государственности Новгородская Республика, но проблема в том, что ее уничтожили в два приема Иван III и Иван IV – как и сам новгородский этнос. Дед выселял новгородцев в мордовские деревни, внук вообще истребил оставшихся процентов на 85-90 %. Этот опустошенный край постепенно заселили финны из Московии.

Московское княжество не является наследником Новгородской Руси – как не являлись таковыми ни Киевская Русь, ни Полоцкое княжество, ни Великое княжество Литовское. Это разные государства. Москва – наследница только Владимиро-Суздальского княжества. Все остальные территории она захватила силой. Тот факт, что Новгород сегодня принадлежит России, – не аргумент. Точно так России принадлежит бывшая территория Золотой Орды, но москвичи в своем большинстве почему-то не хотят себя видеть наследниками Орды.

Нынешние празднования «1150-летия Российского государства» являются продолжением дореволюционной имперской традиции: 150 лет назад в России с помпой отметили «1000-летие Российского государства». Однако тогда в состав России входили Польша и Закавказье, у которых государственность на несколько веков старше 862 года – высадки Рюрика в Ладоге. Ссылки на Рюрика как основателя царствующей династии вообще неуместны: 300-летний царский дом Романовых не имел никакого отношения к Рюриковичам. Его родоначальником был боярин Андрей Кобыла, а не Рюрик.

В-пятых, Московия сформировала свой уникальный государственный тип (именуемый «российским») именно и только в Орде – чем принципиально отличалась от Киева, Новгорода, Пскова, Полоцка, Твери. Москва родилась и возвысилась в Орде благодаря своей роли сборщика дани с покоренных княжеств для царя Орды. Богатство и могущество Москвы появились из-за того, что Орда оставляла ей половину собранной дани – за «труды». Это обстоятельство, вкупе с ордынским обожествлением власти (чего в Киеве, Новгороде или Полоцке никогда не было) легло в основу идеи священной «центричности» Москвы – и стало обоснованием ее экспансии по всему периметру своих границ. Сия экспансия имела в основе ОРДЫНСКУЮ СУТЬ, а не русскую.

То есть, нынешняя Россия появилась из Орды, а не из Древней Руси. Далеко не случайно захвату Новгорода, Пскова и Твери предшествовал захват Москвой власти над остатками прежней Золотой Орды – царствами Большая Орда, Казанская Орда, Астраханская Орда, Сибирская Орда. Этот факт кажется парадоксальным только в рамках имперской концепции происхождения России от Древней Руси (Киева и Новгорода). На самом же деле Московское государство возникло внутри Ордынского государства. Оно прошло большой путь от захолустного окраинного улуса до великой державы.

Оставляю в стороне и тот упрямо игнорируемый москвичами факт, что Московия стала официально называться «Россией» только с 1721 года, при царе Петре I, объявившем себя «Императором Всероссийским».

Великое княжество Тверское, Великое княжество Рязанское, Великое княжество Московское были вполне самостоятельными, а не единым государством, не говоря уже о республиках Новгорода и Пскова. А царства Орды вошли в состав Московии раньше русских княжеств. Разве Казань 1150 лет назад называлась «Россией»? Или финские тогда Суздаль, Эрзя-Рязань, Ладога (шведская колония, куда шведы и позвали Рюрика на княжение)?

Нынешние российские историки пишут: «В основе России лежало Московское Государство». Согласен! Но разве Москва существовала 1150 лет назад? Разве Рюрик, ступив ногой на землю в районе Ладоги в 862 году, сказал: «Это Московское Государство»? Термин «Московское Государство» появился только в 1480-е годы при князе Иване III, когда Москва добилась независимости от Орды и стала центром самостоятельного государства. А это на 620 лет позже! То есть, даже концепции самих московских историков показывают, что Российскому ГОСУДАРСТВУ не 1150 лет, а 532 года. Однако и этот факт в соседнем государстве воспринимают как «русофобию».

Москва впервые появилась – как название деревни – в 1270-е годы, в одной из переписей, проводившихся чиновниками Золотой Орды. Николай Карамзин, сочинивший в начале XIX века «Историю государства Российского» в 12 томах, считал, что Москву основал киевский князь Юрий Владимирович по прозвищу «Долгорукий». Но киевлянин никак не мог основать селение с финским названием. Он дал бы ему славянское – типа «Юрьев», «Владимир», «Ярославль». Ясно, что это было небольшое поселение местного племени мокша на реке Москва - финский гидроним Moks (мокша) + Va («вода» по-фински).

Несмотря на это, многие российские авторы после Карамзина стали фантазировать о том, как с той поры все русские земли дружно потянулись объединяться вокруг Москвы. Мол, древние города Киев и Новгород, Полоцк и Псков, Тверь и Рязань – все просто возмечтали сплотиться вокруг этой мокшанской деревни, к тому же находившейся под властью Орды. Всякий нормальный человек видит, что подобные трактовки – чисто политические спекуляции.

Критику этих спекулятивных концепций времен царизма и социализма в Москве называют «попытками переписывания истории на постсоветском пространстве, где молодые национальные историографии продолжают судорожные поиски национальной идеи нередко на антироссийском поле» (так пишет журнал «Родина»).

На самом деле «антироссийское поле» – это политика Московского государства после 1480 года, а еще раньше – антирусская политика Москвы в составе Орды. Вспомните: «врагами» ордынской Москвы российская историография со времен Карамзина называет Великое княжество Тверское, Великое княжество Рязанское, республики Псков и Новгород, Полоцкое княжество. Приклеивая им ярлыки «врагов», россияне тем самым оправдывают разорение и уничтожение этих княжеств и республик, а также оккупацию Полоцка Иваном IV на 17 лет. Налицо подмена понятий: критика антирусской позиции ордынской Москвы именуется «антироссийским полем». Попытки непредвзятого историка ретроспективно встать на сторону Полоцка, Твери, Пскова, Новгорода, Рязани в их противостоянии с Москвой-Ордой объявляются «русофобией».

Что такое в представлениях московских авторов это «антироссийское поле» - наглядно показывает их отношение к факту освобождения Киева от власти Орды (этот аспект для них важен, ведь они ведут свою государственность от Киева, хотя на то нет исторических оснований – киевские колонизаторы Владимиро-Суздальской земли никакой государственной традиции не передавали). Победив татар в битве на Синей Воде в 1362 году, великий князь ВКЛ Ольгерд освободил Киев от ига и восстановил там Великое Княжество Русское. Но московские авторы квалифицируют этот факт совершенно иначе: «Литва захватила Киев у России». То есть, ПРОГОВОРИЛИСЬ – Орду назвали «Россией».

Получается картина, поразительная с точки зрения научной методологии, но вполне логичная в рамках циничного подхода московских «ученых кругов». Великое княжество Московское под властью Орды – это «Россия», выход из Орды Великого княжества Русского со столицей в Киеве – это «выход из России». Но при этом Карамзин пишет, что Киевское Государство – до татар – это Российское Государство, а всех князей Киева он именует «российскими государями». Получается, что Русь Киева, освободившись в 1362 году от власти Орды, – перестала быть Русью и «Российским Государством». А население Киева перестало быть русским.

Именно такова концепция московских историков: пока Киев был в Орде – он был «русским» и «российским»; когда освободился от Орды – сразу стал «нерусским» и «нероссийским», татарин Карамзин вычеркнул его до 1654 года из своей «Истории Государства Российского». Но ведь Киев – это и есть исконная Русью, именно его жители назывались «русинами»! Напомню, что жители Московского княжества себя русинами не называли, а только «мосхами», «московитами». Тем не менее, нынешние московские авторы выход Киева из Орды изображают «предательством Киева по отношению к России».

И Новгородская Русь – именно и только Новгородская Русь, никакая не Россия. Если бы московские историки говорили о 1150-летии Новгородской Руси – никто бы им слова не сказал. Так нет же, хотят праздновать 1150 лет Орды-России...

Интересно, что вообще московские историки понимают под «Русью» (напомню, что слово «Россия» означает «Русь» на греческом языке)? Откроем карту на реке Кама, вот названия «очень русских» городов и селений на этой реке: Вильгорт, Гайны, Кай, Керос, Кирс, Кува, Кудымкар, Купрос, Майкор, Ныроб, Пелес, Пожва, Сейва, Тимшер, Чердынь, Чермоз, Эрна, Юрла, и т.д. Не каждый правильно выговорит. Какая же это «Русь» и какие там «славяне»? А самое главное – какое отношение они имеют к Киевской и Новгородской Руси?

Но более всего авторов журнала «Родина» бесит то, что наши историки называют Беларусь бывшей царской колонией. Андрей Ганин несколько раз об этом просто вопиет в своей статье – мол, посмотрите, россияне, какая махровая русофобия цветет в Минске. Заканчивает свою статью он с гневным пафосом:

«К сожалению, общий уровень читательской культуры на постсоветском пространстве сегодня крайне низок. Видимо, поэтому тарасы (имеется в виду издатель-редактор беларуской исторической серии книг Анатоль Тарас. – Прим. В.Д.) считают приемлемым обосновывать свои русофобские фантазии подобной примитивной макулатурой. Как следствие, эти писания предлагаются не для «внутреннего пользования», а адресуются именно российскому читателю для его «ознакомления» с «подлинной» историей соседних государств, свободной от «московоцентричной теории развития народов бывшей Российской империи». Фактически же речь идет о попытке навязать российской аудитории комплекс «вины» за выдуманный «колониальный» период истории России и внести раздор в отношения между братскими восточнославянскими народами».

Раздор, на мой взгляд, вносят именно и только московские историки, которые ассоциируют свой «братский восточнославянский народ» с царской империей. Но если они пытаются обелить царизм и отвергают тезис Ленина о том, что царская «Россия – тюрьма народов», – то им действительно придется за это извиняться перед соседями. Ибо они смешали воедино свой народ и царский режим.

Повторяю: критика царской империи и критика имперской политики – не есть русофобия. Но вот московских историков очень задевает эта критика – видимо, потому, что они привыкли видеть себя только великим и могучим «старшим братом», монопольно обладающим истиной во всех сферах жизни. И ничего другого в зеркале истории видеть не желают.

КОЛОНИИ РОССИИ

Итак, мы подошли к главному вопросу. Была ли Беларусь колонией царизма, или это только «злобные русофобские измышления»?

Начнем с того, что российские историки вообще отрицают наличие колоний у Российской империи. Цитированный выше Андрей Ганин так прямо и пишет: «речь идет о попытке навязать российской аудитории комплекс «вины» за выдуманный «колониальный» период истории России».

Отметим справедливости ради, что и в Беларуси кое-кто вполне с ним солидарен. Например, один из здешних «западнорусистов», спрятавшийся под псевдонимом Виктор Суровов. Он в своей книге «Ледокол-2» (подделка под книгу Виктора Суворова), изданной в 2008 году, так и пишет: «Захватывали другие страны и народы только страны Запада, а Россия лишь присоединяла». Забавно то, что хотя главными врагами России он называет поляков (оскорбляет их в книге, как хочет), но поляки по Суровову были «присоединены». То есть, по своей воле пришли к «старшему брату». Относительно «присоединения» беларусов и украинцев он фантазирует, что это было сделано в их же интересах – против враждебной Польши. Но зачем в таком случае православная Россия «присоединила» своего извечного врага – католическую Польшу, остается только гадать. А поскольку данный факт имел место, этот тезис Суровова представляется полным маразмом.

Ну ладно, славяне. А как быть, например, с бурятами? Они-то какое отношение имеют к Руси и вообще к славянам? Их Россия зачем «присоединяла»? Зачем «присоединяла» разные Орды? Это разве Русь и славяне? Как Иван IV «присоединял» Казань – хорошо известно: взял город штурмом, вырезал почти все население. Это «Виктор Суровов» не считает «захватом», это «жители Казани воссоединились с братским русским народом». На деле – тогда с московитами.

При таком подходе действительно получается, что Москва никогда никого не захватывала, но почему-то из Московской области государство выросло до 1/6 части суши всей Земли! Объяснение даётся очень простое: все к Москве хотели присоединяться – к Варшаве не хотели, к Казани не хотели, к Киеву не хотели, к Стамбулу не хотели, а вот к Москве все хотели. Какая идиллия!

Однако «Большая Советская Энциклопедия» опровергает суждения московских историков о том, что у Российской империи не было колоний. В статье «Колонии и колониальная политика» там написано: «Колониальная экспансия русского царизма распространялась преимущественно в юго-восточном и восточном направлениях. Русский царизм превратил в свои колонии районы Средней Азии и Кавказа».

Ага! Значит, были колонии у России! Но обратите внимание на интересную деталь: о колониях в Европе в энциклопедии ничего не сказано. Причина понятна: если назвать Польшу и Финляндию колониями, то придется так же назвать и республики западной части СССР, а они в СССР, как вещали советские агитаторы и пропагандисты, якобы потому под Москвой, что таковы «вековые чаяния» их народов.

Это подтверждается в «Советской исторической энциклопедии» (том 7, Москва, 1965 г., столбец 520) - в статье, имеющей аналогичное название, сказано буквально следующее: «Экономически развитые западные окраины Российской империи – Прибалтика, польские земли, Белоруссия, Украина и др. – не являлись колониями, хотя их население и подвергалось национальному угнетению».

Логика понятна: если называть западные республики СССР и Польшу бывшими колониями России, то их марионеточный статус сателлитов Кремля в 1965 году наводит на «нежелательные исторические ассоциации».

КОЛОНИЯ БЕЛАРУСЬ

Познакомимся с определением «колония», которое дает «Википедия», и сравним его с положением ВКЛ-Беларуси в составе Российской империи в XIX веке.

1. «Колония — это зависимая территория, находящаяся под властью иностранного государства (метрополии), без самостоятельной политической и экономической власти, управляемая на основе особого режима».

Полное соответствие. Захватив наши земли в результате трех разделов Речи Посполитой, Россия лишила жителей этих земель самостоятельной политической и экономической власти В ПОЛНОМ ОБЪЕМЕ. Управляла ими на основе особого режима. Литвинов-беларусов лишили городского самоуправления (Магдебургского права, которое имели наши города в течение 400 лет), назначали сюда русских генерал-губернаторов. С 1840 года был отменен наш основной свод законов – Статут ВКЛ, действовавший с 1588 года (на протяжении 250 лет!) и регламентировавший все стороны жизни тогдашнего населения.

2. «Зачастую колониальный режим не предоставляет права граждан населению контролируемой территории, сравнимые с правами граждан метрополии. При этом граждане метрополии пользуются в колониальных территориях большей властью и привилегиями, по сравнению с коренным населением».

Полное соответствие. Царские чиновники ввели «черту оседлости» для униатов (составляли 39% населения на территории нынешней Беларуси в конце XVIII века), для иудеев (10%) и протестантов (1,5%). Началось насаждение чуждой здесь религии метрополии (московского варианта православия вместо греческого). Нашу шляхту (дворянство) вслед за горожанами лишили тех прав, которыми она обладала до этого.

3. «Во многих случаях — этническое, религиозное, культурное или иное подобное отличие большинства аборигенов от жителей метрополии, зачастую дающее первым основания считать себя отдельной, самостоятельной общностью».

Полное соответствие. В этническом, религиозном и культурном аспектах литвины-беларусы отличались от жителей Российской империи. В период с 1839 по 1866 год появились несколько указов Николая I и Александра II, запрещавших беларуский язык и книгоиздание на нем. В 1839 году, согласно царскому указу, была сожжена вся религиозная литература на этом языке, собранная из всех библиотек, в том числе тысячи экземпляров Библии. Этот же указ запретил беларусам молиться в храмах на своем языке, отныне молиться следовало только на языке метрополии. Беларуских священников в массовом порядке отстраняли от службы, а вместо них везли попов из российской глубинки.

4. «Колонии традиционно образуются с целью установления контроля над ресурсами: месторождениями полезных ископаемых, плодородными землями, людскими ресурсами (рабство)».

Полное соответствие. Царизм передал во владение русским помещикам более четверти беларуских крестьян. Начали Екатерина II и Павел I, подарившие им около 200 тысяч ревизских (мужских) душ селян. В том числе 15 тысяч душ получил фаворит императрицы князь Потемкин (в районе Кричева), 17 тысяч – генерал-фельдмаршал граф Румянцев-Задунайский (возле Гомеля и в районе Пружан), 12 тысяч – флигель-адъютант Семен Зорич (в районе Шклова), 7 тысяч – генерал-фельдмаршал Суворов (в Кобринском повете) – за подавление восстания против русских оккупантов.

При этом речь идет именно о РАБСТВЕ – о крепостном праве, которого до российской оккупации в ВКЛ не существовало. Здесь помещикам принадлежала земля – но не люди, обрабатывавшие ее. Здесь людей не продавали и не меняли словно вещи. Эту мерзость на наши земли принесли именно российские оккупанты.

5. «Захват территории метрополией, оккупация».

Полное соответствие. Наша страна была захвачена Россией в результате разделов Речи Посполитой (в составе которой ВКЛ имело статус конфедеративной союзной половины). У нас был Договор об Унии с Польшей 1569 года, был Договор об Унии со Швецией во время войны 1654-1667 годов – но никакого Договора об Унии с Россией наши предки никогда не заключали.

В советское время официально отмечали «дни воссоединения с Россией» украинцев, азербайджанцев, грузин и т.д. И только у беларусов не было в календаре «дня воссоединения с Россией». Именно потому, что Беларусь была захвачена силой. Невозможно было прикрыть этот разбой какой-нибудь филькиной грамотой (липовым договором), не удалось найти хоть какую-нибудь подходящую историческую дату для «праздника воссоединения двух братских восточнославянских народов». Кстати говоря, непонятно – чем «восточные славяне» беларусы (потомки ятвягов и кривичей) отличаются от «западных славян» мазуров и ляхов. Генетически и антропологически мы гораздо ближе к мазурам, чем к москвичам или нижегородцам.

6. «Наличие явно выраженного и постоянного по времени сепаратизма (национально-освободительного движения) — стремления аборигенов к сецессии, обретению суверенитета для самостоятельного решения своей судьбы (независимости или воссоединению с более географически-, этнически-, религиозно- и /или культурно-адекватной страной)».

Полное соответствие. За 122 года царской оккупации наши прадеды трижды, при каждом новом поколении, поднимали национально-освободительные антироссийские восстания: в 1794, 1830-1831, 1863-1864 годах. Участвовали они и в войне Франции против России в 1812 году – за обещание Наполеона вернуть нашу Государственность.

Налицо и другие важные признаки колонии. Царизм собирал с жителей бывшего ВКЛ (Беларуси) налоги в монете, а не в ассигнациях – что вследствие разницы курсов в несколько раз превышало налоги на территории собственно России. В рекруты (то есть в пушечное мясо для войн России на Кавказе) у нас забирали в разы больше молодежи, чем в Центральной России.

А как быть с переименованием? Литву и литвинов царские чиновники заменили на «Белоруссию» и «белорусов», а потом Муравьев-вешатель, после восстания 1863 года, и это запретил. Именно он ввел термин Северо-Западный край. Если мы не были колонией России – то зачем российские власти запрещали само наше название? Разве так поступают с союзником или с автономией? Разве это не КОЛОНИАЛЬНОЕ НАСИЛИЕ?

Этнически обезличенный «Северо-Западный Край Российской империи» – типично колониальное название. Из того же ряда, что и «Новая Англия», «Новая Голландия», «Новая Каледония»...

И если московские историки не желают признать Беларусь бывшей колонией царской империи – чтобы «не внести раздор в отношения между братскими восточнославянскими народами» – то почему в России сделали своим главным государственным праздником изгнание литвинов (беларусов) из Кремля в 1612 году? В российских учебниках сказано, что Речь Посполитая (а это – конфедеративное государство поляков и беларусов) «хотела нас сделать своей колонией», но «от участи колонии нас спасли Минин и Пожарский».

Как видим, московские историки не считают зазорным обвинять поляков и беларусов в намерении сделать Московию своей колонией – и не боятся тем самым «внести раздор в отношения между братскими восточнославянскими народами». Это и есть двойной стандарт: одним можно, а другим нельзя…
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Чт Июн 14, 2012 2:28 pm

У ИСТОКОВ НАШЕЙ ДЕРЖАВЫ

Забытый создатель нашей Государственности князь Всеслав Чародей

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ
«Аналитическая газета «Секретные исследования»

http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=317

Российские и советские историки и идеологи традиционно пытались и пытаются до сих пор представить Беларусь как якобы «историческую часть России». Дескать, Беларусь входила в состав Киевской Руси, и потому Москва «законно претендовала на эти земли». И, мол, сами беларусы – «это те же русские, но со знаком качества».
На самом деле это – домыслы, не имеющие под собой никаких оснований. Со времен как минимум Всеслава Чародея наша страна была самостоятельным государством, не имеющим ничего общего ни с Русью, ни тем более с мордовским Залесьем – где позже появится Москва.



Всемерно укреплять и расширять Полоцкое Государство начал еще отец Всеслава – Брачислав. Всеслав сменил его на престоле в 1044 году, в возрасте 15-16 лет. Оба они не принадлежали к роду киевских князей Ярославовичей, что уже формально ставило Полоцк вне рамок Киевской Руси.

Четким маркером самостоятельной Полоцкой государственности стала постройка Всеславом Софийского собора – второго после Киевской Софии (а не третьего после Новгородской, как часто ошибочно пишут: Полоцкая София была заложена раньше Новгородской). Разрешение на постройку Софии давала Византия, София являлась главным храмом в стране, поэтому фактически Византия признавала Полоцк столицей самостоятельного государства.

В течение 57 лет своего княжения Всеслав Брачиславич расширил границы Полоцкой Державы до 100 тыс. кв. км (!), причем это расширение шло в основном за счет балтских и балто-финских земель, что объясняется их родством с кривичами – западными балтами. То есть, Всеслав создавал этнически БАЛТСКОЕ государство – прообраз будущей Литвы. В какой-то мере его можно называть первым ЛИТОВСКИМ князем. Он присоединил к Полоцку земли ятвягов (нынешняя Западная Беларусь), живших на Балтийском побережье ливов, земгалов, куршей, латгалов и селов. Там он построил полоцкие города-форпосты Герцике и Кукенойс (ныне в Латвии).

Что касается земель нынешней Республики Летува (без Виленщины), то там в то время обитали племена жемойтов (наполовину финнов по генам), из-за своего дикого состояния «не пригодные» для вовлечения в орбиту государственности. У них не было городищ – они жили, скрываясь в чащах лесов, и не вступали в битвы с неоднократно пытавшимися их захватить пришельцами, уходя в непроходимые леса. Ни с кем не имели контакта, ни договоров, ни торговли (а от христианских миссионеров прятались), не знали гончарного круга, математики и письма, носили звериные шкуры, орудием их труда и войны были каменные топоры. Одним словом, жемойты в то время еще пребывали в каменном веке и прятались от Цивилизации – потому и не попали в Полоцкое Государство Всеслава. И, разумеется, к понятию «Литва» эти дикари тогда не имели никакого отношения.

В торговле и политике Полоцкое Государство было связано вовсе не с Киевской Русью (с которой почти постоянно воевало), а с Балтийским регионом. Наша страна в то время имела статус морской державы и свой флот (еще прадед Всеслава, норвежский конунг Рогволод, приплыл на кораблях: «бе бо Рогволодъ пришел и-за морья, имяше власть свою в Полотьске»).

Полоцкий князь активно помогал «языческим восстаниям» в Полабской Руси ободритов (1066 г.) и в Швеции (1067 г.). Это очень важный факт, показывающий Полоцкое Государство как самостоятельный существенный элемент международной политики в Балтийской Европе. При этом открытым остается вопрос, были ли эти восстания «языческими» - или же на самом деле «еретическими».

Дело в том, что в Балтике до канонического христианства были распространены «ереси» в виде арианства и богомильства. Регион этих «ересей» - все балтийское побережье (за исключением, конечно, диких и действительно языческих племен типа жемойтов, которые просто не были вообще частью цивилизационных контактов).

Например, был ли язычником Миндовг – король Погезании (Пруссия) и создатель ВКЛ? Ипатьевская летопись и «Хроника Быховца» сообщают, что Миндовг якобы поклонялся неким языческим богам, даже уже после своего крещения в папскую веру после 1253 г.:
«Крещение же его было обманным. Чтил богов своих потаенно. Первого Нанадая, и Телявеля, и Диверикза».

На самом деле эти «языческие боги» - это строки из христианской молитвы на ятвяжско-погезанском языке, где Нанадай – «numons dajs», Телявель – «tawo walle», Диверикс – «Deiwe riks». Это вместе фраза «Numons dajs tawo walle, Deiwe riks», то есть «Пусть будет воля Твоя, Господь Бог!». Это молитва «Отче наш» на языке предков нынешних беларусов – на нашем дославянском западнобалтском языке (то есть древнебеларуском). (Подробнее об этом рассказывается в очерке Алексея Дайлидова и Кирилла Костяна «Язык Миндовга» в этом номере газеты.)

Нет сомнений, что Всеслав помогал вовсе не «языческим восстаниям». Он защищал независимое от папства христианство на Балтике, существовавшее на трех местных языках: славянском Полабской Руси ободритов, готском Швеции и нашем западнобалтском у лужичан, в Мазове, Пруссии и Литве-Беларуси. И имевшее Библии на рунике (письменности в то время региона, напомню, что есть свидетельства о «русской» Библии на рунике во времена Кирилла и Мефодия – это, видимо, была Библия Полабской Руси).

Это «балтийское христианство» существовало в Полоцке еще минимум со времен Рогволода, и потому Всеслав, как позже и Миндовг, только следовал вере своих дедов. Вот почему он поддерживал религиозные восстания единоверцев – ободритов и шведов. То есть, и в религиозном плане Государство Всеслава было связано вовсе не с Киевской Русью, а с Балтикой.

И не тут ли кроется ответ на загадку – почему Всеслава назвали «Чародеем»? Миндовга считали «язычником» из-за того, что он на нашем древнебеларуском языке двукратно произносил молитву «Отче наш»: «Пусть будет воля Твоя, Господь Бог!» («Numons dajs tawo walle, Deiwe riks») перед посадкой на коня или в лодку, перед входом в город и на мост, перед питьем, едой и сном. Всеслав, судя по его поддержке восстаний против канонического христианства в Балтике, делал то же самое или нечто подобное. Возможно, киевляне, назвавшие его «Чародеем», слышали от него такие же, как потом и у Миндовга, повторения им молитвы «Отче наш» (на западнобалтском местном или на готском языке прадеда Рогволода) – и сочли это «магическими заклинаниями». Отсюда и прозвище «Чародей». Вполне возможно…
Но вернемся от гипотез к фактам.

ПОЛОЦКАЯ ДЕРЖАВА – ЭТО НЕ КИЕВСКАЯ РУСЬ

Беларуский историк Геннадий Семенчук, доцент кафедры археологии и этнологии Гродненского университета им. Янки Купалы, писал в очерке «Всеслав Брачиславич, князь Полоцкий» («Деды», №6, 2011):

«После смерти в 1054 году киевского князя Ярослава Владимировича ведущей политической силой на Руси стал союз трех его старших сыновей – Изяслава, Святослава и Всеволода. По завету отца, первый получил Киев, что формально делало его главной персоной в этом союзе. Святославу достался Чернигов, а Всеволоду – Переяславль. Два младших сына получили от Ярослава во владение Владимир-Волынский (Игорь) и Смоленск (Вячеслав).

Как видим, Полоцк не был частью «империи» Ярослава Владимировича. В 1044 году, после смерти Брачислава Изяславича, Полоцкое княжество не было поглощено владениями Ярослава, а перешло в наследство сыну Всеславу. Поэтому Полоцк не упоминается в завещании Ярослава и не входит в число территорий, которыми владели либо на которые претендовали Ярославичи».

Уже один этот факт полностью перечеркивает «претензии» московских князей Василия III и Ивана IV в начале XVI века (через 500 лет!) на Полоцкие земли как якобы «от наследства киевских князей». Причем, эти нелепейшие претензии сегодня считают «законными» иные пророссийские историки даже в современной Беларуси, в том числе и авторы книг по военной истории из Министерства Обороны РБ (называющие Беларусь «исторической частью России»), и авторы телепрограмм.

Но, как мы убедились, минимум с 1044 года киевские князья на Полоцкие земли не претендовали. Так с какой же стати на них стали претендовать московские князья через полтысячи лет???

Полную незаконность и абсурдность таких претензий показывает и тот факт, что с 1181 по 1190 год Полоцкое Государство было вообще РЕСПУБЛИКОЙ, а затем в 1190 году полочане выбрали своим князем Мингайлу – ятвяжского князя из Западной Беларуси, который затем передал трон своему сыну Гинвиллу. Тот имел помимо ятвяжского имени и христианское – Юрий, умер в 1199 году в Орше (В.У. Ластовский. Короткая история Беларуси. Вильня, 1910, с.12). Как известно, аналогичные выборы монарха состоялись в Москве – выборы боярами Михаила Романова. Эти выборы полностью перечеркивают какие-либо права рода Рюриковичей на московский престол. Так должно быть и в нашем случае. Но это не смущало нашего восточного соседа: сын первого рода Романовых – Алексей Михайлович – снова заявил свои претензии на Полоцкие земли и начал кровавую войну 1654-1667 годов, хотя уже не был рода Рюриковичей и не имел к «наследию» киевских князей абсолютно никакого отношения, а сами Полоцкие земли вполне законно являлись тогда частью ВКЛ.

Институт социально-политических исследований при Администрации Президента Беларуси издал книгу Николая Амбражевича "Оршанская битва 1514 года: военно-исторический аспект", в которой автор прямо пишет:

«К началу XVI века Великое Княжество Московское (ВКМ) превратилось в мощную Православную державу. Будучи прямыми потомками и наследниками династии Рюриковичей - создателей и властителей Киевской Руси - его государи в полном соответствии с нормами международного феодального права заявили о своих исторических правах на земли Древней Руси, оказавшиеся в составе ВКЛ».

Насчет «норм международного феодального права» по поводу Киевских земель – тут спорить не буду, пусть между собой разбираются историки Украины и России. Но вот Полоцкие земли, как было выше показано, с 1044 года не принадлежали наследству Киевских князей – а потому тем более и князей ВКМ. Это неоспоримый факт. Мало того, сами «нормы международного феодального права» показывают, что когда после разделов Речи Посполитой мы были захвачены Россией, то в титулах российских самодержцев мы (территория нынешней Беларуси) фигурировали как «Великий князь Литовский» (а в отношении нынешней Республики Летува – «Князь Самогитский»). То есть, сами эти «нормы международного феодального права» как раз не признавали претензий российских феодалов на «наследие киевских князей» в отношении нашей страны – и диктовали, что никаким «русским княжеством» наша территория не является, а является Великим княжеством Литовским, а наш новый после раздела Речи Посполитой феодал – это Великий князь Литовский российский император.

Это же говорят сегодня украинские историки: Полоцкое Государство не только не являлось частью наследия Киевских князей в XI веке, но и «Русью» не именовалось в летописях той эпохи. В Полоцке себя ощущали не «Русью», а Кривией (страна Крива кривичей), связанной вовсе не со степной сарматско-славянской Русью Киева, а со своим ближайшим балтским окружением. Отсюда – и выбор полочанами на княжение в 1190 году ятвяжского (западнобеларуского) князя Мингайла (не путать с королем Погезании Миндовгом, сыном короля Пруссии Рингольда), и дальнейшее единение с ятвягами и дайновичами в общее этногосударственное понятие «Литва». И этот балтийский вектор нашего развития был заложен, как мы увидели, еще в политике князя Всеслава Чародея.

ВОЙНЫ РУСИ С НАШЕЙ ДЕРЖАВОЙ

Самым главным врагом Полоцкого Государства являлась Русь. Русские дружины тут занимались зверствами, которые не позволяли себе даже в отношении половцев и прочих языческих племен. Вот типичный пример из летописи, рассказывающий о геноциде русских князей Ярославовичей – Изяслава, Святослава и Всеволода – в нынешней столице Беларуси Минске:

«И придоша ко Меньску, и меняне [минчане] затворишася в граде. Си же братья взяша Менескъ, и исекоша [вырезали] муже, а жены и дети вдаша на щиты, и поидоша к Немизе, и Всеславъ поиде противу. И совокупишася обои на Немизе, месяца марта въ 3 день [1067 года]; и бяше снегъ великъ, и поидоша противу собе. И бысть сеча зля, и мнози падоша, и одолеша Изяславъ, Святославъ, Всеволодъ, Всеславъ же бежа».

Уничтожение оккупантами населения Минска – это не «междоусобица», как фантазируют иные наши историки, а война разных этносов – этническая война русинов против кривичей. Этот характер геноцида был присущ войнам Руси против нашей Полоцкой Державы и в последующие годы.

Историк Геннадий Семенчук пишет:

«Именно Всеволод и его сын Владимир (будущий «Мономах») стали инициаторами нового обострения отношений с Полоцком. Подчинить последний Киеву, за счет его расширить свои территории [Руси], а если нет, то раздавить и максимально ослабить Полоцкую землю и ее князя – вот цели их имперской политики. Бросается в глаза то, что военные походы южнорусских князей на Полоцкую землю отличались особой жестокостью на фоне обычных для того времени военных кампаний».
Летом 1077 года русские войска во главе с Всеволодом и его сыном Владимиром попытались захватить Полоцк, но встретили жесткий отпор со стороны кривичей. Понимая, что одних русских сил Киевской Руси для оккупации Полоцкого Государства явно не хватает, зимой 1077-1078 гг. Владимир Всеволодович собрал для нападения еще половцев и новгородцев: «Ожьгъше Полтескъ; онъ иде Новугороду, а я с половци на Одрьск, воюя».

В ответ Всеслав в 1078 году напал на Смоленск. Последовала жесточайшая карательная акция Киева в рамках «тотальной войны»: были уничтожены наши города от Лукомля до Логойска и от Логойска до Друцка: «Пожегъ землю и повоевавъ до Лукамля и до Логожъска. Та на Дрьютьскъ воюя». Наконец, в 1085 году русские оккупанты под командованием Владимира Всеволодовича вообще стерли с лица Земли город Минск:

«И на ту осень идохом с черниговцы, и с половцы, с четеевичи к Менску; изъехахом город не оставихом у него ни челядина, ни скотины».

Вот так «русские братья-славяне»! При этом никаких нападений на нас со стороны немцев, прибалтов, Смоленской земли и Польши-Мазовы не было. Нашу землю разоряли только одни русские агрессоры из Киева. И к этим разорителям нашей земли нас сегодня пытаются «исторически приписать» иные идеологи «братства трех славянских народов»!

Несмотря на великие старания и великую жестокость русских захватчиков под предводительством князя Всеволода, подчинить свободолюбивое Полоцкое Государство Киеву не удалось.

Затем между киевскими князьями начался раздрай – стычки за наследство Чернигова, Ростова, Суздаля и Мурома. Пытаясь разобраться в этих конфликтах, отпрыски русских князей устроили съезд в Любече в 1097 году.

В этом «всерусском съезде русских князей» не участвовал Всеслав Чародей. И этот факт тоже доказывает, что правитель Полоцкого Государства не считал себя «русским князем», а свою страну – «Русью». Она для него была Кривией кривичей – самостоятельной державой независимого от русских народа.

Историк Геннадий Семенчук:

«Во-первых, Полоцкому князю, в отличие от них [русских князей], не было нужды что-нибудь делить или с кем-нибудь делиться. Во-вторых, Всеслав не имел династических либо политических претензий на киевский престол. В-третьих, Полоцкое княжество было суверенным государством, независимым от Киева.

Закрепленный в Любече принцип владычества «каждо да держить отчину свою» стал новацией только для потомков Ярослава Владимировича. Ибо традиция передачи княжеского престола от отца сыну в Полоцком княжестве существовала уже с 1001 года – почти сто лет. И это был главный результат многолетней и трудной борьбы Полоцка против Днепровской Руси с центром в Киеве, которая на страницах летописей персонифицировалась в войну между Всеславом Брачиславичем, с одной стороны, сыновьями и внуками Ярослава Владимировича – с другой».

В чем же причина в изначальном конфликте между полоцкими и русскими князьями? И почему в Полоцком Государстве наследование трона шло по европейской традиции «от отца к сыну», а в Руси это было принято русскими князьями только на их съезде в Любече в 1097 году?

Ответ, как считают историки, в том, что Полоцкое Государство со времен Рогволода оставалось в статусе КОРОЛЕВСТВА. Георгий Новициан, магистр университета Центральной Европы в Будапеште (Венгрия), отожествляет в своих исследованиях Рогволода и Рагнфрода – сына норвежского короля Эйрика Кровавого Топора. Рогволод, возможно, был норвежского королевского рода, а его дочь Рогнеда, которую при штурме Полоцка изнасиловал на глазах связанных ее братьев и родителей (потом убитых) «святой» князь Владимир, тогда 16 лет отроду и язычник с гаремом в 1000 наложниц, - была королевского рода. Киевский язычник Владимир взял насильно в жены норвежскую королеву. В результате изнасилования родился сын Изяслав, который потом вполне справедливо пытался зарезать своего героического папашку – как отморозка. То есть, уже тогда проявился «сепаратизм Полоцка» - а «сепаратизм» Всеслава Чародея – только традиция этого Полоцкого рода, который помнил, что род идет от норвежской королевны Рогнеды и ее отца норвежского королевича Рогволода-Рагнфрода. Где «предок Рюрик» «не котируется», ибо тот «не королевского рода», ниже в феодальной иерархии Рогволодовичей – как и все его отпрыски «какие-то малородные» Рюриковичи.

Это объясняет, почему в Полоцке власть передавалась еще за 100 лет до всерусского съезда русских князей в Любече в 1097 году – уже по западной традиции от отца к сыну. Рогнеда была норвежского королевского рода, ее потомки это четко помнили – чем и выделяли себя от прочих «не благородных» отпрысков Владимира (оставляю в стороне скандал о рождении русского князя от безродной наложницы). Они были КОРОЛЕВСКОГО РОДА – а не княжеского рода русских феодалов Киевской Руси. И, соответственно, следовали в феодальных традициях наследования трона в Полоцке – не русским традициям Киева, а своим местным королевским традициям.

В этой ретроспективе Всеслав Чародей был законным правнуком норвежского короля, что объясняет и его презрение к «меньшим по статусу» русским князьям Киевской Руси, и его вектор политики Полоцкого Государства, направленный в Балтику и Скандинавию – а не в Русь. Собственно говоря, по этой причине российские и советские историки называют Всеслава «сепаратистом».

Но ведь это, как говорится, - с какой стороны посмотреть. Во времена Российской империи (после раздела Речи Посполитой) и в СССР – это «князь-сепаратист», который «отделил Полоцкое княжество от Общерусского пространства». А с 1991 года это уже создатель основ Беларуской Государственности. Согласитесь, оценка уже не просто иная и положительная, а демонстрирующая судьбоносность Всеслава Чародея для основ Беларуси.

Историк Геннадий Семенчук заканчивает свой очерк так:

«При Всеславе Брачиславиче Полоцкая земля окончательно превратилась в самостоятельное раннесредневековое государство, имевшее все необходимые атрибуты и политические инструменты: стабильную территорию, высшую власть в лице князя, собственную династию, аппараты принуждения и идеологии, религиозную организацию, вооруженные силы. Все это позволяло князю Полоцка проводить независимую от какого-либо центра внешнюю и внутреннюю политику. Частые и упорные столкновения с соседями свидетельствовали о мощном экономическом и военном потенциале этого государства.

Видимо, были правы те, кто писал, что главной целью жизни Всеслава являлось объединение вокруг Полоцка всех кривичей, которые позже частично попали под власть Новгорода (Псковская земля) и Смоленска. Именно на создание кривичской державы были направлены талант, энергия и жизненное назначение князя Всеслава Брачиславича».

Добавлю: именно при нем, с 1044 года, и родилась наша ДЕРЖАВА – позже менявшая свои названия от ВКЛ до БССР. Но впервые она реализовалась как Полоцкое Государство – со всеми атрибутами своей государственности.

Врут те, кто говорят, что у нас «молодое Государство». Так говорят только враги нашей Государственности. Наша Держава была создана КАК САМОДОСТАТОЧНАЯ СТРАНА еще с 1044 года, и ей почти тысяча лет. И создатель нашей страны – князь Всеслав Чародей. Поклон ему до земли от благодарных потомков…
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Чт Июн 14, 2012 2:29 pm

ИМЯ БЕЛАРУСИ

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ
«Аналитическая газета «Секретные исследования»

http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=321

Хорошо ли беларусы знают свою историю?

Порой складывается впечатление, что своей истории беларусы вообще не знают.

Например, в октябре 2009 года журналистка минской рекламной газеты «Ва-банк» решила рассказать об истории нашей почты. Но вместо этого стала рассказывать почему-то не о почте у нас в ВКЛ, а о почте в далекой Московии, да к тому же именует московского феодала вдруг «нашим царем» - будто наши предки тогда жили в Московии и были московитами. Как видим, человек подменяет историю Беларуси-ВКЛ – историей иностранного государства. Эта подмена – на ментальном уровне, в головах не только журналистки, но в головах миллионов беларусов, читающих такой вздор и принимающих его за «историю наших предков».

В кулинарной передаче «Дело вкуса» на канале «НТВ-Беларусь» в рамках «национальной беларуской кухни» ведущая рассказывают с радостным лицом о том, что на Руси наши предки ели заячьи почки, пили квас, заедали его баранками, а их любимыми блюдами были голубцы, щи да пельмени. Однако все это не имеет никакого отношения к нашей кухне и нашим предкам, которые жили вовсе не «на Руси», а в Литве.

Зайчатину наши предки литвины-беларусы вообще не ели – у нас это мясо было полностью запрещено (табу, как и у всех индоевропейцев, в том числе славян), но зато зайчатину охотно ели финно-угры Московии – предки нынешних русских. Это было, например, любимым блюдом князя ВКМ Василия III. Но вовсе не блюдом народов ВКЛ. Кваса наши предки не знали – у нас были свои собственные национальные напитки на основе березового сока (березовица) и проросших ростков пшеницы (солодуха, она же раугеня). Известнейший автор кулинарных книг Вильям Похлебкин писал:

«Напиток [солодуха, она же раугеня] до XIX века употреблялся только в Беларуси, а в России его аналогом был хлебный квас, технология приготовления которого совершенно иная».

Русский квас точно так же национально чужд для беларусов, как кока-кола: наш народ впервые массово узнал оба этих напитка (квас и кока-колу) только во второй половине ХХ века (чего ведущая передачи «Дело вкуса» явно не знает, она говорит, что беларусы пьют квас с X века). Баранки – татарское мучное изделие, у нас были ватрушки (от ватра – древнеиндоевропейского «очаг»; этого слова и этого блюда не было у русских, ибо их этнический субстрат и не является индоевропейским). Голубцы – татарское блюдо, пельмени – финно-угорское. То есть, ничего нашего исконно беларуского.

Видя эти ошибки в передаче «Дело вкуса», я вначале подумал, что ее авторы просто перепутали разные национальные кухни. Но нет! Они просто вычеркнули беларусов – и подменили их русским этносом, так как всюду ведущая говорит что-то типа такого:

«Во времена Ивана Грозного наши предки на Руси квасили капусту так… А вот такое блюдо ввел в рацион наших предков царь Петр I… Свекла упоминается в рационе наших предков еще со времен Ивана Калиты…»

Почему у этих минских кулинаров «шкала истории наших предков» странным образом определяется иностранными правителями? Разве наши предки были подданными Ивана Калиты, Ивана Грозного, Петра I? Ведь у наших предков было в то время СВОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО – ВКЛ! Куда делись наши национальные князья и правители ВКЛ-Беларуси, канцлеры ВКЛ?

Почему, например, никто у нас не говорит «Во времена нашего канцлера ВКЛ Льва Сапеги»? Почему вместо этого «шкалу истории предков» находят не по нашим, а по российским правителям? А ведь даже на официальном сайте МИДа РБ канцлер ВКЛ Лев Сапега назван «великим сыном беларуского народа» и «создателем беларуской дипломатии». Почему это знает только МИД РБ, но не знает население?

Будь мы нормальной страной – любой экзамен по Истории Отечества должен начинаться с вопроса: «Перечислите всех Канцлеров ВКЛ». Ибо они все были нашими беларусами и частью нашей Национальной Государственности.

Но население этого не знает. Что сродни тому, как в США народ не знал бы имен своих бывших президентов Соединенных Штатов.

«ИМЯ РОССИИ» И «ИМЯ БЕЛАРУСИ»

В 2009 году в РФ на телевидении был проведен конкурс «Имя России», где победителем объявили полумифического Александра Невского, но реально (как говорят сейчас Сванидзе и Млечин), на конкурсе победил Иосиф Сталин, просто власти не решились афишировать этот факт, отражающий уровень представлений масс о своем народе и своем лице. Показательно, что в голосовании далеко отстали «кандидаты» Александр Пушкин и Юрий Гагарин. Ведущие российские политики в полемике «Имя России» на ТВ больше всего оценивали заслуги исторических персонажей по шкале «кто больше прирастил территорию Великой России». На мой взгляд, это совершенно извращенный подход, который делает весь смысл существования самой России как страны и нации – только в захвате соседних территорий. Но, к сожалению, так там многие и думают!

Имея привычку все копировать (часто это получается комически) у восточного соседа, и на беларуском ТВ стали обсуждать идею проведения такого же конкурса «Имя Беларуси» (то есть следовало назвать историческую личность – главную в нашей истории, но не из числа ныне живущих). Однако, по словам специалистов, как показали первые же опросы обывателей РБ, стало ясно, что полноценного конкурса не получится. В половине случае был назван П.М. Машеров, а в остальной существенной части ответов названы деятели вовсе не Беларуси, а России. Включая того же, как в РФ, Сталина, Петра I, Ивана Грозного – и победителя конкурса «Имя России» Александра Невского.

Характерный пример. Наш читатель из Рогачева Г.И. Козловский писал в газету в январе 2010 года:

«В 2010 году отмечается 600 лет Грюнвальдской битвы. В газете «Звязда» печатают статьи на эту тему. Один из читателей высказал такое мнение, что лучше поставить памятник Александру Невскому. Но равновелики ли Грюнвальдская битва и Ледовое побоище? И какое отношение имеет битва на Чудском озере к истории Беларуси?»

Вообще, суть такого конкурса изначально виделась в том, чтобы нация выбрала себе главного в своем прошлом исторического лидера нации – которого можно назвать «именем нации и страны». В России этот эксперимент с треском провалился, так как, по мнению социологов, в РФ до сих пор не сложилась своя русская политическая нация, а вместо нее массы обладают ментальностью имперского народа. Аналогичное в Беларуси: тут тоже пока нет беларуской политической нации, а потому условия конкурса заведомо противоречат нашим существующим реалиям. Люди не могут выбрать себе исторического лидера нации, потому что не воспринимают сами себя таковой нацией.

В общем, проект «Имя Беларуси» кончился, так и не начавшись. Половина голосовала бы за Машерова – а память о его популярности в народе сегодня наоборот ревниво прячется нынешней исполнительной властью, ибо тот имел совсем иной стиль демократического руководства. То есть, уже «не то». Ну а остальная половина стала бы бороться между персонажами литвинизма и западнорусизма, причем там тоже фигурировал бы Сталин. В общем, это показало бы настоящее положение дел в представлениях масс – а оно просто аховое. Ибо создавалось пропагандой и выявило бы всю карикатурность этих представлений беларусов о своей национальной истории.

Насколько вообще широк список знаменитых беларусов, достойных для участия в конкурсе «Имя Беларуси»? На этот вопрос попытались ответить на форуме газеты наши читатели, итог обсуждения – в публикуемой рядом статье организатора темы Антона Дайнека «100 знаменитых беларусов». Оказалось, кандидатур очень много – и куда как больше сотни или даже нескольких сотен. Так что выбирать есть из кого. Кстати, лично я считаю, что три самых выдающихся беларуса – это Франциск Скорина, Кастусь Калиновский и Владимир Короткевич. Но у каждого, конечно, свое мнение…

Удивляет, что при наличии такого числа знаменитых уроженцев Беларуси – улицы наших городов на 60-70% носят имена вовсе не беларусов, а иностранцев, главным образом россиян. Но при этом большинство из списка «100 знаменитых беларусов» - не отражены в названиях наших улиц.

Чем, например, так дороги беларусам Урицкий и Володарский? Какое они вообще имеют к Беларуси отношение? Никакого. Приплыли с Троцким на «пароходе революции» из США в Петроград, до смерти сохраняли паспорта с американским гражданством. Получается, что улицы Минска носят имя американских граждан.

К сожалению, в СССР нам насаждали «идеологически нужных» кумиров (почти всегда – не уроженцев Беларуси), при этом целенаправленно лишали нас памяти о своих беларусах. Приведу типичный пример. До 9 января 1940 года в Лиде была улица генерала Желиговского, ныне это улица Дзержинского. Генерал Люциан Желиговский командовал оперативной группой войск «Бенякони» (состоявшей сугубо из этнических беларусов), которая в 1920 году освободила Виленщину от жемойтов и провозгласила там государство «Средняя Литва», ее правителем являлся 18 месяцев этот генерал.

Люциан Желиговский (1865-1947) – беларус-католик, родился в Ошмянах, с 1885 служил офицером в российской армии, затем в польской, умер в Англии. Его имя прочно связано у западных беларусов с отстаиванием Виленщины как беларуской земли. Поэтому понятно, почему сталинские власти постарались его вычеркнуть из нашей истории: ведь Сталин передал Виленщину жемойтам в 1939 году – чтобы лишить беларусов «белорусского национального шовинизма и национального самосознания».

Феликс Дзержинский – тоже с Виленщины, но вовсе не беларус, а еврей, да к тому же в юности член сионистских кружков – тайно развешивал в Вильне сионистские листовки. В СССР он был редактором журнала «Красный террорист» и главой советского гестапо – тайной политической полиции.

Так кто более ценен и значим для беларусов: Желиговский или Дзержинский? Замечу к тому же, что Дзержинский никогда не являлся патриотом Беларуси – а потому его фигура абсолютно не подходит для патриотического воспитания беларуской молодежи. И какой вообще пример для молодого поколения беларусов может дать редактор журнала «Красный террорист»? Научит, как устраивать «цветные» революции, свергая конституционный строй с помощью терактов? А ведь об этом он и писал в своем журнале…

Совершенно ясно, что сегодня в Лиде следует вернуть улицу Желиговского, а древнему городу Койданово под Минском вернуть историческое название – вместо «Дзержинск», что исторически ассоциируется с «красным террором».

Но мы ко всему привыкли, и мало кто вообще вдумывается в названия наших улиц и районов. А что вообще должны думать минчане, живущие на улицах, названных в честь Степана Разина и Емельяна Пугачева? Полагают, что раз городские власти дали такие названия, то, видимо, эти Разин и Пугачев часть истории Беларуси. Вот так и подменяется в умах населения наша история – историей иностранного государства.

Я бы предложил полностью изменить «топонимический ландшафт» на уровне названий улиц и районов, придав ему национальное беларуское содержание. Ведь улица Кальварийская – звучит в миллион раз милее и по-беларуски, чем какая-нибудь «Пугачевская» или «Коллекторная». В том числе и Суворовское училище надо давно переименовать в Сапеговское училище (имени Льва Сапеги), даже погоны курсантов менять не потребуется.

А прежде всего нам надо вспомнить, что мы – нация беларусов. А не «хоббиты с хуторским менталитетом изоляционистов», как нас назвал в недавнем интервью БТ российский журналист Доренко.
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Чт Июн 14, 2012 2:30 pm

100 ЗНАМЕНИТЫХ БЕЛАРУСОВ

Антон Дайнека
Специально для «Аналитической газеты «Секретные исследования»

http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=322


Лет десять назад, возле деревни Песочное (100 км от Минска, у истока Нёмана), мне показали развалины усадьбы: «Вот здесь помещик жил – Наркевич-Ёдка – он тут опытами занимался, радио изобрёл раньше Попова…». Я позже заинтересовался этой темой – действительно, есть данные, что первым опыт с радиоволнами проделал Якуб Наркевич-Ёдка, в своей усадьбе, в Наднёмане. Только он не запатентовал результаты своего опыта, поскольку предмет его исследований был другой – медицина. И в этой области он надолго опередил своё время.

Об этом знали в Париже, об этом знали в Лондоне, об этом знали в научных обществах других европейских столиц. Знают и помнят даже до сих пор. В отличие от нас…

В усадьбе был построен санаторий, в котором по «методу Наркевича-Ёдки» лечилось до 50-ти больных в год. Этот метод, основанный на применении электрографии и электротерапии, применялся в клиниках Рима и Флоренции. У нас же «благодарные земляки» разгромили усадьбу, а потомки тех, кого Наркевич-Ёдка бесплатно лечил в своей клинике, растащили руины на кирпичи для сараев.

Слава Богу, хоть теперь мы, по крупицам, узнаём что-то о выдающихся соотечественниках.

Есть, конечно, несколько знаковых фигур, о которых сегодня знают все: Скарына, Еўфрасіння, Усяслаў Чарадзей… Но в полном забвении остаётся огромное количество наших соотечественников, которые могли бы составить красу и гордость своей Родины и многих других стран. Печальный парадокс в том, что как раз в других странах их часто знают и помнят очень хорошо, в отличие от Беларуси. А эти люди подчас не менее достойны доброй памяти и славы, чем их более известные собратья.

Года два назад в Украине проходила масштабная популярная акция – «Сто выдающихся украинцев». Я был там в это время и обратил внимание на размах, с каким проходил этот проект: про героев этого проекта кричали на всех углах. Пресса, телевидение – везде были выдающиеся украинцы. Самое, на мой взгляд, важное, что были изданы толстые книги с биографиями всех, вошедших в проект. Среди них были и культовые личности (вроде Тараса Шевченко), и люди менее известные, и те, кто в моём сознании мало ассоциировался с Украиной (Репин, например).

Интересно, что одновременно похожий проект проходил и в России. По законам популярного жанра завершением обоих проектов явилось народное голосование (благо, ТВ позволяет). Самым выдающимся украинцем был назван Ярослав Мудрый, а именем России стало имя Александра Невского. Хорошие шансы на победу имели в России Сталин и Ленин – демократия (!).

Нам же, беларусам, оставалось только досадовать на то, что у нас на сегодняшний день такой проект очевидно не возможен. Особенно на государственном уровне, как у соседей. А нам такой проект несравненно нужнее, чем и россиянам, и украинцам, и англичанам (у которых подобное мероприятие проходило раньше), поскольку у беларусов по части знания своей истории огромные проблемы.

Сформировать ответ на вопрос - КТО МЫ – важнейшая задача для людей, живущих сегодня в Беларуси. А начать нужно с вопроса - КТО из людей прошлого, а возможно, и современников, ЗНАЧИМ ДЛЯ НАС В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ. Ведь с этого и начинается самоидентификация человека или народа – с взгляда в прошлое. КОГО мы видим в этом прошлом?

Название темы, под которым она появилась на форуме газеты, - «СТО СЛАВУТЫХ БЕЛАРУСАЎ».

КОГО МЫ, СЕГОДНЯШНИЕ БЕЛАРУСЫ, ВИДИМ СВОИМИ ПРЕДКАМИ, И ЧЬИМИ НАСЛЕДНИКАМИ ВИДИМ СЕБЯ? И ответом на вопрос должен был стать список из ста (или больше) имён.

Такой проект, по определению, рассчитан на широкую аудиторию, чтобы те, кому ни о чём не говорили имена Николая Радзивилла Чёрного, Мелетия Смотрицкого или Григория Ходкевича, узнали бы, что это были за люди. Чтобы про учёных и исследователей, известных в Европе и Америке, узнали, наконец, и на их Родине. Именно в таком ключе проходили акции в странах-предшественницах.

Беларусь дала миру много выдающихся имён, поэтому названо их, для списка, было значительно больше ста. И хотелось называть ещё и ещё – можно было браться и за «500 имён» и больше. Поэтому окончательный список имеет, конечно, очень большую долю условности, но это неизбежно для такого рода проекта.

Очень любопытным мог бы стать своего рода АНТИСПИСОК, в который вошли бы люди, деятельность которых имела наибольший отрицательный эффект для Беларуси. Для него было уже названо и немало кандидатов: царь Алексей Михайлович, генерал Муравьёв, Цанава, Берман и другие. Кстати, по условиям нельзя включать в перечень ныне здравствующих лиц. Исключение сделано для Бориса Кита – его значение для Беларуси не вызывает сомнений, как и его популярность.

Для удобства обсуждения были обозначены несколько условных хронологических периодов, начиная с Полоцкого княжества и заканчивая современной Беларусью. Для каждого периода назывались общественные деятели и деятели культуры и науки (тоже условное разделение).

Список составлялся по-беларуски. Многие имена имеют варианты написания в беларуской транскрипции, поэтому в списке они поданы в варианте участника форума, предложившего данную кандидатуру.

Теперь сам список. Многие люди из него были хорошо известны современникам, но незаслуженно забыты потомками. Поэтому их имена сопровождаются краткими сведениями: чем именно наш выдающийся соотечественник прославил свою Родину. Некоторых, к счастью, особо представлять не надо.

САМЫЕ ИЗВЕСТНЫЕ ИЗ БЕЛАРУСИ

1. Княгіня полацкая РАГНЕДА (ок.960 - ок.1000) - дочь полоцкого князя Рогволода.

2. Князь УСЯСЛАЎ ЧАРАДЗЕЙ (ок.1029 - 1101) - самый знаменитый из полоцких князей. Его неутомимые энергия и воля производили на современников такое впечатление, что они не сомневались в участии здесь сверхъестественных сил, почему князь и получил прозвище «Чародей». Весь его образ в летописях овеян романтической таинственностью. При нём в Полоцке был построен Софийский собор.

3. Князь БАРЫС УСЯСЛАВІЧ (до 1057-1128) – по преданию основал город Борисов, с ним связаны «Барысавы камяні», валуны, на которых выбиты кресты, имя Бориса и просьбы о Божией помощи. Камни активно уничтожались в советское время, но несколько из них всё же уцелело. Стояли они в разных местах Беларуси – по течению Двины, в Полоцке, в Орше и т.д.

4. Князь РАГВАЛОД (ВАСІЛЬ) БАРЫСАВІЧ (? – после 1218) – немецкие хроники называли его Королём Герцикским. Имена князей Рагвалода-Васіля и Вячкі - знаковые для нашей истории, именно они первыми начали неравную борьбу с крепнущим Ливонским орденом.

5. Князь ВЯЧКА (ВЯЧАСЛАЎ БАРЫСАВІЧ) (до 1180-1224).

6. ЕЎФРАСІННЯ ПОЛАЦКАЯ (ок. 1104-1173).

7. КІРЫЛ епіскап Тураўскі (1130-1182) – первый в нашем Отечестве просветитель. Его литературное наследие по тем малограмотным временам просто огромно.

8. Вялікі князь МІНДОЎГ (1195-1263) –основатель Великого Княжества Литовского. В 1253-м году он получил и титул Короля Литвы. Столицей Миндовга был Новогрудок.

9. Вялікі князь ГЕДЫМІН (ок. 1275-1341) - при нём наше Отечество обрело формы того могущественного государства, которое мы знаем из последующей истории. Начала строится Вильня, были заложены многие замки, которые до сих пор связываются с именем Гедыміна (Лида, Новогрудок, Крево и др.).

10. Вялікі князь АЛЬГЕРД (1296-1377) – за время его правления территория ВКЛ увеличилась почти вдвое. Благодаря его исторической победе над татарами у Синих Вод, к ВКЛ присоединилась значительная часть теперешней Украины. Беларуские же земли (литвинские) – ядро и доминирующий элемент государства. Много раз Альгерд противостоял немецким войскам. Со времени Альгерда начинается историческое противостояние Литвы с Москвой.

11. Вялікі князь КЕЙСТУТ (?-1382).

12. Кароль ЯГАЙЛА (1362-1434) - Великий Князь Литовский, после Кревской унии – король Польский, основатель династии Ягеллонов. Ягайло один из союзников-победителей (наряду с Витовтом) в Грюнвальдской битве.

13. Вялікі князь ВІТАЎТ (1350-1430) - именно при Витовте ВКЛ достигло пика своего расцвета и могущества. При Витовте в состав Великого Княжества вошли Смоленск и даже на некоторое время Новгород.

14. Князь Гарадзенскі ДАВЫД (1283-1326) - один из самых талантливых наших полководцев. Его походы 1322, 1323, 1326 и 1327-го годов были для Ордена просто сокрушительны. Не будучи в состоянии победить князя Давыда на поле боя, немцы смогли умертвить его только путём интриги и предательства.

15. ЛЕЎ САПЕГА (1557-1633) – государственный деятель ВКЛ №1, благодаря масштабу своей деятельности, энергии и патриотизму. Великий Канцлер, Великий Гетман, дипломат и военный. Поднялся на самую вершину иерархической лестницы с нижних ступеней. С его именем связаны разработка и издание ряда важнейших государственных документов. Основной из них – знаменитый Статут 1588-го года. В нём определялось государственное устройство ВКЛ. Это был наиболее прогрессивный конституционный акт в Европе того времени. Действие его на территории Беларуси (которая до начала XIX века называлась Литвой) продолжалось до 1840-го года, когда было запрещено и заменено законодательством Российской Империи.

16. КАНСТАНЦІН АСТРОЖСКІ (1460-1530) – один из самых заметных людей ВКЛ своего времени. Великий Гетман. Меценат, фундатор, владелец многих земель и городов. Отдельная страница – победы, одержанные им во главе литовского (беларуского) войска. Их было немало – больше 60-ти. Самая знаменитая – победа над московской армией в битве под Оршей в 1514-м году. Эта победа явилась эталоном военной стратегии и вошла во все европейские военные учебники позднего времени.

17. КАНСТАНЦІН-ВАСІЛЬ АСТРОЖСКІ (1526-1608) – активный сторонник православия, на свои немалые средства князь основал около 600 храмов и 20 монастырей, две типографии. В острожской типографии трудились Иван Фёдоров и Пётр Мстиславец.

18. МІКАЛАЙ РАДЗІВІЛ (ЧОРНЫ) (1515-1565) – один из самых влиятельных магнатов, Великий Канцлер, князь Священной Римской Империи, дипломат и полководец. Одним из первых принял кальвинизм и активно способствовал всё большему утверждению реформации. В его типографиях печаталось большое количество разнообразной литературы.

19. МІКАЛАЙ РАДЗІВІЛ (СІРОТКА) (1549-1616) – начал с продолжения дела своего отца, но потом перешёл в католичество и активно боролся против реформации. Его можно, в определённом смысле, назвать главным архитектором Несвижа. При нём было заложено большинство исторических зданий, которые мы можем видеть сегодня. Знаменитый замок, ратуша, иезуитский, бернардинский и доминиканский монастыри. Несвиж стал первым городом на территории Восточной Европы, в котором появилось здание в стиле барокко - князь Николай пригласил архитектора Ж.-М. Бернардони, построившего в Несвиже к 1596-му году Иезуитский костёл.

20. ЯНУШ РАДЗІВІЛ (1612-1655) – полководец, гетман польный ВКЛ, участвовал в войнах с казаками и Москвой.

21. РЫГОР ХАДКЕВІЧ(1513-1572) – Великий Гетман. Полководец, меценат.

22. ЯН-КАРАЛЬ ХАДКЕВІЧ (1560-1621) – Великий Гетман Литовский (то есть Беларуский в нынешнем смысле). Трудно сосчитать походы и военные операции, в которых он участвовал и которыми руководил. Инфлянтская война, Кокенгаузен, Киргхольм, походы на Москву, война с Турцией… Победа под Киргхольмом – одна из самых славных страниц беларуской военной истории.

23. ФРАНЦЫСК СКАРЫНА (ок. 1482-1551) – слава Богу, Скорину представлять не надо. Редкий беларус думает, что он учился в Питере. Любопытная деталь: в Падуанском университете в «Зале сорока» висит портрет нашего соотечественника. Скорина на нём отличается от привычного нам облика на гравюре. Но какими источниками пользовались итальянские художники – неизвестно.

24. МІКОЛА ГУСОЎСКІ (ок. 1470 – после 1533) – автор знаменитой «Песни про зубра», которую он написал в Риме, чтобы представить Папе свою Родину. Как и другие произведения Гусовского (стихи, поэмы, «Жизнеописание св. Гиацинта»), «Песня» – яркое произведение эпохи Возрождения – высокий гражданский и гуманистический пафос, патриотизм и призыв к единению Христианской Европы.

25. СЫМОН БУДНЫ (1530-1593) – ещё одна фигура эпохи Возрождения и реформации. Проповедник, литератор, полемист, издатель. В 1562-м году им был издан «Катехизис» - изложение веры в вопросах и ответах. Он был увлечён идеей образования простых людей и популяризации литературы на родном языке.

26. ЛАЎРЭНЦІЙ ЗІЗАНІЙ (?-1634) – учёный-лингвист, преподаватель, литератор, полемист, христианский мыслитель. Широко известен благодаря изданию «Грамматики словенской» – учебника, по которому, наряду с грамматикой Смотрицкого, учили славянский язык в Москве.

27. МІХАЛОН ЛІЦЬВІН (Венцеслав Миколаевич, ок. 1490-1560) – автор знаменитой книги «О нравах тартар, литвинов и мосхов», придворный историк из Вильни короля Речи Посполитой.

28. ІАСАФАТ КУНЦЭВІЧ (1580-1623) – личность известная (благодаря своей трагической гибели) и противоречивая. Принял унию и в сане Полоцкого архиепископа всецело отдался её утверждению.

29. ЛЯВОНЦІЙ КАРПОВІЧ (1580-1620) – противник Унии и оппонент Кунцевича, основатель известного Виленского Братства, руководил братской типографией.

30. АНДРЭЙ РЫМША (1550-1599) – известнейший в свою эпоху беларуский поэт и переводчик, участник Ливонской войны.

31. ІВАН ФЁДАРАЎ (настоящее имя в ВКЛ Ян Федорович, шляхтич из Барановичей, 1520-1583) – по приказу Ивана IV была построена типография, и в ней выходцы из ВКЛ-Беларуси Иван Фёдоров и Пётр Мстиславец издали первые печатные книги на территории Московского государства (через полвека после первых беларуских печатных книг).

32. ПЁТР МСЦІСЛАВЕЦ (?-после 1577) - первая точно датированная московская книга двух первопечатников – «Апостол» 1564-го года. После издания второй книги москвичи обвинили Ивана Фёдорова и Петра Мстиславца в ереси и сожгли типографию – европейские традиции внедрялась в Москве с трудом. Печатники бежали назад в ВКЛ под покровительство гетмана Ходкевича, где издавали книги.

33. САЛАМОН РЫСІНСКІ (ок. 1560-1625) - фольклорист, поэт-латинист, деятель кальвинизма.

34. НАСТАССЯ АЛЕЛЬКАВІЧ (СЛУЦКАЯ) (ок 1475-1524) – жена слуцкого князя Семёна Алельковича, «беларуская Жанна Д’Арк». Возглавила оборону Слуцка от татар хана Баты-Гирея. После отбитого штурма, княгиня в доспехах, на коне, вывела свой отряд в поле и ударила по татарам. Татары бежали. Но Баты-Гирей обиделся и в 1505-м году явился под Слуцк опять. Успех был тот же. Хан не успокоился и через год снова стоял под Слуцком. Момент благоприятствовал – князь Семён умер. Оборону опять возглавила княгиня. Слуцк татары не взяли, откатились к Клецку, их отряды были биты случанами в Копыле, а потом подошёл князь Михаил Глинский, и войско Баты-Гирея было разбито наголову.

35. КАЗІМІР ЛЫШЧЫНСКІ (ок. 1634-1689) - мыслитель-атеист, живший на территории Польши и ВКЛ. Обучался в иезуитской академии в Вильне. Автор трактата «О несуществовании бога», фрагменты которого были обнаружены в 1957 и опубликованы в Польше. В 1687 по настоянию иезуитов был схвачен и предан суду епископов. Варшавский сейм подтвердил решение епископов, и Казимир Лыщинский, осуждённый как атеист, был казнён.

36. АНДРЭЙ ВОЛАН (1530-1610) - политический деятель ВКЛ, идеолог реформации, философ и правовед. Учился в университетах Франкфурта-на-Одере и Кенигсберга. Как полемист выступал как против католических теологов, главным образом иезуитов, так и против радикальных реформаторов - социниан. Его работы, направленные против иезуитов, были переизданы в Германии и Франции. В сочинении «О государе и его личных добродетелях» на основе добродетелей античной этики, переосмысленных с позиций реформированного христианства и ренессансного гуманизма, создал образ идеального человека и гражданина. Исходил из идеи об определяющем влиянии морали на социально-политические институты общества.

37. Княжна САФІЯ СЛУЦКАЯ (1585-1612) – самая богатая невеста в Литве, противница Унии.

38. БАРБАРА РАДЗІВІЛ (1520-1551) – образ ее, одной из признанных красавиц своего времени, широко представлен в искусстве и овеян таинственной загадочностью – вспомним легенды про Черную Даму несвижского замка.

39. СІМЯОН ПОЛАЦКІ (1629-1680) – вокруг его фигуры на форуме разгорелись баталии. Значение для своей Родины он имел небольшое, но человек был известный.

40. КАЗІМІР ЧАРНОЎСКІ – революционер, находясь в заточении в Петропавловской крепости, разработал собственный оригинальный проект подводного судна водоизмещением 25 тонн со скоростью хода два километра в час и экипажем на борту до 35 человек. По замыслу автора, рубка с иллюминатором и подвижным перископом служила для наблюдения и подачи свежего воздуха. Чарновский предложил также систему регенерации воздуха. Проект железной ПЛ с цилиндрическим корпусом представил царю Николаю I в 1829 г.

41. МАРЦІН ПАЧОБУТ-АДЛЯНІЦКІ (1728-1810) - просветитель, астроном, математик. Доктор философии и теологии, член-корреспондент Парижской академии наук и Французского народного института, член Лондонского Королевского и Варшавского и других научных обществ. Ректор Главной виленской школы (1780-1803).

42. ФРАНЦІШКА УРСУЛА РАДЗІВІЛ (1705-1753) – первая у нас женщина-писатель и драматург. В то время театр был принадлежностью королевских и княжеских дворов. Свой театр был, понятное дело, и в Несвиже. В нём ставили Мольера и Вольтера, а в 1746-м году его возглавила жена князя - Францишка Урсула. Ставились пьесы её сочинения. Они носили принятый для эпохи просвещения назидательный характер.

43. Кароль СТАНІСЛАЎ АЎГУСТ ПАНЯТОЎСКІ (1732-1798) – последний король Речи Посполитой тоже был нашим соотечественником. Государство ему досталось в момент тяжёлого кризиса, хотя начало правления давало надежду на перемены к лучшему. Похоронен он в родном Волчине под Брестом.

44. МІХАЛ КАЗІМЕР АГІНСКІ (1730-1800) - государственный и военный деятель Речи Посполитой. C 1764 года - воевода виленский, с 1768 - великий литовский гетман. В 1771 году проиграл А.В. Суворову в битве под Столовичами. После поражения несколько лет находился в эмиграции. После возвращения жил в Слониме, в своём замке. В этот период город характеризуется интенсивным развитием, появлением фабрик, культурных учреждений, типографии. Финансировал строительство Огинского канала.

45. ТАДЭВУШ КАСЦЮШКА (1746-1817) – патриот и борец за независимость не только Речи Посполитой, но и США. Благодаря храбрости и военным талантам, в Америке получил генеральский чин и звание героя. Вернувшись на Родину, сразу включился в борьбу конфедераций, а после 2-го раздела Речи Посполитой возглавил освободительное восстание против России и Пруссии. Об авторитете Костюшко говорит то, что и Наполеон и Александр I предлагали ему возглавить польское государство в составе своих империй. Костюшко, однако, отказался, узнав, что это не будет государство в границах 1772-го года.

46. ЯКУБ ЯСІНСКІ (1761-1794) – руководитель восстания 1794 г. в ВКЛ.

47. ЭМІЛІЯ ПЛЯТЭР (1806-1831) – вторая «беларуская Жанна Д’Арк», участница восстания 1831-го года. Она сформировала собственный военный отряд в несколько сот воинов и провела ряд успешных боёв против царских войск. Увлечённо собирала беларуский фольклор и хореографию, виртуозно исполняла галошанні и сама писала стихи в подобном духе. Ее образ вдохновлял многих европейских поэтов, включая Адама Мицкевича.

48. ІГНАТ ДАМЕЙКА (1802-1889) – участник общества филоматов, участник восстания 1831-го года. В эмиграции принял приглашение чилийского правительства и прибыл в Чили для научной работы, где организовал деятельность едва ли не во всех областях: минералогия, физика, география, этнография и т. д. Создал научную библиотеку и метеорологическую станцию, издал учебники, пособия, работы по зоологии и этнографии. Был бессменным ректором университета Сантьяго. День его смерти был объявлен в Чили днём национального траура.

49. КАНСТАНЦІН КАЛІНОЎСКІ (1838-1864) – Калиновского тоже представлять не надо. Эталон мужественного самоотверженного патриота. А его письма из-под виселицы уникальны по своей человеческой силе и трагизму.

50. ВАЛЕРЫ АНТОНІЙ УРУБЛЕЎСКІ (1836-1908) - выходец из мелкой шляхты, во время восстания 1863-1864 годов командовал повстанческими отрядами в Гродненской и Люблинской губерниях. Революционер, участник Парижской Коммуны 1871 г. Член 1-го Интернационала.

51. АДАМ МІЦКЕВІЧ (1798-1855) – имя из первого ряда европейской поэзии. Себя Мицкевич называл литвином, родину свою Литвой, а столицей её - Новогрудок.

52. ЯН ЧАЧОТ (1796-1847) – удивительное общество собралось в Виленском университете в начале 19-го века – кого ни возьми – таланты, патриоты, поэты и музыканты - цвет нации – филоматы и филареты (интересно, что и вина их впоследствии, в основном, в том и состояла, что они были талантливые поэты и патриоты). Они любили свою родную Литву, её песни и легенды, и уже в студенческом возрасте вносили ощутимую лепту в литературу и фольклористику. На все юбилеи и торжества, отмечаемые филоматами, Ян Чачот писал песни, стилизованные под народные и положенные на народный мотив или специально написанную музыку. Всего же им было собрано более тысячи аутентичных песен, изданных в нескольких сборниках. Одним из первых Чачот начал систематическое исследование беларуского языка (который он называл крывицким) и грамматики. Все последующие лингвисты использовали его материалы (например Карский и Тарашкевич). Кроме этого он и сам был незаурядным поэтом, автором стихов, песен и баллад, написанных по-польски и по-беларуски.

53. ТАМАШ ЗАН (1796-1855) – один из основателей и вдохновителей обществ филоматов и филаретов. На судебном процессе он взял на себя основную ответственность, избавив таким образом от преследования многих людей. Проводы его в ссылку вылились в целое мероприятие – собрались филареты, в числе которых были близкие друзья Зана – Адам Мицкевич и Ян Чачот. Будучи в ссылке, нашёл в Приуралье нефть, золото и медную руду. Организовал в Оренбурге геологический музей. Оставил Зан и литературное наследие – стихи, баллады и поэмы.

54. МІХАЛ КЛЕАФАС АГІНСКІ (1765-1833) – знаменитый полонез «Прощание с Родиной» был написан Огинским в конце его жизненного пути, перед отъездом в Италию. Но Огинскому-композитору принадлежат и другие полонезы, мазурки, марши и пьесы. В первую очередь Огинский был дипломат и государственный деятель ВКЛ. Он предлагал Александру I план по восстановлению Княжества Литовского в составе Российской империи – «план Огинского», но Россия не хотела видеть Литву-Беларусь ни в каком суверенном виде – план не был принят.

55. ЯН БАРШЧЭЎСКІ (1794-1851) – писатель и издатель журнала «Niezabudka» в Петербурге, один из основоположников новой беларуской литературы. Главное и самое известное произведение – вышедшие с 1840-го по 1844-й год четыре тома «Шляхтич Завальня или Беларусь в фантастических рассказах» - прозаический сборник, написанный на основе сюжетов сказок и легенд Витебщины – родных мест автора. Добавим, что Борщевский был в числе последних выпускников Полоцкой Академии перед её закрытием в 1820-м году. (Руководитель Полоцкой Академии уроженец Орши ФРАНТИШЕК ДЕРУЖИНСКИЙ эмигрировал в США, где основал первый в Америке католический Университет, который по сей день носит его имя. – Прим. Ред.)

56. АНТОНІ ТЫЗЕНГАЎЗ (1733-1780) – подскарбий Литовский, староста Гродненский, администратор королевских экономий в ВКЛ. Но прежде всего меценат Гродно и гродненщины. Занимался проведением аграрной реформы по английскому образцу. Основал кадетский корпус, торговую и медицинскую школы. Открыл театр, в котором работали лучшие артисты и хореографы, а при нём школы театральную и музыкальную, оркестр – «капеллу Тызенгауза». Основал первую в Гродно типографию. Свое происхождение род Тызенгаузов выводил от князя Вячки из Кукейноса.

57. НАПАЛЕОН ОРДА (1807-1883) – художник, музыкант, лингвист, писатель, композитор. Участник антироссийского восстания 1830-1831 г. (среди творческих людей того периода трудно найти такого, который бы остался к этим действиям равнодушен – это показательно…). Одно время был директором Итальянской оперы в Париже. Особое место в своих гравюрах он уделял историческим местам ВКЛ, местам былого величия и славы. Гравюры Орды документально точны, они были бесценными документами при проведении реставрационных или восстановительных работ на памятниках архитектуры: замки в Мире и Лиде, Вильня, Новогрудок, Гродно, Минск – всего более тысячи листов – своего рода летопись, записанная художником.

58. ІВАН ХРУЦКІ (1810-1885) – за свои натюрморты не раз удостаивался наград Академии Художеств, получил звание академика.

59. УЛАДЗІСЛАЎ СЫРАКОМЛЯ (ЛЮДВІГ КАНДРАТОВІЧ) (1823-1862) – мы знаем русскую народную песню «Когда я на почте служил ямщиком», но вряд ли знаем, что это перевод на русский язык его баллады «Почтальон». Его перу принадлежат баллады из исторического прошлого Литвы от крестоносцев до Наполеона.

60. СТАНІСЛАЎ МАНЮШКА (1819-1872) – создатель польской оперы и беларуской оперетты, уделивший особое внимание фольклорному материалу. В Минске прошла его юность, здесь он начал учиться музыкальной композиции. Минская публика видела премьеры большинства его опер, многие из которых и были созданы в Минске в содружестве с Дуниным-Марцинкевичем. Упомянем знаменитую «Сялянку» - первую оперу на беларуском языке. Остаётся только пожалеть, что в Минске до сих пор нет ему памятника.

61. АДАМ КІРКОР (1818-1886) – историк, археолог, этнограф и публицист, член Виленской Археологической комиссии, один из руководителей Виленского Музея Древностей. Особая его заслуга состоит в том, что он первым представил научному сообществу беларускую культуру как самостоятельное цельное явление.

62. ТЭАДОР НАРБУТ (1784-1864) – родился в местечке Шавры Лидского повета, ныне Вороновский район Гродненской области Беларуси. Военный инженер, знаменитый историк, публицист, исследователь мифологии ВКЛ. За историю Литвы в 9 томах (Вильня, 1835-1841) императором Николаем I награждён перстнем с бриллиантом. Сын Людвик Нарбутт, офицер, руководил отрядом повстанцев в Лидском уезде, погиб в бою с русскими войсками 5 мая 1863. Дочь Теодора Нарбутт, в замужестве Мончуньская, была вынуждена выехать за границу и была за причастность к восстанию 1863 г. заочно приговорена к каторжным работам. Сын Болеслав Нарбутт участвовал в восстании 1863 г., был приговорен к смертной казни, заменённой, по молодости лет осуждённого, ссылкой.

63. МІКАЛАЙ ПРЖАВАЛЬСКІ (1839-1888) – знаменитый географ.

64. СОФ`Я КАВАЛЕЎСКАЯ (1850-1891) – первая в мире женщина-профессор математики. Свои детские годы Ковалевская провела в поместье отца Полибино Невельского уезда, Витебской губернии.

65. МІКАЛАЙ ЛАБАЧЭЎСКІ (1792-1856) - знаменитый математик.

66. ФЁДАР ДАСТАЕЎСКІ (1821-1881) – писатель, потомок шляхетского рода из села Достоева в Пинском повете.

67. БЕНЕДЫКТ ДЫБОЎСКІ (1833-1930) - за участие в восстании 1863-1864 был сослан в Сибирь. Работал в ссылке врачом и провёл исследования Байкала, прибайкалья, восточной Сибири и Камчатки. Описал географию этих мест, флору и фауну. Сделал ряд открытий, обнаружил неизвестных до него представителей животного мира – более чем 50 (!) видов растений и животных носят сегодня имя Дыбовского. Кратко можно сказать, что он «открыл» миру Байкал. Эти исследования принесли учёному мировую известность.

68. ЯКУБ НАРКЕВІЧ ЁДКА (1848-1905) – про него в начале статьи.

69. ЯЎХІМ КАРСКІ (1860-1931) – известнейший филолог, этнограф, фольклорист, член нескольких научных академий, основатель научного беларуского языковедения. Карскому принадлежат более 700 научных работ по различным направлениям языковедения и этнографии. Составил наиболее полные и подробные карты беларуского языка и диалектов, на основе которых принято определять этническую Беларусь. Она, согласно этим картам, включает в себя, кроме современной территории, Виленщину, Смоленщину и Белосточчину. В 1917-м году Карский был участником 1-го Всебеларуского съезда. Был так же среди организаторов Минского Пединститута и Беларуского Университета.

70. ЭМЕРЫК ГУТЭН-ЧАПСКІ (1828-1897) – из рода влиятельных меценатов в нескольких поколениях. Граф Эмерик занимал высокие государственные посты в Российской Империи, а в родовом имении Станьково построил дворец, парк, храм св. Николая, музей – целый комплекс. В Станьково Чапский собрал богатейшую нумизматическую и археологическую коллекцию, а также библиотеку, за что Русское Археологическое общество наградило его своей медалью. Всё это собрание граф перевёз в Краков, где оно составило основу Национального музея. В библиотеке находились раритеты – библия 1563 г., редчайшие рукописи поэтов и писателей ВКЛ.

71. ІОСІФ ГАШКЕВІЧ (1814-1872) – дипломат (консул России в Японии), лингвист и географ, распространитель христианства среди японцев. Гашкевич был одним из первых иностранцев, кому был разрешён доступ во внутреннюю Японию и дворец императора в Токио.

72. ЯН ЧЭРСКІ (1845-1892) – как и Бенедикт Дыбовский, попал за участие в антироссийском восстании в ссылку, где занялся географическим изучением Сибири и Дальнего Востока. Им были организованы более десятка экспедиций. На картах остались названия, связанные с его именем: Пик Черского, Гора Черского в Байкальском хребте, два горных хребта, посёлок в Якутии, один из берегов озера Байкал и т.д.

73. ЯЎСТАФІЙ ТЫШКЕВІЧ (1814-1873) – основатель беларуской научной археологии, Виленской Археологической комиссии, Виленского Археологического Музея. В первые же годы существования коллекция музея достигла 10-ти тысяч экспонатов, а библиотека 3-х тысяч книг. Проработал, правда, музей недолго – в 1864-м году по распоряжению генерала-губернатора Муравьёва музей был закрыт – беларусам оказалось вредно знать своё прошлое… Слабым утешением было то, что об этом прошлом были наслышаны в Европейских столицах – Тышкевич был членом академий Петербурга, Лондона, Стокгольма и Копенгагена.

74. ВІНЦЭНТ ДУНІН-МАРЦІНКЕВІЧ (1808-1884) – беларуский классик, после восстания 1863 г. был под следствием органов госбезопасности царской России.

75. ФРАНЦІШАК БАГУШЭВІЧ (1840-1900) – не только классик, а ещё и вдохновитель дела Национального Возрождения, активный участник восстания 1863 г. Его сборники «Дудка беларуская» и «Смык беларускі» сразу же были запрещены для печати. К сожалению, не дошёл до нас сборник «Скрыпачка беларуская». Начало Возрождения Богушевич видел прежде всего в культурном возрождении, и главное – в возрождении языка - «Богам дадзенай нам мовы».

76. ЯНКА КУПАЛА (1882-1942).

77. ЯКУБ КОЛАС (1882-1956).

78. МАКСІМ БАГДАНОВІЧ (1891-1917) - об этих людях, к счастью, мы наслышаны неплохо.

79. АЛАІЗА ПАШКЕВІЧ (1876-1916) – поэтесса, прозаик, деятель национального возрождения. Один из организаторов Беларускай Сацыялістычнай Грамады, газеты «Наша доля», редактор журнала «Лучынка». Прозу и поэзию Цётки проходят в школе.

80. АНТОН ЛУЦКЕВІЧ (1884-1942) – ведущий беларусский публицист и деятель Национального Возрождения начала ХХ в., историк, лингвист, издатель. В 1915 г. руководитель Беларуского Народного Комитета (БНК), позже делегирован в Раду БНР, инициатор объявления независимости БНР. В качестве министра иностранных дел прилагал все усилия к тому, чтобы голос БНР был услышан соседями и Европой. Жертва сталинских репрессий, был арестован в 1939-м, приговорён к 8-ми годам, умер в заключении.

81. ІВАН ЛУЦКЕВІЧ (1881-1919) – тоже стоял у основания «Нашай нівы». Также он в числе основателей всех значимых беларуских организаций начала века – Беларуская Сацыялістычная Грамада (БСГ), Беларускае выдавецкае таварыства, «Наша хата», газета «Гоман», Беларускі клуб, первая беларуская гимназия в Вильно. Автор многих работ по истории и культуре. Вместе с братом Антоном был в числе тех, кто первыми осознали необходимость образования независимого беларуского государства, тех, кто провозгласил БНР.

82. ВАЦЛАЎ ІВАНОЎСКІ (1880-1943) - общественный деятель, профессор, застрелен в декабре 1943 года агентом НКГБ СССР.

83. ВАЦЛАЎ ЛАСТОЎСКІ (1883-1938) – автор изданной в Вильне в 1910 году знаменитой «Короткой истории Беларуси» - первой книги об истории Беларуси для беларусов на беларуской мове. Стоял у истоков национально-революционного движения, беларуской государственности и беларуской науки. Член БСГ, секретарь в «Нашай ниве», руководитель Беларуского издательского общества в Вильне. Участник объявления независимости БНР, позже возглавил кабинет министров Народной Рады БНР. Боролся за независимую Беларусь и против раздела по Рижскому договору. Жил в Ковно и Вильно. В 1927-м переехал в Минск, где стал директором исторического музея, зав кафедрой этнографии Инбелкульта, академиком АН БССР. Популяризатор названия Крывия и крывичы. В 1930-м году академик был арестован, а в 38-м – расстрелян.

84. ІГНАТ БУЙНІЦКІ (1861-1917) – основатель профессионального беларуского театра, актёр, режиссёр и драматург.

85. БРАНІСЛАЎ ТАРАШКЕВІЧ (1892-1938) - общественно-политический деятель, языковед. С 1921 года — директор Виленской беларуской гимназии. В январе 1927 г. был арестован польскими властями, а в мае 1928 г. осужден на 12 лет заключения. С сентября 1933 г. в результате обмена политзаключенными между Польшей и СССР жил в Москве. 6 мая 1937 г. арестован по вымышленному обвинению, 29 ноября 1938 г. расстрелян. Реабилитирован 26 января 1957 года. Автор учебника «Беларуская граматыка для школаў», который переиздавался 6 раз в Западной Беларуси.

86. УЛАДЗІСЛАЎ ГАЛУБОК (1882-1937) – подобно Буйницкому, разносторонне талантливый Владислав Голубок был режиссёром, актёром, драматургом. По воспоминаниям современников – в БССР не осталось такого района, в котором бы не побывал театр Голубка. В 37-м режиссёр был репрессирован.

87. МІТРАФАН ДОЎНАР-ЗАПОЛЬСКІ (1867-1934) – историк и этнограф, профессор нескольких университетов. Активно поддержал БНР, участвовал в её дипломатической миссии. Автор «Мемориала» – документа, обосновывающего историческую необходимость образования самостоятельного беларуского государства. Этот документ был представлен на Версальской конференции, правда безрезультатно – Беларусь не была нужна ни соседям, ни Европе. В работах по истории, прежде всего в книге «История Беларуси», показывал самостоятельность беларуской нации, с собственной историей и культурой. Обосновывал этническое отличие кривичей и их независимое от Киева существование, а также критиковал присоединение беларуских земель к Российской Империи. В БССР такие идеи пройти не могли – «Историю Беларуси» запретили, а автора обвинили в нацдемовщине и выгнали не только из университета, но и из Минска.

88. МАГДАЛЕНА РАДЗІВІЛ (1861-1945) - всячески поддерживала идею беларуского национально-культурного возрождения.

89. ЯЗЭП ДРАЗДОВІЧ (1888-1954) - археолог, писатель, фольклорист, просветитель, но прежде всего разносторонний художник – исторический живописец, график, иллюстратор, портретист, театральный декоратор.

90. МІХАІЛ ЗАБЭЙДА-СУМІЦКІ (1900-1981) – беларуский певец-эмигрант с мировым именем.

91. РЫГОР ШЫРМА (1892-1978) – известнейший деятель беларуской музыкальной культуры.

92. ВАСІЛІЙ КАЧАЛАЎ (ШВЕРУБОВІЧ) (1875-1948) – советский актер кино.

93. СТАНІСЛАЎ БУЛАК-БАЛАХОВІЧ (1883-1940) – в царской армии, благодаря активности и мужеству быстро дослужился до ротмистра и получил несколько наград. В 1918-м короткое время действовал в частях Красной армии, но быстро разочаровался в большевизме и перешёл в Белую армию. Менее чем за год, после ряда дерзких военных операций становится полковником, а потом генералом. 14-го ноября 1919-го года он пишет заявление главе дипломатической миссии БНР К. Езавитову, в котором выражает желание служить со своим полком целостности и независимости БНР. В феврале 20-го года Балахович в Беларуси. Проводит ряд успешных боевых операций, его провозглашают главнокомандующим всеми вооружёнными силами на территории Беларуси. Издаётся приказ о формировании Беларуской народной армии. Но отбитый у большевиков Мозырь становится последним крупным успехом - части Балаховича отходят к польской границе. Позже, он старался объединить беларуское национальное движение – был введён в государственный комитет БНР и назначен верховным главнокомандующим. Можно предположить, что такой человек, как Балахович, не остался бы в тени во время 2-й мировой войны, но это, похоже, понимали и немцы – генерал был застрелен гестапо на варшавской улице 10 мая 1940-го года. Любопытно, что за ним, первым в беларуской истории, прочно закрепилось прозвище «Батька».

94. ЯЗЭП ЛЁСІК (1883-1940) – одни из создателей БНР, председатель Рады БНР. Талантливый писатель, публицист, лингвист и историк. В 1938-м году арестован. Умер в тюрьме в 1940-м году.

95. ЮЗЭФ ПІЛСУДСКІ (1867-1935) - первый глава возрождённого польского государства.

96. ПЁТР МАШЭРАЎ (1918-1980) - трудно найти другого советского руководителя, пользовавшегося таким уважением и, без преувеличения, любовью у людей. Неожиданное известие о его трагической
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Чт Июн 14, 2012 2:31 pm

БЕЛАРУСЬ И НАПОЛЕОН: 200 ЛЕТ

Михаил ГОЛДЕНКОВ
«Аналитическая газета «Секретные исследования»

http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=328

2012 год – год двухсотлетнего юбилея войны с Наполеоном, как и аналогичный юбилей двухсотлетия воссоздания ВКЛ. Странно, но по сей день в Беларуси преобладает именно не местный, но заграничный, российский взгляд на все эти события 1812 года, на войну, которую ошибочно называют Отечественной войной. Верно, отечественной она была, но лишь для тех беларусов и украинцев с поляками, которые принимали участие в той войне как раз в армии Наполеона, отстаивая независимость Великого княжества Литовского.



МИФЫ О ВОЙНЕ 1812 ГОДА

В детстве я, как и миллионы других мальчишек, изучал историю войны 1812 года по школьным учебникам и книгам Михаила Брагина (таких как «В грозную пору – 1812 год») и прочих военных писателей и пропагандистов. Много противоречивого в них было, что, однако, стал понимать лишь с возрастом. Ну а позже и вообще все прояснилось: Брагин писал все свои книги о войне 1812 годы в 1940-х годах, в годы войны с немцами, писал по заказу, для, так сказать, примера советским людям. Вот и получилась у Брагина и не война 1812 года, а вариация Второй мировой войны, где роль немцев Брагин отвел французам, а роль СССР – армии «ненавистного царя». Все поражения Брагин скрыл, а из некоторых поражений русской армии вообще сочинил победы. Сожжение Москвы тоже как-то деликатно замолчал, с явным намеком, что Москва сама собой сгорела при вступлении в нее французов. Или же подожженная пьяными захватчиками.

Странно и то, что, являясь уже двадцать лет суверенной страной, Беларусь все еще находится в плену царских и советских мифов о той войне. Так, в газете «Вечерний Минск» однажды появилась маленькая заметка, перечисляющая знаменательные даты в истории города Минска. Под датой 8 июля стояло: «8 июля 1812 года началась оккупация наполеоновскими войсками… После ухода французов в городе осталось 3,5 тысячи жителей из более чем 11 тысяч…» Заметка как бы говорит, что французы истребили до 8000 жителей Минска. А оккупацией, надо полагать, автор заметки называет освобождение Беларуси из-под крепостного гнета Российской империи, которая за 17 лет до этого сама произвела «классическую» оккупацию – захватив всю территорию ВКЛ с помощью армии Суворова.

Почему-то автор заметки не вспомнил, что 8000 жителей Минска как раз бежали из города перед вводом в него армии Кутузова. Разве это оккупация французами?

Итак, 8 июля 1812 года в Минск, из которого бежал российский губернатор с челядью, вступил авангард французского корпуса Даву. Приход Даву в Минск был подобен празднику. Местная беларуская шляхта вышла встречать французов с хлебом-солью.

Российские источники пишут, что французов, мол, с распростертыми объятиями принимали поляки Минска. Когда в конце года в Минск возвращалась русская армия, то его жители в страхе бежали, и город опустел. Российские историки вновь пишут, что бежали, мол, поляки.

Но поляки в Минске никогда не жили! Сваливая все на поляков, российские державные историки и власть имущие пропагандисты пытались подать беларусов как преданных друзей Российской империи, извечных союзников россиян, а поляков – как врагов, странным образом обрушивая при этом репрессии как раз на Литву-Беларусь, а не на Польшу.

Во время торжественной речи в Минске генерал Даву сказал, что армия Наполеона пришла не угнетать беларусов, а пришла вернуть им Родину. Именно этих слов все в Минске и ждали. Люди рукоплескали и плакали от счастья.

В минской типографии была отпечатана и распространялась по стране речь председателя комитета полиции Временного правительства Великого Княжества Литовского Кароля Прозара, произнесенная от имени всей беларуской шляхты перед Наполеоном в Смоленске: «Благоволите, Государь, развернуть летопись нашего Отечества и на всякой странице… узрите кровавым почерком запечатленную ненависть против наших хищников… Благоволи, государь, милостиво принять жертву нашей преданности...»

Вот каковы были истинные чувства наших предков. Французы воспринимались как освободители от царя. Об атмосфере, охватившей в те дни беларускую шляхту эйфории писал в своем историческом исследовании В. Г. Краснянский: «Что касается уездных городов Минской губернии, то в них происходило то же самое, что в Минске: те же торжественные встречи французов католическим духовенством и представителями города; шумные овации толпы, вечерние иллюминации, необычное оживление, вносимое помещиками, съезжавшимися из окрестных деревень попраздновать, пообедать, поговорить о восстановленной Польше». Начальник царской городской инвалидной команды поручик Бомбеш, с трудом в последние минуты убежав из Пинска, писал в рапорте командованию, что жители города, поджидая наполеоновские войска, бодрствовали всю ночь и почти во всех домах для этих дорогих гостей был приготовлен праздничный ужин…

В Могилеве российского военного, пытавшегося поджечь склады и магазины перед вступлением в город французских войск, нашли убитым. Его, судя по всему, убили сами же горожане. В Новогрудке офицера, также пытавшегося подпалить склады и магазины после ухода русских войск, просто подкупили, и он ушел, спалив для вида лишь пару стогов сена. Это красочные иллюстрации того, как якобы с радостью и благоговейным экстазом люди сжигали свои жилища, дабы они не доставались врагу. Сей очередной глупый миф царизма породил уже великий писатель Лев Толстой в своем романе «Война и мир».

В «Минской газете» №7 за 31 июля 1812 года была напечатана небольшая заметка «Подвиг обывателя Мозырского уезда»: «Обыватель Мозырского уезда Богуш, нанятый русским правительством пригнать в русскую армию 72 вола и доставить 30 куфлей водки при помощи Иеронима Митрановского, скрыл этот транспорт в лесу у Старобина Слуцкого уезда. При приближении войск победителей Богуш и Митрановский… доставили транспорт в отряд победителей»... Ну, чем не беларуские партизаны!

БЕЛАРУСЫ ЗА НАПОЛЕОНА

Вопреки утверждению многих российских и даже беларуских историков, в рядах Наполеона бились не только поляки, но и беларусы, включая беларуских татар. Так, при участии губернатора Литвы генерала ван Гогендорпа (служившего в армиях Пруссии, Голландии, участника войны за независимость США на стороне французов и бывшего послом Батавской республики в России) был создан эскадрон татарских гусар. Во главе подразделения был назначен майор 8-го кавалерийского полка Мустафа Мурза Азулевич.

Азулевич был официально назначен майором 1-го эскадрона татарской кавалерии, куда вошло 4 капитана, 7 первых лейтенантов, около 100 унтер-офицеров и рядовых. Возможно, что к осени 1812 года эскадрон мог бы увеличиться, но начавшееся отступление французов из Москвы привело к резкому спаду желающих записаться в отряд.

Боевое крещение эскадрон получил под Вильно, в боях 10-11 декабря 1812 года, когда война шла к печальному для Наполеона закату. Потери оказались огромными для сравнительно немногочисленного эскадрона: 90 татарских гусар было убито и ранено, в том числе погибли и все офицеры, включая первого командира эскадрона Мустафу Ахматовича. Татарские гусары наполеоновской Литвы перестали существовать. Известно лишь, что в начале 1813 года, в Познани, остатки эскадрона (30 человек) были причислены к 3-му полку шеволежеров Императорской гвардии, образовав 15-ю роту под командованием капитана Султан Улана, хотя настоящим влиянием в отряде пользовался второй лейтенант Ассан Алеб-имам.

Коренной мозырянин, бывший городской стольник и подстароста Ксаверий Обухович в чине полковника сформировал в Пинске 20-й уланский полк Великого княжества Литовского. Активными сторонниками Наполеона были и три брата Обуховича, мозырьские помещики. Старший из них, бывший мозырьский судья Адам Обухович, крестный отец великого впоследствии поэта Адама Мицкевича, был близким другом его отца, адвоката Николая Мицкевича, убежденного бонапартиста.

Первая столица ВКЛ город Новогрудок при Наполеоне вновь стал центром дистрикта, был избран мэр, назначен подпрефект и председатель гражданско-военной комиссии, а также была создана местная жандармерия. Город стал центром формирования 19-го уланского полка. Здесь же к исходу сентября были сформированы пехотные полки, а уланские – лишь во второй половине октября, уже накануне отступления французов.

Численность созданных здесь военных формирований составила 19.000 человек, включая жандармерию, причем обеспечить их всем необходимым должно было местное население. Формировались полки добровольцев, причем люди сами платили за пошив формы и за оружие. И это при том, что до этого российские власти призвали под ружье в селах и городах Беларуси почти всех, кого можно было. Беларуские же шляхтичи шли в царские Минский и Гродненский гусарские полки за неимением альтернативы, оказавшись таким образом в армии Кутузова вопреки собственному желанию.

И несмотря на то, что из-за насильственной мобилизации в ряды русской армии влилось более 30.000 беларусов, около 26.000 воевало на стороне Наполеона. Впрочем, были и такие беларусы (тогда еще называвшие себя литвинами), которые наивно считали Александра I лучше Наполеона. Михаил Огинский до последнего наделся, что его проект по восстановлению ВКЛ царь примет. Александр в самом деле обещал рассмотреть проект предоставления ВКЛ автономии и самостоятельности в составе Российской империи, но царь свое обещание не выполнил, обманув надежды Огинского.

Беларусы, вступившие в наполеоновские войска, считали себя по-прежнему гражданами Речи Посполитой и свято надеялись, что будут с оружием в руках отстаивать вновь провозглашенное Великое княжество Литовское, чего не удалось последним посполитым генералам Тадеушу Костюшко и Якубу Ясинскому в 1795 году.

И главное событие для всех литвин состояло в том, что Наполеон провозгласил 1 июля 1812 года решение о создании Временного правительства Великого княжества Литовского (и эту дату неплохо бы тоже отметить хотя бы в газетах). Власть вновь созданной ВКЛ распространялась на Виленскую, Гродненскую, Минскую губернии и Белостокскую область (в 1945 году отданную Польше Сталиным), которые были преобразованы в департаменты с двойной – местной и французской – администрацией. Подобным образом были организованы Витебская, Могилевская, Смоленская и Курляндская губернии, но Временному правительству они не подчинялись, как и, увы, не вошли во французскую версию ВКЛ.

Тем не менее, Наполеон проигнорировал просьбы польского сейма присоединить восстановленное государственное образование литвинов к Варшавскому герцогству. Так на короткое время вновь возродилось Великое княжество Литовское, в котором, как и прежде, проживали разные народы: беларусы, поляки, евреи, жемойты (ныне летувисы), татары и др. Все эти народы ВКЛ с благодарностью оценили подарок Бонапарта. Еще 16 июня генерал Сокольницкий предложил Наполеону создать отряд из литовских татар на добровольной основе. «Их честность и порядочность, вместе с храбростью неоднократно подвергались серьезным испытаниям. Они сгорают от желания служить родине».

Наполеон пообещал вернуть независимость ВКЛ и это обещание исполнил, пусть и не все литвинские земли включил в новое ВКЛ.

Ну а поражение Наполеона и взятие союзниками Парижа наши предки литвины воспринимали как собственное поражение. Адъютант Милорадовича Ф. Глинка, находясь в те дни в Вильне, так описал это событие: «Париж взят!» Весть сия распространяется в городе. Русские в восторге, поляки (Глинка так называет беларусов. - Прим. М.Г.) — смотрят сентябрем!.. Эта весть укусила их за сердце. Площадь, где гуляют, вдруг опустела; все присмирели в домах». Виленцы сердцем болели за Бонапарта.

МИФ О ПАРТИЗАНАХ

Поводом назвать войну с Наполеоном Отечественной войной послужило якобы то, что русский народ поднялся-де на борьбу с захватчиками… Самое смешное здесь то, что российские крепостные крестьяне так же, как и беларусы, ожидали Наполеона как освободителя, волками глядя на своих помещиков, коих начали втихую убивать, а сами убегать в лес, чтобы их не призвали в ополчение.

Байки про партизан лживы все насквозь! Не могло быть партизан в крепостной стране, где бегство в лес с оружием в руках крепостного крестьянина считалось преступлением. Российский крестьянин даже не имел права прийти в собственную армию добровольцем. Такой случай имел место под Калугой, и такого «смутьяна» в кандалах доставили обратно в деревню к помещику за самовольное оставление места своего «заточения».

То, что российские писатели называют партизанами, на самом деле были армейскими террористическими группами, собранными по приказу Кутузова, чтобы разрушать инфраструктуру французской армии, по плану еще Барклая де Толли. В этих отрядах в самом деле можно было нередко видеть крестьян, но только тех, кого подневольно определил в эти группы по приказу армии сам помещик.

Солдаты армии Наполеона были шокированы нищетой и забитостью российского населения, а генерал Ж. Д. Компан писал, что свиньи во Франции живут лучше и чище беларуских крепостных.

А. Пасторе писал о том, что «грустно наблюдать эту иерархию рабства, это постепенное вырождение человека на общественной лестнице». Беларуских местных помещиков (понятно, что среди них почти не было этнических беларусов, только русские колонизаторы типа Суворова, рабовладельца в Кобрине) он определил как «жадных паразитов и корыстолюбивых льстецов».

О крайней забитости крепостных свидетельствует случай, произошедший летом 1812 года, описанный А.Х. Бенкендорфом: «После освобождения деревни, принадлежавшей княгине Голицыной, один из крестьян, обратившись от имени всех, просил позволения утопить одну из женщин деревни. Оказалось, что она указала мародёрам место, где было спрятано добро госпожи, несчастную женщину долго секли, и она была очень больна от этого, но, как сказал крестьянин, «разве это может оправдать нарушение интересов нашей госпожи?» Бенкендорф предположил, что крестьяне очень любят свою госпожу, и с изумлением узнал, что они ее ненавидят. Вот до какого состояния были доведены люди. А.В. Никитенко с грустью отмечал, что большинство крепостных жили тогда исключительно интересами своих господ и более ничем. От таких людей трудно ожидать патриотического чувства в современном его понимании. Этот «патриотизм» бесстрастно и отражает статистика того времени.

Так, Щелковский край после призыва царя дать отпор врагу и собрать ополчение откликнулся тем, что выставил в общей сложности всего лишь 392 ополченца, да и то, благодаря тому, что лишь одна деревня Гребнево собрала под ружье 108 человек. Остальные деревни – Маврино, Горбуново, Торбеево, Старково, Могутово и другие – выставляли в среднем от двух до четырех-пяти человек. Что же касается деревень Алмазово, Сергиевское, Никольское, Тимонино, Турабьево, Петровское, Кузьминки и Беседы, то оттуда вообще никто не пошел в ополчение. Да и состав ополчения не всегда представлял людей нужного возраста. Здоровье многих ополченцев не позволяло брать их в боевой строй. К примеру, помещик М.А. Мамонов, осматривая свое ополчение и тех, кого туда загнали силой, писал: «К тому же ратники, кроме годных 8 человек, поступили старые и увечные; к тому же многие были таковые, что жили в вотчине по старости лет…»

Да, среди дворянства, возможно, был подъем патриотического духа. Особенно молодые юноши рвались в бой, но в деревнях, селах и на хуторах бескрайних просторов России идти на войну никто не горел желанием. Помещики отправляли силой в ополчение тех крепостных, которые зарекомендовали себя как пьяницы и лентяи, от которых в поместье не было толка. Так, господин Орлов-Давыдов в своем предписании приказчику пишет: «Наблюдать очередь между крестьян в рекрутстве поставленную, пьяниц, мотов, непрочных для вотчины отнюдь не беречь, хотя бы за некоторыми и очереди не было». То есть берите в ополчение все, что не жалко самому. «Хороший» подход, ничего не скажешь.

Российский автор А.К. Кабанова в работе «Отечественная война и русское общество. Том V, Ополчение 1812 года» пишет: «Дворянство, собираясь в губернских городах, определяло уравнительный размер пожертвований людьми; это одно уже, конечно, лишало пожертвование характера добровольности. Но этого мало — правительство вмешивалось в эти постановления дворян само. Пропорция пожертвования воинами в разных губерниях была весьма различна; в то время, как московские дворяне постановили доставить со 100 душ 10 воинов в полном вооружении и с провиантом на три месяца, Лифляндский ландтаг, по донесению курляндского губернатора Сиверса, согласился выставить с того же числа душ лишь 1 воина. В таких случаях правительство выступало на путь принуждений, оно, так сказать, уравнивало все пропорции и склонно было повышать их, доводя до того числа, которое было предложено московским дворянством».

Моральный облик ополченцев тоже порой оставлял желать лучшего. Так, в той же работе Кабановой приведены такие цифры потерь ополчения числом 2320 человек, по третьему Нижегородскому полку: «Обратилось в первобытное состояние – 1327; Осталось в госпиталях: русских – 211, заграничных – 218; Умерло – 408…» и т. д.

Как видим, больше половины «обратилось в первобытное состояние», т.е. разбежалось по лесам «партизанить». Патриотично? Не очень как-то. Хотя «одичавших» понять можно – они боялись, что после войны их, вопреки обещанию, переведут из милиции в регулярную армию, как это имело место в 1807 году.

Агронов пишет: «В отечественной историографии часто повторяют миф о том, что в 1812 г. народ с радостью шел в армию. Основан он на воспоминаниях представителей дворянства. Приведем ценнейшее свидетельство из дневника ростовского чиновника М.И. Маракуева, запись от 12 июля 1812 г.: «Император Александр приехал в Кремль, собралось огромное количество народа, вдруг распространился слух о том, что прикажут запереть все ворота и брать каждого силой в солдаты. Едва эта молва промчалась, как чернь ринулась вон, и в несколько минут Кремль опустел. Из Кремля разнеслось эхо по всей Москве, и множество черного народа из нее разбежалось». И это произошло в присутствии самого императора! На следующий день за Москвой Маракуев встретил толпы мужиков, бежавших вон из столицы. Они спрашивали чиновника, не берут ли в Москве в солдаты. Вот таковой патриотизм. Губернатору Ростопчину нужно памятник ставить за то, что он все-таки умудрился собрать ополчение из самых сознательных и решительных москвичей, а кого и силой принудил. Однако и это ополчение распустил.

П. Назаров, призванный в армию в сентябре 1812 г., писал, что никто из его деревни служить не хотел. Во время войны власти неоднократно успокаивали ополченцев, подтверждая, что они служат в армии лишь временно. Но люди все равно боялись, что служить придется 25 лет. Это если не убьют. «А ежели ранят, и станешь инвалидом, то скорее всего придется перебиваться без пенсии». Сам Назаров за 25 лет службы и после нескольких тяжёлых ранений получал пенсию всего в 20 рублей в год, что «едва хватало на пропитание».

Неприятие к ополчению или милиции выработалось у многих крестьян уже давно. Еще в 1806 году в разгар неудачных боев с Наполеоном в Австрии и Пруссии правительство выпустило манифест от 30 ноября 1806 года, где было объявлено о составлении милиции (народного ополчения) — всего предполагалось собрать 612.000. Милиция 1806 года закончила свое существование с большой для царя и дворян выгодой: ополченцы по разрешению правительства «без разбору» переводились в состав рекрутов, так что в 1807 году не пришлось прибегать к набору последних. Однако это распоряжение резко противоречило словам манифеста, призывавшего милиционеров на временное служение: «Когда благословением Всевышнего усилия Наши и верноподданных Наших, на защищение отечества... увенчаны будут вожделенными успехами... тогда... сии ополчения Наши положат оружие, возвратятся в свои домы и семейства, собственным их мужеством защищенные, где вкусят плоды мира, столь славно приобретенного».

Крепостные крестьяне, главная масса милиции, таким образом, были обмануты. По данным официального историка, из 200.000 милиции 1806 года 177.000 остались служить в сухопутном войске и во флоте. Кабанова пишет по этому поводу, что «подобный факт не мог, конечно, пройти бесследно в памяти народной — тяжелый осадок недоверия остался у народа, и правительство, через 6 лет, в памятный 1812 год, вызванное к формированию новых чрезвычайных сил, не могло не считаться с этим настроением. В своих разъяснениях оно подходит к этому вопросу, но весьма поверхностно, как бы внешне, играя словами». Таким образом, простые люди вновь чуют подвох и всеми стараниями избегают вступления в ополчение.

Однако и после войны с Наполеоном дела в армии с соблюдениями прав солдат шли не лучше. Возможно именно из-за махинаций правительства с ополчениями только за 1815-1825 гг. в русской армии произошло более пятнадцати восстаний!

Польская война – как называл эту кампанию сам Наполеон, оказалась для него проигрышной лишь только потому, что Бонапарт вовремя не остановился, как планировал еще в Витебске, и затем не смог проглотить кусок, который сам же откусил. Россия-матушка оказалось слишком огромной для его 450-тысячной армии, треть которой умерла во время бушевавшей эпидемии в ноябре 1812 года. От этой эпидемии русская армия пострадала не меньше. Кутузов после поражения при Бородино собрал в Тарутино новую армию, которая теперь увеличилась до 97.000, но в декабре из этой почти стотысячной армии в Вильну вступило немногим более 27.000, хотя с ноября никто активных действий с обоих сторон и не вел. Наполеон медленно отступал, а русская армия его медленно, и также страдая от холода и болезней, сопровождала.

Как видим, за месяц армия Кутузова от болезней и мелких стычек потеряла 70.000 (!!!) человек. Даже больше, чем потерял Наполеон за это же время. Тупая и совершенно неоправданная тактика выжженной земли, о которую постоянно спотыкался и «изобретатель» сей практики Иван Грозный, и Петр I, вновь оказалась неэффективной и губительной для собственной же армии и народа. Но история русскую армию, увы, ничему не научила.
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Чт Июн 14, 2012 2:32 pm

ГЕНЫ И НАЦИЯ

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ
«Аналитическая газета «Секретные исследования»

http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=329


Нет конца спорам о беларусах: они «младший брат русских», или же они самостоятельная европейская нация, как чехи, поляки, словаки?



Журнал «Беларуская думка» в №9 за 2011 год опубликовал статью «Заблытаная «таямніца» гісторыі беларусаў» доктора биологических наук Инессы Саливон. Это попытка критики представлений об этносе беларусов, которые изложены в моей книге «Тайны беларуской истории» и в сборнике работ беларуских ученых «Предыстория беларусов с древнейших времен до XIII века».

Не понравился наш подход: мы опровергаем миф о беларусах как «младшем брате русских». Суть рассуждений И. Саливон сводится лишь к двум мыслям:

1. Содержание этноса определяется не его генами и антропологией, а культурой, поэтому балтское у беларусов и финно-угорское у русских – не имеют значения для этнического определения. Наоборот, если беларусы станут выпячивать свои балтские корни, то это шовинизм и расизм. Что осуждено ООН.

2. По культуре беларусы наиболее близки к русским, поэтому наиболее близки к ним и как этнос.

Оба этих тезиса тенденциозные и ошибочные, не имеют ничего общего с наукой.

1. «ГЕНЫ ВТОРИЧНЫ»

Инесса Саливон пишет:

«После обретения Беларусью статуса самостоятельного государства значительно возрос интерес беларусов к биологическим закономерностям происхождения и культурным особенностям своего народа. К сожалению, дилетантские интерпретации антропологических данных встречаются все чаще. Их авторы не имеют должной квалификации и точного знания основных закономерностей становления и генетических процессов в популяциях человека, и представление о его биологической и социальной сущности у них искажено. Если дилетанты на свой манер, как говорится, трактуют смысл определенных специалистами закономерностей, возникает ряд грубых ошибок, которые вводят читателей в заблуждение.

…Как яркий пример «популяризации» с неадекватным пониманием и использованием антропологических данных при обсуждении очень сложной проблемы этногенеза беларусов можно рассматривать монографию В.В. Деружинского «Тайны беларуской истории». Автор стремится доказать какую-то «генетическую исключительность» этнического формирования беларусов по сравнению с украинцами и русскими на основании сопоставления полученных беларуским исследователем доктором биологических наук А.И. Микуличем антропогенетических данных с данными, которые получили антропологи доктора биологических наук А. В. Балановская (Россия) и С.П. Сегеда (Украина).

При этом В.В. Деружинский приводит цитату из публикации А.В. Балановской о значительном вкладе финно-угорского компонента в генофонд русского народа, но игнорирует высказанное ею предупреждение, что «…любая привязка гена к народу (то есть к этносу) неверна – это разные системы координат. Принадлежность к народу определяется самосознанием человека...».

Еще в 1870-е годы учредитель антропологии в России А.П. Богданов предвидел возможность спекуляций на основании антропологических данных. Он предупреждал, что при решении вопросов о происхождении народов необходимо оставаться на строго научных позициях:

«Нам нет надобности делать из выводов науки ненаучные средства, вроде заграничных брошюр о происхождении народонаселения Средней России. Не в русском характере, не в духе истинной русской науки ломать факты и ложно освещать их, да и нет в них надобности. Не брахикефалия или долихокефалия дает право народу на уважение, не курганные предки, каково бы ни было их происхождение, могут унизить или возвысить русский народ и ход его истории».

Неужели В.В. Деружинский не знает, что никакие биологические черты - цвет кожи, глаз, волос, особенности телосложения и даже совокупности генов - никак не влияют на исторические процессы и на культурные особенности народов? Наоборот, исторические процессы влияют на формирование генофонда любого народа, а тем более на формирование его этноопределяющих черт - материальной и духовной культуры».

И так далее: доктор наук пугает, что такие взгляды являются шовинистическими и расистскими.

* * *

Что ответить? И. Саливон отстаивает концепции советского времени, ныне полностью устаревшие. Эти концепции отражали великодержавные интересы союзного Центра и служили пресечению «сепаратизма в союзных республиках». В них было мало науки, но много идеологии и политики.

Сегодня честные беларуские ученые указывают на ИНОЕ, ЧЕМ У РУССКИХ, генетическое и антропологическое происхождение беларусов – вовсе не для того, чтобы этот факт использовать для какой-то пропаганды «Великой Беларуси». (Только в Германии Гитлера говорили о «Великой Германии», и только сегодня в России все, кому не лень, кричат о «Великой России» - а в Беларуси подобного шовинизма нет.)

Никто не собирается утверждать какое-то «расовое превосходство» беларусов на том основании, что у нас балтский субстрат. Что в этом вообще можно найти «шовинистического»? Раньше считали, что мы «восточные славяне», сейчас – что мы славянизированные балты. Так в чем тут над кем-то «превосходство»? Чем балты вдруг «выше» славян или кого-то еще?

Все с точностью наоборот: правда о балтском субстрате беларусов опровергает ШОВИНИСТИЧЕСКУЮ ложь царизма о беларусах как каком-то «младшем брате русских». Инесса Саливон, видимо, забыла – кто кого называл и продолжает называть «младшим братом», что является откровенным шовинизмом. Но попытки беларусов избавиться от этого колониального идеологического и ненаучного ярлыка – представляются как якобы «проявления беларуского шовинизма». Да с какой же стати?

Сам термин «шовинизм» для беларусов не просто чужд, но дик – так как противоречит всей сути беларуской толерантности. Другие авторы более точны в своих суждениях: они говорят лишь о «сепаратизме от России» и о том, что в Беларуси обосновывают теоретически право беларусов на свое независимое от метрополии государство. И данные генетики и антропологии помогают это делать. То есть, наука на нашей стороне.

Политическую суть вопроса выдает и приведенная в статье цитата 1870-х годов «учредителя антропологии в России» А.П. Богданова, в который тот критикует некие «заграничные брошюры» о финно-угорском происхождении народонаселения Средней России. Дескать, «не брахикефалия или долихокефалия дает право народу на уважение».

Спорить не буду, это так: финны отличаются узкой формой черепа (беларусы наоборот широкой уже 3500 лет) – то есть у беларусов и русских разная форма черепа. Но финны Финляндии живут намного богаче беларусов, как и угры Венгрии. Так что «право народа на уважение» задается вовсе не формой черепа.

Абсолютно верно: вовсе не форма черепа и не гены определили бытие одних финно-угров в Орде и в Восточной Цивилизации, а других – в Европе и Европейской Цивилизации. Но при этом одновременно и неверно, так как именно царские и потом советские ученые постулировали существование каких-то «восточных славян» как некоей формации, происходящей от выдуманного ими «этноса Древней Руси», «древнерусской народности». Эта концепция появилась для обоснования захвата царизмом территории ВКЛ-Беларуси и Руси-Украины, затем поддерживалась для обоснования власти Кремля над этими народами уже в СССР.

Концепция постулировала некую «общность трех восточнославянских народов», пряча любыми путями все то, что противоречило идеи этой «общности». В том числе финно-угорский субстрат русских, балтский субстрат беларусов, сарматский субстрат украинцев. Зачем это прятать – если, как заявляет Саливон, это «вторично»? В БССР, например, партийные идеологи на корню пресекали само научное изучение балтского субстрата беларусов. Так значит – все-таки НЕ ВТОРИЧНО, все-таки было ПОЛИТИЧЕСКИМ И ИДЕОЛОГИЧЕСКИМ в царской России и в СССР. Так зачем же лицемерить?

Об этом, в том числе, рассказывает в своей работе «Балтский субстрат в формировании беларуской народности» доктор философских наук (1969), профессор (1970) Георгий Петрович Давидюк (1923 г.р.):

«Российские историки в своем большинстве до сих пор выступают против теории балтского субстрата. В основе их аргументации лежат постулаты, сформулированные идеологами царского самодержавия и Русской православной церкви, а позже воспроизведенные идеологами ЦК КПСС. Таково «научное обоснование» шовинистической политики правителей России всех времен.

…В 1973 году в Минске пытались организовать Всесоюзную научную конференцию на базе Института истории АН БССР по проблеме этногенеза беларусов, с той целью, чтобы «разбить идейно-порочную теорию балтского субстрата». Однако в тезисах многих докладов, присланных на конференцию, содержалась поддержка этой теории. Это напугало высшее партийное руководство БССР, затеявшее проведение форума. Оно спустило «директиву»: конференцию не проводить. Директору Института истории Н.В. Каменской поступило телефонное «указание» от секретаря ЦК КПБ по идеологии А.Т. Кузьмина: «материалы конференции уничтожить». Каменская, в свою очередь, приказала заведующему сектором профессору Адаму Залесскому сжечь тексты докладов, присланных на конференцию. Заядлый великорусский шовинист, ненавистник всего беларуского, Залесский с великой радостью выполнил приказ директора института.

В то время я работал в Институте философии и права АН БССР заведующим отделом социальных исследований. Однажды директор нашего института академик Казимир Буслов под секретом рассказал мне об этом злодеянии людей, смеющих называть себя учеными».

Получается анекдот: Инесса Саливон в статье настаивает, что по советской научной традиции балтский субстрат неважен для этноса беларусов – мол, сам вопрос появился только с 1991 года как глупый, ненаучный. Но зачем тогда ее научные учителя сожгли тексты докладов конференции на эту тему в 1973 году?

Зачем сжигать то, что якобы неактуально?

Оказывается, весьма и весьма актуально – но в ПОЛИТИЧЕСКОМ и ИДЕОЛОГИЧЕСКОМ плане, а эти аспекты и СОЗДАЮТ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ САМОИДЕНТИФИКАЦИИ. Ведь в царской России и в СССР они формировались вовсе не «сами по себе», а лепились свыше идеологическими органами. Задавались как «часть культурных представлений».

Антропология и гены не являются этнообразующим фактором? А почему тогда в СССР эта тема была полным табу? Значит, являются – пусть опосредовано, через СПЕКУЛЯЦИИ ВЛАСТЕЙ, их фильтрацию научных знаний в этой проблематике. Но – вот удивительно! – в рамках советской научной школы сама ВЛАСТЬ исключена из факторов насаждения представлений в рамках национального самосознания! Почему же?

Сегодняшние массовые представления о каком-то «родстве» и прочем в головах беларусов – это всецело продукт ПРОПАГАНДЫ ОФИЦИОЗА. Нет же – это констатируется абстрактно как «часть культуры», будто рождено самим народом. Да не от народа это! Это от пропаганды официоза. Но официоз не фигурирует в представлениях советских ученых как фактор, задающий представления в области национального самосознания. Хотя это и есть самый главный фактор в условиях деспотии и тоталитаризма.

И еще нюанс. Беларусы, как известно, кардинально отличаются от соседей (в том числе русских) своей толерантностью и дисциплинированностью. Если это – продукт «работы» разных культур, то в таком случае это показывает как раз различия между беларусами и русскими в культурном плане (который якобы и формирует этнос по Саливон). Но эти отличия (как и форма черепа) могут объясняться именно генетически, ведь – как показывают исследования – гены существенно влияют на социальное поведение человека, в том числе в этническом аспекте.

Приведу лишь один пример. 24 июня 2009 г. СМИ передали сообщение под названием «Ученые выявили ген преступника у мужчин»:

«Мужчины с измененным вариантом гена моноамина оксидазы А (MAOA), называемого геном «воина», по словам ученых из Государственного университета Флориды, более вероятно присоединятся к бандам и будут применять оружие. Однако на женщин с подобной генетической особенностью результаты исследования не распространяются.

Именно сочетание генетики и среды развития человека рождает жестоких преступников, считают эксперты в области криминалистики. Банды обычно расценивались в качестве социального феномена, однако вариант гена MAOA (с тремя повторяющими участками) играет значительную роль в их формировании. Генетический вариант указывает на того члена группировки, который готов применить в ход оружие.

Ген MAOA катализирует окисление большого количества различных моноаминов, в том числе адреналина, норадреналина и серотонина, которые влияют на поведение. Варианты выработки нейромедиаторов, связанных со склонностью к насилию, относятся к наследственным и более распространены в культурах воинов и агрессоров.

Ген расположен на Х-хромосоме, потому мужчины, обладающие одной Х-хромосомой и одной Y-хромосомой, имеют единственную его копию, а женщины с двумя Х-хромосомами - две. Таким образом, у мужчины с вариантом гена MAOA, связанным с насилием, нет второй копии, которая противодействует ему. Новое исследование изучало данные по ДНК и информацию касательно образа жизни, собранную по 2500 участникам».

Что означает «более распространены в культурах воинов и агрессоров»? Это и означает ЭТНОСЫ и явно не относится к беларусам, у которых ген «воина» угнетен. Так что гены не только влияют на социальное поведение, но и прямо участвуют в формировании облика нации.

2. «КУЛЬТУРА ПЕРВИЧНА»

Итак, Инесса Саливон не стала отрицать, что русские Центральной России по генам и антропологии тождественны финнам мордовской группы, а беларусы – мазурам Польши. Она считает, что этот факт не указывает на большую близость беларусов полякам, чем финнам-русским, так как степень этнической близости, по ее словам, определяется «культурой, историей, духовностью».

Но какая может быть общая культура у балтов и финнов? У нас своя балтская культура, у русских – своя финская. У них гусли (финские кусли), лапти, матрешка (угорский языческий идол «Золотая Баба»), русская (то есть финская) баня, русский терем – то есть гарем (второй этаж дома, где держали взаперти женщин и девочек по ордынским обычаям), татарская балалайка, а народная кухня – смесь финской и татарской. Разве у беларусов такая культура? Нет, конечно.

В начале XVI века Михалон Литвин написал книгу «О нравах литвинов (беларусов), мосхов (ныне русских) и тартар (татар)». Вот прекрасное исследование, дающее материал для сравнения средневековой культуры беларусов и русских. Беларусы (литвины) описаны как европейский этнос, мосхи (мокшане, московиты – не от слова «Москва», а от народа мокша) – как азиатский, весьма близкий татарам. Мосхи (русские) носят «одежду ислама» и соблюдают по традициям ислама сухой закон, их женщины носят на восточный манер чадру и сидят в гаремах (теремах), в целом же у мосхов нет абсолютно ничего общего с литвинами, но зато масса общего с татарами.

По восточной традиции мосхи не допускают женщин в церкви (те молятся у их стен), не бреют лица, носят обувь с загнутыми вверх носами – чтобы, по восточному обычаю, не затронуть при ходьбе землю как вместилище праха предков. Государство устроено на восточный манер, плюс ко всему мосхи матерятся через слово – этих матов беларусы не знали до XX века.

Когда к Ивану Грозному прибыло беларуское посольство, московский митрополит попросил принести ему образец одежды беларуса (литвина). Долго ее вертел и дивился, а потом истыкал ножницами в дыры как «бесовскую одежу».

Хочется задать вопрос: зачем тыкать ножницами одежду якобы «ближайшего этноса» и «родственной культуры»?

Предполагаю, что мне могут возразить: дескать, в культурном плане русские и беларусы стали ближе в позднее время, к XX веку. То есть когда все вокруг надели европейские пиджаки? Но так европейский пиджак – это не нечто русское.

Все эти этнические реалии мосхов-русских, подробно описанные зарубежными путешественниками тех веков, Инесса Саливон напрочь забывает. Следуя советским идеологическим указаниям, настоящий этнос мосхов подменяется в концептах некими вымышленными «восточными славянами», которые якобы мигрировали в Центральную Россию и являются «предками русских», фантастическими «русичами».

Возникает вопрос: предположим, действительно были некие «восточные славяне», мигрировавшие в Залесье, – но что в них осталось «славянского» после трех веков жизни в Орде и среди финнов? Будет ли один «восточный славянин» тыкать ножницами одежду другого «восточного славянина»?

Согласно концепциям самой Инессы Саливон (которые она использует в критике моей книги), эти «восточные славяне» в Суздальских землях должны были ЭТНИЧЕСКИ стать финнами и ордынцами после веков пребывания в этой среде. Почему же она в данном случае не утверждает, что этнос – это «культура, история, духовность», а вместо этого постулирует, что сии мигранты «восточные славяне» неким странным образом «сохранили идентичность»? Как это вообще возможно?

Причем – какую? Фамилии болгарские, язык болгарский (от церковнославянского, то есть солунского диалекта болгарского языка), плюс вместо беларуского, польского, украинского «Так» в знак согласия мосхи говорят балканское «Да». Ясно, что единственными «восточными славянами», которые мигрировали в Суздаль, были болгарские попы: они и научили местную мордву «славянскому языку».

Факт некоей «массовой миграции славян» в земли Суздаля отвергает и топонимика (гидронимы тоже все финские). Там только четыре древних славянских топонима: Ростов, Владимир, Ярославль, Нижний Новгород – но все эти города основаны киевскими князьями (о каждом факте сказано в летописях), то есть не местными «восточными славянами», не этими гипотетическими «мигрантами» Инессы Саливон. Но почему эти «восточные славяне-мигранты» не создали славянские топонимы? Почему славянские топонимы появляются в Залесье только с захватом этой территории киевскими князьями? Почему все СВОИ ЭТНИЧЕСКИ древние топонимы Центральной России – финские: Москва, Рязань-Эрзя, Суздаль, Кострома, Тверь, Калуга и т.п.?

Ответ возможен лишь один: до захвата Залесья киевскими князьями там НЕ БЫЛО НИКАКИХ «восточных славян».

Аналогично и с Беларусью: тоже никакой «массовой миграции славян» на нашу территорию не было. Гидронимы балтские, почти все топонимы в исконном звучании – тоже балтские. Минск – от реки Менка (menkas – мелкая), Полоцк – от реки Полота (palute – туманная), Пинск – от реки Пина (pyna – мокрая почва), Лида – от реки Лидянка (liede – щука) и т.д.

Ясно, что миф о какой-то «миграции восточных славян» выдуман только для того, чтобы «пристроить» литвинов как «младшего брата» мосхов. Чистой воды политика.

* * *

Инесса Саливон пишет:

«Мысль А.И. Микулича об «этнической автохтонности» беларусов, то есть первозданности на данной территории, противоречит результатом многочисленных археологических свидетельств о том, что славяне начали расселяться по территории Восточной Европы не ранее 1500 лет назад. Археологические и языковые материалы убедительно свидетельствуют, что до прихода славян на территорию современной Беларуси здесь жило население, которое дало начало формированию современных балтоязычных этносов. При этом «балцкi субстрат» никуда не исчез, а в течение длительного времени славяне… вступали в культурные и брачные связи. Так что «балцкiя» гены также вошли в генофонд «переселенцев» славян».

Что за «переселенцы»? Откуда? Из Польши? Тогда мы – это поляки? А откуда еще? Из Украины? Тогда мы – украинцы? И что тогда в нас своего?

По долихокранной форме черепов беларусы неизменны 3500 лет – «переселение славян» к нам, оказывается, никак не сказалось на антропологии и генах. Поэтому уместно поставить вопрос Инессе Саливон: в каком именно году произошло массовое переселение неких «славян» (поляков? чехов?) на территорию Беларуси? Сколько именно переселилось и откуда? Каковы имена и фамилии переселившихся? Где их сегодняшние предки с их именами-фамилиями НЕ БЕЛАРУСКИМИ? Назовите хоть один исторический документ, зафиксировавший эту «миграцию славян».

И самое главное: С КАКОЙ СТАТИ ОНИ НАС ЗАСЕЛЯЛИ, А НЕ МЫ ИХ? Ведь сегодня в России якобы 140 миллионов славян – они заселяют активно Беларусь и Украину, почему этого процесса не было тогда? Разве не странно?

Почему все «мигрировали на Восток», и откуда взялось 140 миллионов славян в России? Ладно, Беларусь «славяне заселили». Но 140 миллионов славян России – это уже ни в какие ворота не лезет. Откуда же столько мигрантов-славян взялось при всей нынешней такой же численности остальных славян всей планеты?

Для сравнения: во всех летописях Европы отражена миграция булгар-болгар и мадьяр-венгров с Волги в Европу. Потомки этих мигрантов в Болгарии и Венгрии сегодня насчитывают примерно по 10 миллионов человек. Почему в таком случае ни в одном источнике не сказано о миграции в 15 раз большей по объему – миграции неких «восточных славян» в Беларусь и через нее в Россию?

Так мало того: булгары-болгары и мадьяры-венгры – это кочевники, их миграция понятна. Но гипотетические «древние славяне» были землепашцами. Они в принципе не могут кочевать и тем более скопом куда-то мигрировать. Есть четкий пример: захват немцами славянского Полабья, когда в Погезанию Миндовга и затем к нам в Новогрудок бежали от немецкой экспансии горожане и князья с их дружинами – которые и создали у нас ВКЛ. Но никакой массовой миграции всего населения к нам не было: селяне остались на месте (ободриты, русины, лютичи, лужичане, поморяне, погезане и прочие пруссы), почти все были ассимилированы немцами. Потому что это не кочевники, они не могут дружно собраться и уйти со своего места.

Все данные истории, археологии, антропологии, генетики – напрочь отвергают басню о какой-то «массовой миграции славян» на территорию Беларуси и – через нее – на территорию Центральной России. Это миф идеологов сталинского режима, лысенковщина.

Еще деталь: численность беларусов ВКЛ в 1500 году порядка 3-х миллионов, а численность московитов (мосхов-русских) тогда порядка 1,5 миллионов. ВКЛ потому и не боялось Москвы, что нас было вдвое больше, чем всех московитов. Откуда же ныне 140 миллионов русских? Была какая-то «массовая миграция славян» во времена уже после Ивана Грозного? Что за загадка?

Так вот не было ни в царской России, ни у нас в древнем средневековье никакой «массовой миграции славян». Была славянизация населения. А миграции не было.

На каком языке говорили предки русского историка Карамзина или русского фельдмаршала Кутузова, потомков татарских мурз? На татарском языке, не славянском. Хотя сегодня это якобы «славяне». Равно: на каком языке говорили литвины – предки беларусов – из Переписи войска ВКЛ 1527 года Монвиловичи, Гедмонтовичи, Скирмонтовичи и десятки тысяч других Литвы? Ясно, что не на славянском, так как славянский язык не образует этих литвинских имен, каковые были ЯЗЫКОМ НАШЕГО НАРОДА, этнической сутью.

Суть спора между концептами литвинизма и западнорусизма в том и заключается: мы все являемся продуктом славянизации, но западнорусизм это пытается скрыть – выдумывая, что якобы народы бывшей Орды всегда были «восточными славянами». Привлекается понятие «цивилизационный менталитет восточных славян», под которым подается менталитет Орды, который без существенных изменений унаследовали в России от Орды – при внешней славянизации ее населения. Это, мол, и есть СУТЬ НАШЕГО ЭТНИЧЕСКОГО СОДЕРЖАНИЯ.

И. Саливон предлагает оставить в стороне гены и смотреть на этносы только в призме развития культур. Хорошо, пусть так. Ну и кому в таком случае мы должны быть ближе КАК ЭТНОС, если наше культурное становление этноса проходило в ВКЛ и Речи Посполитой, а русских (славянизированных финских и татарских народностей) в Орде? Ясно, что с таким подходом мы – часть Западной цивилизации, русские – Восточной. И ближайшие нам по культуре этносы – вовсе не русские, а поляки, лужицкие собры, чехи, словаки, украинцы. Причем самые близкие – мазуры и собры, у нас с ними общие имена и фамилии на «-ович», появившиеся на западнобалтском субстрате.

* * *

Инесса Саливон:

«Сейчас не имеет смысла искать мифическую «генетическую чистоту» ни у одного народа на территории Европы, так как ее не существует. Ссылаясь на различия в генофонде беларусов и русских, В.В. Деружинский намеренно игнорирует очевидные факты, создает терминологическую путаницу, когда делает вывод: «... беларусы - индоевропейцы, а русские - нет». Как может генофонд повлиять на языковые особенности этноса? Языковеды же считают индоевропейскую языковую общность древней основой, на которой позже сформировались романские, германские и славянские языковые группы. Поэтому и русские, и украинцы, и беларусы не только «индоевропейцы», и даже не только «славяне», но в пределах славянской языковой общности они наиболее близки между собой, так как принадлежат к родственной восточнославянской языковой группе. Тесное «этническое родство» этих народов очевидное.

…НЕ родство по генам, а определенные исторические и природные условия способствуют или препятствуют формированию единства хозяйственно-культурной жизни, …духовных ценностей и сохранения в следующих поколениях определенных традиций».

Снова совершенно ненаучный подлог понятий. Это разные в научном понимании вещи: «исконные индоевропейцы» и якобы «ныне индоевропейцы по языку». Да, как и население России, ныне население Индии, Гонконга, Тайваня – это тоже по языку индоевропейцы, так как их родным языком является индоевропейский английский. Ну и что с этого? Фантазировать, что они тоже исторически часть Индоевропейского мира?

Я уже приводил пример: при последней переписи населения в РФ 160 тысяч бурятов себя записали как «русские», так как своего языка не знают, говорят только на индоевропейском славянском языке. Они стали от этого индоевропейцами? Или стали при переходе на славянский язык «славянами» в научном понимании тех, кто формирует представления о неких «славянских генах», что фикция?

Индоевропейцы – это не только некая НЫНЕШНЯЯ языковая общность, как это определяет Инесса Саливон, но при этом и часть концептов о древней истории, когда ЯЗЫК БЫЛ АНТРОПОЛОГИЧЕСКИМ КАЧЕСТВОМ. Выдавать нынешних русскоязычных России за якобы «древних индоевропейцев» только по тому основанию, что человек в 1963 или в 1899 году стал по-славянски говорить, забыв язык своих предков, - это ненаучно.

Само название исследований типа «Черепа индоевропейцев на территории современной Финляндии» и т.п. уже показывает, что понятие носит АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ характер. Который, конечно, утратился в позднее время – когда многие народы перешли на индоевропейский язык, были ассимилированы индоевропейцами. Но это две разные эпохи. В той же Индии, подобно Московии, каста власть имущих говорила на санскрите – индоевропейском языке: при окружении местных не индоевропейских диалектов, в Московии аналогично – мордовской группы. Но мы же не считаем индусов всех скопом индоевропейцами, как приняли считать в Москве. Хотя равно финские языки не считаются индоевропейскими, как и языки «низших каст Индии». Уж не в этом ли «шовинизм индоевропейцев»?

Конечно, это проще всего назвать «дилетантскими рассуждениями». Ученым виднее. Пусть суть этноса беларусов определяется не генами, формой черепа и прочим биологическим. А якобы культурой, согласно чему Инесса Саливон нас находит наиболее близкими для русских. Ибо по генам мы оказались ближе как раз к полякам.

Но тут можно только руками развести, повторяю: а что вообще у беларусов общего с русскими в своей культуре и истории? Да абсолютно ничего, кроме силой навязанного царизмом и СССР!

Никогда мы не жили в составе России до нашей оккупации в 1795 году (при одновременной оккупации Польши). Религия: никогда беларусы в своей истории не были московской веры – несторианской, обожествляющей власть. Мы изначально веры европейской Византии и РПЦ Киева, потом униаты, равно католики и протестанты, и вообще толерантные в вере. Что абсолютно дико для русских России. Представления об устройстве страны: мы часть Западного Мира, 400 лет до российской оккупации – Магдебургия, полное муниципальное самоуправление городов и поветов, замененное царизмом на «вертикаль власти». У нас первая в мире Конституция – Статуты ВКЛ. В новое время в новом понимании – вторая в мире Конституция после США, принятая 3 мая 1791 года. Это что – что-то «российское»? Ментальность: мы толерантны, а русские – великодержавны, что антиподы в менталитете.

Оставляю в стороне суть беларусов от западнобалтского субстрата, включая национальные обычаи (от Радуницы, Дедов, Яна Купалы) и кончая национальной кухней и реалиями языка, который фактически балтославянский – в отличие от русского языка как диалекта болгарского от болгарских попов.

ЧТО ТУТ ОБЩЕГО? Не похожи ни в чем.

Беларусы как этнос начали формироваться с 1250-х годов и впервые в своей истории стали отдаленно схожи с русскими только в послевоенном СССР, когда на основе наций советских республик ИСКУССТВЕННО строилась «единая общность – советский народ». В 1987 году я сам писал курсовую работу на кафедре марксизма-ленинизма «Советский человек – новая этническая формация».

Почему доктор наук не помнит этой эпопеи? Да очевидно: ведь понятие «советский этнос» - которое истекает из концепций таких ученых – уже показывает ложность представлений о какой-то «схожести советских беларусов и советских русских». На самом деле беларусы были не на русских похожи, а на эталон СОВЕТСКОГО ЧЕЛОВЕКА, но сам термин «советский этнос» ныне вспоминать уже непопулярно. Вот и происходит подмена понятий, при которой, к тому же, коммунистическое насилие над нациями подменяется термином «самостоятельный культурный выбор».

А ведь суть подходов этих ученых советской школы не изменилась – они вместо «новая советская общность» теперь говорят «восточнославянская общность», а в остальном все то же самое: те же вульгарные представления, что власть искусственно эту общность формирует как нечто в первую очередь идеологическое, и уж затем научное, культурное, этническое.

avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Чт Июн 14, 2012 2:35 pm

ГЕНЫ И НАЦИЯ

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ
«Аналитическая газета «Секретные исследования»

http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=329


(продолжение)

3. ТАК ЧТО ТАКОЕ ЭТНОС?

В СССР хотели за пару десятилетий совместного проживания в огромном концлагере создать «единую этническую общность советский народ». Оказалось – это химера.

Во-первых, «советский народ» должен был представлять собой вовсе не этнос, а ПОЛИТИЧЕСКУЮ НАЦИЮ из разных этносов. Но единая политическая нация может формироваться только из свободных граждан, а таковых в тоталитарном СССР в принципе не могло быть. А значит – и не могло быть никакой единой политической нации.

Во-вторых, беларусы в два раза дольше, чем с русскими, жили вместе с поляками в Речи Посполитой – едином беларуско-польско-украинском государстве, весьма демократичном. Почему же там не появилось за почти три века единой политической нации Речи Посполитой? Уже один этот факт опровергает вульгарные представления ученых советской школы.

В-третьих, в течение нескольких веков беларусы и украинцы жили в едином государстве ВКЛ. Почему же беларусы (литвины) и украинцы (русины) еще тогда не слились в единый этнос? А ведь вера была общая, и государственным языком Литвы литвины приняли канцелярский язык Киевщины и Волыни, который затем на нашем балтском субстрате стал «старобеларуским».

В-четвертых, за последние 20 лет, согласно переписи, число беларусов, говорящих в семье на мове, снизилось на 50% и составляет сегодня только около 25% от всех беларусов.

Инесса Саливон доказывает нам, что если финно-угр или татарин в России стал говорить на индоевропейском славянском языке – то это теперь «индоевропеец» и «славянин». Но по этой логике Саливон, если сегодня 75% беларусов говорят в семьях вместо беларуского на русском языке, то это УЖЕ НЕ БЕЛАРУСЫ, А РУССКИЕ. Ведь такова логика доктора наук.

Однако мы видим обратное: согласно переписи, число называвших себя беларусами не только не снизилось, а возросло. Получается, что НЕТ СВЯЗИ МЕЖДУ ЯЗЫКОМ И ЭТНОСОМ. Получается, что беларус стал говорить по-русски – но русским не считает себя и не является им. А что касается России, то там говорящий по-русски себя вовсе не русским считает, а россиянином – что понятие государственное, а не этническое.

В-пятых, при огромной схожести между поляками и беларусами вообще и беларусами-католиками тем более – оказались обреченными на провал попытки полонизации населения Западной Беларуси во времена Второй Речи Посполитой (1920-1939). Хотя никакой автономии беларусов вообще не предусматривалось, а власти вели жесткую пропаганду концепции «единого народа Речи Посполитой».

В-шестых, обреченными на провал оказались и все попытки царизма по ассимиляции литвинов в этнос московитов в XIX веке. Антироссийские восстания 1794, 1830, 1863, участие литвинов-беларусов в войне с Россией на стороне Наполеона – объяснялись тем, что якобы их участники выступали «за Польшу», что является ложью. Но иного объяснения идеологам «единства трех восточнославянских народов» трудно найти для своих выдумок, ведь точно так власти Второй Речи Посполитой репрессировали сторонников беларуской идентичности как «агентов московского империализма». И полякам, и русским всегда трудно было увидеть в нашем патриоте беларуса, а не «агента Польши» или «агента России» - с какой стороны света на нас посмотреть.

В-седьмых, в XIX-XX веках были ассимилированы соседями «периферийные» области беларусов – Смоленщина, Виленщина, Белосточчина. РСФСР попыталась прикарманить наши Гомельщину, Витебщину, Могилевщину – но вынуждена была их вернуть. «Право сильного» - что удивительно для тоталитаризма – все-таки не сработало в этой ситуации.

Это и другое, на мой взгляд, показывает, что в сути этнического самосознания лежит не нечто государственное, а РЕГИОНАЛЬНОЕ. Не имеет значения, как регион называется: Литва, Беларусь, Северо-Западный край, Кресы Всходние, Белорутения, Крива или Гудия. Как говорится в анекдоте, можно откликаться на любое имя. И язык вторичен. Главное – ощущение себя частью этого обширного РЕГИОНА. Мы – тутэйшие.

Таким образом, уходит на второй план все то, что предлагает Инесса Саливон как главные факторы этнического самоопределения: и язык, и некая культура (которая может быть хоть советской культурой или культурой нынешней глобализации и урбанизации), и там более такая условность, как «духовность» у атеистического постсоветского общества. И уходит на второй план даже фактор государственности и политического давления властей, что может влиять на формирование политической нации, но не касается основы основ – представления беларусов о себе как о тутэйших.

А что же выходит на первый план? Как раз то, что Инесса Саливон отвергает: это ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ НАРОДА о своем исходном субстрате. Балтском в нашем случае. Это нетрудно увидеть, если взглянуть на этнический регион беларусов – он совпадает с границами проживания тут западных балтов в «дославянские времена».

Древние люди, как и западные балты, предки беларусов, на «генетическом уровне» ощущали, кто свой, а кто чужой – уже по виду человека. Это вполне могло сохраниться у беларусов по сей день – как у населения, которое куда как в меньшей степени подверглось смешению с другими племенами со времен Бронзового века. Ведь с той поры остались неизменными черепа беларусов. Возможно, это «генетическое чувство» и являлось определяющим для сохранения нашей самоидентичности – в самые трудные времена, когда, казалось, нас этнически уже не может быть. Но мы были – потому что сохраняли автохтонность нашего регионального балтского субстрата. Что неуничтожимо.

Инесса Саливон критикует «мысль А.И. Микулича об «этнической автохтонности» беларусов» (а этой концепции «этнической автохтонности» сегодня придерживаются почти все серьезные ученые страны). Причина критики в том, что у русских и украинцев этой автохтонности нет – просто по объективным причинам.

С генетической и антропологической точек зрения русских как этноса не существует: есть РОССИЯНЕ, а не русские. Невозможно найти общих генов и антропологии у «русских восточных славян» с фамилиями Мордвин, Татаринов, Магомедов, Чухонцев. Поэтому приходится идти к иной «научной методологии»: рассуждать, что этнос – не гены и форма черепа, а самосознание – или вообще самоназвание. Мол, раз бурят себя назвал в переписи славянином – то и стал таковым. Насколько это «научно», можно судить по данным российской переписи, где еще фигурируют несколько десятков тысяч хоббитов, эльфов, орков и прочих. Это что – этносы РФ?

По итогам переписи РФ их не внесли в официальные таблицы как «несерьезные» (равно в РБ не внесли несколько десятков тысяч литвинов, их записали как «литовцев», хотя это совершенно разные понятия). Но как быть с подходом Саливон, что «ты тот, кем себя считаешь»? Значит, есть-таки научные рамки для критериев этого подхода. Но почему в таком случае в переписи РФ сотни тысяч бурятов, якутов, ненцев и прочих с фамилиями «Петров» и «Смирнов» фигурируют как «русские» - то есть «восточные славяне», «индоевропейцы»? Тотально переписаны в «славян» десятки миллионов коренных народов бывшей Орды. Причем, до абсурда доходит: в православных храмах служат русские попы с фамилиями Магомедов или Махамуддинов.

В Украине ситуация тоже в чем-то подобная: Восточная Украина этнически близка московитам из-за своего финно-угорского субстрата, в Киеве остался субстрат днепровских балтов, Западная Украина имеет сарматский субстрат, Крым – татарский. Тоже нет общих для всех генов и антропологии предков. Тоже как вариант интеграции нации остается лишь концепт о том, что в основе украинского этноса иное – в виде культуры, истории, ментальности, самоощущения, общих границ. Наконец, осознания себя как части политической нации Украины.

Аналогично поляки: у них два субстрата – славянизированные ляхами Кракова западные балты мазуры Варшавы (от них балтское «пшеканье» в польском языке) и сами эти ляхи, которые являются сарматами, славянизированными за несколько веков до этого.

А в Беларуси все принципиально иначе. Нам не нужны эти ухищрения, которые скрывают отсутствие единых генов. Мы в этом плане – МОНОЛИТ, у нас один для всех беларусов субстрат – западных балтов процентов на 90. Как, кстати, и в Чехии: там все чехи – славянизированные кельты, с малой примесью славянизированных сарматов.

Ситуация разная – а потому и разным должен быть подход. В нашем случае нет никакой нужды акцентировать внимание на том, что у нас, как у русских и украинцев, в основе этногенеза лежит только нечто из области культуры и сознания. Зачем копировать их подходы для нас, если мы не созданы на основе слияния разных субстратов? Тем более что наше единое субстратное – и стало тем, что выручало нас всегда в трудные времена, угрожавшие потерей нашей этнической идентичности.

Эта чужая «научная методология» в слепом переносе к нам – не просто противоречит нашим реалиям с чисто научных позиций, но еще и вредна для интересов беларусов и Беларуси как суверенного Государства. Не служат эти иностранные «научные методы» нашей нации и нашей стране.

* * *

Вернусь к словам Инессы Саливон, с которых она начинала свою статью:

«Если дилетанты на свой манер, как говорится, трактуют смысл определенных специалистами закономерностей, возникает ряд грубых ошибок, которые вводят читателей в заблуждение».

Обращаю внимание на три слова: «определенных специалистами закономерностей».

Как это похоже на тот «отлуп официоза», который давала лысенковщина Сталина тем же генетикам-морганистам!

Во-первых, реальность ОБЪЕКТИВНА, а не суть «определенных кем-то закономерностей», будь они определены ЦК КПСС или нынешними заказами идеологов. Грош цена такой «определенности».

Во-вторых, что это за «специалисты»? Школа советских ученых?

В-третьих: что это за «закономерности»? В этом и вся суть научных споров: одни пытаются Беларусь описать в рамках «узких закономерностей России» - исходя из представлений о Беларуси как придатке России, а другие считают, что Беларусь не нуждается в «закономерностях России» и имеет СВОИ СОБСТВЕННЫЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ БЕЛАРУСИ.

Ясно, что общего языка одни «специалисты темы» с другими в принципе найти не смогут, так как у них разные подходы прежде всего к тому, что такое вообще Беларусь.

Я, конечно, не специалист в вопросах генетики – тут спорить не стану. Но в том и дело, что статья Инессы Саливон вообще не имела никаких ссылок на данные генетики, а только постулировала концепцию, что гены не имеют с этносом ничего общего, что этнос – самосознание и что мы как этнос ближе всего «старшему брату».

И что дальше из таких представлений следует? Ведь зачем все это?

Я пусть не специалист, но имею свое мнение.

Беларусь – европейская страна, беларусы – такие же нормальные люди, как чехи, словаки, поляки. И никому мы не «младший брат». Мы сами по себе.

Мы – самостоятельное творение Бога.
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Чт Июн 14, 2012 2:36 pm

ГРАНИЦА ПОД МИНСКОМ

Игорь Мельников,
кандидат исторических наук
Специально для «Аналитической газеты «Секретные исследования»

http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=330

Не многие из нынешних беларусов знают ответ на вопрос, почему железнодорожная станция в Заславле называется «Беларусь». Чтобы прояснить это обстоятельство, нужно вернуться на 90 лет назад. Тогда, в марте 1921 г., закончилась кровопролитная польско-советская война, и между Польшей и Советской Россией был заключен Рижский мирный договор. Западная часть Беларуси была включена в состав только что возрожденного польского государства, а восточная осталась за большевиками. В итоге граница между двумя государствами прошла в нескольких десятках километров от Минска. Древний беларуский Заславль остался на советской стороне, а расположенная там железнодорожная станция вскоре получила название «Беларусь», так как являлась последней крупной беларуской станцией перед Польшей.



БССР: ЗАСЛАВЛЬ - ХМЕЛЕВКА

Первые советские пограничные части стали прибывать на границу уже в 1921 г. В Беларуси были созданы 6-я, 10-я и 21-я отдельные пограничные бригады. На границе создавались заслоны в виде постов, которые в свою очередь объединялись в пограничные участки. Граница разбивалась на районы. В ноябре 1921 г. на советско-польскую границу стали прибывать первые строевые армейские части для пополнения частей ВЧК. Штабы двух пограничных дивизий находились в Минске и Витебске. В 1922 г. охрана границ была передана в ведение Государственного политического управления (ГПУ).

На западной границе полным ходом стали строиться пограничные заставы. Одна из таких появилась и в Заславле. Кстати, с этим городом связана успешная операция молодых советских специальных служб по поимке Бориса Савинкова. В 1922 г. агент ГПУ Крикман был назначен начальником пограничной заставы в Заславле и по сценарию Москвы «помогал» осуществлять проход через границу людей Б. Савинкова. А через два года через «окно» в границе перешел и сам Савинков, которого «вели» до самого Минска и в итоге арестовали.

Вскоре (в 1924 г.) был создан Западный пограничный округ, который состоял из семи отрядов. В Заславле находился штаб 15-го Заславского пограничного отряда. Одним из первых его начальников был уроженец беларуского местечка Чериков, будущий начальник погранвойск НКВД СССР Александр Ковалев.

Основной задачей пограничных войск кроме непосредственно охраны рубежей страны была борьба с антисоветской деятельностью в приграничной полосе. Для этого предписывалось использование местного населения. Лозунг на одном из советских агитационных плакатов довоенного времени утверждал, что «границу СССР охраняет весь советский народ».

На приграничных территориях, в том числе и в Заславле, стали выселять т.н. «помещиков», т.е. частных владельцев земли. Не многие знают, что микрорайон Заславля Хмелевка, в котором, кстати, живет автор этих строк, когда-то был частным владением - фольварком Хмелевка. Но новые власти были безжалостны к «имущему классу». Кому-то из землевладельцев удалось бежать за границу, благо та была близко, другие из приграничной зоны были выселены. Большинство домов зажиточных землевладельцев были превращены в комендатуры и заставы. Житель деревни Ворошилы, что рядом с Заславлем, Викентий Вольский вспоминал, что в Новом Поле советская погранзастава находилась как раз в доме бывшего помещика, у которого до революции был не только дом, но и церковь.

Отдельным аспектом деятельности советских пограничников была борьба с контрабандой. Для этого в 1922 г. был создан Западный таможенный округ. Эта деятельность дала некоторый результат, и в течение 1923 г. на беларуском участке советско-польской границы было задержано 3187 контрабандистов. Как отмечает беларуский историк А. Заерко, основными формами контрабанды в середине 1920-х являлись тайный пронос и провоз гужевым транспортом во всевозможных тайниках, контрабандный ввоз товаров пассажирами, следующими из-за границы по железной дороге. Среди форм пассажирской контрабанды популярен был провоз тканей и мехов под видом предметов одежды: платья, юбки, пальто, горжетки. Значительное распространение получила квалифицированная контрабанда, сопровождающаяся сокрытием товара путем наложения на него фальшивых знаков таможенного клеймения. Всего же в период с 1921 по 1935 гг. органами ОГПУ/НКВД на беларуском участке было задержано контрабанды на сумму свыше 10 млн. советских рублей.

В начале 1930-х годов пограничный режим еще более усилили. Вводилась ограничивающая система правил, мероприятий и норм, регулирующих порядок въезда, проживания и производства работ в пограничных зонах. Въезд в погранзону был запрещен всем, кроме постоянных жителей.

В конце 1920-х и начале 1930-х годов увеличивается поток перебежчиков из Польши в БССР. Молодые беларуские крестьяне, находясь под влиянием пропагандистов из КПЗБ и видя дискриминационную политику польских властей по отношению к беларускому национальному меньшинству, принимали решение уйти в БССР. Частыми такие случаи были и на участке 15 Заславского погранотряда. Житель деревни Векшицы Петришковского сельсовета Минского района вспоминал, что в 1935 году в его деревне были пойманы «поляки». Этих людей обыскали и отправили в комендатуру в Заславль. Там собралось около нескольких десятков человек. Доходило и до курьезов. Однажды в районе Петришек границу перешла целая свадьба: жених, невеста, баянист, друзья молодоженов. «Загулявших гостей» из буржуазной Польши под конвоем сопроводили в погранотряд.

Некоторых из перебежчиков арестовывали, случались и случаи расстрелов. Но большинство «поляков» поселяли в местных деревнях. По воспоминаниям заславчан, многие из тех, кто вкусил все блага «большевистского рая», проявившиеся в голоде и коллективизации, пытались затем вновь вернуться в Польшу, но удавалось это не всем.

Бежали в Польшу и восточные беларусы. К примеру, осенью 1930-го из деревни Векшицы Петришковского сельсовета бежала семья беларуских крестьян Павичевых. Пограничники пытались их преследовать, но возле границы собака след потеряла…

К концу 1930-х гг. количество перебежчиков стало уменьшаться. Это было вызвано ужесточением отношения советских властей к нелегальным перебежчикам, которых в БССР, практически поголовно, стали записывать в категорию «польских шпионов». Однако беларуские и польские историки подчеркивают, что переходы с польской территории продолжались вплоть до августа 1939 г.

ПОЛЬША: ШАПОВАЛЫ - ПЕЛИКШЕ

На противоположной стороне границы польские власти также усиливали охрану своих внешних рубежей. Ситуация усугублялась тем, что полякам приходилось создавать пограничную инфраструктуру на, мягко скажем, «чужой» территории. Население Западной Беларуси настороженно относилось к польскому государству. Тем более что новые власти не скрывали своих намерений окончательно полонизировать «крэсы».

К середине 1920 г. стало ясно, что польская государственная полиция не в состоянии организовать качественное функционирование пограничной инфраструктуры. В этой связи в 1924 г. правительство Второй Речи Посполитой создает новую военизированную службу – Корпус охраны пограничной (KOП). Уже в сентябре того же года была разработана организационная структура нового органа. Корпус одновременно подчинялся Министерству обороны и Министерству внутренних дел. Главной задачей КОП была защита приграничной территории с Литвой, Латвией, СССР и Румынией (с февраля 1939 г.). Стоит учитывать, что западные рубежи Польши охраняли обычные пограничные войска. В период с 1929 по 1938 г. произошло большое количество изменений в организационной структуре КОП. Менялись названия подразделений, их место дислокации.

На противоположной стороне от 15-ого Заславского погранотряда находились части 1-й компании батальона КОП «Ивенец». Это подразделение входило в состав 2-й бригады погранохраны «Новогрудок».

На польских и советских военных картах того времени отчетливо видно, что «напротив» Заславля и фольварка Хмелевка находились польские пограничные стражницы Пеликше и Шаповалы, личный состав которых состоял из взвода солдат, которыми командовал унтерофицер. Штаб батальона находился в Ивенце. Между польскими заставами и штабом была очень хорошо отлаженная телефонная связь, чем, к примеру, долгое время не могли похвастаться советские пограничники.

По воспоминаниям жителей Западной Беларуси, очень частыми были случаи, когда польские пограничники, поймав крестьянина, бежавшего в СССР, тут же отпускали его, приговаривая: «Няхай паспрабуе таго хлеба».

Основной опорой «копистов» были осадники – бывшие польские военнослужащие, которым за военные заслуги во время польско-советской войны 1920 г. выделялись земельные наделы в западно-беларуских воеводствах. Тем, кому «повезло» получить землю прямо у границы с Советами, по сути дела, становились польским пограничниками.

По предварительному согласию обоих сторон, на отдельных участках границы назначались пограничные комиссары, в обязанности которых входило предупреждение инцидентов или их урегулирование. На встречах советских и польских комиссаров чаще всего обсуждалась возможность возвращения убежавших из СССР граждан.

Польские пограничники часто устраивали благотворительные обеды для местных жителей. Многие стражницы «шефствовали» над школами. Семьи офицеров КОП занимались сбором одежды для крестьян. Вместе с тем КОП жестко пресекал любую антигосударственную деятельность и часто исполнял полицейские функции по борьбе с коммунистическим и национальным беларуским подпольем.

17 СЕНТЯБРЯ 1939 Г.

С началом войны с Германией большинство боеспособных частей польской армии, в том числе и некоторые подразделения корпуса пограничной охраны, были переброшены на западный фронт. В восточных воеводствах остались лишь ослабленные гарнизоны пограничных застав да штабное командование.

Около 8.00 жители Ивенца услышали гул моторов тяжелых самолетов. Шла война, и к этим угрожающим звукам ивенчане давно привыкли. Но вместо крестов на крыльях самолетов они увидели красные звезды. Около полудня к зданию военного госпиталя подъехал грузовик. Из него вынесли носилки с тяжело раненным польским пограничником. Он и рассказал, что советские войска перешли границу.

Гарнизоны польских стражниц пытались организовать сопротивление, но силы были неравными. Пограничники из заставы Шаповалы (находилась прямо напротив фольварка Хмелевка) под командованием капрала Недзельского оказали упорное сопротивление пытавшимся сходу прорваться на польскую территорию советским кавалеристам. Вскоре сопротивление «копистов» было подавлено. Пограничники из Пеликш успели отойти вглубь польской территории и, соединившись с другими частями батальона «Ивенец», выдвинулись в сторону Лиды. К исходу дня это подразделение КОП было атаковано красноармейцами 145-го кавалерийского полка и почти полностью уничтожено.

Вот как тот бой описывал в своих мемуарах будущий маршал Советского Союза А. Еременко: «Несмотря на трудные условия местности и бесцельное сопротивление отдельных польских частей, продвижение наших войск шло успешно. Севернее ст. Столбцы польский батальон занял хорошо подготовленную боевую позицию и пытался задержать продвижение наших частей. Но об этом мы заблаговременно узнали от одного рабочего-железнодорожника, подробно рассказавшего о намерениях «пилсудчиков». Не потребовалось большого труда, чтобы сбить польский батальон и очистить путь нашим войскам.

Были попытки задержать нас на р. Неман. В 9.00 при подходе к одной из переправ наш 145-й кавалерийский полк, которым командовал молодой, впервые участвовавший в бою офицер Карпенко, вынужден был вступить в бой с поляками. Вначале Карпенко немного растерялся, но затем, когда появился командир корпуса на его участке и приказал поддержать полк артиллерийским огнем, он выправил положение и выполнил задачу».

А вот что советский военачальник писал о начале «освободительного похода»: «За час до начала действий на командный пункт корпуса прибыл командующий войсками округа командарм 2-го ранга М.П. Ковалев. Я доложил ему о готовности корпуса.

В назначенное время был дан сигнал и, изготовившись к бою, мы быстро двинулись через границу. Продвижение происходило беспрепятственно. Мы с М.П. Ковалевым тоже двинулись вперед и остановились у самой границы в районе Рубежевичей. На небольшом холмике, от которого начинался лес, стоял пограничный столб №777, обращенный к нам советским государственным гербом. Он невольно привлек наше внимание. Почти два десятка лет этот столб разделял две части Белоруссии. Никто не имел права перешагнуть за узкую полоску земли, тянувшуюся за этим столбом. А по ту сторону под властью польских панов томились паши братья и сестры. Теперь же им угрожала еще более тяжелая, фашистская, неволя, если бы мы не протянули им руку братской помощи.

Заметив, что я сосредоточенно смотрю на запад и о чем-то думаю, Ковалев положил руку мне на плечо и спросил:

— О чем задумался, казаче? Дела-то, кажется, идут неплохо?!

Обернувшись к командующему, я ответил:

— Думаю вот этот пограничный столб №777 забрать с собой, перевезти его на новую границу и поставить там, где прикажет наше правительство.

— Правильно! Пусть этот столб обозначает нашу новую справедливую государственную границу.

Я тут же приказал выкопать столб и погрузить его на одну из грузовых машин 6-й кавалерийской дивизии, двигавшихся в этом направлении. Так символ границы — столб №777 — двинулся с нами на запад».

В течение двух недель красная армия освободила Западную Беларусь, а 28-30 октября 1939 г. в Белостоке состоялось Народное собрание, на котором были приняты Декларации о государственной власти и о вхождении Западной Беларуси в состав БССР. 2 ноября 1939 г. внеочередная 5-я сессия Верховного Совета СССР приняла Закон о включении в состав СССР Западной Беларуси и ее воссоединении с БССР, а 14 ноября 1939 г. 3-я (внеочередная) сессия Верховного Совета БССР постановила принять Западную Беларусь в состав БССР. В результате воссоединения Западной Беларуси и БССР территория последней увеличилась с 125,6 до 225,6 тыс. кв. км, а население — с 5,6 до 10,3 млн. человек. На присоединенной территории было образовано 5 областей — Барановичская, Брестская, Белостокская, Вилейская и Пинская.

Столб со «счастливым» номером 777 комкор Еременко установил на новой границе на Буге. Впрочем, старая советско-польская граница в 1939 г. не исчезла. В целях внутренней безопасности советские пограничники ее охраняли вплоть до начала Великой Отечественной войны. Для пересечения «рижской межи» требовались специальные пропуска. В 1940 г. 15-й Заславский погранотряд был расформирован, а его личный состав был передан в распоряжение 16-го Дзержинского пограничного отряда. Окончательно западная граница Беларуси определилась в 1945 году.

…В сентябре 2011 года на кладбище города Глубокое был перезахоронен прах Павла Палчинского, командира польской пограничной заставы Каменный воз, погибшего при исполнении служебных обязанностей 17 сентября 1939 г. Польские пограничники под его командованием несколько часов сдерживали превосходящие силы наступающей красной армии. Старожилы рассказывали, что в результате того боя коммунисты потеряли несколько десятков человек.

На траурной церемонии, происходившей на месте, где в 1939 г. находилась польская пограничная застава, было много беларусов и поляков. Люди почтили память человека, до конца оставшегося верным присяге. Несправедливая граница 1921 года стала одним из мрачных эпизодов беларуской национальной истории. Много вопросов остается и в отношении «освободительного похода» красной армии 17 сентября 1939 г. Бесспорным является то, что в его результате произошло воссоединение этнических беларуских земель в одном государстве – БССР, из которого родилась Республика Беларусь. Но не стоит забывать и о жертвах, которыми сопровождалась та «миротворческая операция». Память о тех людях, не зависимо от их национальности, вероисповедания и государственной принадлежности, должна жить с нами, ибо из этих моментов и складывается наша национальная история.

Варшава-Минск
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Чт Июн 14, 2012 2:37 pm

МИФЫ 1812 ГОДА

Михаил Голденков
«Аналитическая газета «Секретные исследования»

http://www.secret-r.net/publish_deruginski.php?p=331

Юморист Михаил Задорнов как-то бурно возмущался со сцены: мол, мы (россияне) потому такие неприглядные и варварские, что нашу историю писали немцы! Вот только почему немцы вдруг пишут русскую историю, он не объяснил, хотя вроде бы ясно: и Петр Первый, и Екатерина приглашали немцев и прочих иностранцев, чтобы они делали что-то передовое для страны. А что передового в плохой истории? Нестыковка, господин юморист!



МИФ ПРО РАЕВСКОГО

Под Могилевом, после ожесточенного боя армии Багратиона с корпусом Даву, русские войска отступили. Бился в этом бою и прославленный русский генерал Николай Раевский. В 1817 году писатель Константин Батюшков, бывший в 1812 году адъютантом генерала, рассказал Раевскому, что в столичной газете «Северная почта» №61 от 31 июля 1812 года прославляется подвиг Раевского: генерал под пулями повел в атаку на французов не только своих солдат, но и своих двух сыновей, младшему из которых было всего 11 лет. «Вперед, ребята, за Царя и за отечество! Я и дети мои, коих приношу в жертву, откроем вам путь!» — Чувство геройской любви к отечеству в сем почтенном воине должно быть весьма сильно, когда оно и самый глас нежной любви родительской заставило умолкнуть», - писала газета.

Раевский об этом что-то уже слышал, но был поражен живучести этой глупой легенды, которую высосали из пальца. Сам Раевский даже рассмеялся, обращаясь к своему бывшему адъютанту Батюшкову: «То как написано, я так даже не могу выражаться! Ты и сам знаешь. Правда, тогда я был впереди. Солдаты пятились, я ободрял их. Со мною были адъютанты, ординарцы. По левую сторону всех перебило и переранило, на мне остановилась картечь. Но детей моих не было в эту минуту. Младший сын собирал в лесу ягоды... Граверы, журналисты, нувеллисты воспользовались удобным случаем, и я пожалован римлянином. Et voila comme on ecrit l’histoire! (И вот как пишется История! фр. яз.)».

Да, прав Задорнов, немцы в самом деле писали историю Российского государства. Их Екатерина затем и пригласила, что своих грамотных и умных историков не было совсем. Задача у созданной ею «исторической комиссии» была конкретная и не простая: переписать историю Руси и Московии так, чтобы Москва выглядела более основательным наследником Киева и Новгорода, а все свои завоевательные брутальные войны вела-де из-за собирания русских земель (надо полагать, и в Сибири, и в Астраханском ханстве Москва тоже видела что-то русское)...

Карамзин, закончивший работу комиссии своим многотомным трудом, как человек благородный честно признал, что в его «Истории» есть солидный «примес лжи». Историк Соловьев уже таких признаний не делал. Забава переписывать свою историю, как душа пожелает, стала заразной. Так, историю войны с Наполеоном российские журналисты, эссеисты и нувеллисты писали непосредственно во время самой войны.

Война с Наполеоном выявила серьезный изъян всего российского общества: за царя никто не хочет воевать, ни покоренные народы Речи Посполитой, ни собственные крестьяне, изнывающие от крепостного гнета. Люди, которых забирают в ополчения, боясь того, что, как и в 1807 году, их потом вопреки обещанию переведут в регулярную армию, бегут и прячутся в леса. Из призванных в народное ополчение, по разным подсчетам российских исследователей, разбежалось от 60 до 70 процентов. Отечественная война?..

МИФ ПРО РУССКОГО СЦЕВОЛУ

В 1813 году появилась карикатурная открытка и статья про какого-то безымянного русского героя, отрубившего себе руку, чтобы не служить французам. По одной версии русский крестьянин рубанул руку из-за клейма Наполеона, а по другой, чтобы просто не работать на него… Конечно, напрашивается и третий вариант: руку ему отрубили в пьяной драке с соседями, а после ухода Наполеона он стал вымаливать себе пенсию, мол, пострадал за царя. Точно так же как выбил пенсию для своей семьи зять Ивана Сусанина: мол, тестя потерял из-за поляков. Но был ли «мальчик»?

Также в 1813 году скульптор Демут-Малиновский закончил свою известную скульптуру «Русский Сцевола» - русский крестьянин, отрубающий себе руку с клеймом Наполеона. Ее можно и сейчас лицезреть в московском здании Бородинской панорамы. Сцевола – прозвище древнеримского юноши Гая Муция, попавшего в плен к этрускам. Сцевола – значит левша. Правую руку этот герой в присутствии царя этрусков, осадившего Рим, сжег на жертвенном огне, чтобы продемонстрировать мужество и несокрушимость римлян. Пораженные поступком Муция этруски сняли осаду города.

А русский Сцевола начался с того, что в газетах 1812 года появилась очередная загадочная заметка о подвиге русского крестьянина, попавшего в плен к французам. Враги хотели заставить его служить Наполеону, но крестьянин на глазах у них взял топор и отсек себе руку. Очень по-русски! Зачем какой-то жертвенный огонь – топор! Вот это дешево, надежно и практично! Человек, живущий на селе и отрубающий сам себе руку, – это самоубийца либо сумасшедший, ибо без руки он обречен на нищенское существование. И этот явно идиотский вымысел сразу нашел отображение в работах русских художников и скульпторов. Естественно, по заказу свыше.

Так и появился «Русский Сцевола» Демута-Малиновского, пусть ваятель и досочинил от себя версию с клеймом. Примечательно, что этот известнейший на тот момент в Петербурге скульптор создал скульптуру и еще одного мифологического героя русского эпоса Ивана Сусанина, человека, в самом деле падшего от рук бандитов из-за своего богатства, но, волей царских пропагандистов, ставшего примером самопожертвования именно за царя. Памятники полувыдуманным героям работы Демута-Малиновского наводят на логическую мысль, что этот ваятель выполнял самые деликатные задания царя. И не зря именно он украшал арку Главного штаба Петербурга своей самой известной работой Колесница «Слава».

Однако был ли аналогичный Гай Муций в войне с Наполеоном – так и осталось тайной, ведь даже имя «героя» никто не сохранил. Вероятно, что кто-то и в самом деле обращался за пенсией из-за отрубленной руки где-нибудь в пьяной драке, либо по несчастному случаю, ссылаясь на жертву за царя. Точно так же, как сделал зять убитого бандитами Ивана Сусанина.

МИФЫ О ПАРТИЗАНАХ

Во время наступления русской армии по территории Беларуси, командир российского корпуса Мозыря 3 ноября 1812 года откровенно писал российскому адмиралу Чичагову: «…когда б я выступил из Мозыря, то не отвечал бы за здешних жителей, коих более надо опасаться, чем войск неприятельских…»

Основной маршрут всей кампании 1812 года и проходил по Беларуси. Но здесь бояться лесов приходилось как раз российским солдатам, а не французским. Впрочем, местные жители одинаково не любили солдат обеих армий, когда они рыскали по вёскам и хуторам в поисках провианта…

То, что в Беларуси в 1812 году партизан не было, – факт. А то, что в России партизан и не могло быть как таковых, доказывает случай в Калужской губернии, где какой-то крестьянин добровольно пришел записаться в солдаты. Крестьянина арестовали, заковали в кандалы и отправили обратно в его деревню на усмотрение его хозяина. Никто без ведома помещика крестьян никуда не отпускал, ну а вооруженный крепостной – это бандит. Вот так тогда считалось!

Однако, верно, некоторые крестьяне воевали против армии французов, но только те, которых армейские чины принуждали помещиков выделять для террористических групп, таких, какой была, к примеру, группа подполковника гусарского Ахтырского полка Дениса Давыдова. Давыдов и сам не скрывал, что его отряд армейский, секретный, нападавший на фуражистов и конные депо французского войска. Этот метод партизанской войны разработал еще Барклай де Толли. Но при чем тут классические партизаны, которых не было ни единого человека!

Посмотрите, кто командовал так называемыми партизанами: руководителями сычевских «партизан» были исправник Богуславской и майор Емельянов. В Гжатском уезде активно действовал отряд, созданный из крестьян, во главе которого стоял Ермолай Четвертак (Четвертаков), рядовой Киевского драгунского полка. Из крестьян деревень Басманы и Задново он организовал партизанский отряд, который вначале насчитывал 40 человек, но вскоре возрос до 300 человек. В Звенигородском уезде были отряды, руководителями которых были волостной голова Иван Андреев и сотенный Павел Иванов. В Волоколамском уезде партизанскими отрядами руководили унтер-офицер Новиков и рядовой Немчинов, волостной голова Михаил Федоров… И так везде.

В этой связи очень странной выглядит информация о крестьянском партизанском отряде в Подмосковье. Он насчитывал в своих рядах около 6000 человек, а руководителем этого отряда был якобы крепостной крестьянин Герасим Курин.

Как может крестьянин руководить партизанским отрядом? Скорее всего, тут речь идет об обычных беглых крестьянах, которые пережидают войну в лесах. Они, может быть, потом все в Сибирь отправились. О том, пропаганда, впрочем, молчит.

Но более всего в Сычевском уезде прославилась знаменитая Василиса Кожина. Ее портрет украшал и продолжает украшать учебники истории, разделы о войне 1812 года. Хотя толком описать, что же именно героического сотворил отряд Кожиной, никто никогда не мог. Просто писали, что, мол, героическая женщина создала отряд партизан из детей и женщин, нападала на отступающих французов, брала пленных и сдавала их в русскую армию. Безоружные женщины и дети против вооруженных солдат!? Что же там за солдаты были? Скорее всего, замерзшие и больные, отставшие от обозов. И их, в таком случае, Кожина спасала! Тогда это в самом деле героическая истинная христианка.

Уже то, как описывают «историки» саму Кожину, явившуюся якобы на прием к Кутузову, выдает некий придуманный фантастический сюжет. Она якобы стояла перед фельдмаршалом в тулупе, валенках и… с вилами в руках (!!!). Можете ли себе представить, что крестьянка, даже не самая умная, придет на прием к дворянину с вилами в руках? К тому же биографы самого Кутузова такого визита нигде не припомнят…

Скорее отряд Кожиной, если они был, являлся армией спасения, ибо обмороженных и больных солдат «партизаны» спасали от неминуемой смерти на русском морозе. Такой отряд вряд ли можно назвать партизанским, но образ женщины-героя как нельзя лучше нравился редакторам газет типа «Северной почты».

Жаль, но в учебники не попал портрет другой выдающийся женщины – Надежды Дуровой, настоящей героини этой войны. Дочь гусарского ротмистра, Надя уже с детства хорошо сидела в седле, метко стреляла из пистолета и владела саблей. В 22 года она влюбилась в молодого казака и, переодевшись в казачью форму, последовала за возлюбленным в армию. Дурова участвовала и в войне 1812 года, была на Бородинской битве, ее ранили, она поправилась и вновь встала в строй, пройдя войну до конца, и в 1814 году уволилась из армии. По мотивам ее биографии в Советском Союзе был снят фильм «Гусарская баллада», где актриса Голубкина сыграла корнета-девушку Шуру Азарову. Эту роль запомнили и полюбили миллионы, но мало кто догадывался, что была и реальная Азарова. Вот только Дурову почему-то предпочли позабыть, хотя ее отвага и мужество, да и вклад в войну с Наполеоном даже близко не сравнятся с вкладом Кожиной, женщиной, несомненно достойной, мужественной и наверняка по-христиански доброй. Но тут мотив царских пропагандистов понятен – нужен был еще один Сцевола из народа. Образы героев-крестьян подходили здесь куда как лучше, чем образы лихих гусар, людей из дворянского сословия.

Между партизанами и партизанской войной - большая разница. Партизанская война – это удары по инфраструктуре более сильного противника: порча его вооружения, лишение его квартир и провианта, террористическая деятельность против его командиров и отдельных сил, мелкие неожиданные нападения, засады… Такую войну может вести и как гражданское население, так и армия.

Но если армия воюет по-партизански (а так воевали, к примеру, финны против советских войск в 1939-40 гг.), то это не означает, что армия – это партизаны. Но историки, описывая 1812 год, в партизаны записывали и специальные армейские подразделения, и беглых крепостных, и дезертиров-ополченцев.

Впрочем, в деревнях происходили стычки, в том числе со стрельбой, между французскими солдатами, посланными за продовольствием, и крестьянами. Один французский генерал после войны писал в своих мемуарах: «Армия могла питаться лишь тем, что добывали мародеры, организованные в целые отряды; казаки и крестьяне ежедневно убивали много наших людей, которые отваживались отправиться на поиски». Именно в таких коротких схватках создавались первые предпосылки по-настоящему партизанских отрядов. Но происходило это лишь в моменты обороны своего хозяйства.

Однако, описывая мародеров, нужно быть в этом предельно честным и упомянуть обо всех мародерах, а не только о французских. Естественно, что с подачи советских и российских историков в русской армии якобы мародеров не было. Оказывается, были, да порой и побольше, чем во французской. Происходило это, в частности, и от того, что продовольственная служба русской армии была поставлена из рук вон плохо, а солдаты, случалось, голодали, и это приводило к грабежам. По словам одного русского военного историка XIX века, «грабили и около Вильны, и около Витебска, и под Смоленском, и под Москвой. Солдаты грабили под непосредственным давлением голода, а высшие чины – не менее, но с большим комфортом и с меньшей опасностью».

Шеф 13-го егерского полка генерал-майор В.В. Вяземский, находясь на территории Кобринского повета, записал в своем дневнике 25 июля 1812 года: «Снабжаем себя посредством чрезвычайной фуражировки – то есть без всяких раскладок, а что кто где нашел, то и берет».

В Минской губернии командир русских фуражистов поручик И.Т. Радожицкий столкнулся с нежеланием помещика отдавать свое добро. Вот что записал об этом инциденте сам офицер: «Я приказал выдать мне сена, сколько надобно, под квитанцию; в противном случае, сказал, буду брать сам вооруженною рукою, и ежели встречу сопротивление дворовых людей его, то велю привезти пушку…»

Что касается Беларуси в целом, то отношения российских военных властей с местным населением было хуже, чем отношения беларусов с французами. В очерке украинского историка и этнографа XIX века О.И. Левицкого «Тревожные годы» описана бурлящая атмосфера лета и осени 1812 года:

«Несколько молодых помещиков и шляхтичей бежали под знамена Наполеона, а в Житомире, на триумфальной арке, напротив губернаторского дома и на стенах присутственных мест полиция всякое утро должна была смывать обидные для чести и славы русских польские надписи и сдирать поносительные цидулки; четырех из волынских помещиков и несколько шляхтичей пришлось даже подвергнуть высылке во внутренние губернии».

О том, какой прием был у французов в целом по Беларуси, мы уже рассказывали в статье «Беларусь и Наполеон» (№2, 2012).

И ГЕРОИ РЕАЛЬНЫЕ

Героев сочиняли, лепили (как Русского Сцеволу из глины), а вот реальных предпочитали забывать. И уж ни в какие учебники не вошел подвиг еврейского мещанина с Гродненщины Рувина Гуммера, спасшего русского офицера ценой жизни и благополучия своей семьи. Как и нет статуи этого мужественного человека. Хотя в 1816 году в журнале «Сын Отечества» была напечатана статья «Известие о подвиге Гродненской губернии Кринского мещанина еврея Рувина Гуммера».

Осенью 1812 года этот мещанин с семьей находился в имении помещика Чапского на западе Мозырского повета. «Вскоре провидению угодно было подвергнуть его жестокому опыту… Донского Исаева 2-го полка поручик Богачев, посланный из Мозыря (от генерала Эртеля) курьером с важнейшими депешами к генералу Тормасову, едва не попал в руки отступавших тогда через те места французских войск. Счастливый случай помог ему ускользнуть от них проселочною дорогою. В величайшем смущении прибежал он в дом Рувина, сказался русским курьером и тотчас получил убежище. Забыв о себе и о семействе своем, переодевает его в еврейское платье… По следам спасшегося прибежали искавшие его неприятели, но после долгих поисков, не узнав переодевшегося офицера, удалились. Несколько дней Рувин прятал офицера, а когда розыски прекратились, тайно доставил поручика с его депешами в расположение русских войск».

Но кто-то донес об этом наполеоновским властям, и они, не застав дома самого «доброго самаритянина», жестоко расправились с его семьей.

«Несчастный Рувин возвращался домой и нашел детей своих, стенающих на пепле сожженного дома, над телом замученной их матери. Спасенный от смерти поручик Богачев и впоследствии Его королевское высочество герцог Александр Вюртембергский дали свидетельство Рувину Гуммеру в истине его подвига, так и в том, что он лишился всего имущества… Рувин Гуммер находится теперь в столице в самой крайней нищете, отыскивая вознаграждения за великие потери свои».

Вот такая вот грустная история. Иудей так же, как и Кожина, доказал, что и не христианин может оставаться добрым к своему ближнему человеком и вести себя по-христиански. Увы, доброта на войне вещь опасная, и стоила несчастному герою слишком много. Только вот герои-евреи царской шовинистической пропаганде оказались не нужными, а советской и подавно.

Любопытно, что про войну 1812 года еще в 1930-е годы распространялись очень глухо и мало, ее пока что и не называли Отечественной. Лишь с началом агрессии Германии в 1941 году на экраны кинотеатров Советского Союза вышел пропагандистский художественный фильм «Кутузов», имевший цель поднять патриотический дух советских граждан. Тогда же за перо взялся и писатель Михаил Брагин, выдав на-гора основную массу идеологического бреда про войну с Наполеоном, изобразив французов эдакими стилизованными немцами Гитлера, а из бездарного Кутузова сделав народного героя. Война с Наполеоном за вторую половину ХХ века превратилась в агитационный листок на манер войны с немцами. Историки не передали ни духа, ни характера той эпохи, а лишь задурили народу голову какими-то вымышленными героями, вымышленными победами, вымышленными партизанами, вымышленными фельдмаршалами и ужасными оккупантами...

Конечно, миф про партизан был особенно важен для Сталина, ибо он хотел поднять весь народ на борьбу с немцами, видя, что в 1941 году нет и намека на отечественную войну, ибо оккупированные СССР в 1939-40 годах Западная Беларусь, Западная Украина, Буковина, Прибалтика видели в немцах прежде всего освободителей от очередного крепостного права – режима Сталина, который особо остро прочувствовали крестьяне и интеллигенция. Немцев в этих районах встречали с хлебом-солью. Лишь разочаровавшись в нацистском кровавом режиме к 1942 году, беларусы и украинцы стали уходить в партизаны.

Война с Германией закончилась, но пропагандистский бред про войну с Наполеоном остался. Лишь после распада СССР вдруг «откопалась» целая Четвертая армия генерала Петра Витгенштейна, которую «забыли» советские историки, как и были резко откорректированы цифры потерь на Бородинском поле, где русских солдат погибло вдвое больше, чем французов. Вот что любопытно: советский строй питал ненависть к царям, но войны этих царей восхвалял, как нечто священное.
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Ср Дек 12, 2012 4:44 am

Неприятная новость...
Сайт газеты «Аналитическая газета «Секретные исследования» неожиданно исчез... Ссылки не работают. Вернее остался только майский (№9) номер, и форум.
http://forum.secret-r.net/
Когда это случилось я не смог отследить, так как не часто туда заглядывал - просто выписываю газету.
Думаю, что не зря я дублировал сюда тексты исторических статей - хоть что-то сохранилось!


Избушка смерти из русских сказокАртем ДЕНИКИН
«Аналитическая газета «Секретные исследования»

http://secret-r.net/blog/domik-mertvyix.html

Известно, что давным-давно на территориях верхней Волги, Оби и Москва-реки жили племена финно-угров - предки летописных Мери и Веси. Их культура названа по городищу у с. Дьяково, расположенного вблизи Коломенского (усадьба в Москве), которое было исследовано в 1864 г. Д.Я. Самоквасовым и в 1889-90 гг. В.И. Сизовым.

Долгое время оставался неизвестным погребальный обряд дьяковцев. Ученые изучили десятки памятников, но среди них не было ни одного могильника. Науке известны погребальные обряды, после которых от праха не остается практически ничего, либо захоронения не имеют внешних признаков. Шансы найти следы подобных погребений почти равны нулю или во многом зависят от воли случая.

В 1934 г. в Ярославском Поволжье при раскопках дьяковского городища Березняки было найдено необычное сооружение. Когда-то это был небольшой бревенчатый домик, в котором находились кремированные останки 5-6 человек, мужчин, женщин и детей. Долгое время этот памятник оставался единственным в своем роде. Прошло более тридцати лет, и в 1966 г. был найден еще один «домик мертвых», и не на Верхней Волге, а в Подмосковье, близ Звенигорода, при раскопках городища у Саввино-Сторожевского монастыря. По мнению исследователей, когда-то это была прямоугольная бревенчатая постройка высотой около 2 м с двускатной крышей. С южной стороны был устроен вход, внутри у входа находился очаг. В «домике мертвых» были найдены остатки не менее 24 трупосожжений и, как и на городище Березняки, обломки сосудов, украшения и грузики «дьякова типа». В нескольких случаях прах был помещен в сосуды-урны. Некоторые из урн были сильно обожжены с одной стороны, возможно, что во время погребальной церемонии они находились около костра.

Обычай строить бревенчатые надмогильные сооружения не является уникальным. Он широко известен по многочисленным археологическим и этнографическим данным на севере Восточной Европы и Азии, причем в некоторых областях эта традиция существовала вплоть до XVIII в. и даже позднее. Погребальный обряд выглядел, скорее всего, следующим образом: тело умершего сжигали на костре где-то за пределами поселения. Такой обряд у археологов называется кремацией на стороне. После совершения обряда кремированные останки помещались в «домик мертвых», своеобразную родовую усыпальницу, обычно находившуюся в удаленном от жилья месте.

Как и в предыдущем случае, «домик мертвых» был обнаружен прямо на территории поселения, что достаточно странно для погребального сооружения. Впрочем, как считают исследователи, коллективная усыпальница могла быть устроена там тогда, когда городище уже не использовалось как поселение.

Но наиболее интересно то, что с этими «домиками мертвых» русские знакомы с самого детства...

ИЗБУШКА БАБЫ-ЯГИ
«Домик мертвых» - это та самая избушка Бабы-Яги, на тех самых куриных ножках! Правда, они на самом деле КУРНЫЕ. Древний погребальный обряд включал в себя обкуривание ножек «избы» без окон и дверей, в которую помещали труп или то, что от него осталось.

Избушка на курьих ножках в народной фантазии московитов была смоделирована по образу дославянского (финского) погоста – маленького «домика мертвых». Домик ставился на опоры-столбы. В «домик мертвых» московиты складывали испепеленный прах покойного (как и хозяйка избушки Баба-Яга всегда хочет засадить Ивана в печь и изжарить его там). Сам гроб, домовина или погост-кладбище из таких домиков представлялись как окно, лаз в мир мертвых, средство прохода в подземное царство. Вот почему сказочный герой московитов постоянно приходит к избушке на курьих ножках, чтобы попасть в иное измерение времени и в реальность уже не живых людей, а волшебников. Другого пути туда нет.

Куриные ноги – всего лишь «ошибка перевода». «Курьими (курными) ножками» московиты (славянизированные финно-угры) называли пеньки, на которые и ставилась изба, то есть домик Бабы-Яги изначально стоял всего лишь на закопчённых пеньках. Скорее всего, эти пеньки обкуривались, чтобы по ним не проникали в «домик мертвых» насекомые и грызуны.

В одной из двух сохранившихся повестей «О начале Москвы» рассказывается о том, что один из князей, спасаясь в лесу от сыновей боярина Кучки, укрылся в «срубе», где был погребен «некоторый мертвый человек».

Знаменательно и описание того, как старушка помещается в избушке: «Зубы на полке, а нос в потолок врос», «Лежит на печке Баба-Яга костяная нога, из угла в угол, зубы на полку положила», «Впереди голова, в углу нога, в другом другая». Все описания и поведение злобной старушки отличаются канонической заданностью. Это не может не наводить на мысль о том, что мифологический персонаж так или иначе навеян реальностью.

Не похоже ли это на впечатления человека, заглянувшего через щелку внутрь описанного выше небольшого «домика мертвых», где лежат останки погребенного? Но почему тогда Баба-Яга - женский образ? Это становится понятным, если предположить, что похоронные ритуалы исполняли дьяковские женщины-жрицы.

РУССКИЕ – НЕ СЛАВЯНЕ
Российские ученые с завидным упрямством отстаивают фантазии о якобы «славянском» происхождении русских, а потому называют «славянскими» и сказки о Бабе-Яге, и обряд «домика мертвых». Например, известный специалист в области мифологии А. Баркова пишет в энциклопедии «Славянская мифология и эпос» (ст. «Верования древних славян»):

«Её избушка «на курьих ножках» изображается стоящей то в чаще леса (центр иного мира), то на опушке, но тогда вход в неё — со стороны леса, то есть из мира смерти. Название «курьи ножки» скорее всего произошло от «курных», то есть окуренных дымом, столбов, на которых славяне ставили «избу смерти» - небольшой сруб с прахом покойника внутри (такой погребальный обряд существовал у древних славян ещё в VI-IX вв.). Баба-Яга внутри такой избушки представлялась как бы живым мертвецом — она неподвижно лежала и не видела пришедшего из мира живых человека (живые не видят мёртвых, мёртвые не видят живых). Она узнавала о его прибытии по запаху — «русским духом пахнет» (запах живых неприятен мёртвым). Человек, встречающий на границе мира жизни и смерти избушку Бабы-Яги, как правило, направляется в иной мир, чтобы освободить пленную царевну. Для этого он должен приобщиться к миру мёртвых. Обычно он просит Ягу накормить его, и она даёт ему пищу мёртвых. Есть и другой вариант — быть съеденным Ягой и таким образом оказаться в мире мёртвых. Пройдя испытания в избе Бабы-Яги, человек оказывается принадлежащим одновременно к обоим мирам, наделяется многими волшебными качествами, подчиняет себе разных обитателей мира мёртвых, одолевает населяющих его страшных чудовищ, отвоёвывает у них волшебную красавицу и становится царём».

Это выдумки, славяне к Бабе-Яге и ее «домику мертвых» не имеют никакого отношения.

И.П. Шаскольский писал в очерке «К изучению первобытных верований карел (погребальный культ) (Ежегодник музея истории религии и атеизма, 1957. М.-Л.):

«Для изучения первобытных верований наиболее интересны представления карел о погребальном сооружении как о «доме для мертвого». Такие представления имелись в древности у многих народов, но на карельском материале они могут быть прослежены особенно явственно.

Как уже сказано, в карельских могильниках в каждую могильную яму обычно помещался сруб из одного или нескольких венцов; сруб обычно был около 2 м длины и (если могила предназначалась для одного покойника) 0,6 м ширины. В некоторых случаях над срубом устраивалась дощатая крыша. При этом все сооружение вместе с крышей оставалось ниже поверхности земли. В открытых В.И. Равдоникасом могильниках XI-XIII вв. на реках Видлице и Тулоксе (у северо-восточного берега Ладожского озера), принадлежавших, по-видимому, карелам-ливвикам, также существовал обряд погребения в срубе, с той лишь разницей, что сруб с погребением не опускался в могильную яму, а помещался на поверхности земли, и над ним насыпался невысокий курган (В.И. Равдоникас. Памятники эпохи возникновения феодализма в Карелии и юго-восточном Приладожье Л., 1934, стр. 5.)

В наиболее развитой форме (встретившейся в нескольких могилах) это сооружение имело не только крышу, но и пол из досок, вместо пола на дне сруба иногда бывала разостлана звериная шкура или же настлан слой глины (подражание глинобитному полу). Это сооружение представляло собой прямое подобие обычного крестьянского дома; в таком «доме» должна была, очевидно, протекать загробная жизнь умершего.

Аналогичные представления прослеживаются в Карелии и по этнографическим данным.

В глухих районах северной Карелии в конце XIX в. можно было видеть на старых кладбищах небольшие бревенчатые «домики для мертвых», вынесенные на поверхность земли; эти домики представляли собой глухой сруб из нескольких венцов и были снабжены двускатной крышей. К коньку крыши часто был прикреплен резной деревянный столбик, в свою очередь имевший маленькую двускатную крышу. В некоторых случаях это сооружение находилось над могилами двух или нескольких родственников; тогда число столбиков конька указывало на число погребений.

Иногда этот столбик ставили рядом со срубом. С течением времени обряд, видимо, несколько упростился. Вместо сруба со столбиком над могилой стали воздвигать только один столбик, сделавшийся символом «домика мертвых».

Подобные могильные столбы с двускатными крышами и богатой орнаментацией были широко распространены в Карелии еще в XIX в. Во многих местах под давлением православного духовенства столбы были заменены новой формой надгробных памятников — крестами с двускатными крышами (В.И. Равдоникас, ук. соч., стр. 20, рис 24 и 25).

Можно проследить и другую линию развития того же обряда. Уже в XII-XIII вв., вместо устройства целого «дома для мертвого», большей частью ограничивались символическим изображением этого дома в виде сруба из одного венца. Обычай опускать в могилу сруб из одного венца сохранялся в отдельных районах Карелии до конца XIX в. С той же лишь разницей, что срубом окружалось не одно захоронение, а все погребения одной семьи. В других районах вместо могильного сруба могилу стали окружать венцом из бревен, лежащим на поверхности земли. Находящаяся на Тикском кладбище могила легендарного карельского героя Рокача окружена на поверхности земли забором из девяти бревен, т. е. настоящим срубом».

Как видим, это традиции не «древних славян», а карелов и прочих финнов. Предки русских – финно-угры Московии – хоронили своих покойников в «домиках мертвых», что казалось диким для киевских князей, захвативших Залесье. Болгарские попы, приехавшие с киевскими князьями, боролись с этим обрядом, но все равно русские по сей день ставят погребальные кресты с двускатными крышами. Эта русская традиция четко отражает финское происхождение русского этноса.


Последний раз редактировалось: Admin (Ср Дек 12, 2012 4:49 am), всего редактировалось 1 раз(а)
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Ср Дек 12, 2012 4:47 am

Язык поморов.
Кто такие?
Артем ДЕНИКИН
«Аналитическая газета «Секретные исследования»


К т.н. «восточнославянским языкам» относят три языка: русский, украинский и беларуский. При этом в России считают, что русский язык – это как бы «самый чистый язык Древней Руси», а украинский и беларуский «испорчены польским влиянием». На самом деле известны еще два восточнославянских языка: русинский (Карпатской Руси) и поморский (язык Новгородской Руси).
Последний интересен тем, что он никак не может быть «загажен» польским влиянием и вроде бы «наиболее близок языку Древней Руси». Тем более что россияне именно из Новгорода выводят свою российскую государственность (об этом заявлял президент России Медведев, а также 21 сентября 2009 года на торжественном приеме по случаю 1150-летия Великого Новгорода в Новгородской филармонии Патриарх Московский и всея Руси Кирилл).
Итак, вот кое-что о языке русских северян, которых принято считать «древними славянами» (Нестор в ПВЛ их, например, называл «словенами»). Посмотрим, что это за «славяне».

«СТРАННЫЙ» ЯЗЫК
Вначале о самих поморах. Рассказывает краеведческий сайт:

«Летописи говорят о том, что славяне постепенно осваивали земли Заволочья, аборигенами которых изначально являлись финно-угорские племена (саамы, вепсы, карела, ямь и пр.). Поскольку финны на Севере Руси были аборигенами, а славяне – пришельцами, то последние подверглись значительному влиянию того народа, в чью страну они пришли. Сведений о массовых переселениях славянских племен нет».

Прерву цитату. Если нет сведений о переселении славян – то зачем об этом недоказанном говорить? Далее:

«Именно в это время и появляется этноним «поморы». Поморы действительно были потомками первых древнеславянских переселенцев, но в то же время они были и потомками угро-финнов. Рожденные от смешанных браков, впитавшие в себя черты двух антропологических ветвей и воспитанные на самобытной местной культуре, поморы не знали другой родины кроме Поморья. Что касается языков, то угорская ветвь народа говорила на венгерском, вогульском и остякском языках. Финно-пермская ветвь на удмуртском и коми, марийском и мордовском, а так же на карельском, эстонском и суоми языках. Впоследствии аборигенные языки, в силу закрепления русского в качестве официального государственного языка, фактически не сохранились и наличествуют лишь в топонимике древних названий населенных пунктов и гидронимах. Михайло Ломоносов пишет про своих земляков в своей «Древней российской истории…»: «Древность тамошней чуди доказывают и поныне живущие по Двине чудского рода остатки, которые через сообщение с новогородцами природный свой язык позабыли».

К словам Ломоносова добавлю, что точно так и русские вокруг Москвы являются потомками финно-угров, в том числе бесследно исчезли из-за славянизации языки народов муромы и мещеры, как поголовно славянизирован и народ мокша (Moksa), давший название столице России и породивший термин «москали».

А вот очерк Ивана Мосеева «Поморска говоря»:

«Поморска говоря является основным носителем исторического этнического сознания поморов, в ней находят свое отражение глубокие культурные традиции и непростая история коренного населения Поморья. Говоря относится к группе восточнославянских языков, возникших в 11-12 вв на древнерусской лингвистической основе.

Поморский язык не должен исчезать хотя бы потому, что он несомненно старше так называемого “литературного” русского языка. Говоря - это язык старообрядцев поморского толка и соловецких монахов, язык ремесленников и промышленников, сказочников и первопроходцев Сибири и Арктики.

Поморска говоря - это язык древних былин, песен и сказок, язык празднеств и быта нашего поморского народа: онежан, мезенцев, пинежан, каргопольцев, шенкурян и всех наших земляков, не забывших свои родовые корни. И пока есть люди, знающие, что именно они являются хозяевами своей земли и сознательно называющие себя поморами, этот язык будет нужен».

Автор описывает основные фонетические, морфологические и синтаксические нормы и особенности поморского языка, из которых я приведу некоторые:

2. Полное оканье: звуки а, о после твердых согласных отчетливо различаются во всех безударных слогах. [Финская черта. - В.Д.]

11. Сочетание -тс- (-тьс-) заменяется на -цц-: (разъехацце, обратицце, разобрацце...); сочетание -дс- звучит как -ць-: (гороцькой, вологоцькой, парохоцькой...); звуки ч, ц свободно переходят друг в друга (черква, цяй, улича, цёрной, цереп…), либо не различаются и трансформируются в мягкое - ць-: (улоцька, коцька, пець...). [Похоже на беларускую мову. – В.Д.]

12. Окончание -ов звучит как -офф: (здорофф, напекци пирогофф...). [Похоже на немецкий язык. – В.Д.]

14. Тональность и мелодика речи радикально отличаются от российских разговорных норм языка:

- тон в повествовательных предложениях резко повышается к концу предложения: (Де`вки-то по я`годы пошли` );

- тон в распространенном повествовательном предложении понижается в первой части и повышается во второй части предложения: (Серё`дка но`чи пробуди`лссеЇ, а в и`збы-то воро`та на`стежь п`олы);

- вопросительные предложения содержат постпозитивную частицу, на которую приходится повышение тона: (Ты ко`йдысь пойдё`шь-то?Вы`йдешь ли? Пойдё`шь ли, нет ли? );

- для усиления логического смыслового ударения постоянно используются постпозитивные частицы: (Мы-то бы`ли на реки`, мы были на реки`-то, мы были-от на реки`...).[Финская черта. - В.Д.]

20. Существительные имеют окончания -ам, -ами, -ама, -ома в творительном падеже множественного числа: (с мужика`ма, обе`има рука`ма, за веника`ма...).

30. Для выражения чувства, или побуждения говорящего, характерно употребление особых слов, в том числе, присущих только поморскому языку междометий и междометных фразеологических устойчивых словосочетаний:

- А`нде! - выражение боли, неприятных ощущений: (Анде, как больно! Анде, как жгёт!);

- На`-ко! - выражение удивления: (На-ко, сколь ма`хонна тура`цька!);

- Доро`дно! - выражение удовлетворения, пресыщенности: (Доро`дно, изли`ху-то не лей! Доро`дно, быва`т!);

- Ужа`-ты! - выражение необходимости срочно прекратить действие: (Ужа-ты, не скаци`, как дику`ша-то! Ужа-ты, помолци`!);

- О`хти-мне`циньки! - выражение общей усталости, недомогания: (О`хти-мне`циньки, смертно` спать хоцю`);

- Па! - вводное слово, типа - Эй! - употребляемое для привлечения к себе внимания: (Па! Ко`йдысь похо`дите?);

- Ле`шшой! - выражение досады и злости: (Лешшой, принесло-то ево!);

- На`пусты ле`сы! - выражение разочарования: (Нема` рыбы-то, напусты лесы!);

- На`-ко, ле`шшой! - выражение одновременно досады и удивления: (На-ко, лешшой, каки робя`ты-то наянова`ты!);

- На вели`ку си`лу! - устойчивое фразеологическое словосочетание, означающее действие, производимое с большим трудом или неохотой: (На велику силу взели ево с собою-то...);

- Смехо`м зовё`шь! - устойчивое фразеологическое словосочетание, означающее недовольство чьим-либо легкомысленным поведением или высказываниями: (Ты пошто смехом-то зовёшь? Оне всё смехом зовут, им смешно кажет...).

34. При сочетании имен в форме родительного падежа, в значении сказуемого есть и было, употребляются безличные предложения: (Тамо-ка было ягод. У ей есть денег-то...). [Это типичнейшая финская черта (в том числе и русского языка), т.к. в финских языках нет глагола «иметь», его заменяет конструкция с «быть», типа: «у меня есть деньги», а по-индоевропейски «я имею деньги». - В.Д.]

38. Повторяющиеся союзы да, ли находятся после соединяемых этими союзами членов предложения: (есть ли, нет ли у ей, он да она, да...). Широко распространены постпозитивные частицы -то, -от, -те, -ту, -ко, -ка, -ся, -сь и др: ( Сейгод-то, тоттамгод-от, на дорогу-ту...). [Это типичнейшая финская черта. В мордовском языке, например, частица –ка выражает отношение мягкой вежливой просьбы: «пойдем-ка». Во всех других славянских языках, кроме поморского и русского, этих финских частиц нет.- В.Д.]

Женщину на всей территории Поморья называют жонкой (слово баба, в отличие от России, употребляется только в значении пожилой, старой женщины, бабушки). [Похоже на беларускую мову. – В.Д.]

В поморской говоре отсутствуют причинные местоименные наречия: почему, потому, поэтому и образуемые ими пары типа "вопрос-ответ", характерные для русского языка: "почему?-потому", "почему?-поэтому"; вместо них существует лишь одно, не имеющее пары, местоименное причинное вопросительное наречие пошто? Таким образом, нельзя на вопрос пошто? отвечать, по аналогии с русским языком, словом "пото" (такого слова в говоре не существует) или, например, словом потому. Вместо них для ответа на вопрос "пошто?" в поморской говоре используются, как правило, различные вводные слова:

(- Ты пошто не скинывашь мокру-то рубаху? - Дак, быват, и так дородно. Быват, не порато мокра рубаха-то).

Пример текста на поморском языке (начало сказки):

«Во досюлишны-от веки, во которы-то давношни леты, унёсло во пылко морьско голомё коць с кулояна. Било морё их цетвёры воды, а на петой-от день тиха пала, погодьё. Омалталиссе кулояна, гленули - тако лосо на мори, вода кротка, одаль каменна луда, а серёдка луды трои полохола сидят - шолнцё, ветёр да мороз. Меж има котора идет: которой из их большак на мори?»

ОТКУДА В ПОМОРЬЕ ПОЛЯКИ?
Многие в России объясняют отличия беларуского и украинского языков от русского тем, что наши языки якобы подверглись полонизации. Например, москвичка Татьяна Миронова, член-корреспондент Международной Славянской академии наук, доктор филологических наук, опубликовала в украинском издании «Новый Регион» статью с сенсационным названием «Русские, украинцы и белорусы являются единым народом». Она пишет:

«Украинцам и белорусам изготовили собственные литературные языки – украинский и белорусский, которые подражали польским литературным моделям, хотя в ту пору малорусское и белорусское наречия русского языка, именно так они именуются в словаре В. И. Даля, отличались от русского литературного языка, как диалекты Смоленщины или Вологодчины, и языковеды по сию пору не находят на картах четких границ между говорами русских, белорусских и украинских народов. Народная языковая стихия доказывает их родство, однако ж украинский литературный язык, напротив, стремится отсечь украинцев от русского корня. Исследования выдающегося слависта академика Н.И. Толстого убедительно доказывают, что литературный украинский – искусственное новообразование, на треть состоит из германизмов, немецких слов, на треть – из полонизмов, слов польского языка, и на треть - из варваризмов, наречия поселян Украины».

Хорошо, а чем тогда объяснить отличия языка поморов от русского языка и якобы «русского корня»? Тоже полонизацией?

Но откуда в Поморье поляки? И откуда поляки в селах под Смоленском или Шкловом?

И являются ли поморы единым народом с русскими, раз их язык так отличается от русского, но древнее его?

Так вот всеобщее заблуждение в том, что русским языком в РФ принято считать язык книг Древней Руси. Но это был вовсе не «русский язык», а церковнославянский, он же солунский диалект болгарского языка, вымерший в 11 веке. А вот народ Московии говорил вовсе не на болгарском языке, а на его смеси со своим финским субстратом, и эта смесь ничем не отличалась от поморского языка. Фактически поморский язык – это и есть русский разговорный язык.

Русский и поморский языки основаны на финно-угорском субстрате, беларуский и мазурский – на западнобалтском, украинский, ляшский и русинский – на сарматском (индоиранском). Вот почему они разные. Они никогда не были в прошлом «единым древнерусским языком» - то есть солунским диалектом болгарского языка. На этом балканском языке провинции Македонии население «Древней Руси» никогда не говорило – что доказывает пример поморского языка – хотя и имело при этом книги на этом языке (то есть церковнославянском, ошибочно именуемом «древнерусским»).

В 18-19 веках в России стали создавать русский литературный язык, который должен был устранить пропасть между канцелярским-религиозным языком (церковнославянским) и разговорным (аналогом поморского языка в Московии). Так был искусственно создан русский литературный язык, который, что понятно, уже изначально в своих нормах отличался от всех других восточнославянских языков. А вовсе не является языком ни Новгородской Руси (то есть поморским), ни книг Древней Руси (церковнославянским, он же диалект болгарского языка). Он – смесь этих двух, причем смесь кабинетная, рожденная искусственным путем. Ясно, что русский литературный язык как юное изобретение никак не может претендовать на роль «эталона» для своих соседей.

Но Татьяна Миронова все ставит с ног на голову. По своему невежеству, да еще крайне воинственному шовинистическому, она (как и почти все русские) не знает, что все другие восточнославянские литературные языки (украинский, русинский, беларуский и поморский) основаны как раз на основе своих местных РАЗГОВОРНЫХ ФОРМ. И только один русский язык – это кабинетная выдумка, которая к местному разговорному языку никакого отношения не имела. А вместо этого навязывала писать так, как никто не говорит. Вот почему и трудно учить русский язык: в нем пишется одно, произносится фонетически совсем другое, а русские селяне при этом говорят вообще на своем ином языке – весьма близком к поморскому (вспомните, например, народный язык номеров покойного юмориста и губернатора Евдокимова из Красноярска, особенность поморского языка №20: с мужика`ма, обе`има рука`ма, за веника`ма...). То есть нынешний русский язык – это не живой язык народа, а химера академиков, эдакий эсперанто.

Почему русские поморы, жители Торжка и Мурома, Красноярского края и русских сел вокруг Байкала говорят по-другому, «не по-русски»? Да поляки виноваты, они их полонизировали…
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Вс Фев 07, 2016 2:43 pm

Невры: Племя людей-обротней среди предков белорусов и литовцев
Евгений ЯРОВОЙ

http://забытаяреальность.рф/nevry-plemya-lyudej-obrotnej-sredi-predkov-belorusov-i-litovcev/


В античную эпоху Невридой называли загадочный и волшебный край с непроходимыми болотами, чистыми озерами и буреломными лесами. Чужеземные торговцы не рисковали приходить сюда, устрашенные слухами о леших, водяных нимфах и лесных чудовищах. Даже соседи невров мало что о них слышали. И тем не менее эти таинственные люди существовали в реальности.

Как и многие другие народы древности, невры впервые были упомянуты Геродотом. Их описание в четвертой книге его «Истории» является древнейшим письменным источником, посвященным истории Восточной Европы. Геродот, писавший около 450 года до нашей эры, сообщает о походе персидского царя Дария на скифов, примерно за 100 лет до того, и перечисляет названия и положение пограничных народов. Среди них он называет невров, андрофагов, меланхленов и будинов, живших на севере от скифов.


Таинственная земля

«Отец истории» сообщает о неврах следующее: «Северные части Скифии, простирающиеся внутрь материка, вверх по Истру (Дунаю), граничат сначала с агафирсами, затем с неврами, потом с андрофагами и, наконец, с меланхленами». Далее он продолжает: «Истр — первая река Скифии, за ней идет Тирас (Днестр. — Прим, авт.). Последний начинается на севере и вытекает из большого озера на границе Скифии и земли невров. В устье этой реки живут эллины, называемые тиритами».

В данном случае Геродот имел в виду жителей греческой колонии Тира, основанной на берегу Днестровского лимана. Ныне там расположен город Белгород-Днестровский Одесской области Украины.

«Севернее ализонов живут скифы-земледельцы. Они сеют зерно не для собственного пропитания, а на продажу. Наконец, еще выше их живут невры, а севернее невров, насколько я знаю, идет уже безлюдная пустыня», — заканчивает описание античный историк.

Сведения, которые он сообщил, позволяют с высокой степенью достоверности установить местонахождение земли невров. Во-первых, река Днестр, вытекающая из большого озера на севере, является границей между Скифией и землей невров. Поскольку Днестр вообще не связан с озерами, можно предположить, что под «большим озером» Геродот подразумевает припятские болота, которые вполне могли стать естественной границей.

Во-вторых, поселения невров находятся на расстоянии 3 дней плавания на восток или 11 дней — вверх по Днепру от города Гилы на берегу Черного моря. Отсюда следует, что земли скифов-земледельцев располагались в Нижнем и Среднем Поднепровье. Неврида, таким образом, находилась в верхнем течении Днестра и Буга — к северу от скифских земель.

Получается, что невры составляли отдельный народ, который сыграл свою роль во время персидского нашествия, потрясшего всю Скифию. Известно, что царь невров принял участие в совете скифских царей. А когда началось нашествие и скифы отступили в их земли, невры бежали на север в безлюдную пустыню.

Показательно, что упоминания о неврах встречаются до IV века, причем римские историки пишут, что невры жили у истоков Днепра. Но все дошедшие до нас сведения отрывочны и лаконичны. Так что же представлял собой этот странный и скрытный народ?

Люди-волки

Сам Геродот лично невров не видел. Но наслушался о чудесах, творившихся в их землях, от скифов и греческих колонистов Ольвии, Тиры и Никония. Именно этот греческий историк «подлил масла в огонь», когда сообщил ряд мистических и странных фактов о данном племени.

В частности, он написал, что невры за одно поколение до похода Дария (то есть в середине VI века до нашей эры) переселились со своей родины в землю будинов «из-за змей».

То ли действительно в тот год произошло невиданное нашествие этих пресмыкающихся, то ли под «змеями» Геродот подразумевал врагов этого народа, — сказать трудно.

Далее в описании невров он еще больше заинтриговывает читателей, сообщая буквально следующее: «Эти люди, по-видимому, колдуны. Скифы и живущие среди них эллины, по крайней мере, утверждают, что каждый невр ежегодно на несколько дней обращается в волка, а затем снова принимает человеческий облик».

Это сообщение позволило ученым проследить представления об оборотнях-волках в глубинах истории. Ведь приведенная античная легенда о превращении невров в волков являлась вплоть до начала XX века популярным мотивом украинского, белорусского и литовского фольклора.

Можно предположить, что и Серый волк, верный друг Ивана-царевича, пришел в наши сказки из таинственной Невриды. Следы этой мифологии отразились и в «Слове о полку Игореве», где в одном месте говорится о полоцком князе Всеславе, который «сам в ночь волком рыскаше: из Киева дорыскаше до кур Тмутороканя…»

Проведя аналогии с тотемными культами индейцев, ученые пришли к выводу о наличии среди невров культа волка. Кроме того, можно предположить, что к рождению легенды привел тот факт, что неврские мужчины ходили в выделанных волчьих и медвежьих шкурах. Оттого и сами на них были похожи. Если еще учесть, что все они носили густые бороды и длинные волосы, легенда получает свое объяснение.

Археологи считают, что воины-невры использовали доспехи из кожи зубра и укрывались деревянными щитами, обтянутыми кожей. Из оружия в особой чести была железная секира, которая была удобна не только для боя, но и для работы. Но их не хватало.

Зато в избытке имелись для нечаянного случая деревянные булавы и палицы, каменные топоры, кремневые копья, дротики, медные чеканы, железные и костяные стрелы. Любого врага в Невриде ждали не только глухие лесные чащи и топкие болота, но и неведомые люди-оборотни с примитивным, но страшным оружием.

Археологическая головоломка

За исключением замечания, что невры придерживаются скифских обычаев, Геродот не дал каких-либо развернутых сведений об их жизни, обычаях и происхождении. Этническая принадлежность невров долгое время была предметом обсуждения у лингвистов и археологов.

Начиная с XIX века историки пытались отождествить невров с тем или иным народом Европы. Археологические исследования позволяют соотнести их с носителями различных археологических культур. Высказаны точки зрения, что невры оставили памятники так называемой лужицкой культуры (XII-IV века до нашей эры, территории Полесья и Волыни), высоцкой культуры (1100-600 годы до нашей эры, верховья Западного Буга и притоки Припяти) и ряда других.

Но многие археологи в первую очередь связывают невров с милоградской культурой в Верхнем Побужье, датируемой VII-II веками до нашей эры.

Она представлена большим числом разнообразных памятников: укреплениями, городищами, селищами и могильниками. Ее обитатели строили небольшие жилища наземного и полуземляночного типа. Среди найденных орудий труда преобладают серпы, мотыги, зернотерки и топоры. Отпечатки зерен на стенках сосудов показали, что население выращивало преимущественно пшеницу и просо.

Кроме этого, оно занималось скотоводством, охотой, рыбной ловлей и ремеслом — ткацким и гончарным. Была и примитивная металлургия на основе болотных руд. По сравнению с соседями жили эти люди скромно, если не сказать скудно. Бедность была обусловлена условиями жизни: болота и леса не позволяли развивать перспективное земледелие.

То, что невры жили на западе Белоруссии и на востоке современной Литвы, подтверждает наличие таких топонимов, как Нерис, Навры, Нарочь, Неровка, Невришки и другие. Трудно сказать, был ли тут основной массив невров или лишь какая-то их часть. Но они, бесспорно, тут жили, и потому не могли не оставить своих следов в топонимике и фольклоре.

Действительно, названия рек, озер и деревень с корнем «нер» или «нор» достаточно часто встречаются и в балтийских землях, в Пруссии, Латвии и Литве, в Белоруссии и на западе России. Слово nerti («нырять, погружаться») и сейчас существует в латышском и литовском языках.

Сегодня неврам отводится исключительно важная роль в проблеме становления ряда народов. Ряд ведущих историков относят невров к предкам славян. Другие отождествляют их с восточными балтами и даже с кельтами, растворившимися среди балтского племенени эстиев.

Но независимо от того, кем в этническом отношении они были — славянами, балтами или кельтами, в европейской истории невры остались прежде всего как мистические люди-оборотни.
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Admin в Вс Фев 07, 2016 2:45 pm

Ссылка историческую ветку форума газеты "Аналитическая газета. Секретные исследования":
http://forum.secret-r.net/viewforum.php?f=1
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 13862
Дата регистрации : 2011-04-25
Возраст : 58
Откуда : Беларусь, Новополоцк

Посмотреть профиль http://planet-ka.2x2forum.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Блог-6 (Моя Литва - моя Беларусь)

Сообщение  Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Страница 3 из 3 Предыдущий  1, 2, 3

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения